идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Фундамент республики: роль КСИР в современном Иране

фото: AP
9 июля 2022
Никита СмагинНикита Смагин

Никита Смагин|Тегеран

Эксперт КИСИ

Корпус стражей исламской революции (КСИР) является системообразующей частью Исламской Республики Иран и выполняет целый набор разнообразных задач. Зачастую аналитики используют понятие «государство в государстве» [1] при описании его роли и функционала. Такая характеристика связна с тем, что КСИР обладает значительной автономией, а также дублирует многие функции других государственных структур. Более того, функционирование Корпуса и связанных с ним сил становится механизмом вовлечения значительной части населения страны в религиозную и околорелигиозную деятельность, завязанную на духовном лидере Ирана [2].

Фундамент безопасности

КСИР был создан решением основателя Исламской Республики аятоллы Рухоллы Хомейни в 1979 году. Главной задачей стало построение новой лояльной военизированной структуры в условиях постреволюционной нестабильности. На фоне чисток в частях старой шахской армии и массового дезертирства из ее рядов, КСИР был призван стать опорой новых властей. Задачей Корпуса, согласно статье 150 Конституции, стала охрана Исламской революции и ее завоеваний.

В настоящее время Вооруженные Силы Ирана состоят из трех компонентов: армия, КСИР и силы охраны правопорядка. При этом Корпус в этой системе играет роль элитных, наиболее лояльных частей с лучшим вооружением, которые финансируются в приоритетном порядке. КСИР наряду с остальными компонентами ВС координирует свои действия с Генштабом. В то же время эта структура подчиняется напрямую духовному лидеру Ирана. Численность армии и КСИР примерно равна и, согласно оценкам, составляет 380 тыс. и 320 тыс. военнослужащих соответственно [3].

Особая роль КСИР, закрепленная в Конституции, позволила ему получить широкие функции. Корпус помогает армейским частям обеспечивать безопасность государства, оказывает поддержку союзникам Ирана за рубежом, в случае необходимости помогает силам правопорядка внутри страны, ведет собственную разведывательную и контрразведывательную деятельность, а также охраняет высшее руководство Исламской Республики. Кроме того, КСИР участвует в идеологической и социальной работе в государстве и помогает обеспечивать кибербезопасность Ирана.

Наконец, немаловажной является роль КСИР в разработке новых систем вооружения и модернизации существующих. Так, в СМИ неоднократно упоминался научно-исследовательский центр авиационной промышленности «Шахед», который занимается разработкой беспилотных летательных аппаратов. Показательно также, что после ряда неудач гражданских властей Ирана на пути развития космической программы, этим направлением активно занялся Корпус. В результате аэрокосмические силы КСИР запустили два спутника в 2020 и 2022 годах.

Широкую известность получило спецподразделение «Кодс» (перс. «Иерусалим», также распространено арабизированное название: «Аль-Кудс»), которое зачатую ошибочно называют спецназом. Фактически речь идет о специализированной разведывательной структуре численностью от 10 до 20 тыс. человек, которая занимается продвижением непрямого влияния Ирана в регионе и решением особых внешнеполитических задач. Так, «Кодс» помогал создавать и продолжает координировать работу проиранских формирований на Ближнем Востоке, включая «Хезбаллу» в Ливане, «аль-Хашд аш-Шаабий» в Ираке и отряды народной обороны в Сирии. «Кодс» оказался на первых полосах мировых СМИ после того, как США 3 января 2020 года ракетным ударом убили командующего этой структурой Касема Сулеймани, прилетевшего в Багдад. Несмотря на его особую роль в функционировании спецподразделения, деятельность «Кодс» не претерпела значительных изменений после гибели ее легендарного главы.

