идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Армения создает Агентство внешней разведки: контуры реформы

фото: gov.am
8 августа 2022
Александр Шпаковский Александр Шпаковский

Александр Шпаковский |Минск

Эксперт КИСИ

Политическое руководство Республики Армения (РА) анонсировало создание в системе силовых структур страны самостоятельного Агентства внешней разведки (АВР). Согласно заявлению секретаря Совета безопасности РА Армена Григоряна, появление АВР запланировано в контексте проводимых в Армении реформ, предполагающих «демократизацию сектора безопасности». [1]

Обращает на себя внимание тот факт, что заявление армянских властей о планах по созданию АВР практически совпало по времени с визитом директора ЦРУ США Уильяма Бернса в Ереван, который состоялся 15 июля 2022 года. Существует мнение, что Вашингтон предлагает Армении консультационную и материально-техническую помощь в создании АВР, что предполагает углубление взаимодействия между армянской разведкой и Лэнгли.

На наш взгляд, подобная ситуация требует оперативной корректировки в пользу развития сотрудничества в вопросах создания разведслужбы Армении с СВР РФ и спецслужбами других государств ОДКБ, что отвечает букве договоренностей, заключенных РА в сфере безопасности.

Организация разведки в Армении на настоящем этапе и вопросы комплектования в контексте предстоящих реформ

Необходимо отметить, что в настоящее время в Армении нет отдельной разведывательной службы. Функции разведки в рамках полномочий, предоставленных законом «Об органах национальной безопасности РА» и существующим законодательством выполняет структурное подразделение Службы национальной безопасности (СНБ) Армении.

В соответствии со своими функциональными обязанностями разведорган СНБ осуществляет разведывательную деятельность как с территории РА, так и с территории иностранных государств. В соответствии с уставом Службы национальной безопасности, СНБ осуществляет оперативное руководство работой всех государственных органов и подразделений, осуществляющих разведывательную деятельность, касающейся вопросов национальной безопасности на территории Армении.

С целью противодействия вызовам национальной безопасности РА и внешним угрозам, направленным против государства, а также для решения вопросов, касающихся жизненно важных интересов Армении во внешнеполитической сфере, разведывательный орган по своим функциональным направлениям получает, обрабатывает и анализирует разведывательную информацию для доклада перед высшим руководством Республики Армения. [2]

Кроме того, в системе Министерства обороны Армении функционирует Управление разведки Генерального штаба Вооруженных Сил РА, которое решает соответствующие задачи в военной и военно-политической сферах.

Маловероятно, что в составе АВР будут объединены функции военной разведки Генштаба и разведывательного органа СНБ. Вероятнее всего армянские Вооруженные Силы сохранят собственную разведку, в то время как СНБ данные функции утратит. В этой связи наибольшую актуальность приобретает вопрос кадрового комплектования новой разведывательной службы Армении, что может осуществляться как путем автоматического перевода оперативного состава из разведоргана СНБ в АВР, так и путем переаттестации сотрудников.

Кроме того, возможен наиболее радикальный вариант, когда в большинстве своем в армянскую разведку наберут принципиально новые кадры, в том числе из т.н. «структур гражданского общества», финансируемых странами Запада и особенно США. Сценарий такого рода нельзя сбрасывать со счетов с учетом наличия информации о внимании ЦРУ к проводимым в Армении реформам силового блока и заявлений координаторов данных преобразований о целях некой «демократизации» системы безопасности, что дискурсивно напоминает общеизвестную риторику т.н. «соросят» (выходцев из «общественных» структур Дж. Сороса), занимающих высокое положение в спецслужбах стран постсоветского пространства.

Например, назначенный в начале июня 2022 года на должность главы Службы информации и безопасности (СИБ) Республики Молдова 34-летний политолог Александр Мустяцэ, ранее работавший экспертом Центра информации и документации НАТО, а также на различных руководящих должностях в Фонде Сороса – Молдова, заявил, что «СИБ должен перестать быть осколком КГБ». [3] Примечательно, что рассуждения о «демократизации» и «освобождении от наследия КГБ» имеют место быть по прошествии более 30 лет после распада Советского Союза, когда в системе органов госбезопасности постсоветских стран выходцев из КГБ СССР практически не осталось.

В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что координатор реформы силового блока и создания АВР, госсекретарь Совбеза Армении Армен Григорян также является выходцем из неправительственного сектора, в частности организации Transparency International, и до назначения на должность в 2018 году формально не имел к специальным службам никакого отношения. [4]

Вместе с тем, по нашему мнению, не стоит обманываться относительно отсутствия профессиональных навыков в области агентурно-оперативной работы и администрирования спецслужб у т.н. «представителей гражданского общества». Действительно, нередко подобные кадры, сталкиваясь с реальными проблемами государственного управления, демонстрируют вопиющую некомпетентность. С другой стороны, сетевые структуры Фонда Дж. Сороса и иных зарубежных неправительственных организаций фактически выполняют функции добывания и анализа информации, вербовки агентуры влияния, организации подрывных акций, что, по сути, совпадает с функционалом спецслужб, поэтому отдельные лица из данной сферы вполне способны вписаться в органы государственной безопасности стран, попадающих под влияние США.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, вопрос комплектования Агенства внешней разведки Армении действительно является принципиальным с точки зрения наблюдаемого на настоящем этапе геополитического противоборства, одной из арен которого является регион Закавказья. Дело в том, что до настоящего момента кадры для органов государственной безопасности Армении готовились как национальными учреждениями высшего образования, так и российскими ВУЗами, относящимися к специальным службам. К примеру, в 2019 году, то есть уже после событий «бархатной революции», СНБ Армении «с целью кадрового пополнения» организовала целевой набор граждан в возрасте до 23 лет для прохождения пятилетнего обучения в Академии ФСБ России, Курганском и Калининградском пограничных институтах ФСБ, Орловской академии ФСО. [5]

