идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

VI Каспийский форум: поиск новых смыслов и форматов

фото: turkmenistan.gov.tm
30 июня 2022
Юрий СолозобовЮрий Солозобов

Юрий Солозобов

Кандидат физико-математических наук, директор региональных программ КИСИ

Инерционный сценарий исчерпывается

VI Каспийский форум глав государств, который прошел в долгожданном очном формате, состоялся 29 июня с.г. в Ашхабаде. В нем приняли участие президенты Туркменистана Сердар Бердымухамедов, России Владимир Путин, Азербайджана Ильхам Алиев, Ирана Эбрахим Раиси, Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Это редкая в наше время возможность встретиться лицом к лицу была использована лидерами каспийской «пятерки» для обсуждения задач на ближайшее будущее и поиска перспективных форматов взаимодействия в новых геополитических реалиях, наступивших после 24 февраля 2022 года.

«Россия неизменно выступает за углубление партнерских связей каспийской «пятерки» в политике, в сфере безопасности, в экономике и в природоохранной области, а также по многим аспектам гуманитарной повестки дня», – заявил российский президент в Ашхабаде. В числе ключевых задач Владимир Путин назвал дальнейшее наращивание региональных торговых и инвестиционных связей, углубление промышленной и высокотехнологичной кооперации. Эту инициативу РФ поддержали другие главы прикаспийских стран – Ильхам Алиев и Сердар Бердымухамедов, которые также выступили с новыми предложениями по взаимному сотрудничеству. [1]

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал первоочередной задачей «пятерки» обеспечение скорейшего вступления в силу Конвенции о международно-правовом статусе Каспийского моря. По словам казахстанского лидера, «на протяжении четырех лет шла кропотливая работа по поиску взаимоприемлемых решений относительно данного вопроса». Судя по недавнему заявлению рабочей группы, на саммите в Ашхабаде планировалось подписать соглашение о методике установления прямых исходных линий на Каспийском море и ряд других документов [2]. Однако итоговое коммюнике VI саммита содержит весьма обтекаемые дипломатические формулировки и повторение базовых принципов сотрудничества на Каспии. [3] Это означает, что прорывных решений на форуме не произошло, а сам переговорный процесс по Каспию перешел в затяжной формат.

Такой долгий процесс «переговоров ради самих переговоров» может быть выгоден только профессиональным дипломатам, получающим тем самым пожизненную занятость. И разве еще – иранской стороне, которая в изнурительных совещаниях и обсуждениях старается продавить свои национальные интересы. Давно замечено, что длительное обсуждение в рамках старых подходов принципиально не способно привести к разрешению накопившихся проблем. Типичный пример – судьба Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. За 30 лет – никакого практического результата, кроме многочисленных заседаний, пустой говорильни, а также заграничных командировок с перелетами бизнес-классом и проживанием в пятизвездочных отелях, – этакий «дипломатический туризм». После того, как по итогам Второй Карабахской войны Азербайджан восстановил свою территориальную целостность, Минская группа ОБСЕ исчерпала себя, и Баку с полным основанием сказал ей «прощай!».

Сегодня мы находимся в аналогичной ситуации на Каспии. После начала специальной военной операции и последующего введения против РФ беспрецедентных западных санкций, геополитическая ситуация в регионе Прикаспия кардинально изменилась. Это требует решительного пересмотра существующей ныне стратегии по Каспию и оперативных действий на опережение. Пришло время для слома политической инерции – от прочерчивания линий разграничения и раздела ресурсов Каспийского моря следует перейти к активному сотрудничеству по взаимному освоению всего потенциала региона. Этот общий мотив звучал во всех выступлениях лидеров прикаспийской «пятерки».

Механизм развода исполнил свое роль

Каспийские саммиты ранее выполняли важную роль механизма цивилизованного развода. До распада Советского Союза Каспийское море было фактически «внутренним озером», которое контролировали СССР и Иран. Весь комплекс отношений по Каспию регулировался двусторонними советско-иранскими договорами. После 1991 года прикаспийских государств стало уже пять: Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан. Трудные переговоры между ними о новом статусе Каспия и порядке использования его ресурсов, судоходстве и прочем длились больше 20 лет. Они завершились подписанием в 2018 году международной Конвенции на V Каспийском саммите в Актау (Казахстан).

Скажем прямо, именно V Каспийский форум де-факто завершил историческую миссию по разделу советского наследия. Ведь тогда были определены базовые основы по правовому статусу Каспия, кстати, это нашло подтверждение и в итоговом коммюнике нынешнего VI саммита. Например, еще раз подчеркнут важнейший принцип неучастия внешних сил в обеспечении безопасности региона. В целом разделены зоны национальных интересов. Определены механизмы реализации совместных проектов на условиях двусторонних договоренностей. Экология Каспия стала важным фактором контроля экономической деятельности на море, а также точкой объединения сил каспийской «пятерки». По мнению большинства экспертов, существующая Конвенция в отношении Каспийского моря позволяет странам-участникам конструктивно сотрудничать, а некоторые правовые лакуны будут постепенно заполняться с учетом повседневной практики.

Теперь от стадии цивилизованного развода пора перейти к конструктивному сотрудничеству во всем ареале Прикаспия. Этот назревший переход диктуют два ключевых обстоятельства: существенно обострившаяся геополитическая обстановка в Евразии и изменение геоэкономического значения самого Каспия. Если раньше Каспийский регион был важен как источник добычи углеводородов, то теперь на первый план выходит его транзитный потенциал. Каспий – это стратегический перекресток транзитных коридоров «Восток – Запад» и «Север – Юг», важнейший узел военно-политической стабильности Евразии, точка сборки и приложения сил для многих стран нашего континента. [4]

Транзит стал важнее нефти и газа

Транзитное значение самого Каспия и прикаспийского региона в целом исключительно велико и в дальнейшем будет только возрастать. Это связано с целым рядом объективных факторов. Во-первых, экономический рост стран Азии, становление Китая и Индии как глобальных мировых игроков уже привел к многократному увеличению товарных потоков в Евразии и необходимости создания новых транспортных коридоров. Во-вторых, развитие контейнерных перевозок и современных портов на Каспии сделало мультимодальные перевозки конкурентоспособными по скорости и цене. В-третьих, после закрытия для российского грузового флота европейских портов и других санкционных ограничений, товарные потоки неуклонно разворачиваются на Восток. По мнению российского руководства, именно Каспий может стать «новыми воротами для российского экспорта и импорта», поэтому Москва сегодня придает развитию транзитной инфраструктуры в Прикаспии первоочередное значение [5].