Народное ополчение

Особую роль, которая значительно расширяет функционал КСИР, играет ополчение «Басидж». Оно стало воплощением в жизнь концепции аятоллы Хомейни «Исламской армии 20 миллионов». Около 100 тыс. представителей «Басидж» являются кадровыми военными в составе КСИР. В остальном это отдельная добровольческая сила, которая организационно входит в состав Корпуса и играет роль молодежно-патриотической организации, кадрового резерва КСИР, дополнительной структуры для обеспечения безопасности внутри страны и вспомогательной силой при решении военных задач.

Оценка численности «Басидж» сильно разнится в зависимости от источников. Обычно приводятся цифры от 2 до 4 млн. человек [4]. При этом общее население Ирана составляет около 80 млн. человек. Иными словами, «Басидж» служит вариантом массового вовлечения жителей страны в работу государственных структур безопасности. Важно, что огромная часть деятельности ополчения не относится к чисто военной сфере. Так, «Басидж» занимается раздачей гуманитарной помощи, помогает службам спасения в случае чрезвычайных ситуаций, вроде землетрясений и наводнений, восстанавливает поврежденную инфраструктуру, строит плотины и т.д. Иными словам, КСИР через «Басидж» становится одной из ключевых структур по оказанию социальной помощи населению Ирана.

Также ополчение ведет активную культурную работу по продвижению ценностей Исламской революции. К традиционным форматам агитации и пропаганды в школах и мечетях сегодня прибавляется работа в киберпространстве. Кроме того, само по себе наличие столь многочисленной структуры, лояльной властям страны, должно способствовать продвижению исламских идеалов, поскольку представители «Басидж» встречаются в стране повсеместно.

Экономика и политика

Важнейшей причиной особого места КСИР в Иране является его финансовая обособленность. Фактически наряду со средствами, которые выделяются государством по расходам на оборону в рамках бюджета страны, существуют многочисленные параллельные источники финансирования Корпуса.

Изначально КСИР создавался как военная структура, и его участие в как экономической, так и политической жизни страны не предполагалось. Ситуация начала меняться после окончания ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), когда Исламская Республика нуждалась в восстановлении разрушенной инфраструктуры. Этот процесс был преимущественно доверен Корпусу.

Затем участие связанных с КСИР структур в экономической деятельности в стране только возрастала, что на определенных этапах поощрялось государством. Так, президент Ирана с 1989 по 1997 гг. Али Акбар Хашеми Рафсанджани рассчитывал [5], что вовлечение КСИР в экономику снизит его политические амбиции. Однако, после получения финансовых активов, Корпус еще больше начал интегрироваться в политические процессы. Новым этапом стала приватизация государственных активов в период президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013 гг.). Значительная часть приватизированной собственности перешла к подконтрольным КСИР структурам [6].

В противоположном направлении пытался двигаться президент Хасан Рухани (2013-2021 гг.), который взял курс на сокращение присутствия КСИР в экономике [7]. Однако значительного успеха на этом направлении он не достиг. Одной из причин стало ужесточение санкций США в отношении Ирана в период президента Дональда Трампа. КСИР является одной из ключевых сил в республике, которая занимается выстраиванием схем по обходу западных санкций. В результате политика Трампа только усилила значение Корпуса для экономики Ирана.

Нет официальной статистики о доле КСИР в иранской экономике. Чаще всего в западных источниках дается оценка, что Корпус может контролировать до 1/6 от ВВП Ирана [8]. Прежде всего, связанные с КСИР структуры владеют активами в строительном, нефтегазовом, финансовом, банковском и телекоммуникационном секторах. Главным проводником финансовых интересов КСИР считается компания «Хатам аль-Анбия».

Основной задачей финансовой активности Корпуса является стремление заполучить контроль над стратегически значимыми отраслями экономики. В то же время эту деятельность можно причислить к специфичному методу социальной политики Ирана. КСИР не просто занимается бизнесом, но и создает множество рабочих мест, в том числе и в проблемных регионах страны. Иными словами, Корпус можно назвать крупнейшим социальным предпринимателем Ирана.

