идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Протесты в Иране не угрожают системе, но создают новые вызовы

фото: Anadolu Agency
11 октября 2022
Никита СмагинНикита Смагин

Никита Смагин

Эксперт КИСИ

Вот уже несколько недель Исламская Республика Иран (ИРИ) переживает волну массовых и ожесточенных протестов. И хотя протестная активность довольно высока, а народные выступления стали чуть ли не рутиной, сегодняшние волнения пока не угрожают существующему в стране государственному строю. Тем не менее, нынешний протест имеет ряд новых особенностей, которые способны стать вызовом для стабильности в Иране.

Протестная культура

Почти всю историю существования ИРИ протестная активность является неотъемлемой частью её социально-политической жизни. Регулярные народные выступления стали некой моделью взаимодействия общества и государства. Несмотря на довольно жесткие действия властей в отношении недовольных, почти всегда протесты заставляли руководство прислушаться и внести коррективы.

Политическая система Ирана содержит как демократические, так и невыборные институты власти. И если в случае с первыми, с Меджлисом и президентом, общество имеет каналы обратной связи в виде процедуры выборов, то с такими институтами, как Верховый лидер и Корпус стражей исламской революции (КСИР), протесты становятся почти единственным способом сообщить властям о своих проблемах. Иранский политический истеблишмент не просто борется с протестующими, но и реагирует на их требования [1].

Примером могут послужить протесты «Зеленого движения» в 2009 году, после которых к власти в 2013-м пришел президент-реформатор Хасан Рухани, продвигавший впоследствии вектор на сближение с Западом, а также на либерализацию ситуации внутри Исламской Республики Иран. Другой пример – выступления 2019 года, вспыхнувшие из-за трехкратного подорожания цен на бензин, были жестко подавлены властями, однако те в итоге предложили новую схему социальных выплат. [2]

Протестная активность в Иране имеет определенные тренды. В период с 1999 по 2009 гг. протесты преимущественно ассоциировались с реформаторами и их электоратом – средним классом. Вместе с тем к 2017 году в народных выступлениях сформировался новый тренд – протест бедных. Традиционно эти люди считаются электоратом консерваторского крыла в Иране. Изменилась и форма протеста: отсутствуют какие-либо политические призывы и требования, с площадей мегаполисов волнения все больше уходят в сторону их окраин или небольших городов. Протесты также стали агрессивнее, люди чаще стали прибегать к насилию, в том числе к столкновениям с полицией и к поджогам магазинов, банков и заправок.

Тем не менее, это не значит, что протестуют только бедные. За последние два года народные выступления были довольно разнообразными как по своей социальной составляющей, так и с точки зрения географии и формы протестов. И хотя ни один из этих протестов не стал массовым и не охватил по-настоящему всю страну, начиная с апреля 2021 года не было месяца, когда люди не выходили бы на улицы. У иранцев на это есть немало причин.

Причины недовольства

После «Зеленого движения» 2009-2010 годов в Иране временно установилось относительное затишье в протестах. Связано это было с ожиданием подписания ядерной сделки, которая сулила решение многих проблем. Тогда, в 2015 году, наблюдалась другая активность: люди выходили на улицы, приветствовали соглашение и предвосхищали светлое будущее.

Однако зимой 2017-2018 гг. страну охватили массовые протесты с несколькими десятками жертв из-за подорожания цен на яйца. Затем в ноябре 2019 года Иран сотрясли самые кровопролитные беспорядки в новейшей истории, вызванные скачком цен на бензин. Оба случая имели две отличительные черты. Во-первых, причиной стали обманутые ожидания, связанные с обещаниями политиков-реформаторов об улучшении уровня жизни в стране после заключения ядерной сделки. Во-вторых, ядром протеста стали бедные слои общества, которые моментально перешли к насильственным формам выступлений.

После этого крупных протестов до сентября 2022 года в Иране не было. Тем не менее протестная активность оставалась на высоком уровне, выражаясь в локальных выступлениях, эпизодических митингах, забастовках на отдельных предприятиях, активности в сети Интернет.

