идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Необходимо объединение новых центров силы в Азии, чтобы противостоять давлению Запада

фото: president.gov.by
17 октября 2022
Юрий СолозобовЮрий Солозобов

Юрий Солозобов

Кандидат физико-математических наук, директор региональных программ КИСИ

Успех саммита СВМДА

В середине октября казахстанская столица Астана стала центром притяжения в международной политике. 13 октября там открылся VI саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). 14 октября прошло заседание Совета глав государств СНГ, в этот же день состоялся саммит «Центральная Азия – Россия». В рамках данных представительных форумов прошла серия двусторонних встреч российского президента Владимира Путина с главами государств, а также с руководителями ряда международных организаций. Для этой важной цели многие высокие гости специально приурочили к саммиту СВМДА сроки своих государственных визитов в Казахстан. Cреди них – президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани, президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов. Все это зримое свидетельство того, что главный вектор российской внешней политики сегодня переориентируется на азиатское направление как наиболее приоритетное и перспективное.

Наблюдатели отмечают, что в дни проведения форумов в Астану одновременно прибыли сразу двенадцать президентов. Прежде всего, это главы государств-участников СВМДА, таких как Азербайджан, Ирак, Иран, Катар, Кыргызстан, Палестина, Россия, Таджикистан, Турция, Узбекистан. Также в Астану приехал президент Беларуси Александр Лукашенко – в качестве наблюдателя СВМДА. Впервые в саммитах СНГ и СВМДА принял полноправное участие туркменский президент Сердар Бердымухамедов, – страны, которая ранее избегала активных международных контактов. Вьетнам был представлен на уровне вице-президента, Пекин – заместителем председателя КНР. В общей сложности в Астане насчитали прибытие более тридцати международных делегаций. Чем вызван такой всплеск мирового интереса к встречам в самом центре Евразии?

Для ответа на этот вопрос надо вспомнить предысторию создания СВМДА. После распада СССР образовался опасный вакуум в сфере безопасности на обширных просторах континента Евразии. Тогда, в октябре 1992 года, первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать структуру СВМДА как своего рода аналог «азиатской ОБСЕ», новой переговорной площадки, где страны азиатской части нашего континента могли бы на равноправной основе обсуждать вопросы безопасности и совместно искать пути решения проблем. Эта идея намного опередила свое время, поэтому только через десять лет состоялся первый саммит СВМДА. Во время последнего саммита ОБСЕ, который проходил в 2010 году в Астане, лидерами России и Казахстана был выдвинут прорывной концепт создания общей системы евразийской безопасности, которая смогла бы совместить оба формата – ОБСЕ и СВМДА. Данный тезис еще раз подтвердил президент Владимир Путин в ходе VI саммита СВМДА: «Россия делает все для формирования системы равной и неделимой безопасности». [1]

Однако лидеры Западной Европы под руководством США и Великобритании тогда сделали ставку на проведение разделительных линий. Недавние события на Украине стали лишь горячей фазой этого длительного процесса – по превращению стран коллективного Запада в замкнутую экономическую, технологическую и военную экосистему. Однако все попытки мирового гегемона построить однополярный мир, где небольшая часть «продвинутых государств» принимает глобальные решения, не увенчались успехом. В мировой политической системе возник небывало высокий спрос на альтернативные площадки, где государства могут эффективно встречаться без оглядки на Запад и самостоятельно определять условия своего развития и коллективного взаимодействия. Этот новый тренд подтвердил политический резонанc саммита ШОС в Самарканде, а зримый успех саммита СВМДА в Астане еще раз доказал верность стратегического пути, выбранного Россией и её союзниками.

Новая мировая архитектура

Объективным фактором для успеха СВМДА стало неуклонное возвышение Азии как мирового экономического лидера. «Прогноз о том, что XXI столетие будет веком Азии, сегодня стал реальностью. В Азии расположен 21 из 30 крупнейших городов мира. Ожидается, что из всего предполагаемого роста потребления среднего класса в 30 триллионов долларов к 2030 году только 1 триллион долларов придется на западные экономики. Однако будущее самой Азии зависит от нашей коллективной готовности к укреплению диалога между культурами, традициями и мировоззрениями», – отметил в своем выступлении Касым-Жомарт Токаев. [2] По его словам, Казахстан определил в числе своих внешнеполитических приоритетов преобразование СВМДА в полноценную международную организацию. Эта трансформация должна благоприятно повлиять на вопросы безопасности в Азии, а также обеспечить экономическую взаимосвязанность стран-участников.

Региональные эксперты обращают внимание на активизацию экономического измерения в работе СВМДА, прежде нацеленного на вопросы безопасности. В частности, в Астане состоялись заседания делового совета и бизнес-форума СВМДА в рамках международной конференции Astana Financial Days.

Главным событием VI саммита СВМДА стало концептуальное выступление президента РФ Владимира Путина. Российский лидер уверен, что центром мировой политики сегодня становится азиатская часть нашего континента. Именно здесь будет «сердце» мировой экономики, именно тут станут формироваться новые правила игры. Путин подчеркнул, что «Азия, где крепнут новые центры силы, играет большую роль в переходе к многополярному миропорядку». Однако наметившийся переход от однополярной гегемонии Запада к новому мироустройству не будет безмятежным и гладким, всем нам предстоит пройти острую фазу борьбы и полосу турбулентности. «Существует реальная угроза голода и масштабных потрясений на фоне волатильности цен на энергоносители и продовольствие в мире», – предупредил Владимир Путин. [3] Такая стратегическая нестабильность – это наглядное проявление растущих трений между Западом, как бывшим «мировым господином», и новыми претендентами на мировое лидерство в странах Азии.