Таким образом, в контексте планов Еревана по созданию АВР представляется целесообразным актуализировать вопрос подготовки кадров для спецслужбы в Академии внешней разведки и переподготовки на базе Специального учебного центра (СУЦ) Службы внешней разведки Российской Федерации. Также возможно рассмотреть вопрос об организации образования будущих сотрудников АВР на базе факультета разведки Института национальной безопасности КГБ Республики Беларусь, являющегося наследником знаменитых Высших курсов КГБ СССР в Минске и сохранившего высокие стандарты в области преподавания спецдисциплин и подготовки кадров для органов государственной безопасности.

На наш взгляд, с учетом роли России в обеспечении безопасности Армении, утрата влияния на процесс формирования армянской национальной разведывательной службы является недопустимой. Представляется, что армянская разведка должна развиваться на основе советских чекистских традиций, заложенных Геворгом Варданяном, Акопом Давтяном, Иваном Агаянцем и другими офицерами органов госбезопасности СССР армянского происхождения, чьи биографии в настоящее время приводятся на сайте СНБ в качестве примера для действующих сотрудников.

Политический подтекст

Объективно необходимо признать, что подготовка кадров в российских ВУЗах, специализирующихся на вопросах безопасности, обеспечивает определенную связь сотрудников армянских спецслужб с коллегами из РФ как на формальном (законодательном), так и на неформальном (личном) уровне.

При этом отношение личного состава СНБ и военно-правоохранительного блока Армении в целом к премьер-министру Николу Пашиняну и членам его команды, можно охарактеризовать как «неоднозначное».  С одной стороны, несмотря на массовые протесты против политики Пашиняна, силовые структуры в общем сохраняют верность правительству РА и выполняют свои функциональные обязанности по защите конституционного строя. Однако есть и обратная сторона медали: в феврале 2021 года тогдашний начальник Генерального штаба ВС Армении генерал-полковник Оник Гаспарян и 40 высших офицеров Генштаба опубликовали заявление с требованием отставки Пашиняна и членов его Кабинета министров. [6]

При этом одним из основных политических оппонентов армянского премьера считается бывший директор Службы национальной безопасности Армении Артур Ванецян, который сначала вошел в правящую когорту триумфаторов «бархатной революции» 2018 года и считался своего рода символом объявленного курса борьбы с коррупцией, но впоследствии разошелся во взглядах с Пашиняном и даже после своей отставки задерживался спецслужбами по подозрению в организации заговора с целью захвата власти. [7]

В настоящее время А. Ванецян, который в свое время с отличием окончил Академию ФСБ России и обладает хорошими связями в центральном аппарате Лубянки, возглавляет оппозиционную партию «Айреник» («Отечество») и до недавнего времени являлся лидером антипашиняновской парламентской фракции «Честь имею», однако принял решение сложить депутатский мандат. При этом бывший директор СНБ продолжает оставаться в жесткой оппозиции к нынешнему армянскому лидеру и характеризует Пашиняна как «неуравновешенного человека, волею судеб ставшего премьер-министром». [8]

Таким образом, заинтересованность армянского руководства в осуществлении глубоких реформ силового блока может заключаться не только в соображениях повышения эффективности данных структур, в первую очередь – разведки, на фоне поражения во Второй Карабахской войне, но также в целях чистки рядов и закрепления лояльности в отношении правительства РА и персонально Пашиняна со стороны сотрудников МВД и органов госбезопасности Армении.

В этой связи можно предположить, что в окружении армянского лидера и лично у Н. Пашиняна могут существовать опасения относительно того, что нелояльные силовики, укрепившись потенциалом неформальных связей с представителями российских спецслужб, могут в перспективе составить мощный заговор с целью свержения власти. С учетом имеющихся данных о практике работы ЦРУ и МИ-6 на постсоветском пространстве, существует мнение, что подобные «опасения» всячески поддерживаются и подогреваются различными западными эмиссарами типа Уильяма Бернса и их агентурой влияния в органах власти РА с целью обеспечения дистанцирования Армении от России, в том числе в сфере национальной безопасности и координации деятельности спецслужб.

Вместе с тем, необходимо отметить, что, несмотря на усилия нынешней армянской оппозиции и даже личные отношения одного из ее лидеров экс-президента РА Роберта Кочаряна с президентом РФ Владимиром Путиным, Москва никогда не поддерживала протестное движение в Армении. Отличительной чертой российской внешней политики, нередко подвергающейся критике со стороны различных «экспертов» внутри РФ, является нацеленность на взаимодействие с официальными властями, особенно если речь идет о странах-партнерах, при игнорировании различных оппозиционных течений и «гражданского общества».