Конечно, в первую очередь недовольство в Иране сегодня обусловлено сложной экономической обстановкой в стране. Особенно ситуация обострилась с 2018 года после выхода США из ядерной сделки и возврата основных санкций против ИРИ. По данным Всемирного банка, реальный ВВП Ирана в 2020-2021 годах соразмерим уровню 2010-2011 годов, в пересчете на душу населения этот показатель едва дотягивает до 2004-2005 годов. [3]

Инфляция в стране за последние годы в среднем достигает 40%, плюс массовая безработица среди молодежи – около 30-40% [4], к этому стоит добавить высокую волатильность на рынке иностранной валюты и другие факторы.

Кроме общих экономических проблем, существует ряд других сложностей, в первую очередь инфраструктурных, которые раздражают общество. К одной из таких проблем можно отнести дефицит электроэнергии, который приводит к веерным отключениям. Так, в 2021 году локальные стихийные протесты возникали из-за подобных блэкаутов. [5] В жаркие месяцы ситуация усугубляется использованием кондиционеров. Более того, летом в Иране мелеют реки [6], что сильно ограничивает работу ГЭС.

Власти пытаются купировать проблему, вводя квоты на потребление электроэнергии для государственных учреждений [7] и ограничивая майнинг криптовалюты. [8] Тем не менее, такие меры можно назвать скорее косметическими, ведь причина дефицита электроэнергии кроется в недостаточно целесообразной политике субсидирования, согласно которой население платит за электричество копейки. Все это ведет к росту энергопотребления и нерентабельности самой отрасли, что сказывается на качестве инфраструктуры.

Другим общественным раздражителем стал дефицит воды. Причина тут не только экологическая – как глобальное потепление, но и ошибочная политика властей по использованию водных ресурсов. [9] Так, ключевой причиной дефицита воды стал многолетний курс на обеспечение собственной продовольственной безопасности, что привело к разработке водозатратных сельскохозяйственных культур. [10]

Традиционно водный кризис обостряется летом и каждый год ведет к локальным протестам, которые сопровождаются столкновениями и жертвами. [11] Для решения проблемы нужна перестройка экономической модели и интеграция Ирана в мировую экономику, что невозможном при нынешнем санкционном режиме против Тегерана. Таким образом в ближайшее время проблема сохранится и будет оставаться причиной для протестов.

Вместе с тем, несмотря на такое разнообразие причин для народных волнений, все протесты за последние два года носили более-менее локальный характер. Кроме того, объединяли их в основном экономическая, экологическая и социальная повестки. Политические лозунги редко звучали в ходе протестных акций и никогда не были их лейтмотивом. Однако народные выступления, вспыхнувшие в сентябре 2022 года, кардинальным образом поменяли картину протестного Ирана.

Женский протест

В середине сентября в тегеранском метро за неправильное ношение хиджаба полицией нравов была задержана 22-летняя Махса Амини, приехавшая в столицу к родственникам из иранской провинции Курдистан. Противники ИРИ утверждают, что она была избита в полицейском участке, от чего впала в кому и впоследствии скончалась [12]. В Интернете разлетелись кадры из больничной палаты, где врачи в течение 48 часов боролись за жизнь Махсы.

После смерти 22-летней девушки Иран охватила волна массовых протестов, которые не утихают уже почти месяц. И хотя изначально преимущественно протестный ресурс составляли женщины, этот протест нельзя назвать исключительно женским. Повестка борьбы за права женщин стала объединяющей. В этих народных волнениях принимают участие все слои населения, которым есть что предъявить властям.

Важно то, что сегодняшний протест четко направлен против политической системы. Впервые политические лозунги стали основными, а не второстепенными или возникающими в дополнение к главной повестке, обычно экономической или социальной. Кроме того, протестующие бросили вызов одному из главных символов Исламской Республики Иран – хиджабу. Многие иранские порядки и законы с революции 1979 года претерпевали изменения, но хиджаб и запрет алкоголя оставались красными линиями, которые пересматривать было нельзя. Они являются ключевыми показателями идентичности республики, чтобы иметь право называть себя исламской.