КСИР является одним из важных политических игроков в стране, хотя формально иранские военные в политике не участвуют и открыто никакую из сил не поддерживают. Однако многие из ведущих политиков в Иране являются выходцами из Корпуса стражей исламской революции. Бывшие члены Корпуса выдвигают свои кандидатуры на выборы разного уровня. Так, командующий КСИР в 1981-1997 гг. Мохсен Резайи участвовал в президентских кампаниях в 2009, 2013 и 2021 годах, занимал пост секретаря Совета по целесообразности принимаемых решений (совещательный орган при духовном лидере Ирана), а после победы на выборах президента Эбрахима Раиси был назначен вице-президентом по экономическим вопросам.

На сегодняшний день американскими властями КСИР официально признан террористической организацией. Это изменение произошло по инициативе Дональда Трампа в 2019 году. Главной причиной такого шага стало стремление 45-го президента США исключить возможность для последующих американских политиков наладить отношения с Ираном. Эта мера также позволила расширить возможности для новых санкций. Иностранные компании, которые имеют дело с иранскими партнерами, могут быть обвинены США в связях с КСИР, поскольку проникновение Корпуса в экономику Исламской Республики повсеместно.

Можно сказать, что расчет Трампа в известной степени оказался верным. Сегодня фактически главным препятствием для возобновления ядерной сделки служит позиция администрации Джо Байдена, которая отказывается исключить КСИР из списка террористов. Соответствующее требование входит в число ключевых на переговорах по ядерной сделке с иранской стороны.

Вряд ли Байден, как и в целом демократы в США, был в восторге от решения Трампа включить КСИР в число террористических организаций в 2019 году. Это решение слишком сильно осложняет возможности для диалога с Тегераном. Однако сегодня исключение Корпуса из этого списка несет большие политические риски для демократов. КСИР не отрицает своей антиамериканской ориентации, поэтому такой шаг сразу будет использован республиканцами для критики Байдена в излишней мягкости и ущемлении национальных интересов США.

1. Сажин В. Корпус стражей исламской революции Ирана – государство в государстве. Контуры глобальных трансформаций. 2017. т. 10, №3. с. 83-109. https://cyberleninka.ru/article/n/korpus-strazhey-islamskoy-revolyutsii-irana-gosudarstvo-v-gosudarstve

2. Смагин Н. На страже Исламской Республики: КСИР и Басидж в системе безопасности Ирана. Армии и безопасность на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Москва, РСМД, 2019, с. 70-79 https://russiancouncil.ru/upload/iblock/688/riac_book_mena_military_power.pdf

3. Лямин Ю., Пухов Р. (ред.). Персидский бастион, Москва, 2019 http://cast.ru/books/persidskiy-bastion.html

4. Golkar Saeid. Paramilitarization of the Economy. The Case of Iran's Basij Militia. Armed Forces and Society. 2012. Volume 38, issue 4. pp. 625–648. http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0095327X12437687/

5. Hesam Forozan, Afshin Shahi, The Military and the State in Iran: The Economic Rise of the Revolutionary Guards. The Middle East Journal, volume 71, №1, winter 2017. https://www.ingentaconnect.com/contentone/mei/mei/2017/00000071/00000001/art00005?crawler=true&mimetype=application/pdf

6. Afshon Ostovar, Vanguard of the Imam. Religion, Politics, and Iran’s Revolutionary Guards, Oxford University Press, 2016. https://oxford.universitypressscholarship.com/view/10.1093/acprof:oso/9780199387892.001.0001/acprof-9780199387892

7. У стражей исламской революции отбирают бизнес. «Коммерсантъ». 14.09.2017. https://www.kommersant.ru/doc/3410252

8. Parisa Hafezi and Louis Charbonneau, «Iranian Nuclear Deal Set to Make Hardline Revolutionary Guards Richer», Reuters, July 6, 2015. https://www.reuters.com/article/us-iran-nuclear-economy-insight-idUSKCN0PG1XV20150706