В отличие от США и коллективного Запада, проявляющих чрезмерную активность в поддержке оппозиционных сил во многих странах мира (теория управляемого хаоса), Россия крайне негативно относится к технологиям свержения власти и практически не использует подобные методы в своей внешнеполитической практике.

Еще в апреле 2017 года президент Владимир Путин в интервью телеканалу «Мир» заявил, что Россия не допустит возникновения «цветных революций» на своей территории и будет всячески способствовать предотвращению таких явлений на территории партнеров по ОДКБ. [9] С середины 90-х годов прошлого века Россия оказывает политическую поддержку руководству Беларуси, регулярно подвергавшемуся гибридным атакам на фоне электоральных кампаний, а в последние пять лет именно Москва выступала фактором стабилизации внутриполитической ситуации в Сирии, Венесуэле, Мьянме, Казахстане.

В то же время критики отмечают относительную пассивность Москвы в отношении «цветных революций» в Молдове, Грузии, Украине, что впоследствии привело к возникновению угроз безопасности для самой РФ и необходимости купирования этих угроз путем проведения военной операции по «принуждению к миру» в отношении Грузии в 2008 году и специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины, которая началась 24 февраля 2022 года и продолжается до настоящего момента.

При этом в отношении ряда социально-политических трансформаций на постсоветском пространстве (свержения власти в Киргизии в 2005, 2010, 2021 годах, «бархатная революция» в Армении в 2018 г.) Россия сознательно отнеслась довольно спокойно, понимая первостепенное значения не внешнего, а внутриполитического фактора в данных процессах.

Более того, Москва предприняла определенные усилия для оперативного установления контактов с новыми элитами и включения их представителей в сложившуюся систему ЕАЭС и ОДКБ. В частности, подобный подход использовался в отношении Никола Пашиняна и членов его команды, несмотря на неоднозначные факты биографии отдельных армянских управленцев, их связи с иностранными (западными) фондами и антироссийскую риторику, имевшую место до 2018 года.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, рассуждения о каких-либо «рисках» для Армении в связи с продолжением сотрудничества с РФ в сфере безопасности представляются беспочвенными и могут объясняться лишь наветами геополитических конкурентов. Скорее наоборот, «риском» в нынешней ситуации является заигрывание с коллективным Западом и ЦРУ США, которые будут пытаться науськивать Армению на традиционных партнеров, обещать материально-техническую и консультативную помощь при формировании органов внешней разведки, а по факту стремятся взять под контроль систему безопасности Армении при продолжении сотрудничества с региональными соперниками Еревана – Азербайджаном и Турцией.

Контуры реформы: грузинский опыт

Вполне вероятно, что предстоящие преобразования в системе внешней разведки Армении с большой долей вероятности будут дублировать изменения, происходившие в данной области в Грузии после прихода к власти Михаила Саакашвили.

Подобное предположение объясняется как имеющейся в нашем распоряжении информацией, так и определенной схожестью ситуации в двух странах. В частности, реформирование органов внешней разведки Грузии началось после т.н. «революции роз» в связи с потребностью власти в новых кадрах и под влиянием США, а интенсификация данных процессов, включая принятие основополагающих нормативно-правовых актов, произошла после провала военной авантюры Саакашвили против Южной Осетии и России в 2008 году.

Представляется, что Армения на настоящем этапе находится в схожей ситуации. В 2018 году в стране вследствие массовых протестов сменилась власть, а выступавшим против «карабахского клана» силам удалось закрепиться на политическом Олимпе на среднесрочную перспективу. При этом новая генерация армянской политической элиты привела страну к поражению во Второй Карабахской войне, причины которой, на наш взгляд, во-многом объяснились недоговороспособностью команды Пашиняна в 2018-2020 годах. В свете вышеизложенных обстоятельств в Армении сложилась довольно мощная антипашиняновская оппозиция, остро стоит вопрос лояльности кадров специальных служб, правящие круги в Ереване  заинтересованы в принятии помощи США в формировании принципиально нового органа внешней разведки.

При этом разница между Грузией и Арменией состоит в том, что Тбилиси после 2004 года практически сразу поставил свою внешнюю политику на антироссийские рельсы и взял курс на интеграцию в евроатлантическое сообщество, а Ереван остается членом ЕАЭС и ОДКБ, отношения с Россией в оборонной сфере являются важнейшим фактором обеспечения безопасности РА и выживания армянского государства в принципе.

Вместе с тем, возвращаясь к грузинскому опыту, необходимо отметить, что 27 апреля 2010 года был принят закон «О службе разведки Грузии» (СРГ), согласно которому СРГ объявлялась учреждением специального назначения исполнительной власти, находящимся в непосредственном подчинении премьер-министра Грузии и осуществляющим разведывательную деятельность в целях защиты национальных интересов. При этом для СРГ определялись задачи по добыванию информации в политической, экономической, научно-технической, военно-политической, информационной и экологической сферах. Также, согласно тексту закона, грузинская разведка в пределах своей компетенции участвует в борьбе с международным терроризмом и осуществляет внешнюю контрразведывательную деятельность. [10]

Еще один закон – «О разведывательной деятельности», также принятый в апреле 2010 года, определял СРГ в качестве «главного органа системы разведки Грузии» при сохранении разведывательных подразделений Министерства обороны и МВД. При этом служебный надзор за функционированием системы разведки возлагался на премьер-министра, также законом вводился «парламентский контроль», что обеспечивало т.н. «демократизацию» органов государственной безопасности. Также обращает на себя внимание тот факт, что согласно статье 9 данного закона именно премьер-министр Грузии принимает решение о целесообразности межведомственных переговоров и сотрудничества между разведывательным учреждением и иностранными службами разведки и контрразведки. [11]

Оценивая практическую деятельность грузинской разведки, отметим, что, по нашему мнению, СРГ находится под контролем ЦРУ и использует свои возможности в целях добывания информации под задачи американской спецслужбы. Таким образом, США монетизировали материально-техническую и консультативную помощь, оказываемую разведоргану Грузии, а также факт подготовки кадров для грузинской разведки в соответствующих специализированных учебных заведениях США и иных странах Запада.