России и её союзникам предстоит сломать прежний проект глобализации, который был ориентирован на монопольное лидерство западных стран над всеми остальными. «Россия выступает за пересмотр принципов работы мировой финансовой системы. Нынешняя мировая финансовая система позволяла «золотому миллиарду» на планете жить за чужой счет» – открыто заявил Владимир Путин с трибуны саммита СВМДА. Этот новый антиколониальный дискурс Москвы находит все больше сторонников среди поднимающихся стран мировой полупериферии, которым в прежней миросистеме была уготована унизительная роль людей «второго сорта». Сегодня пришла пора для объединения новых центров силы в Азии, чтобы противостоять нарастающему давлению Запада, – санкционному и политическому. Регионализация, которая идет на смену глобализации – важнейший принцип новой мировой архитектуры, одним из ключевых элементов которого станут международные организации открытого типа, такие как ШОС и СВМДА.

Кризис существующего миропорядка поставил перед многими странами жесткую дилемму – либо сдаться на милость «мирового гегемона» и стать покорными вассалами Запада, либо на долгие годы превратиться в поле боя или в экономические руины. Но есть и третий нестандартный путь к победе – создание новых стратегических союзов и неожиданных мировых коалиций, способных стать альтернативой западному мироустройству. В условиях идущей сегодня тотальной войны Запада против всего незападного мира, одного ситуативного сотрудничества и проведения саммитов уже недостаточно. Россия и её потенциальные союзники должны вести активную контригру на опережение, имеющую целью планомерное выстраивание дружественных региональных альянсов. Одним из ярких примеров появления такого стратегического союза стало стремительно набирающее обороты всеобъемлющее сближение России и Турции, о необходимости которого говорилось в стратегических проектах Каспийского института стратегических исследований. [4]

Стратегический союз с Турцией

Наши страны, Россия и Турция, давно и успешно сотрудничают в различных сферах – экономики, энергетики и геополитики. После начала Россией специальной военной операции, власти Турции, в числе немногих влиятельных стран, отказались присоединиться к одностороннему режиму антироссийских санкций. Это связано с тем, что  Анкара заинтересована в Москве как в стратегическом партнере во многих важных проектах – от взаимной торговли и поставки энергоносителей до строительства АЭС и региональной безопасности. Статистика показывает, что начиная с 24 февраля с.г. турецкий экспорт в Россию начал резко расти. Так, по сравнению с августом прошлого года турецкий экспорт в РФ удвоился – он вырос с 451 млн. долларов до 949 млн. долларов. Турция также заметно нарастила производство и экспорт нефтепродуктов за первые семь месяцев 2022 года на фоне роста импорта дешевой нефти из России. За указанный период Анкаре удалось заработать только на этих нефтяных сделках порядка 2,5 млрд. долларов.

Все указанные примеры говорят о том, что стратегический союз России и Турции приносит ощутимую пользу обеим странам: Москва преодолевает санкционные ограничения, а Турция – внутренние экономические трудности. Однако сотрудничество РФ и Турции не ограничивается лишь одной экономикой. Как известно, Анкара помогает Москве во многих деликатных внешнеполитических треках – от зерновой сделки и обмена пленными до мирных переговоров. Поэтому встреча двух президентов – Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана на полях саммита СВМДА была в фокусе внимания мировых СМИ. Дополнительную интригу придало сенсационное предложение российского лидера о создании газового хаба в Турции. Ранее Владимир Путин сообщил, что утраченный объем газового транзита по «Северным потокам» Россия могла бы переместить в черноморский регион. Напомним, что сейчас российский газ идет в Турцию по морским газопроводам «Турецкий поток» и «Голубой поток». По мнению президента России, на этом маршруте существует экономическая целесообразность и более высокий уровень безопасности транспортировки газа.

Действительно, морской участок «Турецкого потока» протяженностью 930 км находится в исключительной экономической зоне наших стран – российской (230 км) и турецкой (700 км), что минимизирует внешние риски. Изначально проект «Турецкий поток» предполагал строительство четырех ниток трубопровода пропускной мощностью около 63 млрд. кубометров природного газа. Сегодня действуют лишь две нитки пропускной мощностью 15,75 млрд. кубометров: одна предназначена для внутреннего рынка Турции, другая –  для стран Южной Европы. Вся сухопутная инфраструктура для быстрого расширения проекта уже готова на российской стороне и, по мнению экспертов, дополнительные нитки трубопроводов можно проложить в течение полугода. Президент Эрдоган с энтузиазмом принял предложение российского лидера и поручил Министерству энергетики Турции незамедлительно начать работу по проекту газового хаба. [5]

Заметим, что Реджеп Тайип Эрдоган всегда прилагал много усилий, чтобы его страна стала «энергокоммутатором» для экспорта энергоносителей в страны ЕС. Турция давно стремится к превращению страны в крупный газовый хаб, стараясь максимально диверсифицировать источники получения сырья. К примеру, недавно Анкара и Баку договорились о двукратном расширении мощностей трубопровода TANAP. Так что с наполнением турецкого хаба проблем не будет: это и азербайджанский газ, и иранский, и российский, и сжиженный, а в перспективе – самостоятельная добыча Турцией газа на морском шельфе. Газовый хаб в Турции сможет стать не только площадкой поставок, но и определения цены, причем как для российского газа, так и для прикаспийского. Аналитики считают, что реализация потенциала Турции как газового хаба даст России новые рынки сбыта и надежный транзит, а для Анкары – это будет позитивное развитие страны с точки зрения выгодного геополитического положения. По сути, реализация проекта газового хаба станет новым связующим звеном в стратегическом союзе России и Турции.