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обратил на каспийский транзит особое внимание: «Заключенные между прикаспийскими государствами двусторонние и многосторонние договоры в сфере транспорта создают хорошую основу для превращения региона Каспийского моря в крупный международный транспортный узел с развитой инфраструктурой». Действительно, прикаспийский регион сегодня становится точкой пересечения основных евразийских торговых путей. В этом заключается современное геостратегическое значение сравнительно небольшого Каспия, не уступающее по важности его природным ресурсам. Президент Азербайджана уверен, что «это позволит в максимальной степени задействовать транспортный потенциал прикаспийских государств и будет способствовать реализации новых проектов по развитию транспортной инфраструктуры». [6]

В новой политической реальности Россия и ее партнеры по Каспию должны уделять внимание всем прикаспийским транзитным проектам. Это расширение морского транзита через Каспийское море с модернизацией портов, увеличение пропускной способности железнодорожных маршрутов по обеим берегам Каспия. Также Россия может способствовать запуску новых транспортных артерий, которые смогут сыграть значительную роль в развитии региональной инфраструктуры. Например, создание Зангезурского коридора, который должен  иметь прямой выход на Турцию и на транспортный коридор «Север – Юг». «Зангезурский коридор уже становится реальностью», – заявил Ильхам Алиев на саммите в Ашхабаде. [7]

Наличие разветвленной сети транзитных путей будет способствовать стабильности и благополучию на всей территории Прикаспия. По сути, каспийский транзит на практике реализует стратегический замысел о создании системы «транспортной олигополии» в Евразии. Российский геополитик Вадим Цымбурский в конце 90-х предлагал образовать подобную транспортно-коммуникационную систему, имеющую в основании не конкуренцию маршрутов, а взаимную зависимость. По его замыслу, Россия просто обязана идти на сближение с Турцией, Китаем и Ираном, закрепив этот тренд стратегическим соглашением о масштабных геоэкономических и транспортных проектах [8]. 

Такая совокупность транзитных путей в конечном итоге даст взаимный выигрыш и приведет к позитивной взаимозависимости всех стран прикаспийского региона. Никто из участников транзитного партнерства не захочет конкурировать или воевать, потому что другие партнеры могут перенаправить грузопотоки по альтернативному маршруту, быстро перекоммутировав логистику. В практическом плане транспортная олигополия имеет большую эффективность по переброске грузов и обладает дополнительной защитой от санкционного давления. Для создания эффективной системы транзита на Каспии необходимо иметь единый центр управления грузооборотом, унифицировать тарифы и мультимодальные технологии, и многое другое. Для решения данных неотложных задач потребуются усилия всех участников «пятерки» и постоянная координация их действий.

В ходе работы саммита прошли и двусторонние встречи. Подводя итоги переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, российский лидер Владимир Путин сказал: «Хотел бы особо поблагодарить вас за те идеи, которые вы сформулировали в ходе нашего неформального общения, неформального обеда. Он был деловым в самом высоком смысле этого слова, коллеги высказали много интересных предложений по развитию регионального сотрудничества». Путин отметил рост российско-азербайджанского товарооборота, который в 2021 году вырос на 16%, а за первые три месяца 2022 года – на 6%. В ближайшее время ожидаются визиты в Баку премьер-министра Михаила Мишустина и председателя Государственной Думы Вячеслава Володина, в ходе которых будут обсуждаться ряд совместных направлений сотрудничества.

Каспий как продовольственный хаб

Президент Казахстана выступил на саммите с весьма перспективной инициативой – предложил прикаспийским странам создать продовольственный хаб. «Для укрепления торгового взаимодействия наших государств предстоит последовательно развивать современную логистическую инфраструктуру. Поэтому мы предлагаем создать прикаспийский продовольственный хаб, который позволит наращивать взаимный товарооборот с минимальными издержками», – сказал Касым-Жомарт Токаев на заседании в расширенном составе. Скажем прямо, проблема продовольственной безопасности сегодня вышла на первый план. Эксперты ООН и мировые политики опасаются резкого обострения проблемы голода в мире и роста числа вынужденных переселенцев из-за этих последствий. [9]

В такой ситуации правительства многих стран начали вводить ограничительные барьеры на пути вывоза продовольствия и сырья для его производства, создавать страховые запасы. Эксперты считают, что ситуация на мировом продовольственном рынке ухудшилась с начала пандемии COVID-19, которая привела к существенному удорожанию логистических услуг. Вместе с логистикой выросли цены на энергоресурсы, минеральные удобрения и средства производства. Новый удар нанесли беспрецедентные санкции США, Великобритании и ЕС в виде запрета российским кораблям пользоваться береговой инфраструктурой западных стран, захода иностранных судов в российские порты, а также сложности с оплатой поставок, запрет на транзакции и многое другое. Все эти необдуманные меры не просто нарушили работу глобальной логистики и транспортной инфраструктуры, но и полностью разорвали связи в сфере продовольственных поставок.

