идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Современное состояние и перспективы отношений Ирана и Туркменистана в сфере энергетики и транспорта

фото: turkmenportal.com
20 октября 2022
Фемида СелимоваФемида Селимова

Фемида Селимова

Эксперт КИСИ

Две соседние страны по Каспийскому региону – Иран и Туркменистан – играют важную роль друг для друга. На нынешнем этапе стороны придают новую динамику развитию своих многолетних отношений. Ашхабад и Тегеран объединяют свои усилия в поиске ответов на многие социально-экономические вызовы современности, они настроены вместе искать точки соприкосновения, развивать и использовать свой потенциал в стратегически важных направлениях деятельности, включая сферы энергетики и транспорта.

Стратегическое соседство

Исламская Республика Иран (ИРИ) является давним и крупным торгово-экономическим партнером Туркменистана. Примечательно, что эта постсоветская страна является единственным прямым соседом Ирана в Центральной Азии. С момента обретения независимости Ашхабад начал выстраивать с Тегераном активные разносторонние связи. Иран стал одной из первых стран, признавших суверенитет Туркменистана в 1991 году. «Тремя китами» ирано-туркменских отношений можно назвать топливно-энергетический, транспортно-коммуникационный и сельскохозяйственный секторы.

Взаимные визиты первых лиц двух стран традиционно носят регулярный характер. В ноябре 2021 г. президент ИРИ Сейед Эбрахим Раиси посетил Туркменистан для участия в 15-м саммите Организации экономического сотрудничества. В середине июня 2022 г. вновь избранный президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов прибыл в Тегеран с двухдневным визитом. Поездка в Иран стала для молодого туркменского президента вторым официальным зарубежным визитом (после России) и говорит о важной роли, которая соседняя страна занимает в долгосрочной внешнеполитической стратегии Ашхабада.

В поездке Сердара Бердымухамедова сопровождала правительственная делегация, которая провела встречи с руководителями профильных министерств и отраслевых ведомств ИРИ. В ходе состоявшихся переговоров президенты Туркменистана и Ирана обсудили широкий спектр вопросов по дальнейшему развития туркмено-иранского сотрудничества. По итогам прошедшей встречи был подписан пакет из девяти меморандумов о взаимопонимании, затрагивающих двустороннее взаимодействие по целому спектру приоритетных направлений. [1] В том числе – сотрудничество в сферах инвестиций, транспорта, транзита, охраны окружающей среды, телевидения и радио, а также в торгово-экономической, научно-технической и культурной областях.

На последовавшей после церемонии подписания соглашений совместной пресс-конференции Эбрахим Раиси заявил, что визит Сердара Бердымухамедова в Иран является поворотным моментом в двусторонних контактах. «Отношения между двумя странами братские, цивилизационные, культурные и, одним словом, очень близкие. Эти глубокие отношения могут проложить путь для многих видов сотрудничества», – сказал президент Ирана. [2]

Следует отметить, что нынешнее иранское руководство делает большой акцент на «политике соседства» и «экономической дипломатии» как двух основных приоритетах внешней политики ИРИ. Как отметил Раиси, новые договоренности могут вывести сотрудничество на более высокий уровень. Он также подчеркнул, что Тегеран полон решимости подписать новые соглашения с Ашхабадом: «В ходе переговоров стало ясно, что у двух стран есть серьезная воля к развитию отношений и реализации достигнутых договоренностей. Что еще более важно, мы полны решимости подписать стратегический документ о 20-летнем сотрудничестве».

К слову, в июле текущего года Тегеран заключил договор о всеобъемлющем и долгосрочном сотрудничестве с Турцией. Месяцем ранее Иран подписал 20-летний план сотрудничества с Венесуэлой, которая входит в число крупнейших мировых производителей нефти и так же, как ИРИ, борется с санкциями США.

В свою очередь, Сердар Бердымухамедов назвал энергетический и транспортный секторы одними из важных и стратегических сфер в отношениях между Тегераном и Ашхабадом. Туркменский президент подчеркнул, что стороны будут сосредоточены на эффективном использовании этих потенциалов для расширения взаимодействия.