Итоги саммита «Центральная Азия – Россия»

Международные встречи в Астане завершились 14 октября проведением саммита «Центральная Азия – Россия». В ходе встречи на высшем уровне президенты РФ, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана обсудили перспективы дальнейшего сотрудничества в шестистороннем формате. Среди главных тем – взаимодействие в таких важных сферах как политика и безопасность, торгово-экономическое и культурно-гуманитарное сотрудничество. Напомним, что в середине сентября в регионе ЦА проходил очередной форум «Китай и Центральная Азия» – в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина. Также регулярно проводятся встречи глав внешнеполитических ведомств ЦА в формате «С5+1» (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и США), причем последняя встреча состоялась совсем недавно – на полях 76-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Это говорит о пристальном внимании всех ведущих мировых игроков к стратегически важному региону Центральной Азии, а также об остроте внешнеполитической конкуренции. Сегодня ЦА – это важный перекресток новых транзитных путей Север – Юг и Восток – Запад, а также потенциальная точка военно-политического давления Запада на Россию и Китай.

Долгое время Москва рассматривала отношения с Центральной Азией в рамках снисходительного советского похода к «национальным окраинам», но не как основное направление внешней политики. Именно это постсоветское направление до сих пор оставалось наименее обеспеченным – кадрово, идейно, организационно. Достаточно посмотреть на глубоко пенсионный возраст российских послов в регионе ЦА и станет ясно, почему их бездействие резко контрастирует с активностью глав зарубежных дипломатических миссий. Сейчас внешнеполитическая ситуация и российские приоритеты на Востоке решительно меняются, поэтому Центральная Азия становится важнейшим направлением, в котором у России есть большой потенциал для наращивания сотрудничества. Президент РФ в своем выступлении подчеркнул всю значимость экономическое сотрудничества России и ЦА: «За последние пять лет товарооборот вырос в два раза со странами Центральной Азии. Россия – ведущий инвестор в экономику Центральной Азии». Владимир Путин обозначил ключевой задачей обустройство новых трансевразийских коридоров. Россия намерена до 2030 года потратить 1,5 млрд. долларов на развитие международного транспортного коридора «Север – Юг», который становится новой «дорогой жизни» в условиях западной блокады.

Российского президента поддержал его узбекский коллега Шавкат Мирзиёев, который заявил о необходимости экономической кооперации региона: «Необходимо сфокусировать усилия на свободное передвижение товаров, оптимизацию по импортозамещению, создание «зеленых» коридоров, проектах по промышленной кооперации. Мы готовы запустить кооперационную биржу ЦА». Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов предложил оптимизировать режим шестисторонних консультаций, без этого невозможна активная реализация новых инфраструктурных проектов, которые формируют коридоры развития региона. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров предложил выработать общую стратегию по продовольственной безопасности. В условиях волатильности мировых цен на продовольствие, регион Центральной Азии критически зависит от стабильных поставок от традиционных поставщиков зерна – РФ и Казахстана. По мнению экспертов, переориентация зернового экспорта России от традиционных советских маршрутов – морским путем в страны Северной Африки – на внутриконтинентальные поставки в регион Центральной и Передней Азии поможет решить сразу две задачи – избежать секторальных и логистических санкций Запада и контролировать стабильность в центре Евразии.

Груз накопившихся и нерешенных проблем между Россией и странами Центральной Азии дал себя знать в тональности выступлений двух других президентов – Казахстана и Таджикистана. Казахстанский президент заявил о важности информационной безопасности и предложил пресекать все попытки посеять раздор и смуту. «Безусловно, многое зависит и от политической ответственности наших государственных деятелей. К сожалению, в некоторых странах случаются провокационные высказывания в адрес глав государств, обвинения, которые ничем не обоснованы. И это, естественно, отравляет атмосферу нашего сотрудничества», – заключил Касым-Жомарт Токаев. [6] Ранее приходилось отмечать, что главной причиной  недопонимания между Россией и Казахстаном является разрыв политической и экспертной коммуникации. Это значит, что в Казахстане перестали понимать, чего хочет Россия, а в РФ видят Казахстан исключительно в медийной оптике российских СМИ. Сегодня взаимная повестка определяется наиболее «желтыми» новостями и оголтелыми медиа-пропагандистами, а в итоге усиливается риск спонтанного кризиса между Россией и Казахстаном, который за счет медийной истерики может быстро перерасти в нечто более серьезное. [7]

Президент Таджикистана  на правах «аксакала» среди центрально-азиатских лидеров выразил «неординарное», но консолидированное мнение. Эмомали Рахмон лично обратился к Владимиру Путину с просьбой не вести политику в отношении стран Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу. «У каждой страны есть свои проблемы, вопросы, традиции и обычаи», – подчеркнул президент Таджикистана и напомнил о необходимости взаимоуважения и равнозначного партнерства между странами. Он также обратил внимание на тесное соседство стран Центральной Азии и России, уточнив, что от него «никуда не уйдешь». Такой неожиданный демарш, пусть и с восточным колоритом, отражает объективные изменения, произошедшие в регионе ЦА за постсоветские годы – в области политики, экономики и, главное, демографии. Геоэкономический и демографический центр постсоветского пространства неуклонно смещается на Восток. Страны с бурным ростом населения — Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Киргизия и Азербайджан становятся все более значимыми для России с точки зрения экономики и рабочей силы, чем депопулирующие Украина, Армения, Молдавия и Грузия. [8] Однако переориентация с Украины, которая долгие годы советского и постсоветского периода истории России была «светом в окошке» Кремля, на Азербайджан и Узбекистан вызывает страх у части российской элиты – поскольку по своей ментальности и этническому составу она далека от этих стран. Итоги саммита «Центральная Азия – Россия» свидетельствуют, что Москва подошла к тому пункту, когда заявленный «поворот на Восток» должен осуществляться не на словах, а на деле.