Напомним, что из участников каспийской «пятерки» только две страны – Россия и Казахстан – являются экспортерами зерна. По оценке Минсельхоза РФ, наша страна в этом году планирует собрать 130 млн. тонн зерна. Экспорт российского зерна в новом сельхозгоду (начнется 1 июля 2022 года) может достичь 50 млн. тонн против 37 млн. тонн в прошлом. Для сравнения, Казахстан отправил на экспорт 7 млн. тонн зерна по итогам 2021 года, причем часть поставок происходит за счет реэкспорта российской пшеницы (2,2 млн. тонн). На первое место среди покупателей зерна у РФ сегодня вышел Иран, а на втором и третьем месте – Турция и Египет. [10] Так, в 2021 году Тегеран импортировал из России 7 млн. тонн зерна и в дальнейшем намерен закупать ежегодно более 20 млн. тонн зерна и масличных культур [11]. По оценке Министерства сельского хозяйства США, в 2022-2023 гг. объем внутреннего потребления пшеницы в Центральной Азии заметно вырастет и только наполовину закроется внутренним производством. Так, ежегодные потребности в импорте зерна в Узбекистане и Афганистане оцениваются в 3-3,5 млн. тонн, а среди прочих стран региона  – до 1 млн. тонн.

Это означает, что значительная часть зерновых поставок из России и Казахстана может экспортироваться через продовольственный хаб на Каспии. Такая переориентация продовольственного экспорта с линии «Восток – Запад» на «Север – Юг» будет иметь долгосрочные стратегические последствия. Во-первых, происходит переток транзита из внешних морских перевозок на внутренние линии «река – море», защищенные от западных санкций и угрозы торговой блокады. Во-вторых, для российских производителей зерна в Поволжье и Черноземье уменьшается транспортное плечо и стоимость перевозок. В-третьих, устойчивый рост населения в странах Центральной Азии, Иране и Афганистане гарантирует постоянный спрос на российское зерно. В-четвертых, надежность наших поставок зерна обеспечивает стабильность в стратегически важном для России регионе. Что касается возможных проблем в Северной Африке и как следствие рост потока нелегальных мигрантов в Европу, то это уже внутреннее дело и заботы Евросоюза, от которых нам следует дистанцироваться.

Безопасность и экология на Каспии – общие заботы

Участники Каспийского саммита в Ашхабаде отдельно обсудили актуальные вопросы региональной безопасности. Лидеры стран «пятерки» особо отметили необходимость более тесного взаимодействия в военной сфере на Каспии. Президенты России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана подтвердили ряд базовых принципов региональной безопасности, среди них – непредоставление своих территорий для совершения агрессии. Кроме того, использование Каспийского моря будет возможно только в мирных целях и мирными средствами. «Пятерка» также исходит из ключевого принципа неприсутствия на Каспийском море вооруженных сил внерегиональных игроков. Для самой России данные решения Ашхабадского саммита являются крайне важными. Во-первых, Москве не стоит теперь опасаться возможности открытия Западом «второго фронта» в ее прикаспийском тылу. Во-вторых, страны «пятерки» выразили готовность к сотрудничеству и диалогу с Россией в условиях нарастающего западного давления и волны вторичных санкций, продемонстрировав разумный и прагматичный формат партнерства.

Но, помимо России, и для других членов «пятерки» вопросы сохранения мира на Каспии тоже стоят на переднем плане. Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов выступил за обеспечение в Каспийском регионе прочной, долгосрочной и неделимой безопасности. «Важнейшей задачей и одновременно главным условием успешности пятистороннего взаимодействия выступает обеспечение в Каспийском регионе прочной, долгосрочной и неделимой безопасности, нейтрализация потенциальных угроз, которые могли бы помешать или затормозить наше продвижение вперед», – отметил он в ходе своего выступления. По его словам, Каспийский регион должен оставаться зоной стабильности и доверия, не подверженной рискам для мира и развития. [12] В итоге, Ашхабадский саммит подтвердил, что «деятельность прибрежных государств на Каспийском море будет осуществляться на основе принципов уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга»

Еще одной важной темой, требующей консолидированных усилий стран «пятерки», является экология. Туркменская сторона вышла с инициативой о создании новой Каспийской экологической программы как комплекса природоохранных мер по рациональному использованию природных ресурсов Каспия. Президент Азербайджана также обратил внимание на такой важный аспект, как настораживающая динамика обмеления Каспия. Ильхам Алиев подчеркнул, что Азербайджан заинтересован в расширении сотрудничества в решении экологических проблем Каспия. Он также сообщил, что на конец нынешнего года намечено проведение в Баку шестой конференции сторон Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря. [13]

Отметим, что учитывая исключительную важность и значимость экологической повестки, азербайджанская сторона активно работает в данном направлении, задавая тренды и реализуя ряд стратегических инициатив. Так, в развитие озвученной президентом И. Алиевым темы, уже 5 июля в Баку пройдет международная конференция, организованная Министерством экологии и природных ресурсов Азербайджана на тему «Колебания уровня Каспийского моря в контексте изменения климата, прогнозы и варианты адаптации». На данной конференции с участием специалистов прикаспийских стран, представителей международных организаций и зарубежных экспертов, будут обсуждены колебания и причины снижения уровня воды в Каспийском море, вопросы подготовки региональных адаптационных мер, расширение совместного сотрудничества.