Сами протесты носят довольно хаотичный характер: заранее обозначенных мест, как правило, нет, небольшие группы людей начинают столкновения с полицией в любом месте, далее к ним присоединяются прохожие, или те жители, которые специально вышли из дома с целью «найти» протест. [13]

Вместе с тем, несмотря на масштабы и ожесточенность, сегодняшний протест вряд ли приведет к смене политической системы. Власти все так же готовы к подавлению протестных выступлений, и нет никаких свидетельств о возможном расколе среди силовиков или элит. В то время как сам протест лишен какой-либо организации и четкого целеполагания. Так, в отдельных районах протестующим удается успешно противостоять силам безопасности и даже захватывать и перекрывать целые улицы, однако, что делать с этим дальше, они не знают и через какое-то время просто уходят домой. Такая протестная активность рано или поздно пойдет на спад.

Вместе с тем, вполне вероятно, что по стране отдельные вспышки выступлений продолжатся, так как градус недовольства в обществе остается высоким. Власти, похоже, пока идти на диалог не собираются, обвиняя внешние силы в раскачивании ситуации. [14] Официальное заключение судмедэкспертов и вовсе гласит, что Махса Амини умерла из-за перенесенного в детстве заболевания, а не из-за физического воздействия. [15]

В целом на сегодня угрозы для Исламской Республики Иран нет, однако в случае продолжения протестной активности существует вероятность потерять контроль за стабильностью в стране. Поддерживать её силами правопорядка становится все сложнее – в крупных городах они уже много недель почти каждую ночь выходят на дополнительные дежурства в ночное и вечернее время.

Нужно также учитывать тот факт, что ощутимых изменений экономической ситуации в Иране к лучшему в ближайшее время не ожидается. Переговоры по ядерной сделке явно буксуют, а попытки властей внести коррективы в управление страной в лучшем случае носят косметический характер. Проблемы Ирана при этом системные, и не могут быть решены в одночасье даже в случае снятия санкций. Все это говорит о том, что градус недовольства в обществе будет сохраняться, и в краткосрочной перспективе протестная активность, вероятно, не сойдет на нет.

1. Протест как способ диалога, или как власти Ирана взаимодействуют с обществом. РСМД, 17.06.2022. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/protest-kak-sposob-dialoga-ili-kak-vlasti-irana-vzaimodeystvuyut-s-obshchestvom/

2. Как власти Ирана разожгли новый вид протеста. «Ведомости», 06.12.2019. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/12/06/818028-vlasti-irana

3. Islamic Republic of Iran, World Bank Organization. https://thedocs.worldbank.org/en/doc/810065c29954527b3ae9f2b2586188bb-0280012022/original/mpo-sm22-iran-irn-kcm3.pdf

4. The Islamic Republic of Iran Four Decades, Fathollah-Nejad A. 2020.

5. After protests Iran's president apologizes over power blackouts. Reuters, 06.06.2021. https://www.reuters.com/world/middle-east/after-protests-irans-president-apologises-over-power-blackouts-2021-07-06/

6. ISNA, https://www.isna.ir/news/1400030906289/

7. IRNA. https://www.irna.ir/news/84783318/

8. Iran bans cryptocurrency mining for 4 months amid power cuts. Reuters, 26.05.2021. https://www.reuters.com/technology/iran-bans-cryptocurrency-mining-4-months-amid-power-cuts-2021-05-26/

9. Замкнутый круг: как засуха заставляет Иран отказываться от криптовалюты. ТАСС, 02.06.2021. https://tass.ru/opinions/11537221

10. Протест как способ диалога, или как власти Ирана взаимодействуют с обществом. РСМД, 17.06.2022. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/protest-kak-sposob-dialoga-ili-kak-vlasti-irana-vzaimodeystvuyut-s-obshchestvom/

11. Незавидное наследство. Почему протестует иранская улица?. ТАСС, 02.08.2021. https://tass.ru/opinions/12038651

12. Iranian woman dies after being beaten by morality police over hijab law. The Guardian, 16.09.2022. https://www.theguardian.com/global-development/2022/sep/16/iranian-woman-dies-after-being-beaten-by-morality-police-over-hijab-law

13. NBC: сжигают хиджабы и стригут волосы — Иран охватили протесты против традиций и правительств. Russia Today, 23.09.2022. https://russian.rt.com/inotv/2022-09-23/NBC-szhigayut-hidzhabi-i-strigut

14. Аятолла Хаменеи возложил ответственность за беспорядки в Иране на США и Израиль. ТАСС, 03.10.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/15940139

15. В Иране заявили, что смерть Махсы Амини не была вызвана физическим воздействием. ТАСС, 07.10.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/15985863

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Протесты в Иране не угрожают системе, но создают новые вызовы

фото: Anadolu Agency
11 октября 2022
Никита Смагин

Никита Смагин

Эксперт КИСИ

Вот уже несколько недель Исламская Республика Иран (ИРИ) переживает волну массовых и ожесточенных протестов. И хотя протестная активность довольно высока, а народные выступления стали чуть ли не рутиной, сегодняшние волнения пока не угрожают существующему в стране государственному строю. Тем не менее, нынешний протест имеет ряд новых особенностей, которые способны стать вызовом для стабильности в Иране.