Поворот на Восток

Результаты саммитов в Астане позволяют сделать важный вывод о том, что новый российский «уход в Евразию» состоялся. Надо принять как должное тот факт, что «развод» с Европой произошел по инициативе европейской стороны и носит окончательный характер. Теперь место России – в Азии, именно там лежат наши интересы и там находятся наши верные союзники. Достаточно сравнить составы неформального саммита СНГ, приуроченного к празднованию юбилея Владимира Путина, и недавнего саммита «Центральная Азия – Россия», чтобы понять этот колоссальный геополитический сдвиг. Постсоветский транзит окончен – у нас больше нет постсоветских стран как государств «общей судьбы», но есть несколько групп государств, принадлежащих к несхожим мирам. Их судьбы уже навсегда разошлись по разным направлениям – одни тяготеют к Западу и подтверждают этот евро-атлантический выбор «железом и кровью», другие – еще остаются верны России и Евразии.

Новая стратегия национальной безопасности США прямо указывает на необходимость длительного «сдерживания» России на западном направлении. Это означает, что бывшие республики СССР, а ныне – буферные страны «Великого Лимитрофа», граничащего с Евросоюзом, на долгое время станут прифронтовой полосой. Там будет идти разрушение инфраструктуры, активные процессы миграции и депопуляции, там станет практически невозможна нормальная созидательная работа.

Центральная Азия, напротив, становится нашим крепким геоэкономическим тылом, рынки этих стран будут крайне необходимы России еще долгие десятилетия. Сегодня РФ должна сделать решительную ставку на бурно развивающиеся страны – Азербайджан и  Центральную Азию, которые становятся центром притяжения внешних инвесторов, вследствие демографического и экономического роста. Регион Каспия, как сосредоточие транспортных и энергетических маршрутов, должен стать главным соединительным узлом этой новой геоэкономической конструкции.

Отдельно встает вопрос о стратегических союзниках России вне пределов бывшего СССР. Недавние события доказывают, что для нас надолго потеряны страны Запада и, прежде всего, Евросоюз, ранее бывшие приоритетными направлениями российской внешней политики и экономики. Близорукий расчет ряда экспертов на быструю замену западных партнеров на Китай и Индию также не оправдался. Эти прагматичные страны не готовы жертвовать своими налаженными торговыми отношениями с Западом ради болезненной перестройки на сотрудничество с Россией. Наш главный стратегический партнер на ближайшие десятилетия – это Турция, которая вместе с Россией и её союзниками в Центральной Азии способна создать альтернативный центр силы в Евразии. Сегодня Турция с позиции стратегического транзитного центра и «энергокоммутатора» помогает России преодолеть торговую блокаду на западном направлении, а также получает значительные выгоды от совместной деятельности. Завтра – стратегический союз России и Турции может кардинально изменить всю геоэкономику Евразии. И чем раньше российский политический класс осознает всю неизбежность поворота на Восток, тем больше сил, жизней и ресурсов мы сбережем на западном направлении для успешной работы на восточном.

1. Путин: РФ делает все для формирования системы равной и неделимой безопасности. «Спутник Азербайджан», 13.10.2022. https://az.sputniknews.ru/20221013/putin-rf-delaet-vse-dlya-formirovaniya-sistemy-ravnoy-i-nedelimoy-bezopasnosti-447392577.html

2. Токаев: Прогноз о том, что XXI столетие будет веком Азии, сегодня стал реальностью. Informburo.kz, 13.10.2022. https://informburo.kz/novosti/tokaev-prognoz-o-tom-cto-xxi-stoletie-budet-vekom-azii-segodnya-stal-realnostyu

3. Саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Официальный сайт Президента России, 13.10.2022. http://kremlin.ru/events/president/news/69587

4. Будущее Евразии - российско-тюркский стратегический союз. Каспийский институт стратегических исследований. https://caspian.institute/product/ciss/rossijsko-tyurkskij-soyuz-kak-budushchee-evrazii-37966.shtml

5. Эрдоган: Наиболее удобное место для нового газового хаба в Европу - Тракья. Агентство Анадолу, 14.10.2022. https://www.aa.com.tr/ru/%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0/%d1%8d%d1%80%d0%b4%d0%be%d0%b3%d0%b0%d0%bd-%d0%bd%d0%b0%d0%b8%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b5-%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%b1%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d0%b3%d0%be-%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2%d0%be%d0%b3%d0%be-%d1%85%d0%b0%d0%b1%d0%b0-%d0%b2-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%be%d0%bf%d1%83-%d1%82%d1%80%d0%b0%d0%ba%d1%8c%d1%8f/2711535

6. Президент РК: В некоторых странах случаются провокационные высказывания в адрес глав государств. Inform-KZ, 14.10.2022. https://www.inform.kz/ru/prezident-rk-v-nekotoryh-stranah-sluchayutsya-provokacionnye-vyskazyvaniya-v-adres-glav-gosudarstv_a3990682

7. Марат Шибутов, Юрий Солозобов, Наталья Малярчук. Российско-казахстанские отношения на современном этапе. Часть 3. ИА Регнум, 10.12.2018. https://regnum.ru/news/polit/2534699.html

8. Юрий Солозобов, Марат Шибутов. Демография ставит крест на Украине, возвышая Азербайджан и Узбекистан. ИА Регнум, 20.05.2019. https://regnum.ru/news/2631132.html