Газовая дипломатия

Ирано-туркменское сотрудничество в энергетической сфере отличается высокой динамикой и является приоритетным для обеих сторон. Хотя Иран занимает второе место в мире по доказанным запасам природного газа, страна импортирует туркменский газ для снабжения своих северо-восточных регионов. Это обходится дешевле, чем прокладка трубопровода с юга на север Ирана. К тому же – помогает высвободить избыточные мощности для последующей продажи газа в Армению и Турцию, особенно в зимний период.

Данное сотрудничество между Туркменистаном и Ираном началось в июле 1995 года с соглашения о природном газе, которое подписали тогдашние президенты двух стран Сапармурат Ниязов и Али Экбер Хашеми Рафсанджани.

В 1997 году был введен в эксплуатацию трубопровод «Корпедже – Курт-Куи» длиной 200 км с годовой мощностью 8 млрд. кубометров. Данный трубопровод транспортирует природный газ с месторождения Корпедже на западе Туркменистана в регион Курт-Куи на севере Ирана. [3] Из-за небольшой пропускной способности и отсутствия инвестиций в газовое месторождение Корпедже, Туркменистан не смог обеспечить тот объем поставок природного газа, в котором ежегодно нуждался Иран.

Для преодоления дефицита и расширения взаимного энергетического сотрудничества было принято решение о строительстве нового газопровода «Довлетабад – Серахс – Хангеран». Данный маршрут протяженностью 524 км и годовой мощностью 12,5 млрд. кубометров был запущен в январе 2010 г. Газ по нему поступает с туркменского месторождения Довлетабад – в северо-восточные провинции Ирана (Семнан, Мазандаран, Голестан, Хорасан-Резави, Северный и Южный Хорасан).

В сентябре того же года был введен в эксплуатацию новый комплекс по транспортировке газа, включающий в себя установку комплексной подготовки газа с двумя технологическими линиями мощностью по 1,5 млрд кубометров в год и 30-километровый газопровод высокого давления, связывающий нефтегазовое месторождение Акпатлавук в Туркменистане с газопроводом «Корпедже - Курт-Куи».

В истории газового сотрудничества Ирана и Туркменистана были серьезные споры по поводу цен на «голубое топливо». Из-за проблем, связанных с экономическими санкциями Запада в отношении ИРИ, Тегеран не мог вовремя оплачивать поставки. В ответ Ашхабад несколько раз перекрывал вентиль, а также в два раза увеличил цену на природный газ.

Последний раз газовый скандал разразился в начале 2017 года. 1 января одна из четырех основных компаний, подчиненных Министерству нефтяной промышленности ИРИ – Национальная иранская газовая компания (National Iranian Gas Company, NIGC) заявила о прекращении Туркменистаном экспорта природного газа в страну. Государственный концерн «Туркменгаз» потребовал от NIGC оплатить накопившийся долг в размере 1,8 млрд. долларов. Указанная задолженность образовалась зимой 2007-2008 гг., когда из-за аномальных холодов Тегеран был вынужден увеличить закупки туркменского газа. При этом Ашхабад, столкнувшись с финансовым кризисом, увеличил цену на объемы газа, поставленные сверх оговоренных в контракте. Если законтрактованный газ поставлялся по цене 40 долларов за 1000 кубометров, то за дополнительный объем расценки выросли в 9 раз, составив 360 долларов. Однако Тегеран долг не признал, сославшись, что он образовался при предыдущей администрации и потребовал его пересмотра. До того момента, когда Туркменистан прекратил подачу газа в Иран, стороны провели напряженные трехдневные переговоры, по итогам которых был подписан меморандум о взаимопонимании. [4]

В Национальной иранской газовой компании действия туркменской стороны назвали шантажом и пригрозили судом. [5]

В ходе длительных переговоров стороны так и не смогли прийти к взаимоприемлемому компромиссу. В итоге в августе 2018 года туркменская сторона инициировала иск в отношении NIGC в Международный арбитражный суд (ICA) в Швейцарии. [6] Иран направил встречный иск. В июне 2020 года ICA вынес решение по туркмено-иранскому спору, однако, чем в итоге закончилось дело, не разглашается. Одни иранские источники отмечали, что международный арбитраж обязал NIGC выплатить Туркменистану задолженность за импортированный с 2007 по 2013 годы газ. В то же время иранское Министерство нефти опровергало данную информацию. [7]

В сентябре 2021 г. тогдашний президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и президент Ирана Эбрахим Раиси в ходе встречи на саммите Шанхайской организации сотрудничества договорились решить возникшую газовую проблему.