Протестная культура

Почти всю историю существования ИРИ протестная активность является неотъемлемой частью её социально-политической жизни. Регулярные народные выступления стали некой моделью взаимодействия общества и государства. Несмотря на довольно жесткие действия властей в отношении недовольных, почти всегда протесты заставляли руководство прислушаться и внести коррективы.

Политическая система Ирана содержит как демократические, так и невыборные институты власти. И если в случае с первыми, с Меджлисом и президентом, общество имеет каналы обратной связи в виде процедуры выборов, то с такими институтами, как Верховый лидер и Корпус стражей исламской революции (КСИР), протесты становятся почти единственным способом сообщить властям о своих проблемах. Иранский политический истеблишмент не просто борется с протестующими, но и реагирует на их требования [1].

Примером могут послужить протесты «Зеленого движения» в 2009 году, после которых к власти в 2013-м пришел президент-реформатор Хасан Рухани, продвигавший впоследствии вектор на сближение с Западом, а также на либерализацию ситуации внутри Исламской Республики Иран. Другой пример – выступления 2019 года, вспыхнувшие из-за трехкратного подорожания цен на бензин, были жестко подавлены властями, однако те в итоге предложили новую схему социальных выплат. [2]

Протестная активность в Иране имеет определенные тренды. В период с 1999 по 2009 гг. протесты преимущественно ассоциировались с реформаторами и их электоратом – средним классом. Вместе с тем к 2017 году в народных выступлениях сформировался новый тренд – протест бедных. Традиционно эти люди считаются электоратом консерваторского крыла в Иране. Изменилась и форма протеста: отсутствуют какие-либо политические призывы и требования, с площадей мегаполисов волнения все больше уходят в сторону их окраин или небольших городов. Протесты также стали агрессивнее, люди чаще стали прибегать к насилию, в том числе к столкновениям с полицией и к поджогам магазинов, банков и заправок.

Тем не менее, это не значит, что протестуют только бедные. За последние два года народные выступления были довольно разнообразными как по своей социальной составляющей, так и с точки зрения географии и формы протестов. И хотя ни один из этих протестов не стал массовым и не охватил по-настоящему всю страну, начиная с апреля 2021 года не было месяца, когда люди не выходили бы на улицы. У иранцев на это есть немало причин.

Причины недовольства

После «Зеленого движения» 2009-2010 годов в Иране временно установилось относительное затишье в протестах. Связано это было с ожиданием подписания ядерной сделки, которая сулила решение многих проблем. Тогда, в 2015 году, наблюдалась другая активность: люди выходили на улицы, приветствовали соглашение и предвосхищали светлое будущее.

Однако зимой 2017-2018 гг. страну охватили массовые протесты с несколькими десятками жертв из-за подорожания цен на яйца. Затем в ноябре 2019 года Иран сотрясли самые кровопролитные беспорядки в новейшей истории, вызванные скачком цен на бензин. Оба случая имели две отличительные черты. Во-первых, причиной стали обманутые ожидания, связанные с обещаниями политиков-реформаторов об улучшении уровня жизни в стране после заключения ядерной сделки. Во-вторых, ядром протеста стали бедные слои общества, которые моментально перешли к насильственным формам выступлений.

После этого крупных протестов до сентября 2022 года в Иране не было. Тем не менее протестная активность оставалась на высоком уровне, выражаясь в локальных выступлениях, эпизодических митингах, забастовках на отдельных предприятиях, активности в сети Интернет.