Экологические проблемы Каспийского моря также связаны с загрязнением его акватории при попадании нефтепродуктов – от аварий танкеров, буровых и портовых сооружений. Специфика Каспия такова, что достаточно одного серьезного разлива нефти, чтобы нанести фатальный удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц. По подсчетам экспертов, ущерб от крупной аварии может достигнуть 15 млрд. долларов. Российские ученые давно обращают внимание на необходимость организации комплексного мониторинга морских участков на Каспии. А также на отсутствие в арсенале большинства нефтяных компаний систем наблюдения, позволяющих выявлять места розливов нефти, отслеживать движение нефтяных пятен. Представляется, что только общая система спутникового экологического мониторинга стран «пятерки» и создание совместных региональных сил по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций может предотвратить такие серьезные угрозы на Каспии. [14]

Поиск новых форматов взаимодействия

В ходе саммита в Ашхабаде постоянно звучали призывы лидеров «пятерки» к углублению взаимного сотрудничества и констатировалась необходимость общих усилий для решения масштабных задач в сферах безопасности, экологии и транзита. Однако до настоящего момента протокольный формат Каспийского саммита как «встречи в верхах» не перерос в новую рабочую организацию по координации усилий стран Прикаспия. Россия ранее выдвигала инициативу о создании Каспийского совета с центром в Астрахани для обсуждения актуальных вопросов сотрудничества в регионе. Однако встретила возражения и опасения коллег, что это будет очередная бюрократическая структура без четких задач и полномочий. В ответ на VI Каспийском саммите президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов предложил создать Совет делового сотрудничества прикаспийских стран. [15]

Как видим, идея нового формата деятельности стран прикаспийской «пятерки» уже носится в воздухе. Примером тут служит Шанхайская организация сотрудничества, которая из скромной региональной площадки по делимитации границ и разделу спорных территорий превратилась в важнейшего мирового игрока. ШОС теперь гарантирует совместное обеспечение и поддержание мира в обширном регионе, поддерживает реализацию целого ряда международных проектов в рамках инициативы «Один пояс – один путь». Отметим, что регион Каспия сегодня является важнейшим узлом геополитики и центром притяжения значительного числа транзитных и геоэкономических проектов, поэтому новое объединение будет иметь мощный потенциал для быстрого роста своего международного влияния.

Предложения по интеграции на Каспии, выдвинутые в ходе Ашхабадского саммита, будут обсуждаться уже в Москве – на Каспийском экономическом форуме, который запланирован на осень 2022 года. Сейчас самое время начать работу над подготовкой нового формата объединения прикаспийских стран, который должен представлять собой стратегический союз на долгосрочную перспективу. На наш взгляд, цель подобной организации – разработка совместной стратегии, комплексное решение общих задач в регионе Каспия и создание эффективного рабочего органа по координации усилий. Каспийский институт стратегических исследований планирует в самое ближайшее время начать дискуссию по данной актуальной теме. Мы приглашаем экспертов и политиков стран Прикаспия к открытому обмену мнениями для выработки консолидированной позиции.

1. Каспийский саммит в Ашхабаде: главные заявления лидеров. «Sputnik Азербайджан», 29.06.2022. https://az.sputniknews.ru/20220629/v-ashkhabade-prokhodit-zasedanie-kaspiyskogo-sammita-v-uzkom-sostave-443482594.html

2. Коммюнике четвертого заседания Рабочей группы высокого уровня по вопросам Каспийского моря. МИД РК, 28.05.2022. https://www.gov.kz/memleket/entities/mfa/press/news/details/379469?lang=ru

3. Коммюнике Шестого каспийского саммита. Официальный сайт Президента Республики Казахстан. https://www.akorda.kz/ru/kommyunike-shestogo-kaspiyskogo-sammita-2952030

4. «Независимая газета». Россия выйдет в мир через Каспий. https://www.ng.ru/cis/2022-06-26/5_8470_russia.html

5. «Каспийский вестник». Президент России дал поручение ускорить развитие транспортного комплекса в Астраханской области, 24.05.2022. http://casp-geo.ru/prezident-rossii-dal-poruchenie-uskorit-razvitie-transportnogo-kompleksa-v-astrahanskoj-oblasti/

6. Президент Ильхам Алиев: Сегодня Азербайджан является одним из значимых транспортных и логистических центров Евразии. Агентство международной информации Trend, 29.06.2022. https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3615590.html

7. Президент Ильхам Алиев: Зангезурский коридор уже становится реальностью. Агентство международной информации Trend, 29.06.2022. https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3615581.html

8. В.Л. Цымбурский. «Геополитика для евразийской Атлантиды»: «Транспортная олигополия способна стать основой для далеко идущего сближения позиций России, Китая и Ирана по вопросам безопасности в постсоветской Центральной Азии и во всем околокаспийском пространстве – вплоть до выработки общей стратегии в духе «сотрудничества цивилизаций», соприкасающихся с данными секторами Лимитрофа. Речь шла бы при этом не об «антиатлантистском» союзе с сомнительной идеальной целью восстановить мировой баланс, а о договоре с прочной геоэкономической подоплекой, которая подкрепила бы общий негативный интерес, – неприятие любой четвертой силы, стремящейся внедриться в Хартленд». https://archipelag.ru/geopolitics/osnovi/russia/geopolitics/

9. Токаев предложил создать на Каспии продовольственный хаб для роста товарооборота. «Ведомости», 29.06.2022. https://www.vedomosti.ru/economics/news/2022/06/29/929055-tokaev-prodovolstvennii-hab

10. Иран вышел на первое место среди покупателей российского зерна. «Интерфакс», 19.10.2021. https://www.interfax.ru/business/798215

11. Иран намерен увеличить импорт зерна из России. РИА Новости, 16.05.2022. https://ria.ru/20220516/zerno-1788734028.html

12. Бердымухамедов: каспийскому региону нужна прочная безопасность. «Вестник Кавказа», 29.06.2022. https://vestikavkaza.ru/news/berdymuhamedov-kaspijskomu-regionu-nuzna-procnaa-bezopasnost.html

13. Президент Азербайджана: Динамика обмеления Каспия настораживает. MEDIA.AZ, 29.06.2022. https://media.az/politics/1067866447/prezident-azerbaydzhana-dinamika-obmeleniya-kaspiya-nastorazhivaet/

14. Главные экологические проблемы Каспийского моря. «Каспийский вестник», 18.05.2018. http://casp-geo.ru/glavnye-ekologicheskie-problemy-kaspijskogo-morya/

15. Лавров заявил, что Россия предлагает создать Каспийский совет. ТАСС, 01.12.2021. https://tass.ru/politika/13078061

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

VI Каспийский форум: поиск новых смыслов и форматов

фото: turkmenistan.gov.tm
30 июня 2022
Юрий Солозобов

Юрий Солозобов

Кандидат физико-математических наук, директор региональных программ КИСИ

Инерционный сценарий исчерпывается

VI Каспийский форум глав государств, который прошел в долгожданном очном формате, состоялся 29 июня с.г. в Ашхабаде. В нем приняли участие президенты Туркменистана Сердар Бердымухамедов, России Владимир Путин, Азербайджана Ильхам Алиев, Ирана Эбрахим Раиси, Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Это редкая в наше время возможность встретиться лицом к лицу была использована лидерами каспийской «пятерки» для обсуждения задач на ближайшее будущее и поиска перспективных форматов взаимодействия в новых геополитических реалиях, наступивших после 24 февраля 2022 года.