В ходе визита делегации во главе с министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым в Тегеран, стороны обсудили различные сферы двустороннего сотрудничества. Тогда же рассматривалась возможность возобновления поставок туркменского газа в Иран. При этом иранская сторона предлагала погасить долг на основе бартера, предоставляя Туркменистану инженерные и технические услуги в сферах разработки морских и наземных месторождений, очистки и переработки нефти и газа. [8] Следует отметить, что до этого спора Тегеран уже использовал бартерную схему при расчетах за туркменский газ, поставляя товары и услуги, в том числе в сфере строительства дорог.

В конечном итоге стороны договорились погасить газовый долг Ирана Туркменистану через Багдад, который задолжал Тегерану около 1,6 млрд. долларов не оплаченных газовых сборов. [9]

Одним из направлений энергетического сотрудничества является участие Ирана в своповых поставках туркменского газа в Азербайджан. В ноябре 2021 г. Тегеран, Ашхабад и Баку подписали соглашение об обмене природным газом, в соответствии с которым Иран ежегодно поставляет в Азербайджан от 1,5 до 2 млрд. кубометров туркменского газа. В июне 2022 г. в рамках Бакинской энергетической недели Иран и Азербайджан подписали меморандум о взаимопонимании во время визита иранского министра нефти Джавада Овджи в Баку с целью увеличения поставок туркменского газа. [10]

Вероятно, своповые поставки в дальнейшем будут увеличены, в чем Туркменистан и Иран обоюдно заинтересованы. С учетом постоянно растущего в Европе спроса на азербайджанские углеводороды, можно ожидать, что Баку станет закупать больше газа из Туркменистана через обменные операции.

Идея экспорта туркменского газа в третьи страны через территорию Ирана возникла в 1990-е годы. Было разработано несколько проектов газопроводов, имеющих стратегическое значение для вывода туркменского «голубого топлива» на мировые рынки. В их числе проект транснационального газопровода Туркменистан – Иран – Турция – Европа (Болгария). Соглашение о его строительстве было подписано в 1997 г. между правительствами Туркменистана, Ирана и Турции. Его стоимость оценили в 7,6 млрд. долларов. Год спустя правительство Туркменистана и компания Shell, которая должна была участвовать в проекте, подписали меморандум о взаимопонимании. Однако он так и не был реализован из-за принятой Конгрессом США поправки д'Амато, запрещающей американским компаниям (а также компаниям с участием американского капитала) участвовать в любых топливно-энергетических проектах на территории Ирана. [11]

Тегеран не перестает заявлять о своей готовности транспортировать туркменские энергоносители, в частности нефть и газ, в третьи страны.

Помимо Азербайджана, посредством своповых операций Иран может поставлять туркменский газ и в другие страны, например – в Пакистан; на данный рынок Туркменистан пытается выйти уже много лет. Еще в разгар газового спора Ашхабада и Тегерана, заместитель министра нефти Ирана Хамид Реза Араги говорил о готовности поставлять туркменский газ в Пакистан. Одновременно было указано на проблематичность реализации проекта строительства конкурирующего газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия)

Отметим, что Иран может получать доход от транзита туркменского газа через свою территорию в ОАЭ. [12]

Туркменистан и Иран имеют значительный потенциал для расширения партнерства в углеводородном секторе. Кроме того, импорт туркменского газа может помочь Ирану в достижении стратегической задачи по превращению в региональный энергетический хаб. К такому выводу приходят авторы доклада «Соображения и стратегические потребности в энергетической торговле между Туркменистаном и Ираном», подготовленного Исследовательским центром при парламенте ИРИ. [13]

С учетом стремления Ашхабада к диверсификации газоэкспортных направлений, иранский рынок будет наиболее выгодным для сбыта туркменского «голубого топлива». Ирану, в свою очередь, как уже отмечалось выше, это необходимо для превращения в региональный энергетический хаб.