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Необходимо объединение новых центров силы в Азии, чтобы противостоять давлению Запада

фото: president.gov.by
17 октября 2022
Юрий Солозобов

Юрий Солозобов

Кандидат физико-математических наук, директор региональных программ КИСИ

Успех саммита СВМДА

В середине октября казахстанская столица Астана стала центром притяжения в международной политике. 13 октября там открылся VI саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). 14 октября прошло заседание Совета глав государств СНГ, в этот же день состоялся саммит «Центральная Азия – Россия». В рамках данных представительных форумов прошла серия двусторонних встреч российского президента Владимира Путина с главами государств, а также с руководителями ряда международных организаций. Для этой важной цели многие высокие гости специально приурочили к саммиту СВМДА сроки своих государственных визитов в Казахстан. Cреди них – президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани, президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов. Все это зримое свидетельство того, что главный вектор российской внешней политики сегодня переориентируется на азиатское направление как наиболее приоритетное и перспективное.

Наблюдатели отмечают, что в дни проведения форумов в Астану одновременно прибыли сразу двенадцать президентов. Прежде всего, это главы государств-участников СВМДА, таких как Азербайджан, Ирак, Иран, Катар, Кыргызстан, Палестина, Россия, Таджикистан, Турция, Узбекистан. Также в Астану приехал президент Беларуси Александр Лукашенко – в качестве наблюдателя СВМДА. Впервые в саммитах СНГ и СВМДА принял полноправное участие туркменский президент Сердар Бердымухамедов, – страны, которая ранее избегала активных международных контактов. Вьетнам был представлен на уровне вице-президента, Пекин – заместителем председателя КНР. В общей сложности в Астане насчитали прибытие более тридцати международных делегаций. Чем вызван такой всплеск мирового интереса к встречам в самом центре Евразии?

Для ответа на этот вопрос надо вспомнить предысторию создания СВМДА. После распада СССР образовался опасный вакуум в сфере безопасности на обширных просторах континента Евразии. Тогда, в октябре 1992 года, первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать структуру СВМДА как своего рода аналог «азиатской ОБСЕ», новой переговорной площадки, где страны азиатской части нашего континента могли бы на равноправной основе обсуждать вопросы безопасности и совместно искать пути решения проблем. Эта идея намного опередила свое время, поэтому только через десять лет состоялся первый саммит СВМДА. Во время последнего саммита ОБСЕ, который проходил в 2010 году в Астане, лидерами России и Казахстана был выдвинут прорывной концепт создания общей системы евразийской безопасности, которая смогла бы совместить оба формата – ОБСЕ и СВМДА. Данный тезис еще раз подтвердил президент Владимир Путин в ходе VI саммита СВМДА: «Россия делает все для формирования системы равной и неделимой безопасности». [1]

Однако лидеры Западной Европы под руководством США и Великобритании тогда сделали ставку на проведение разделительных линий. Недавние события на Украине стали лишь горячей фазой этого длительного процесса – по превращению стран коллективного Запада в замкнутую экономическую, технологическую и военную экосистему. Однако все попытки мирового гегемона построить однополярный мир, где небольшая часть «продвинутых государств» принимает глобальные решения, не увенчались успехом. В мировой политической системе возник небывало высокий спрос на альтернативные площадки, где государства могут эффективно встречаться без оглядки на Запад и самостоятельно определять условия своего развития и коллективного взаимодействия. Этот новый тренд подтвердил политический резонанc саммита ШОС в Самарканде, а зримый успех саммита СВМДА в Астане еще раз доказал верность стратегического пути, выбранного Россией и её союзниками.

Новая мировая архитектура

Объективным фактором для успеха СВМДА стало неуклонное возвышение Азии как мирового экономического лидера. «Прогноз о том, что XXI столетие будет веком Азии, сегодня стал реальностью. В Азии расположен 21 из 30 крупнейших городов мира. Ожидается, что из всего предполагаемого роста потребления среднего класса в 30 триллионов долларов к 2030 году только 1 триллион долларов придется на западные экономики. Однако будущее самой Азии зависит от нашей коллективной готовности к укреплению диалога между культурами, традициями и мировоззрениями», – отметил в своем выступлении Касым-Жомарт Токаев. [2] По его словам, Казахстан определил в числе своих внешнеполитических приоритетов преобразование СВМДА в полноценную международную организацию. Эта трансформация должна благоприятно повлиять на вопросы безопасности в Азии, а также обеспечить экономическую взаимосвязанность стран-участников.

Региональные эксперты обращают внимание на активизацию экономического измерения в работе СВМДА, прежде нацеленного на вопросы безопасности. В частности, в Астане состоялись заседания делового совета и бизнес-форума СВМДА в рамках международной конференции Astana Financial Days.

Главным событием VI саммита СВМДА стало концептуальное выступление президента РФ Владимира Путина. Российский лидер уверен, что центром мировой политики сегодня становится азиатская часть нашего континента. Именно здесь будет «сердце» мировой экономики, именно тут станут формироваться новые правила игры. Путин подчеркнул, что «Азия, где крепнут новые центры силы, играет большую роль в переходе к многополярному миропорядку». Однако наметившийся переход от однополярной гегемонии Запада к новому мироустройству не будет безмятежным и гладким, всем нам предстоит пройти острую фазу борьбы и полосу турбулентности. «Существует реальная угроза голода и масштабных потрясений на фоне волатильности цен на энергоносители и продовольствие в мире», – предупредил Владимир Путин. [3] Такая стратегическая нестабильность – это наглядное проявление растущих трений между Западом, как бывшим «мировым господином», и новыми претендентами на мировое лидерство в странах Азии.