«Россия неизменно выступает за углубление партнерских связей каспийской «пятерки» в политике, в сфере безопасности, в экономике и в природоохранной области, а также по многим аспектам гуманитарной повестки дня», – заявил российский президент в Ашхабаде. В числе ключевых задач Владимир Путин назвал дальнейшее наращивание региональных торговых и инвестиционных связей, углубление промышленной и высокотехнологичной кооперации. Эту инициативу РФ поддержали другие главы прикаспийских стран – Ильхам Алиев и Сердар Бердымухамедов, которые также выступили с новыми предложениями по взаимному сотрудничеству. [1]

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал первоочередной задачей «пятерки» обеспечение скорейшего вступления в силу Конвенции о международно-правовом статусе Каспийского моря. По словам казахстанского лидера, «на протяжении четырех лет шла кропотливая работа по поиску взаимоприемлемых решений относительно данного вопроса». Судя по недавнему заявлению рабочей группы, на саммите в Ашхабаде планировалось подписать соглашение о методике установления прямых исходных линий на Каспийском море и ряд других документов [2]. Однако итоговое коммюнике VI саммита содержит весьма обтекаемые дипломатические формулировки и повторение базовых принципов сотрудничества на Каспии. [3] Это означает, что прорывных решений на форуме не произошло, а сам переговорный процесс по Каспию перешел в затяжной формат.

Такой долгий процесс «переговоров ради самих переговоров» может быть выгоден только профессиональным дипломатам, получающим тем самым пожизненную занятость. И разве еще – иранской стороне, которая в изнурительных совещаниях и обсуждениях старается продавить свои национальные интересы. Давно замечено, что длительное обсуждение в рамках старых подходов принципиально не способно привести к разрешению накопившихся проблем. Типичный пример – судьба Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. За 30 лет – никакого практического результата, кроме многочисленных заседаний, пустой говорильни, а также заграничных командировок с перелетами бизнес-классом и проживанием в пятизвездочных отелях, – этакий «дипломатический туризм». После того, как по итогам Второй Карабахской войны Азербайджан восстановил свою территориальную целостность, Минская группа ОБСЕ исчерпала себя, и Баку с полным основанием сказал ей «прощай!».

Сегодня мы находимся в аналогичной ситуации на Каспии. После начала специальной военной операции и последующего введения против РФ беспрецедентных западных санкций, геополитическая ситуация в регионе Прикаспия кардинально изменилась. Это требует решительного пересмотра существующей ныне стратегии по Каспию и оперативных действий на опережение. Пришло время для слома политической инерции – от прочерчивания линий разграничения и раздела ресурсов Каспийского моря следует перейти к активному сотрудничеству по взаимному освоению всего потенциала региона. Этот общий мотив звучал во всех выступлениях лидеров прикаспийской «пятерки».

Механизм развода исполнил свое роль

Каспийские саммиты ранее выполняли важную роль механизма цивилизованного развода. До распада Советского Союза Каспийское море было фактически «внутренним озером», которое контролировали СССР и Иран. Весь комплекс отношений по Каспию регулировался двусторонними советско-иранскими договорами. После 1991 года прикаспийских государств стало уже пять: Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан. Трудные переговоры между ними о новом статусе Каспия и порядке использования его ресурсов, судоходстве и прочем длились больше 20 лет. Они завершились подписанием в 2018 году международной Конвенции на V Каспийском саммите в Актау (Казахстан).

Скажем прямо, именно V Каспийский форум де-факто завершил историческую миссию по разделу советского наследия. Ведь тогда были определены базовые основы по правовому статусу Каспия, кстати, это нашло подтверждение и в итоговом коммюнике нынешнего VI саммита. Например, еще раз подчеркнут важнейший принцип неучастия внешних сил в обеспечении безопасности региона. В целом разделены зоны национальных интересов. Определены механизмы реализации совместных проектов на условиях двусторонних договоренностей. Экология Каспия стала важным фактором контроля экономической деятельности на море, а также точкой объединения сил каспийской «пятерки». По мнению большинства экспертов, существующая Конвенция в отношении Каспийского моря позволяет странам-участникам конструктивно сотрудничать, а некоторые правовые лакуны будут постепенно заполняться с учетом повседневной практики.

Теперь от стадии цивилизованного развода пора перейти к конструктивному сотрудничеству во всем ареале Прикаспия. Этот назревший переход диктуют два ключевых обстоятельства: существенно обострившаяся геополитическая обстановка в Евразии и изменение геоэкономического значения самого Каспия. Если раньше Каспийский регион был важен как источник добычи углеводородов, то теперь на первый план выходит его транзитный потенциал. Каспий – это стратегический перекресток транзитных коридоров «Восток – Запад» и «Север – Юг», важнейший узел военно-политической стабильности Евразии, точка сборки и приложения сил для многих стран нашего континента. [4]

Транзит стал важнее нефти и газа

Транзитное значение самого Каспия и прикаспийского региона в целом исключительно велико и в дальнейшем будет только возрастать. Это связано с целым рядом объективных факторов. Во-первых, экономический рост стран Азии, становление Китая и Индии как глобальных мировых игроков уже привел к многократному увеличению товарных потоков в Евразии и необходимости создания новых транспортных коридоров. Во-вторых, развитие контейнерных перевозок и современных портов на Каспии сделало мультимодальные перевозки конкурентоспособными по скорости и цене. В-третьих, после закрытия для российского грузового флота европейских портов и других санкционных ограничений, товарные потоки неуклонно разворачиваются на Восток. По мнению российского руководства, именно Каспий может стать «новыми воротами для российского экспорта и импорта», поэтому Москва сегодня придает развитию транзитной инфраструктуры в Прикаспии первоочередное значение [5].