Грузинская разведка неоднократно «засветилась» в попытках организации шпионской деятельности против России, координации т.н. «несистемной оппозиции», участии в организации неудачных и успешных попыток «цветных революций» на постсоветском пространстве («оранжевая революция» на Украине 2004 г., «джинсовая революция» в Беларуси 2006 г., «Болотная площадь» в Москве, РФ, 2012 г.)

Одним из эффективных инструментов для решения задач, стоящих перед СГР, является многочисленная грузинская диаспора в различных странах мира, особенно в РФ. В этом смысле можно предположить, что армянская разведка также будет выстраивать работу с диаспорой за рубежом (Спюрк), насчитывающей до 10 млн. человек,  в качестве одного из основных оперативных приоритетов.

Кроме того, вполне естественно, что ключевыми государствами разведывательного интереса АВР останутся Азербайджан и Турция. При этом не исключено, что ЦРУ, если американскую спецслужбу не удастся отстранить от реформы силового блока Армении, будет подталкивать армянскую сторону к добыванию информации об аспектах военно-технического сотрудничества России и Беларуси с Азербайджаном, что станет нарушением Астанинских соглашений в рамках Содружества независимых государств от 1993 года, в соответствии с которыми спецслужбы СНГ «не работают» друг против друга.

Стоит признать, что вышеизложенные соображения имеют предположительный характер и на настоящем этапе противоречия между специальными службами Армении и государств-союзников по блоку ОДКБ отсутствуют. Вместе с тем в целях недопущения развития подобных противоречий в будущем, официальному Еревану при проведении реформы силового блока и создании Агентства внешней разведки целесообразно ориентироваться на традиционных партнеров, и, в первую очередь, на сотрудничество с СВР РФ и ФСБ РФ, подразделения которой, к слову, согласно договору от 1992 года, обеспечивают охрану армяно-турецкой и армяно-иранской государственной границы.

В свою очередь, государствам ОДКБ и Российской Федерации необходимо быть готовыми по запросу Еревана оказать необходимое содействие в процессе осуществления преобразований в системе органов государственной безопасности Республики Армения.


* Деятельность Transparency International признана нежелательной на территории России.

1. Агентство внешней оазведки появится в Армении. Вестник Кавказа, 12.07.2022. https://vestikavkaza.ru/news/agentstvo-vnesnej-razvedki-poavitsa-v-armenii.html

2. Разведка. Служба национальной безопасности Республики Армения. https://www.sns.am/ru/category/разведка/

3. «СИБ должен перестать быть осколком КГБ»: чего ждать от нового главы СИБа.  NEWSMAKER.MD, 03.06.2022. https://newsmaker.md/rus/novosti/sib-dolzhen-perestat-byt-oskolkom-kgb-chego-zhdat-ot-novogo-glavy-siba/

4. Визит директора ЦРУ в Ереван и американские гранты для Армении. Каспийский институт стратегических исследований, 31.07.2022. https://caspian.institute/product/shpakovskij-aleksandr/vizit-direktora-cru-v-erevan-i-amerikanskie-granty-dlya-armenii-38239.shtml

5. СНБ Армении организует обучение граждан в Академии ФСБ России и других вузах. Sputnik Армения, 05.02.2019. https://ru.armeniasputnik.am/20190205/snb-armenii-organizuet-obuchenie-grazhdan-v-akademii-fsb-rossii-i-drugih-vuzah-17130868.html

6. Военные потребовали отставки Пашиняна. Что известно о ситуации в Армении. ТАСС, 25.02.2021. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10780009

7. Экс-главу СНБ Армении заподозрили в подготовке убийства Пашиняна. РБК, 14.11.2020. https://www.rbc.ru/politics/14/11/2020/5fafe51a9a7947973c620ac6

8. Неуравновешенный человек, волею судеб ставший премьер -министром. 24 NEWS.Am, 03.03.2022. https://www.24news.am/index.php/ru/news/222496

9. Феномен «цветных революций» в российской политической коммуникации. Воронина Д. Е., Журнал «Международные коммуникации». Издание факультета международной журналистики МГИМО МИД России. https://intcom-mgimo.ru/2018/2018-09/color-revolution-phenomenon

10. Закон Грузии «О службе разведки Грузии». Законодательный вестник Грузии, 27.04.2010. https://www.matsne.gov.ge/ru/document/view/92248?publication=12

11.  Закон Грузии «О разведывательной деятельности». Законодательный вестник Грузии, 27.04.2010 г. https://matsne.gov.ge/ru/document/view/92242?publication=2