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Фундамент республики: роль КСИР в современном Иране

фото: AP
9 июля 2022
Никита Смагин

Никита Смагин | Тегеран

Эксперт КИСИ

Корпус стражей исламской революции (КСИР) является системообразующей частью Исламской Республики Иран и выполняет целый набор разнообразных задач. Зачастую аналитики используют понятие «государство в государстве» [1] при описании его роли и функционала. Такая характеристика связна с тем, что КСИР обладает значительной автономией, а также дублирует многие функции других государственных структур. Более того, функционирование Корпуса и связанных с ним сил становится механизмом вовлечения значительной части населения страны в религиозную и околорелигиозную деятельность, завязанную на духовном лидере Ирана [2].

Фундамент безопасности

КСИР был создан решением основателя Исламской Республики аятоллы Рухоллы Хомейни в 1979 году. Главной задачей стало построение новой лояльной военизированной структуры в условиях постреволюционной нестабильности. На фоне чисток в частях старой шахской армии и массового дезертирства из ее рядов, КСИР был призван стать опорой новых властей. Задачей Корпуса, согласно статье 150 Конституции, стала охрана Исламской революции и ее завоеваний.

В настоящее время Вооруженные Силы Ирана состоят из трех компонентов: армия, КСИР и силы охраны правопорядка. При этом Корпус в этой системе играет роль элитных, наиболее лояльных частей с лучшим вооружением, которые финансируются в приоритетном порядке. КСИР наряду с остальными компонентами ВС координирует свои действия с Генштабом. В то же время эта структура подчиняется напрямую духовному лидеру Ирана. Численность армии и КСИР примерно равна и, согласно оценкам, составляет 380 тыс. и 320 тыс. военнослужащих соответственно [3].

Особая роль КСИР, закрепленная в Конституции, позволила ему получить широкие функции. Корпус помогает армейским частям обеспечивать безопасность государства, оказывает поддержку союзникам Ирана за рубежом, в случае необходимости помогает силам правопорядка внутри страны, ведет собственную разведывательную и контрразведывательную деятельность, а также охраняет высшее руководство Исламской Республики. Кроме того, КСИР участвует в идеологической и социальной работе в государстве и помогает обеспечивать кибербезопасность Ирана.

Наконец, немаловажной является роль КСИР в разработке новых систем вооружения и модернизации существующих. Так, в СМИ неоднократно упоминался научно-исследовательский центр авиационной промышленности «Шахед», который занимается разработкой беспилотных летательных аппаратов. Показательно также, что после ряда неудач гражданских властей Ирана на пути развития космической программы, этим направлением активно занялся Корпус. В результате аэрокосмические силы КСИР запустили два спутника в 2020 и 2022 годах.

Широкую известность получило спецподразделение «Кодс» (перс. «Иерусалим», также распространено арабизированное название: «Аль-Кудс»), которое зачатую ошибочно называют спецназом. Фактически речь идет о специализированной разведывательной структуре численностью от 10 до 20 тыс. человек, которая занимается продвижением непрямого влияния Ирана в регионе и решением особых внешнеполитических задач. Так, «Кодс» помогал создавать и продолжает координировать работу проиранских формирований на Ближнем Востоке, включая «Хезбаллу» в Ливане, «аль-Хашд аш-Шаабий» в Ираке и отряды народной обороны в Сирии. «Кодс» оказался на первых полосах мировых СМИ после того, как США 3 января 2020 года ракетным ударом убили командующего этой структурой Касема Сулеймани, прилетевшего в Багдад. Несмотря на его особую роль в функционировании спецподразделения, деятельность «Кодс» не претерпела значительных изменений после гибели ее легендарного главы.