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обратил на каспийский транзит особое внимание: «Заключенные между прикаспийскими государствами двусторонние и многосторонние договоры в сфере транспорта создают хорошую основу для превращения региона Каспийского моря в крупный международный транспортный узел с развитой инфраструктурой». Действительно, прикаспийский регион сегодня становится точкой пересечения основных евразийских торговых путей. В этом заключается современное геостратегическое значение сравнительно небольшого Каспия, не уступающее по важности его природным ресурсам. Президент Азербайджана уверен, что «это позволит в максимальной степени задействовать транспортный потенциал прикаспийских государств и будет способствовать реализации новых проектов по развитию транспортной инфраструктуры». [6]

В новой политической реальности Россия и ее партнеры по Каспию должны уделять внимание всем прикаспийским транзитным проектам. Это расширение морского транзита через Каспийское море с модернизацией портов, увеличение пропускной способности железнодорожных маршрутов по обеим берегам Каспия. Также Россия может способствовать запуску новых транспортных артерий, которые смогут сыграть значительную роль в развитии региональной инфраструктуры. Например, создание Зангезурского коридора, который должен  иметь прямой выход на Турцию и на транспортный коридор «Север – Юг». «Зангезурский коридор уже становится реальностью», – заявил Ильхам Алиев на саммите в Ашхабаде. [7]

Наличие разветвленной сети транзитных путей будет способствовать стабильности и благополучию на всей территории Прикаспия. По сути, каспийский транзит на практике реализует стратегический замысел о создании системы «транспортной олигополии» в Евразии. Российский геополитик Вадим Цымбурский в конце 90-х предлагал образовать подобную транспортно-коммуникационную систему, имеющую в основании не конкуренцию маршрутов, а взаимную зависимость. По его замыслу, Россия просто обязана идти на сближение с Турцией, Китаем и Ираном, закрепив этот тренд стратегическим соглашением о масштабных геоэкономических и транспортных проектах [8]. 

Такая совокупность транзитных путей в конечном итоге даст взаимный выигрыш и приведет к позитивной взаимозависимости всех стран прикаспийского региона. Никто из участников транзитного партнерства не захочет конкурировать или воевать, потому что другие партнеры могут перенаправить грузопотоки по альтернативному маршруту, быстро перекоммутировав логистику. В практическом плане транспортная олигополия имеет большую эффективность по переброске грузов и обладает дополнительной защитой от санкционного давления. Для создания эффективной системы транзита на Каспии необходимо иметь единый центр управления грузооборотом, унифицировать тарифы и мультимодальные технологии, и многое другое. Для решения данных неотложных задач потребуются усилия всех участников «пятерки» и постоянная координация их действий.

В ходе работы саммита прошли и двусторонние встречи. Подводя итоги переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, российский лидер Владимир Путин сказал: «Хотел бы особо поблагодарить вас за те идеи, которые вы сформулировали в ходе нашего неформального общения, неформального обеда. Он был деловым в самом высоком смысле этого слова, коллеги высказали много интересных предложений по развитию регионального сотрудничества». Путин отметил рост российско-азербайджанского товарооборота, который в 2021 году вырос на 16%, а за первые три месяца 2022 года – на 6%. В ближайшее время ожидаются визиты в Баку премьер-министра Михаила Мишустина и председателя Государственной Думы Вячеслава Володина, в ходе которых будут обсуждаться ряд совместных направлений сотрудничества.

Каспий как продовольственный хаб

Президент Казахстана выступил на саммите с весьма перспективной инициативой – предложил прикаспийским странам создать продовольственный хаб. «Для укрепления торгового взаимодействия наших государств предстоит последовательно развивать современную логистическую инфраструктуру. Поэтому мы предлагаем создать прикаспийский продовольственный хаб, который позволит наращивать взаимный товарооборот с минимальными издержками», – сказал Касым-Жомарт Токаев на заседании в расширенном составе. Скажем прямо, проблема продовольственной безопасности сегодня вышла на первый план. Эксперты ООН и мировые политики опасаются резкого обострения проблемы голода в мире и роста числа вынужденных переселенцев из-за этих последствий. [9]

В такой ситуации правительства многих стран начали вводить ограничительные барьеры на пути вывоза продовольствия и сырья для его производства, создавать страховые запасы. Эксперты считают, что ситуация на мировом продовольственном рынке ухудшилась с начала пандемии COVID-19, которая привела к существенному удорожанию логистических услуг. Вместе с логистикой выросли цены на энергоресурсы, минеральные удобрения и средства производства. Новый удар нанесли беспрецедентные санкции США, Великобритании и ЕС в виде запрета российским кораблям пользоваться береговой инфраструктурой западных стран, захода иностранных судов в российские порты, а также сложности с оплатой поставок, запрет на транзакции и многое другое. Все эти необдуманные меры не просто нарушили работу глобальной логистики и транспортной инфраструктуры, но и полностью разорвали связи в сфере продовольственных поставок.