В пользу целесообразности и экономической выгоды поставок туркменского газа в иранском направлении авторы указанного доклада приводят три аргумента. Во-первых, это географическая близость, что избавляет от необходимости транспортировать энергоносители на дальние расстояния. Во-вторых, общая граница между двумя странами. В-третьих, через Иран туркменские энергопотоки могут быть выведены на рынки третьих стран – в Турцию, Индию, Пакистан, Ирак.

Тот факт, что в настоящее время львиная доля туркменского газового экспорта приходится на Поднебесную, а после строительства четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – Китай» объемы поставок возрастут еще больше, вызывает озабоченность в Тегеране. [14]

Электроэнергетика

Электроэнергетика относится к одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики. Сектор электроэнергетики в Туркменистане контролируется Министерством энергетики и промышленности. В 2013 году правительство разработало «Концепцию развития электроэнергетической отрасли Туркменистана на 2013-2020 годы», которая предусматривала модернизацию и расширение электроэнергетического сектора путем расширения инфраструктуры передачи и строительства 14 электростанций, работающих на природном газе. Благодаря успешной реализации данной программы, в настоящее время в каждом велаяте действуют две-три электростанции.

Выработка электроэнергии превышает внутреннее потребление, что позволяет стране экспортировать излишки. Туркменистан подключен к центрально-азиатской электросети и поставляет электроэнергию в Афганистан, Иран и Турцию, а также в некоторые страны Центральной Азии.

Пакистан планирует закупать электроэнергию у Туркменистана через сети передачи электроэнергии ТАП (Туркменистан – Афганистан – Пакистан) и ТУТАП (Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Афганистан – Пакистан). Для передачи туркменской электроэнергии в Пакистан также изучается вопрос строительства ЛЭП 500 кВт по маршруту газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). [15]

За первые пять месяцев 2022 года по Министерству энергетики план по производству продукции и произведенным работам выполнен на 128,1%. Темп роста производства электроэнергии составил 116,8%, её экспорт – 150,3%. [16] Как заявил ранее в сентябре председатель Халк Маслахаты (верхняя палата парламента Туркменистана) Гурбангулы Бердымухамедов, в нынешнем году страна планирует довести экспорт электроэнергии до 9 млрд. киловатт-часов. Этот показатель в 3,3 раза выше, чем в 2013 году. [17]

Электроэнергетика является одной из перспективных областей двустороннего сотрудничества Ашхабада и Тегерана. Поставлять электроэнергию в ИРИ Туркменистан начал еще в 2003 году по ЛЭП Балканабат – Гомбад мощностью 220 кВт.

Иран импортирует 140 мегаватт электроэнергии из Туркменистана для удовлетворения внутренних потребностей. Поставки туркменской электроэнергии позволяют удовлетворить потребности части региона Хорасан (северо-восток Ирана). [18]

Ашхабад из года в год наращивает свои энергогенерирующие мощности. Согласно плану развития отрасли, к 2024 г. производство электроэнергии в Туркменистане должно достигнуть 33 млрд. киловатт-часов в год. Для достижения поставленной цели ведется модернизация действующих мощностей. С целью увеличения экспортных поставок электроэнергии туркменские власти планируют модернизировать энергоблоки Марыйской ГЭС и реализовать целый ряд других проектов. Два из них Туркменистан планирует запустить совместно с Ираном. Первый проект предусматривает строительство высоковольтной 400-500кВ ЛЭП Мары – Сарах – Мешхед до границы Туркменистан – Иран. В рамках второго проекта аналогичные ЛЭП планируется протянуть от Балканабатской ГЭС до иранского Гонбада.

В ходе ирано-туркменских переговоров в Тегеране было объявлено о завершении и готовности к эксплуатации иранского участка ЛЭП Мары – Мешхед. Туркменская сторона заявила, что рассматривает возможность начала строительства своего участка линии электропередач в самое ближайшее время.

Ранее сообщалось, что Туркменистан также может начать поставки газа и электроэнергии в Армению через иранскую территорию.