Народное ополчение

Особую роль, которая значительно расширяет функционал КСИР, играет ополчение «Басидж». Оно стало воплощением в жизнь концепции аятоллы Хомейни «Исламской армии 20 миллионов». Около 100 тыс. представителей «Басидж» являются кадровыми военными в составе КСИР. В остальном это отдельная добровольческая сила, которая организационно входит в состав Корпуса и играет роль молодежно-патриотической организации, кадрового резерва КСИР, дополнительной структуры для обеспечения безопасности внутри страны и вспомогательной силой при решении военных задач.

Оценка численности «Басидж» сильно разнится в зависимости от источников. Обычно приводятся цифры от 2 до 4 млн. человек [4]. При этом общее население Ирана составляет около 80 млн. человек. Иными словами, «Басидж» служит вариантом массового вовлечения жителей страны в работу государственных структур безопасности. Важно, что огромная часть деятельности ополчения не относится к чисто военной сфере. Так, «Басидж» занимается раздачей гуманитарной помощи, помогает службам спасения в случае чрезвычайных ситуаций, вроде землетрясений и наводнений, восстанавливает поврежденную инфраструктуру, строит плотины и т.д. Иными словам, КСИР через «Басидж» становится одной из ключевых структур по оказанию социальной помощи населению Ирана.

Также ополчение ведет активную культурную работу по продвижению ценностей Исламской революции. К традиционным форматам агитации и пропаганды в школах и мечетях сегодня прибавляется работа в киберпространстве. Кроме того, само по себе наличие столь многочисленной структуры, лояльной властям страны, должно способствовать продвижению исламских идеалов, поскольку представители «Басидж» встречаются в стране повсеместно.

Экономика и политика

Важнейшей причиной особого места КСИР в Иране является его финансовая обособленность. Фактически наряду со средствами, которые выделяются государством по расходам на оборону в рамках бюджета страны, существуют многочисленные параллельные источники финансирования Корпуса.

Изначально КСИР создавался как военная структура, и его участие в как экономической, так и политической жизни страны не предполагалось. Ситуация начала меняться после окончания ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), когда Исламская Республика нуждалась в восстановлении разрушенной инфраструктуры. Этот процесс был преимущественно доверен Корпусу.

Затем участие связанных с КСИР структур в экономической деятельности в стране только возрастала, что на определенных этапах поощрялось государством. Так, президент Ирана с 1989 по 1997 гг. Али Акбар Хашеми Рафсанджани рассчитывал [5], что вовлечение КСИР в экономику снизит его политические амбиции. Однако, после получения финансовых активов, Корпус еще больше начал интегрироваться в политические процессы. Новым этапом стала приватизация государственных активов в период президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013 гг.). Значительная часть приватизированной собственности перешла к подконтрольным КСИР структурам [6].

В противоположном направлении пытался двигаться президент Хасан Рухани (2013-2021 гг.), который взял курс на сокращение присутствия КСИР в экономике [7]. Однако значительного успеха на этом направлении он не достиг. Одной из причин стало ужесточение санкций США в отношении Ирана в период президента Дональда Трампа. КСИР является одной из ключевых сил в республике, которая занимается выстраиванием схем по обходу западных санкций. В результате политика Трампа только усилила значение Корпуса для экономики Ирана.

Нет официальной статистики о доле КСИР в иранской экономике. Чаще всего в западных источниках дается оценка, что Корпус может контролировать до 1/6 от ВВП Ирана [8]. Прежде всего, связанные с КСИР структуры владеют активами в строительном, нефтегазовом, финансовом, банковском и телекоммуникационном секторах. Главным проводником финансовых интересов КСИР считается компания «Хатам аль-Анбия».

Основной задачей финансовой активности Корпуса является стремление заполучить контроль над стратегически значимыми отраслями экономики. В то же время эту деятельность можно причислить к специфичному методу социальной политики Ирана. КСИР не просто занимается бизнесом, но и создает множество рабочих мест, в том числе и в проблемных регионах страны. Иными словами, Корпус можно назвать крупнейшим социальным предпринимателем Ирана.