России и её союзникам предстоит сломать прежний проект глобализации, который был ориентирован на монопольное лидерство западных стран над всеми остальными. «Россия выступает за пересмотр принципов работы мировой финансовой системы. Нынешняя мировая финансовая система позволяла «золотому миллиарду» на планете жить за чужой счет» – открыто заявил Владимир Путин с трибуны саммита СВМДА. Этот новый антиколониальный дискурс Москвы находит все больше сторонников среди поднимающихся стран мировой полупериферии, которым в прежней миросистеме была уготована унизительная роль людей «второго сорта». Сегодня пришла пора для объединения новых центров силы в Азии, чтобы противостоять нарастающему давлению Запада, – санкционному и политическому. Регионализация, которая идет на смену глобализации – важнейший принцип новой мировой архитектуры, одним из ключевых элементов которого станут международные организации открытого типа, такие как ШОС и СВМДА.

Кризис существующего миропорядка поставил перед многими странами жесткую дилемму – либо сдаться на милость «мирового гегемона» и стать покорными вассалами Запада, либо на долгие годы превратиться в поле боя или в экономические руины. Но есть и третий нестандартный путь к победе – создание новых стратегических союзов и неожиданных мировых коалиций, способных стать альтернативой западному мироустройству. В условиях идущей сегодня тотальной войны Запада против всего незападного мира, одного ситуативного сотрудничества и проведения саммитов уже недостаточно. Россия и её потенциальные союзники должны вести активную контригру на опережение, имеющую целью планомерное выстраивание дружественных региональных альянсов. Одним из ярких примеров появления такого стратегического союза стало стремительно набирающее обороты всеобъемлющее сближение России и Турции, о необходимости которого говорилось в стратегических проектах Каспийского института стратегических исследований. [4]

Стратегический союз с Турцией

Наши страны, Россия и Турция, давно и успешно сотрудничают в различных сферах – экономики, энергетики и геополитики. После начала Россией специальной военной операции, власти Турции, в числе немногих влиятельных стран, отказались присоединиться к одностороннему режиму антироссийских санкций. Это связано с тем, что  Анкара заинтересована в Москве как в стратегическом партнере во многих важных проектах – от взаимной торговли и поставки энергоносителей до строительства АЭС и региональной безопасности. Статистика показывает, что начиная с 24 февраля с.г. турецкий экспорт в Россию начал резко расти. Так, по сравнению с августом прошлого года турецкий экспорт в РФ удвоился – он вырос с 451 млн. долларов до 949 млн. долларов. Турция также заметно нарастила производство и экспорт нефтепродуктов за первые семь месяцев 2022 года на фоне роста импорта дешевой нефти из России. За указанный период Анкаре удалось заработать только на этих нефтяных сделках порядка 2,5 млрд. долларов.

Все указанные примеры говорят о том, что стратегический союз России и Турции приносит ощутимую пользу обеим странам: Москва преодолевает санкционные ограничения, а Турция – внутренние экономические трудности. Однако сотрудничество РФ и Турции не ограничивается лишь одной экономикой. Как известно, Анкара помогает Москве во многих деликатных внешнеполитических треках – от зерновой сделки и обмена пленными до мирных переговоров. Поэтому встреча двух президентов – Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана на полях саммита СВМДА была в фокусе внимания мировых СМИ. Дополнительную интригу придало сенсационное предложение российского лидера о создании газового хаба в Турции. Ранее Владимир Путин сообщил, что утраченный объем газового транзита по «Северным потокам» Россия могла бы переместить в черноморский регион. Напомним, что сейчас российский газ идет в Турцию по морским газопроводам «Турецкий поток» и «Голубой поток». По мнению президента России, на этом маршруте существует экономическая целесообразность и более высокий уровень безопасности транспортировки газа.

Действительно, морской участок «Турецкого потока» протяженностью 930 км находится в исключительной экономической зоне наших стран – российской (230 км) и турецкой (700 км), что минимизирует внешние риски. Изначально проект «Турецкий поток» предполагал строительство четырех ниток трубопровода пропускной мощностью около 63 млрд. кубометров природного газа. Сегодня действуют лишь две нитки пропускной мощностью 15,75 млрд. кубометров: одна предназначена для внутреннего рынка Турции, другая –  для стран Южной Европы. Вся сухопутная инфраструктура для быстрого расширения проекта уже готова на российской стороне и, по мнению экспертов, дополнительные нитки трубопроводов можно проложить в течение полугода. Президент Эрдоган с энтузиазмом принял предложение российского лидера и поручил Министерству энергетики Турции незамедлительно начать работу по проекту газового хаба. [5]

Заметим, что Реджеп Тайип Эрдоган всегда прилагал много усилий, чтобы его страна стала «энергокоммутатором» для экспорта энергоносителей в страны ЕС. Турция давно стремится к превращению страны в крупный газовый хаб, стараясь максимально диверсифицировать источники получения сырья. К примеру, недавно Анкара и Баку договорились о двукратном расширении мощностей трубопровода TANAP. Так что с наполнением турецкого хаба проблем не будет: это и азербайджанский газ, и иранский, и российский, и сжиженный, а в перспективе – самостоятельная добыча Турцией газа на морском шельфе. Газовый хаб в Турции сможет стать не только площадкой поставок, но и определения цены, причем как для российского газа, так и для прикаспийского. Аналитики считают, что реализация потенциала Турции как газового хаба даст России новые рынки сбыта и надежный транзит, а для Анкары – это будет позитивное развитие страны с точки зрения выгодного геополитического положения. По сути, реализация проекта газового хаба станет новым связующим звеном в стратегическом союзе России и Турции.