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Армения создает Агентство внешней разведки: контуры реформы

фото: gov.am
8 августа 2022
Александр Шпаковский

Александр Шпаковский | Минск

Эксперт КИСИ

Политическое руководство Республики Армения (РА) анонсировало создание в системе силовых структур страны самостоятельного Агентства внешней разведки (АВР). Согласно заявлению секретаря Совета безопасности РА Армена Григоряна, появление АВР запланировано в контексте проводимых в Армении реформ, предполагающих «демократизацию сектора безопасности». [1]

Обращает на себя внимание тот факт, что заявление армянских властей о планах по созданию АВР практически совпало по времени с визитом директора ЦРУ США Уильяма Бернса в Ереван, который состоялся 15 июля 2022 года. Существует мнение, что Вашингтон предлагает Армении консультационную и материально-техническую помощь в создании АВР, что предполагает углубление взаимодействия между армянской разведкой и Лэнгли.

На наш взгляд, подобная ситуация требует оперативной корректировки в пользу развития сотрудничества в вопросах создания разведслужбы Армении с СВР РФ и спецслужбами других государств ОДКБ, что отвечает букве договоренностей, заключенных РА в сфере безопасности.

Организация разведки в Армении на настоящем этапе и вопросы комплектования в контексте предстоящих реформ

Необходимо отметить, что в настоящее время в Армении нет отдельной разведывательной службы. Функции разведки в рамках полномочий, предоставленных законом «Об органах национальной безопасности РА» и существующим законодательством выполняет структурное подразделение Службы национальной безопасности (СНБ) Армении.

В соответствии со своими функциональными обязанностями разведорган СНБ осуществляет разведывательную деятельность как с территории РА, так и с территории иностранных государств. В соответствии с уставом Службы национальной безопасности, СНБ осуществляет оперативное руководство работой всех государственных органов и подразделений, осуществляющих разведывательную деятельность, касающейся вопросов национальной безопасности на территории Армении.

С целью противодействия вызовам национальной безопасности РА и внешним угрозам, направленным против государства, а также для решения вопросов, касающихся жизненно важных интересов Армении во внешнеполитической сфере, разведывательный орган по своим функциональным направлениям получает, обрабатывает и анализирует разведывательную информацию для доклада перед высшим руководством Республики Армения. [2]

Кроме того, в системе Министерства обороны Армении функционирует Управление разведки Генерального штаба Вооруженных Сил РА, которое решает соответствующие задачи в военной и военно-политической сферах.

Маловероятно, что в составе АВР будут объединены функции военной разведки Генштаба и разведывательного органа СНБ. Вероятнее всего армянские Вооруженные Силы сохранят собственную разведку, в то время как СНБ данные функции утратит. В этой связи наибольшую актуальность приобретает вопрос кадрового комплектования новой разведывательной службы Армении, что может осуществляться как путем автоматического перевода оперативного состава из разведоргана СНБ в АВР, так и путем переаттестации сотрудников.

Кроме того, возможен наиболее радикальный вариант, когда в большинстве своем в армянскую разведку наберут принципиально новые кадры, в том числе из т.н. «структур гражданского общества», финансируемых странами Запада и особенно США. Сценарий такого рода нельзя сбрасывать со счетов с учетом наличия информации о внимании ЦРУ к проводимым в Армении реформам силового блока и заявлений координаторов данных преобразований о целях некой «демократизации» системы безопасности, что дискурсивно напоминает общеизвестную риторику т.н. «соросят» (выходцев из «общественных» структур Дж. Сороса), занимающих высокое положение в спецслужбах стран постсоветского пространства.

Например, назначенный в начале июня 2022 года на должность главы Службы информации и безопасности (СИБ) Республики Молдова 34-летний политолог Александр Мустяцэ, ранее работавший экспертом Центра информации и документации НАТО, а также на различных руководящих должностях в Фонде Сороса – Молдова, заявил, что «СИБ должен перестать быть осколком КГБ». [3] Примечательно, что рассуждения о «демократизации» и «освобождении от наследия КГБ» имеют место быть по прошествии более 30 лет после распада Советского Союза, когда в системе органов госбезопасности постсоветских стран выходцев из КГБ СССР практически не осталось.

В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что координатор реформы силового блока и создания АВР, госсекретарь Совбеза Армении Армен Григорян также является выходцем из неправительственного сектора, в частности организации Transparency International, и до назначения на должность в 2018 году формально не имел к специальным службам никакого отношения. [4]

Вместе с тем, по нашему мнению, не стоит обманываться относительно отсутствия профессиональных навыков в области агентурно-оперативной работы и администрирования спецслужб у т.н. «представителей гражданского общества». Действительно, нередко подобные кадры, сталкиваясь с реальными проблемами государственного управления, демонстрируют вопиющую некомпетентность. С другой стороны, сетевые структуры Фонда Дж. Сороса и иных зарубежных неправительственных организаций фактически выполняют функции добывания и анализа информации, вербовки агентуры влияния, организации подрывных акций, что, по сути, совпадает с функционалом спецслужб, поэтому отдельные лица из данной сферы вполне способны вписаться в органы государственной безопасности стран, попадающих под влияние США.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, вопрос комплектования Агенства внешней разведки Армении действительно является принципиальным с точки зрения наблюдаемого на настоящем этапе геополитического противоборства, одной из арен которого является регион Закавказья. Дело в том, что до настоящего момента кадры для органов государственной безопасности Армении готовились как национальными учреждениями высшего образования, так и российскими ВУЗами, относящимися к специальным службам. К примеру, в 2019 году, то есть уже после событий «бархатной революции», СНБ Армении «с целью кадрового пополнения» организовала целевой набор граждан в возрасте до 23 лет для прохождения пятилетнего обучения в Академии ФСБ России, Курганском и Калининградском пограничных институтах ФСБ, Орловской академии ФСО. [5]