Конечно, в первую очередь недовольство в Иране сегодня обусловлено сложной экономической обстановкой в стране. Особенно ситуация обострилась с 2018 года после выхода США из ядерной сделки и возврата основных санкций против ИРИ. По данным Всемирного банка, реальный ВВП Ирана в 2020-2021 годах соразмерим уровню 2010-2011 годов, в пересчете на душу населения этот показатель едва дотягивает до 2004-2005 годов. [3]

Инфляция в стране за последние годы в среднем достигает 40%, плюс массовая безработица среди молодежи – около 30-40% [4], к этому стоит добавить высокую волатильность на рынке иностранной валюты и другие факторы.

Кроме общих экономических проблем, существует ряд других сложностей, в первую очередь инфраструктурных, которые раздражают общество. К одной из таких проблем можно отнести дефицит электроэнергии, который приводит к веерным отключениям. Так, в 2021 году локальные стихийные протесты возникали из-за подобных блэкаутов. [5] В жаркие месяцы ситуация усугубляется использованием кондиционеров. Более того, летом в Иране мелеют реки [6], что сильно ограничивает работу ГЭС.

Власти пытаются купировать проблему, вводя квоты на потребление электроэнергии для государственных учреждений [7] и ограничивая майнинг криптовалюты. [8] Тем не менее, такие меры можно назвать скорее косметическими, ведь причина дефицита электроэнергии кроется в недостаточно целесообразной политике субсидирования, согласно которой население платит за электричество копейки. Все это ведет к росту энергопотребления и нерентабельности самой отрасли, что сказывается на качестве инфраструктуры.

Другим общественным раздражителем стал дефицит воды. Причина тут не только экологическая – как глобальное потепление, но и ошибочная политика властей по использованию водных ресурсов. [9] Так, ключевой причиной дефицита воды стал многолетний курс на обеспечение собственной продовольственной безопасности, что привело к разработке водозатратных сельскохозяйственных культур. [10]

Традиционно водный кризис обостряется летом и каждый год ведет к локальным протестам, которые сопровождаются столкновениями и жертвами. [11] Для решения проблемы нужна перестройка экономической модели и интеграция Ирана в мировую экономику, что невозможном при нынешнем санкционном режиме против Тегерана. Таким образом в ближайшее время проблема сохранится и будет оставаться причиной для протестов.

Вместе с тем, несмотря на такое разнообразие причин для народных волнений, все протесты за последние два года носили более-менее локальный характер. Кроме того, объединяли их в основном экономическая, экологическая и социальная повестки. Политические лозунги редко звучали в ходе протестных акций и никогда не были их лейтмотивом. Однако народные выступления, вспыхнувшие в сентябре 2022 года, кардинальным образом поменяли картину протестного Ирана.

Женский протест

В середине сентября в тегеранском метро за неправильное ношение хиджаба полицией нравов была задержана 22-летняя Махса Амини, приехавшая в столицу к родственникам из иранской провинции Курдистан. Противники ИРИ утверждают, что она была избита в полицейском участке, от чего впала в кому и впоследствии скончалась [12]. В Интернете разлетелись кадры из больничной палаты, где врачи в течение 48 часов боролись за жизнь Махсы.

После смерти 22-летней девушки Иран охватила волна массовых протестов, которые не утихают уже почти месяц. И хотя изначально преимущественно протестный ресурс составляли женщины, этот протест нельзя назвать исключительно женским. Повестка борьбы за права женщин стала объединяющей. В этих народных волнениях принимают участие все слои населения, которым есть что предъявить властям.

Важно то, что сегодняшний протест четко направлен против политической системы. Впервые политические лозунги стали основными, а не второстепенными или возникающими в дополнение к главной повестке, обычно экономической или социальной. Кроме того, протестующие бросили вызов одному из главных символов Исламской Республики Иран – хиджабу. Многие иранские порядки и законы с революции 1979 года претерпевали изменения, но хиджаб и запрет алкоголя оставались красными линиями, которые пересматривать было нельзя. Они являются ключевыми показателями идентичности республики, чтобы иметь право называть себя исламской.