В настоящее время Иран работает над проектом по подключению своей национальной энергосистемы к энергосетями России и других стран-членов ШОС через Туркменистан. [19

Транспортные коридоры

Ашхабад активно продвигает «транспортную дипломатию», настроен на широкое сотрудничество в указанной сфере. Туркменистан ратифицировал 12 международных конвенций по транспорту, а также инициировал принятие в ООН четырех резолюций в данной области. Так, в ходе 69-й сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята резолюция о важной роли Туркменистана как транспортного коридора между Европой и Азией. Политика Ашхабада в этом направлении базируется на принципах диверсификации транспортно-коммуникационных сетей. [20]

Это, в свою очередь, предполагает создание и расширение альтернативной структуры транспорта и транзита в регионах Центральной Азии и Каспийского моря по коридорам «Восток – Запад» и «Север – Юг». Здесь Туркменистан играет ключевую роль в силу своего географического положения, являясь одновременно центрально-азиатской и прикаспийской страной. Через эту бывшую советскую республику пролегают железнодорожные и автомобильные магистрали, соединяющие Азию с Европой.

В январе 2022 г. в Туркменистане приняли новую программу по развитию транспортной системы страны на ближайшие три года. Ашхабад, таким образом, ставит перед собой амбициозную задачу – восстановить «Великий шелковый путь» через строительство современных автомобильных, железнодорожных, морских и авиамаршрутов. [21]

Взаимодействие в транспортной сфере выступает одним из перспективных направлений сотрудничества Туркменистана и Ирана.

Международный транспортный коридор «Север – Юг»: Индия, которой принадлежит идея создания данного транспортного маршрута, совместно с ИРИ развивает иранский порт Чабахар, который является ключевым элементом данного коридора. [22]

В отличие от других южных портов Ирана, Чабахар расположен не на побережье Персидского залива, а на побережье Аравийского моря. Это значит, что для следования в Индийский океан судам из Чабахара не нужно проходить через Ормузский пролив. С этим портом Индия связывает перспективы налаживания торговых связей по водному пути и далее по железной дороге. Ввод в эксплуатацию коридора «Север – Юг» и порта Чабахар, в частности, будет иметь решающее значение для Ирана с геоэкономической точки зрения. [23]

После того, как указанный коридор заработает на полную мощность, он будет способен изменить геоэкономический ландшафт всего региона и, в частности, богатых ресурсами стран Центральной Азии, которые смогут экспортировать свои углеводородные ресурсы через порт Чабахар на глобальные рынки. Если действительно будут предприняты целенаправленные усилия по развитию Чабахара как энергетического транзитного узла, экономическая ценность этого порта для Ирана, а также для основных заинтересованных сторон в мировой торговле энергоносителями, существенно возрастет.

Большое значение имеет железная дорога Казахстан – Туркменистан – Иран (Жанаозен – Берекет – Горган). Она является значимой частью железнодорожной сети Евразии и позволяет государствам-участникам проекта выйти на мировые рынки. [24] «Эта магистраль создаст дополнительные маршруты, которые связывают Казахстан, центральные регионы России и Туркменистан с Ираном, странами района Персидского залива, Южной и Юго-Восточной Азии. Она увеличивает транзитные грузовые и пассажирские перевозки и сокращает транспортные расходы, экономит время для путешествий и окажет содействие экономическому росту», – отметил председатель комитета Организации сотрудничества железных дорог (ОСЖД) Мирослав Антонович в ходе международного форума по транспортно-транзитным коридорам, проходившем в Ашхабаде в июле 2022 года. [25]

В ходе переговоров с президентом Ирана, туркменский лидер Сердар Бердымухамедов отметил огромный потенциал железнодорожной магистрали Казахстан – Туркменистан – Иран и предложил создать межправительственную комиссию по транспорту между двумя странами. «ИРИ является одним из основных партнеров в данном направлении, поскольку по железной дороге Север – Юг из Туркменистана через Иран открывается кратчайший маршрут к портам Персидского залива», – подчеркнул президент Туркменистана. [26]

Тегеран готовится открыть магистраль Захедан – Хаш. Этот участок железной дороги составляет 154 км из примерно 630 км стратегически важного восточного железнодорожного коридора Захедан – Чабахар, который является частью международного транспортного коридора «Север – Юг». Магистраль Захедан – Чабахар обеспечит подключение порта Чабахар к сети железных дорог Ирана и странам Центральной Азии. Кроме того, в перспективе она также обеспечит выход к строящемуся иранскому порту Макран у границы с Пакистаном. [27]

Другой совместный проект с участием Туркменистана и Ирана – международный транзитно-транспортный коридор Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман – Катар («Восток – Запад»). Как известно, на сегодняшний день Катар покинул проект, но к нему официально присоединились Индия и Казахстан. Инициатива создания данной транснациональной транспортно-логистической артерии, призванной связать страны Центральной Азии с иранскими портами в Персидском и Оманском заливах, принадлежит Ташкенту.