Напомним, что из участников каспийской «пятерки» только две страны – Россия и Казахстан – являются экспортерами зерна. По оценке Минсельхоза РФ, наша страна в этом году планирует собрать 130 млн. тонн зерна. Экспорт российского зерна в новом сельхозгоду (начнется 1 июля 2022 года) может достичь 50 млн. тонн против 37 млн. тонн в прошлом. Для сравнения, Казахстан отправил на экспорт 7 млн. тонн зерна по итогам 2021 года, причем часть поставок происходит за счет реэкспорта российской пшеницы (2,2 млн. тонн). На первое место среди покупателей зерна у РФ сегодня вышел Иран, а на втором и третьем месте – Турция и Египет. [10] Так, в 2021 году Тегеран импортировал из России 7 млн. тонн зерна и в дальнейшем намерен закупать ежегодно более 20 млн. тонн зерна и масличных культур [11]. По оценке Министерства сельского хозяйства США, в 2022-2023 гг. объем внутреннего потребления пшеницы в Центральной Азии заметно вырастет и только наполовину закроется внутренним производством. Так, ежегодные потребности в импорте зерна в Узбекистане и Афганистане оцениваются в 3-3,5 млн. тонн, а среди прочих стран региона  – до 1 млн. тонн.

Это означает, что значительная часть зерновых поставок из России и Казахстана может экспортироваться через продовольственный хаб на Каспии. Такая переориентация продовольственного экспорта с линии «Восток – Запад» на «Север – Юг» будет иметь долгосрочные стратегические последствия. Во-первых, происходит переток транзита из внешних морских перевозок на внутренние линии «река – море», защищенные от западных санкций и угрозы торговой блокады. Во-вторых, для российских производителей зерна в Поволжье и Черноземье уменьшается транспортное плечо и стоимость перевозок. В-третьих, устойчивый рост населения в странах Центральной Азии, Иране и Афганистане гарантирует постоянный спрос на российское зерно. В-четвертых, надежность наших поставок зерна обеспечивает стабильность в стратегически важном для России регионе. Что касается возможных проблем в Северной Африке и как следствие рост потока нелегальных мигрантов в Европу, то это уже внутреннее дело и заботы Евросоюза, от которых нам следует дистанцироваться.

Безопасность и экология на Каспии – общие заботы

Участники Каспийского саммита в Ашхабаде отдельно обсудили актуальные вопросы региональной безопасности. Лидеры стран «пятерки» особо отметили необходимость более тесного взаимодействия в военной сфере на Каспии. Президенты России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана подтвердили ряд базовых принципов региональной безопасности, среди них – непредоставление своих территорий для совершения агрессии. Кроме того, использование Каспийского моря будет возможно только в мирных целях и мирными средствами. «Пятерка» также исходит из ключевого принципа неприсутствия на Каспийском море вооруженных сил внерегиональных игроков. Для самой России данные решения Ашхабадского саммита являются крайне важными. Во-первых, Москве не стоит теперь опасаться возможности открытия Западом «второго фронта» в ее прикаспийском тылу. Во-вторых, страны «пятерки» выразили готовность к сотрудничеству и диалогу с Россией в условиях нарастающего западного давления и волны вторичных санкций, продемонстрировав разумный и прагматичный формат партнерства.

Но, помимо России, и для других членов «пятерки» вопросы сохранения мира на Каспии тоже стоят на переднем плане. Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов выступил за обеспечение в Каспийском регионе прочной, долгосрочной и неделимой безопасности. «Важнейшей задачей и одновременно главным условием успешности пятистороннего взаимодействия выступает обеспечение в Каспийском регионе прочной, долгосрочной и неделимой безопасности, нейтрализация потенциальных угроз, которые могли бы помешать или затормозить наше продвижение вперед», – отметил он в ходе своего выступления. По его словам, Каспийский регион должен оставаться зоной стабильности и доверия, не подверженной рискам для мира и развития. [12] В итоге, Ашхабадский саммит подтвердил, что «деятельность прибрежных государств на Каспийском море будет осуществляться на основе принципов уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга»

Еще одной важной темой, требующей консолидированных усилий стран «пятерки», является экология. Туркменская сторона вышла с инициативой о создании новой Каспийской экологической программы как комплекса природоохранных мер по рациональному использованию природных ресурсов Каспия. Президент Азербайджана также обратил внимание на такой важный аспект, как настораживающая динамика обмеления Каспия. Ильхам Алиев подчеркнул, что Азербайджан заинтересован в расширении сотрудничества в решении экологических проблем Каспия. Он также сообщил, что на конец нынешнего года намечено проведение в Баку шестой конференции сторон Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря. [13]

Отметим, что учитывая исключительную важность и значимость экологической повестки, азербайджанская сторона активно работает в данном направлении, задавая тренды и реализуя ряд стратегических инициатив. Так, в развитие озвученной президентом И. Алиевым темы, уже 5 июля в Баку пройдет международная конференция, организованная Министерством экологии и природных ресурсов Азербайджана на тему «Колебания уровня Каспийского моря в контексте изменения климата, прогнозы и варианты адаптации». На данной конференции с участием специалистов прикаспийских стран, представителей международных организаций и зарубежных экспертов, будут обсуждены колебания и причины снижения уровня воды в Каспийском море, вопросы подготовки региональных адаптационных мер, расширение совместного сотрудничества.