Таким образом, в контексте планов Еревана по созданию АВР представляется целесообразным актуализировать вопрос подготовки кадров для спецслужбы в Академии внешней разведки и переподготовки на базе Специального учебного центра (СУЦ) Службы внешней разведки Российской Федерации. Также возможно рассмотреть вопрос об организации образования будущих сотрудников АВР на базе факультета разведки Института национальной безопасности КГБ Республики Беларусь, являющегося наследником знаменитых Высших курсов КГБ СССР в Минске и сохранившего высокие стандарты в области преподавания спецдисциплин и подготовки кадров для органов государственной безопасности.

На наш взгляд, с учетом роли России в обеспечении безопасности Армении, утрата влияния на процесс формирования армянской национальной разведывательной службы является недопустимой. Представляется, что армянская разведка должна развиваться на основе советских чекистских традиций, заложенных Геворгом Варданяном, Акопом Давтяном, Иваном Агаянцем и другими офицерами органов госбезопасности СССР армянского происхождения, чьи биографии в настоящее время приводятся на сайте СНБ в качестве примера для действующих сотрудников.

Политический подтекст

Объективно необходимо признать, что подготовка кадров в российских ВУЗах, специализирующихся на вопросах безопасности, обеспечивает определенную связь сотрудников армянских спецслужб с коллегами из РФ как на формальном (законодательном), так и на неформальном (личном) уровне.

При этом отношение личного состава СНБ и военно-правоохранительного блока Армении в целом к премьер-министру Николу Пашиняну и членам его команды, можно охарактеризовать как «неоднозначное».  С одной стороны, несмотря на массовые протесты против политики Пашиняна, силовые структуры в общем сохраняют верность правительству РА и выполняют свои функциональные обязанности по защите конституционного строя. Однако есть и обратная сторона медали: в феврале 2021 года тогдашний начальник Генерального штаба ВС Армении генерал-полковник Оник Гаспарян и 40 высших офицеров Генштаба опубликовали заявление с требованием отставки Пашиняна и членов его Кабинета министров. [6]

При этом одним из основных политических оппонентов армянского премьера считается бывший директор Службы национальной безопасности Армении Артур Ванецян, который сначала вошел в правящую когорту триумфаторов «бархатной революции» 2018 года и считался своего рода символом объявленного курса борьбы с коррупцией, но впоследствии разошелся во взглядах с Пашиняном и даже после своей отставки задерживался спецслужбами по подозрению в организации заговора с целью захвата власти. [7]

В настоящее время А. Ванецян, который в свое время с отличием окончил Академию ФСБ России и обладает хорошими связями в центральном аппарате Лубянки, возглавляет оппозиционную партию «Айреник» («Отечество») и до недавнего времени являлся лидером антипашиняновской парламентской фракции «Честь имею», однако принял решение сложить депутатский мандат. При этом бывший директор СНБ продолжает оставаться в жесткой оппозиции к нынешнему армянскому лидеру и характеризует Пашиняна как «неуравновешенного человека, волею судеб ставшего премьер-министром». [8]

Таким образом, заинтересованность армянского руководства в осуществлении глубоких реформ силового блока может заключаться не только в соображениях повышения эффективности данных структур, в первую очередь – разведки, на фоне поражения во Второй Карабахской войне, но также в целях чистки рядов и закрепления лояльности в отношении правительства РА и персонально Пашиняна со стороны сотрудников МВД и органов госбезопасности Армении.

В этой связи можно предположить, что в окружении армянского лидера и лично у Н. Пашиняна могут существовать опасения относительно того, что нелояльные силовики, укрепившись потенциалом неформальных связей с представителями российских спецслужб, могут в перспективе составить мощный заговор с целью свержения власти. С учетом имеющихся данных о практике работы ЦРУ и МИ-6 на постсоветском пространстве, существует мнение, что подобные «опасения» всячески поддерживаются и подогреваются различными западными эмиссарами типа Уильяма Бернса и их агентурой влияния в органах власти РА с целью обеспечения дистанцирования Армении от России, в том числе в сфере национальной безопасности и координации деятельности спецслужб.

Вместе с тем, необходимо отметить, что, несмотря на усилия нынешней армянской оппозиции и даже личные отношения одного из ее лидеров экс-президента РА Роберта Кочаряна с президентом РФ Владимиром Путиным, Москва никогда не поддерживала протестное движение в Армении. Отличительной чертой российской внешней политики, нередко подвергающейся критике со стороны различных «экспертов» внутри РФ, является нацеленность на взаимодействие с официальными властями, особенно если речь идет о странах-партнерах, при игнорировании различных оппозиционных течений и «гражданского общества».