КСИР является одним из важных политических игроков в стране, хотя формально иранские военные в политике не участвуют и открыто никакую из сил не поддерживают. Однако многие из ведущих политиков в Иране являются выходцами из Корпуса стражей исламской революции. Бывшие члены Корпуса выдвигают свои кандидатуры на выборы разного уровня. Так, командующий КСИР в 1981-1997 гг. Мохсен Резайи участвовал в президентских кампаниях в 2009, 2013 и 2021 годах, занимал пост секретаря Совета по целесообразности принимаемых решений (совещательный орган при духовном лидере Ирана), а после победы на выборах президента Эбрахима Раиси был назначен вице-президентом по экономическим вопросам.

На сегодняшний день американскими властями КСИР официально признан террористической организацией. Это изменение произошло по инициативе Дональда Трампа в 2019 году. Главной причиной такого шага стало стремление 45-го президента США исключить возможность для последующих американских политиков наладить отношения с Ираном. Эта мера также позволила расширить возможности для новых санкций. Иностранные компании, которые имеют дело с иранскими партнерами, могут быть обвинены США в связях с КСИР, поскольку проникновение Корпуса в экономику Исламской Республики повсеместно.

Можно сказать, что расчет Трампа в известной степени оказался верным. Сегодня фактически главным препятствием для возобновления ядерной сделки служит позиция администрации Джо Байдена, которая отказывается исключить КСИР из списка террористов. Соответствующее требование входит в число ключевых на переговорах по ядерной сделке с иранской стороны.

Вряд ли Байден, как и в целом демократы в США, был в восторге от решения Трампа включить КСИР в число террористических организаций в 2019 году. Это решение слишком сильно осложняет возможности для диалога с Тегераном. Однако сегодня исключение Корпуса из этого списка несет большие политические риски для демократов. КСИР не отрицает своей антиамериканской ориентации, поэтому такой шаг сразу будет использован республиканцами для критики Байдена в излишней мягкости и ущемлении национальных интересов США.

1. Сажин В. Корпус стражей исламской революции Ирана – государство в государстве. Контуры глобальных трансформаций. 2017. т. 10, №3. с. 83-109. https://cyberleninka.ru/article/n/korpus-strazhey-islamskoy-revolyutsii-irana-gosudarstvo-v-gosudarstve

2. Смагин Н. На страже Исламской Республики: КСИР и Басидж в системе безопасности Ирана. Армии и безопасность на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Москва, РСМД, 2019, с. 70-79 https://russiancouncil.ru/upload/iblock/688/riac_book_mena_military_power.pdf

3. Лямин Ю., Пухов Р. (ред.). Персидский бастион, Москва, 2019 http://cast.ru/books/persidskiy-bastion.html

4. Golkar Saeid. Paramilitarization of the Economy. The Case of Iran's Basij Militia. Armed Forces and Society. 2012. Volume 38, issue 4. pp. 625–648. http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0095327X12437687/

5. Hesam Forozan, Afshin Shahi, The Military and the State in Iran: The Economic Rise of the Revolutionary Guards. The Middle East Journal, volume 71, №1, winter 2017. https://www.ingentaconnect.com/contentone/mei/mei/2017/00000071/00000001/art00005?crawler=true&mimetype=application/pdf

6. Afshon Ostovar, Vanguard of the Imam. Religion, Politics, and Iran’s Revolutionary Guards, Oxford University Press, 2016. https://oxford.universitypressscholarship.com/view/10.1093/acprof:oso/9780199387892.001.0001/acprof-9780199387892

7. У стражей исламской революции отбирают бизнес. «Коммерсантъ». 14.09.2017. https://www.kommersant.ru/doc/3410252

8. Parisa Hafezi and Louis Charbonneau, «Iranian Nuclear Deal Set to Make Hardline Revolutionary Guards Richer», Reuters, July 6, 2015. https://www.reuters.com/article/us-iran-nuclear-economy-insight-idUSKCN0PG1XV20150706