Итоги саммита «Центральная Азия – Россия»

Международные встречи в Астане завершились 14 октября проведением саммита «Центральная Азия – Россия». В ходе встречи на высшем уровне президенты РФ, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана обсудили перспективы дальнейшего сотрудничества в шестистороннем формате. Среди главных тем – взаимодействие в таких важных сферах как политика и безопасность, торгово-экономическое и культурно-гуманитарное сотрудничество. Напомним, что в середине сентября в регионе ЦА проходил очередной форум «Китай и Центральная Азия» – в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина. Также регулярно проводятся встречи глав внешнеполитических ведомств ЦА в формате «С5+1» (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и США), причем последняя встреча состоялась совсем недавно – на полях 76-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Это говорит о пристальном внимании всех ведущих мировых игроков к стратегически важному региону Центральной Азии, а также об остроте внешнеполитической конкуренции. Сегодня ЦА – это важный перекресток новых транзитных путей Север – Юг и Восток – Запад, а также потенциальная точка военно-политического давления Запада на Россию и Китай.

Долгое время Москва рассматривала отношения с Центральной Азией в рамках снисходительного советского похода к «национальным окраинам», но не как основное направление внешней политики. Именно это постсоветское направление до сих пор оставалось наименее обеспеченным – кадрово, идейно, организационно. Достаточно посмотреть на глубоко пенсионный возраст российских послов в регионе ЦА и станет ясно, почему их бездействие резко контрастирует с активностью глав зарубежных дипломатических миссий. Сейчас внешнеполитическая ситуация и российские приоритеты на Востоке решительно меняются, поэтому Центральная Азия становится важнейшим направлением, в котором у России есть большой потенциал для наращивания сотрудничества. Президент РФ в своем выступлении подчеркнул всю значимость экономическое сотрудничества России и ЦА: «За последние пять лет товарооборот вырос в два раза со странами Центральной Азии. Россия – ведущий инвестор в экономику Центральной Азии». Владимир Путин обозначил ключевой задачей обустройство новых трансевразийских коридоров. Россия намерена до 2030 года потратить 1,5 млрд. долларов на развитие международного транспортного коридора «Север – Юг», который становится новой «дорогой жизни» в условиях западной блокады.

Российского президента поддержал его узбекский коллега Шавкат Мирзиёев, который заявил о необходимости экономической кооперации региона: «Необходимо сфокусировать усилия на свободное передвижение товаров, оптимизацию по импортозамещению, создание «зеленых» коридоров, проектах по промышленной кооперации. Мы готовы запустить кооперационную биржу ЦА». Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов предложил оптимизировать режим шестисторонних консультаций, без этого невозможна активная реализация новых инфраструктурных проектов, которые формируют коридоры развития региона. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров предложил выработать общую стратегию по продовольственной безопасности. В условиях волатильности мировых цен на продовольствие, регион Центральной Азии критически зависит от стабильных поставок от традиционных поставщиков зерна – РФ и Казахстана. По мнению экспертов, переориентация зернового экспорта России от традиционных советских маршрутов – морским путем в страны Северной Африки – на внутриконтинентальные поставки в регион Центральной и Передней Азии поможет решить сразу две задачи – избежать секторальных и логистических санкций Запада и контролировать стабильность в центре Евразии.

Груз накопившихся и нерешенных проблем между Россией и странами Центральной Азии дал себя знать в тональности выступлений двух других президентов – Казахстана и Таджикистана. Казахстанский президент заявил о важности информационной безопасности и предложил пресекать все попытки посеять раздор и смуту. «Безусловно, многое зависит и от политической ответственности наших государственных деятелей. К сожалению, в некоторых странах случаются провокационные высказывания в адрес глав государств, обвинения, которые ничем не обоснованы. И это, естественно, отравляет атмосферу нашего сотрудничества», – заключил Касым-Жомарт Токаев. [6] Ранее приходилось отмечать, что главной причиной  недопонимания между Россией и Казахстаном является разрыв политической и экспертной коммуникации. Это значит, что в Казахстане перестали понимать, чего хочет Россия, а в РФ видят Казахстан исключительно в медийной оптике российских СМИ. Сегодня взаимная повестка определяется наиболее «желтыми» новостями и оголтелыми медиа-пропагандистами, а в итоге усиливается риск спонтанного кризиса между Россией и Казахстаном, который за счет медийной истерики может быстро перерасти в нечто более серьезное. [7]

Президент Таджикистана  на правах «аксакала» среди центрально-азиатских лидеров выразил «неординарное», но консолидированное мнение. Эмомали Рахмон лично обратился к Владимиру Путину с просьбой не вести политику в отношении стран Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу. «У каждой страны есть свои проблемы, вопросы, традиции и обычаи», – подчеркнул президент Таджикистана и напомнил о необходимости взаимоуважения и равнозначного партнерства между странами. Он также обратил внимание на тесное соседство стран Центральной Азии и России, уточнив, что от него «никуда не уйдешь». Такой неожиданный демарш, пусть и с восточным колоритом, отражает объективные изменения, произошедшие в регионе ЦА за постсоветские годы – в области политики, экономики и, главное, демографии. Геоэкономический и демографический центр постсоветского пространства неуклонно смещается на Восток. Страны с бурным ростом населения — Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Киргизия и Азербайджан становятся все более значимыми для России с точки зрения экономики и рабочей силы, чем депопулирующие Украина, Армения, Молдавия и Грузия. [8] Однако переориентация с Украины, которая долгие годы советского и постсоветского периода истории России была «светом в окошке» Кремля, на Азербайджан и Узбекистан вызывает страх у части российской элиты – поскольку по своей ментальности и этническому составу она далека от этих стран. Итоги саммита «Центральная Азия – Россия» свидетельствуют, что Москва подошла к тому пункту, когда заявленный «поворот на Восток» должен осуществляться не на словах, а на деле.