В отличие от США и коллективного Запада, проявляющих чрезмерную активность в поддержке оппозиционных сил во многих странах мира (теория управляемого хаоса), Россия крайне негативно относится к технологиям свержения власти и практически не использует подобные методы в своей внешнеполитической практике.

Еще в апреле 2017 года президент Владимир Путин в интервью телеканалу «Мир» заявил, что Россия не допустит возникновения «цветных революций» на своей территории и будет всячески способствовать предотвращению таких явлений на территории партнеров по ОДКБ. [9] С середины 90-х годов прошлого века Россия оказывает политическую поддержку руководству Беларуси, регулярно подвергавшемуся гибридным атакам на фоне электоральных кампаний, а в последние пять лет именно Москва выступала фактором стабилизации внутриполитической ситуации в Сирии, Венесуэле, Мьянме, Казахстане.

В то же время критики отмечают относительную пассивность Москвы в отношении «цветных революций» в Молдове, Грузии, Украине, что впоследствии привело к возникновению угроз безопасности для самой РФ и необходимости купирования этих угроз путем проведения военной операции по «принуждению к миру» в отношении Грузии в 2008 году и специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины, которая началась 24 февраля 2022 года и продолжается до настоящего момента.

При этом в отношении ряда социально-политических трансформаций на постсоветском пространстве (свержения власти в Киргизии в 2005, 2010, 2021 годах, «бархатная революция» в Армении в 2018 г.) Россия сознательно отнеслась довольно спокойно, понимая первостепенное значения не внешнего, а внутриполитического фактора в данных процессах.

Более того, Москва предприняла определенные усилия для оперативного установления контактов с новыми элитами и включения их представителей в сложившуюся систему ЕАЭС и ОДКБ. В частности, подобный подход использовался в отношении Никола Пашиняна и членов его команды, несмотря на неоднозначные факты биографии отдельных армянских управленцев, их связи с иностранными (западными) фондами и антироссийскую риторику, имевшую место до 2018 года.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, рассуждения о каких-либо «рисках» для Армении в связи с продолжением сотрудничества с РФ в сфере безопасности представляются беспочвенными и могут объясняться лишь наветами геополитических конкурентов. Скорее наоборот, «риском» в нынешней ситуации является заигрывание с коллективным Западом и ЦРУ США, которые будут пытаться науськивать Армению на традиционных партнеров, обещать материально-техническую и консультативную помощь при формировании органов внешней разведки, а по факту стремятся взять под контроль систему безопасности Армении при продолжении сотрудничества с региональными соперниками Еревана – Азербайджаном и Турцией.

Контуры реформы: грузинский опыт

Вполне вероятно, что предстоящие преобразования в системе внешней разведки Армении с большой долей вероятности будут дублировать изменения, происходившие в данной области в Грузии после прихода к власти Михаила Саакашвили.

Подобное предположение объясняется как имеющейся в нашем распоряжении информацией, так и определенной схожестью ситуации в двух странах. В частности, реформирование органов внешней разведки Грузии началось после т.н. «революции роз» в связи с потребностью власти в новых кадрах и под влиянием США, а интенсификация данных процессов, включая принятие основополагающих нормативно-правовых актов, произошла после провала военной авантюры Саакашвили против Южной Осетии и России в 2008 году.

Представляется, что Армения на настоящем этапе находится в схожей ситуации. В 2018 году в стране вследствие массовых протестов сменилась власть, а выступавшим против «карабахского клана» силам удалось закрепиться на политическом Олимпе на среднесрочную перспективу. При этом новая генерация армянской политической элиты привела страну к поражению во Второй Карабахской войне, причины которой, на наш взгляд, во-многом объяснились недоговороспособностью команды Пашиняна в 2018-2020 годах. В свете вышеизложенных обстоятельств в Армении сложилась довольно мощная антипашиняновская оппозиция, остро стоит вопрос лояльности кадров специальных служб, правящие круги в Ереване  заинтересованы в принятии помощи США в формировании принципиально нового органа внешней разведки.

При этом разница между Грузией и Арменией состоит в том, что Тбилиси после 2004 года практически сразу поставил свою внешнюю политику на антироссийские рельсы и взял курс на интеграцию в евроатлантическое сообщество, а Ереван остается членом ЕАЭС и ОДКБ, отношения с Россией в оборонной сфере являются важнейшим фактором обеспечения безопасности РА и выживания армянского государства в принципе.

Вместе с тем, возвращаясь к грузинскому опыту, необходимо отметить, что 27 апреля 2010 года был принят закон «О службе разведки Грузии» (СРГ), согласно которому СРГ объявлялась учреждением специального назначения исполнительной власти, находящимся в непосредственном подчинении премьер-министра Грузии и осуществляющим разведывательную деятельность в целях защиты национальных интересов. При этом для СРГ определялись задачи по добыванию информации в политической, экономической, научно-технической, военно-политической, информационной и экологической сферах. Также, согласно тексту закона, грузинская разведка в пределах своей компетенции участвует в борьбе с международным терроризмом и осуществляет внешнюю контрразведывательную деятельность. [10]

Еще один закон – «О разведывательной деятельности», также принятый в апреле 2010 года, определял СРГ в качестве «главного органа системы разведки Грузии» при сохранении разведывательных подразделений Министерства обороны и МВД. При этом служебный надзор за функционированием системы разведки возлагался на премьер-министра, также законом вводился «парламентский контроль», что обеспечивало т.н. «демократизацию» органов государственной безопасности. Также обращает на себя внимание тот факт, что согласно статье 9 данного закона именно премьер-министр Грузии принимает решение о целесообразности межведомственных переговоров и сотрудничества между разведывательным учреждением и иностранными службами разведки и контрразведки. [11]

Оценивая практическую деятельность грузинской разведки, отметим, что, по нашему мнению, СРГ находится под контролем ЦРУ и использует свои возможности в целях добывания информации под задачи американской спецслужбы. Таким образом, США монетизировали материально-техническую и консультативную помощь, оказываемую разведоргану Грузии, а также факт подготовки кадров для грузинской разведки в соответствующих специализированных учебных заведениях США и иных странах Запада.