Сами протесты носят довольно хаотичный характер: заранее обозначенных мест, как правило, нет, небольшие группы людей начинают столкновения с полицией в любом месте, далее к ним присоединяются прохожие, или те жители, которые специально вышли из дома с целью «найти» протест. [13]

Вместе с тем, несмотря на масштабы и ожесточенность, сегодняшний протест вряд ли приведет к смене политической системы. Власти все так же готовы к подавлению протестных выступлений, и нет никаких свидетельств о возможном расколе среди силовиков или элит. В то время как сам протест лишен какой-либо организации и четкого целеполагания. Так, в отдельных районах протестующим удается успешно противостоять силам безопасности и даже захватывать и перекрывать целые улицы, однако, что делать с этим дальше, они не знают и через какое-то время просто уходят домой. Такая протестная активность рано или поздно пойдет на спад.

Вместе с тем, вполне вероятно, что по стране отдельные вспышки выступлений продолжатся, так как градус недовольства в обществе остается высоким. Власти, похоже, пока идти на диалог не собираются, обвиняя внешние силы в раскачивании ситуации. [14] Официальное заключение судмедэкспертов и вовсе гласит, что Махса Амини умерла из-за перенесенного в детстве заболевания, а не из-за физического воздействия. [15]

В целом на сегодня угрозы для Исламской Республики Иран нет, однако в случае продолжения протестной активности существует вероятность потерять контроль за стабильностью в стране. Поддерживать её силами правопорядка становится все сложнее – в крупных городах они уже много недель почти каждую ночь выходят на дополнительные дежурства в ночное и вечернее время.

Нужно также учитывать тот факт, что ощутимых изменений экономической ситуации в Иране к лучшему в ближайшее время не ожидается. Переговоры по ядерной сделке явно буксуют, а попытки властей внести коррективы в управление страной в лучшем случае носят косметический характер. Проблемы Ирана при этом системные, и не могут быть решены в одночасье даже в случае снятия санкций. Все это говорит о том, что градус недовольства в обществе будет сохраняться, и в краткосрочной перспективе протестная активность, вероятно, не сойдет на нет.

1. Протест как способ диалога, или как власти Ирана взаимодействуют с обществом. РСМД, 17.06.2022. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/protest-kak-sposob-dialoga-ili-kak-vlasti-irana-vzaimodeystvuyut-s-obshchestvom/

2. Как власти Ирана разожгли новый вид протеста. «Ведомости», 06.12.2019. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/12/06/818028-vlasti-irana

3. Islamic Republic of Iran, World Bank Organization. https://thedocs.worldbank.org/en/doc/810065c29954527b3ae9f2b2586188bb-0280012022/original/mpo-sm22-iran-irn-kcm3.pdf

4. The Islamic Republic of Iran Four Decades, Fathollah-Nejad A. 2020.

5. After protests Iran's president apologizes over power blackouts. Reuters, 06.06.2021. https://www.reuters.com/world/middle-east/after-protests-irans-president-apologises-over-power-blackouts-2021-07-06/

6. ISNA, https://www.isna.ir/news/1400030906289/

7. IRNA. https://www.irna.ir/news/84783318/

8. Iran bans cryptocurrency mining for 4 months amid power cuts. Reuters, 26.05.2021. https://www.reuters.com/technology/iran-bans-cryptocurrency-mining-4-months-amid-power-cuts-2021-05-26/

9. Замкнутый круг: как засуха заставляет Иран отказываться от криптовалюты. ТАСС, 02.06.2021. https://tass.ru/opinions/11537221

10. Протест как способ диалога, или как власти Ирана взаимодействуют с обществом. РСМД, 17.06.2022. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/protest-kak-sposob-dialoga-ili-kak-vlasti-irana-vzaimodeystvuyut-s-obshchestvom/

11. Незавидное наследство. Почему протестует иранская улица?. ТАСС, 02.08.2021. https://tass.ru/opinions/12038651

12. Iranian woman dies after being beaten by morality police over hijab law. The Guardian, 16.09.2022. https://www.theguardian.com/global-development/2022/sep/16/iranian-woman-dies-after-being-beaten-by-morality-police-over-hijab-law

13. NBC: сжигают хиджабы и стригут волосы — Иран охватили протесты против традиций и правительств. Russia Today, 23.09.2022. https://russian.rt.com/inotv/2022-09-23/NBC-szhigayut-hidzhabi-i-strigut

14. Аятолла Хаменеи возложил ответственность за беспорядки в Иране на США и Израиль. ТАСС, 03.10.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/15940139

15. В Иране заявили, что смерть Махсы Амини не была вызвана физическим воздействием. ТАСС, 07.10.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/15985863