Экологические проблемы Каспийского моря также связаны с загрязнением его акватории при попадании нефтепродуктов – от аварий танкеров, буровых и портовых сооружений. Специфика Каспия такова, что достаточно одного серьезного разлива нефти, чтобы нанести фатальный удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц. По подсчетам экспертов, ущерб от крупной аварии может достигнуть 15 млрд. долларов. Российские ученые давно обращают внимание на необходимость организации комплексного мониторинга морских участков на Каспии. А также на отсутствие в арсенале большинства нефтяных компаний систем наблюдения, позволяющих выявлять места розливов нефти, отслеживать движение нефтяных пятен. Представляется, что только общая система спутникового экологического мониторинга стран «пятерки» и создание совместных региональных сил по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций может предотвратить такие серьезные угрозы на Каспии. [14]

Поиск новых форматов взаимодействия

В ходе саммита в Ашхабаде постоянно звучали призывы лидеров «пятерки» к углублению взаимного сотрудничества и констатировалась необходимость общих усилий для решения масштабных задач в сферах безопасности, экологии и транзита. Однако до настоящего момента протокольный формат Каспийского саммита как «встречи в верхах» не перерос в новую рабочую организацию по координации усилий стран Прикаспия. Россия ранее выдвигала инициативу о создании Каспийского совета с центром в Астрахани для обсуждения актуальных вопросов сотрудничества в регионе. Однако встретила возражения и опасения коллег, что это будет очередная бюрократическая структура без четких задач и полномочий. В ответ на VI Каспийском саммите президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов предложил создать Совет делового сотрудничества прикаспийских стран. [15]

Как видим, идея нового формата деятельности стран прикаспийской «пятерки» уже носится в воздухе. Примером тут служит Шанхайская организация сотрудничества, которая из скромной региональной площадки по делимитации границ и разделу спорных территорий превратилась в важнейшего мирового игрока. ШОС теперь гарантирует совместное обеспечение и поддержание мира в обширном регионе, поддерживает реализацию целого ряда международных проектов в рамках инициативы «Один пояс – один путь». Отметим, что регион Каспия сегодня является важнейшим узлом геополитики и центром притяжения значительного числа транзитных и геоэкономических проектов, поэтому новое объединение будет иметь мощный потенциал для быстрого роста своего международного влияния.

Предложения по интеграции на Каспии, выдвинутые в ходе Ашхабадского саммита, будут обсуждаться уже в Москве – на Каспийском экономическом форуме, который запланирован на осень 2022 года. Сейчас самое время начать работу над подготовкой нового формата объединения прикаспийских стран, который должен представлять собой стратегический союз на долгосрочную перспективу. На наш взгляд, цель подобной организации – разработка совместной стратегии, комплексное решение общих задач в регионе Каспия и создание эффективного рабочего органа по координации усилий. Каспийский институт стратегических исследований планирует в самое ближайшее время начать дискуссию по данной актуальной теме. Мы приглашаем экспертов и политиков стран Прикаспия к открытому обмену мнениями для выработки консолидированной позиции.

1. Каспийский саммит в Ашхабаде: главные заявления лидеров. «Sputnik Азербайджан», 29.06.2022. https://az.sputniknews.ru/20220629/v-ashkhabade-prokhodit-zasedanie-kaspiyskogo-sammita-v-uzkom-sostave-443482594.html

2. Коммюнике четвертого заседания Рабочей группы высокого уровня по вопросам Каспийского моря. МИД РК, 28.05.2022. https://www.gov.kz/memleket/entities/mfa/press/news/details/379469?lang=ru

3. Коммюнике Шестого каспийского саммита. Официальный сайт Президента Республики Казахстан. https://www.akorda.kz/ru/kommyunike-shestogo-kaspiyskogo-sammita-2952030

4. «Независимая газета». Россия выйдет в мир через Каспий. https://www.ng.ru/cis/2022-06-26/5_8470_russia.html

5. «Каспийский вестник». Президент России дал поручение ускорить развитие транспортного комплекса в Астраханской области, 24.05.2022. http://casp-geo.ru/prezident-rossii-dal-poruchenie-uskorit-razvitie-transportnogo-kompleksa-v-astrahanskoj-oblasti/

6. Президент Ильхам Алиев: Сегодня Азербайджан является одним из значимых транспортных и логистических центров Евразии. Агентство международной информации Trend, 29.06.2022. https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3615590.html

7. Президент Ильхам Алиев: Зангезурский коридор уже становится реальностью. Агентство международной информации Trend, 29.06.2022. https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3615581.html

8. В.Л. Цымбурский. «Геополитика для евразийской Атлантиды»: «Транспортная олигополия способна стать основой для далеко идущего сближения позиций России, Китая и Ирана по вопросам безопасности в постсоветской Центральной Азии и во всем околокаспийском пространстве – вплоть до выработки общей стратегии в духе «сотрудничества цивилизаций», соприкасающихся с данными секторами Лимитрофа. Речь шла бы при этом не об «антиатлантистском» союзе с сомнительной идеальной целью восстановить мировой баланс, а о договоре с прочной геоэкономической подоплекой, которая подкрепила бы общий негативный интерес, – неприятие любой четвертой силы, стремящейся внедриться в Хартленд». https://archipelag.ru/geopolitics/osnovi/russia/geopolitics/

9. Токаев предложил создать на Каспии продовольственный хаб для роста товарооборота. «Ведомости», 29.06.2022. https://www.vedomosti.ru/economics/news/2022/06/29/929055-tokaev-prodovolstvennii-hab

10. Иран вышел на первое место среди покупателей российского зерна. «Интерфакс», 19.10.2021. https://www.interfax.ru/business/798215

11. Иран намерен увеличить импорт зерна из России. РИА Новости, 16.05.2022. https://ria.ru/20220516/zerno-1788734028.html

12. Бердымухамедов: каспийскому региону нужна прочная безопасность. «Вестник Кавказа», 29.06.2022. https://vestikavkaza.ru/news/berdymuhamedov-kaspijskomu-regionu-nuzna-procnaa-bezopasnost.html

13. Президент Азербайджана: Динамика обмеления Каспия настораживает. MEDIA.AZ, 29.06.2022. https://media.az/politics/1067866447/prezident-azerbaydzhana-dinamika-obmeleniya-kaspiya-nastorazhivaet/

14. Главные экологические проблемы Каспийского моря. «Каспийский вестник», 18.05.2018. http://casp-geo.ru/glavnye-ekologicheskie-problemy-kaspijskogo-morya/

15. Лавров заявил, что Россия предлагает создать Каспийский совет. ТАСС, 01.12.2021. https://tass.ru/politika/13078061