Грузинская разведка неоднократно «засветилась» в попытках организации шпионской деятельности против России, координации т.н. «несистемной оппозиции», участии в организации неудачных и успешных попыток «цветных революций» на постсоветском пространстве («оранжевая революция» на Украине 2004 г., «джинсовая революция» в Беларуси 2006 г., «Болотная площадь» в Москве, РФ, 2012 г.)

Одним из эффективных инструментов для решения задач, стоящих перед СГР, является многочисленная грузинская диаспора в различных странах мира, особенно в РФ. В этом смысле можно предположить, что армянская разведка также будет выстраивать работу с диаспорой за рубежом (Спюрк), насчитывающей до 10 млн. человек,  в качестве одного из основных оперативных приоритетов.

Кроме того, вполне естественно, что ключевыми государствами разведывательного интереса АВР останутся Азербайджан и Турция. При этом не исключено, что ЦРУ, если американскую спецслужбу не удастся отстранить от реформы силового блока Армении, будет подталкивать армянскую сторону к добыванию информации об аспектах военно-технического сотрудничества России и Беларуси с Азербайджаном, что станет нарушением Астанинских соглашений в рамках Содружества независимых государств от 1993 года, в соответствии с которыми спецслужбы СНГ «не работают» друг против друга.

Стоит признать, что вышеизложенные соображения имеют предположительный характер и на настоящем этапе противоречия между специальными службами Армении и государств-союзников по блоку ОДКБ отсутствуют. Вместе с тем в целях недопущения развития подобных противоречий в будущем, официальному Еревану при проведении реформы силового блока и создании Агентства внешней разведки целесообразно ориентироваться на традиционных партнеров, и, в первую очередь, на сотрудничество с СВР РФ и ФСБ РФ, подразделения которой, к слову, согласно договору от 1992 года, обеспечивают охрану армяно-турецкой и армяно-иранской государственной границы.

В свою очередь, государствам ОДКБ и Российской Федерации необходимо быть готовыми по запросу Еревана оказать необходимое содействие в процессе осуществления преобразований в системе органов государственной безопасности Республики Армения.


* Деятельность Transparency International признана нежелательной на территории России.

1. Агентство внешней оазведки появится в Армении. Вестник Кавказа, 12.07.2022. https://vestikavkaza.ru/news/agentstvo-vnesnej-razvedki-poavitsa-v-armenii.html

2. Разведка. Служба национальной безопасности Республики Армения. https://www.sns.am/ru/category/разведка/

3. «СИБ должен перестать быть осколком КГБ»: чего ждать от нового главы СИБа.  NEWSMAKER.MD, 03.06.2022. https://newsmaker.md/rus/novosti/sib-dolzhen-perestat-byt-oskolkom-kgb-chego-zhdat-ot-novogo-glavy-siba/

4. Визит директора ЦРУ в Ереван и американские гранты для Армении. Каспийский институт стратегических исследований, 31.07.2022. https://caspian.institute/product/shpakovskij-aleksandr/vizit-direktora-cru-v-erevan-i-amerikanskie-granty-dlya-armenii-38239.shtml

5. СНБ Армении организует обучение граждан в Академии ФСБ России и других вузах. Sputnik Армения, 05.02.2019. https://ru.armeniasputnik.am/20190205/snb-armenii-organizuet-obuchenie-grazhdan-v-akademii-fsb-rossii-i-drugih-vuzah-17130868.html

6. Военные потребовали отставки Пашиняна. Что известно о ситуации в Армении. ТАСС, 25.02.2021. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10780009

7. Экс-главу СНБ Армении заподозрили в подготовке убийства Пашиняна. РБК, 14.11.2020. https://www.rbc.ru/politics/14/11/2020/5fafe51a9a7947973c620ac6

8. Неуравновешенный человек, волею судеб ставший премьер -министром. 24 NEWS.Am, 03.03.2022. https://www.24news.am/index.php/ru/news/222496

9. Феномен «цветных революций» в российской политической коммуникации. Воронина Д. Е., Журнал «Международные коммуникации». Издание факультета международной журналистики МГИМО МИД России. https://intcom-mgimo.ru/2018/2018-09/color-revolution-phenomenon

10. Закон Грузии «О службе разведки Грузии». Законодательный вестник Грузии, 27.04.2010. https://www.matsne.gov.ge/ru/document/view/92248?publication=12

11.  Закон Грузии «О разведывательной деятельности». Законодательный вестник Грузии, 27.04.2010 г. https://matsne.gov.ge/ru/document/view/92242?publication=2