Поворот на Восток

Результаты саммитов в Астане позволяют сделать важный вывод о том, что новый российский «уход в Евразию» состоялся. Надо принять как должное тот факт, что «развод» с Европой произошел по инициативе европейской стороны и носит окончательный характер. Теперь место России – в Азии, именно там лежат наши интересы и там находятся наши верные союзники. Достаточно сравнить составы неформального саммита СНГ, приуроченного к празднованию юбилея Владимира Путина, и недавнего саммита «Центральная Азия – Россия», чтобы понять этот колоссальный геополитический сдвиг. Постсоветский транзит окончен – у нас больше нет постсоветских стран как государств «общей судьбы», но есть несколько групп государств, принадлежащих к несхожим мирам. Их судьбы уже навсегда разошлись по разным направлениям – одни тяготеют к Западу и подтверждают этот евро-атлантический выбор «железом и кровью», другие – еще остаются верны России и Евразии.

Новая стратегия национальной безопасности США прямо указывает на необходимость длительного «сдерживания» России на западном направлении. Это означает, что бывшие республики СССР, а ныне – буферные страны «Великого Лимитрофа», граничащего с Евросоюзом, на долгое время станут прифронтовой полосой. Там будет идти разрушение инфраструктуры, активные процессы миграции и депопуляции, там станет практически невозможна нормальная созидательная работа.

Центральная Азия, напротив, становится нашим крепким геоэкономическим тылом, рынки этих стран будут крайне необходимы России еще долгие десятилетия. Сегодня РФ должна сделать решительную ставку на бурно развивающиеся страны – Азербайджан и  Центральную Азию, которые становятся центром притяжения внешних инвесторов, вследствие демографического и экономического роста. Регион Каспия, как сосредоточие транспортных и энергетических маршрутов, должен стать главным соединительным узлом этой новой геоэкономической конструкции.

Отдельно встает вопрос о стратегических союзниках России вне пределов бывшего СССР. Недавние события доказывают, что для нас надолго потеряны страны Запада и, прежде всего, Евросоюз, ранее бывшие приоритетными направлениями российской внешней политики и экономики. Близорукий расчет ряда экспертов на быструю замену западных партнеров на Китай и Индию также не оправдался. Эти прагматичные страны не готовы жертвовать своими налаженными торговыми отношениями с Западом ради болезненной перестройки на сотрудничество с Россией. Наш главный стратегический партнер на ближайшие десятилетия – это Турция, которая вместе с Россией и её союзниками в Центральной Азии способна создать альтернативный центр силы в Евразии. Сегодня Турция с позиции стратегического транзитного центра и «энергокоммутатора» помогает России преодолеть торговую блокаду на западном направлении, а также получает значительные выгоды от совместной деятельности. Завтра – стратегический союз России и Турции может кардинально изменить всю геоэкономику Евразии. И чем раньше российский политический класс осознает всю неизбежность поворота на Восток, тем больше сил, жизней и ресурсов мы сбережем на западном направлении для успешной работы на восточном.

1. Путин: РФ делает все для формирования системы равной и неделимой безопасности. «Спутник Азербайджан», 13.10.2022. https://az.sputniknews.ru/20221013/putin-rf-delaet-vse-dlya-formirovaniya-sistemy-ravnoy-i-nedelimoy-bezopasnosti-447392577.html

2. Токаев: Прогноз о том, что XXI столетие будет веком Азии, сегодня стал реальностью. Informburo.kz, 13.10.2022. https://informburo.kz/novosti/tokaev-prognoz-o-tom-cto-xxi-stoletie-budet-vekom-azii-segodnya-stal-realnostyu

3. Саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Официальный сайт Президента России, 13.10.2022. http://kremlin.ru/events/president/news/69587

4. Будущее Евразии - российско-тюркский стратегический союз. Каспийский институт стратегических исследований. https://caspian.institute/product/ciss/rossijsko-tyurkskij-soyuz-kak-budushchee-evrazii-37966.shtml

5. Эрдоган: Наиболее удобное место для нового газового хаба в Европу - Тракья. Агентство Анадолу, 14.10.2022. https://www.aa.com.tr/ru/%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0/%d1%8d%d1%80%d0%b4%d0%be%d0%b3%d0%b0%d0%bd-%d0%bd%d0%b0%d0%b8%d0%b1%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b5-%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%b1%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d0%b3%d0%be-%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%be%d0%b2%d0%be%d0%b3%d0%be-%d1%85%d0%b0%d0%b1%d0%b0-%d0%b2-%d0%b5%d0%b2%d1%80%d0%be%d0%bf%d1%83-%d1%82%d1%80%d0%b0%d0%ba%d1%8c%d1%8f/2711535

6. Президент РК: В некоторых странах случаются провокационные высказывания в адрес глав государств. Inform-KZ, 14.10.2022. https://www.inform.kz/ru/prezident-rk-v-nekotoryh-stranah-sluchayutsya-provokacionnye-vyskazyvaniya-v-adres-glav-gosudarstv_a3990682

7. Марат Шибутов, Юрий Солозобов, Наталья Малярчук. Российско-казахстанские отношения на современном этапе. Часть 3. ИА Регнум, 10.12.2018. https://regnum.ru/news/polit/2534699.html

8. Юрий Солозобов, Марат Шибутов. Демография ставит крест на Украине, возвышая Азербайджан и Узбекистан. ИА Регнум, 20.05.2019. https://regnum.ru/news/2631132.html