Соглашение о создании данного коридора Узбекистан, Туркменистан, Иран, Оман и Катар подписали в апреле 2011 года в Ашхабаде. Документ больше известен как «Ашхабадское соглашение». Оно вступило в силу в апреле 2016 года. [28]

Согласно проекту, после строительства линий, соединяющих железные дороги Узбекистана и Туркменистана с южными портами Ирана, участники соглашения смогут установить оптимальный транспортный маршрут до портов Персидского и Оманского заливов. По мнению экспертов, реализация этого международного проекта не только придаст мощный импульс экономическому развитию, но и увеличит объем транзитных грузов. [29] Доступ к новым рынкам сбыта через транспортный коридор «Восток – Запад» могут получить Россия и Китай. [30]

Ранее в Туркменистане прошла двухдневная международная конференция на уровне министров транспорта развивающихся стран, не имеющих выхода к морю. Повестка этого форума, организованного Ашхабадом под эгидой ООН, включала в себя большой спектр вопросов. В числе прочего участники мероприятия обсудили такие темы как современное состояние воздушного, автомобильного, железнодорожного и морского транспорта, перспективы развития этого сегмента мировой экономики, возможности привлечения инвестиций в отраслевую инфраструктуру, внедрение инноваций, основные аспекты охраны окружающей среды и безопасности.

Представители Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Казахстана обсудили ход реализации ранее достигнутых договоренностей, связанных с маршрутами этого транспортно-транзитного коридора. По итогам заседания Иран, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан подписали окончательный протокол и соглашение о создании международного транспортно-транзитного коридора в рамках «Ашхабадского соглашения». [31]

Выводы

Обладая богатыми углеводородными ресурсами, Иран и Туркменистан на первый взгляд выглядят конкурентами, однако именно энергетический фактор создает благоприятную почву для более тесных отношений между ними.

Ни Тегеран, ни Ашхабад не в состоянии реализовать свой богатый углеводородный потенциал самостоятельно. Крупные транснациональные проекты двух стран  -туркменский ТАПИ «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия» и иранский ИПИ «Иран – Пакистан – Индия» зашла в тупик под влиянием различных факторов.

В условиях нынешнего ажиотажа цен на мировом энергетическом рынке, Иран и Туркменистан могли бы получать больше доходов от продажи своих энергоносителей.

В отличие от Туркменистана, который проводит закрытую политику, Иран вынужденно оказался в изоляционистской позиции с точки зрения международных инвестиций. Как показывает практика, любые иранские энергетические инициативы в регионе сталкиваются с жестким противодействием со стороны США, чьи санкции ставят палки в колеса Тегерану.

Туркменистан хотя и имеет стабильные рынки сбыта своего природного газа в северном (Россия) и восточном (Китай) направлениях, тем не менее крайне заинтересован в диверсификации маршрутов экспорта газа и в двух других географических направлениях: Юг (Афганистан и Пакистан) и Запад (Иран, Азербайджан, Европа). После урегулирования газового спора с Тегераном, можно полагать, что поставки туркменского газа в Иран возобновятся. ИРИ в этом заинтересована и успех превращения страны в региональный энергетический центр связывает, в том числе, с наращиванием туркменских газовых поставок.

Тесное сотрудничество Туркменистана и Ирана в транспортно-коммуникационной сфере носит стратегический характер для обеих стран и приносит им выгоду. Через иранские порты Туркменистан экспортирует свои товары. Транспортные коридоры, проходящие через их территорию, связывают большое количество государств и регионов. Это позволяет вывести торгово-экономические связи между азиатскими и европейскими странами на качественно новый уровень – за счет значительного сокращения расстояний, проходимого крупными грузопотоками, в том числе транзитными грузами, и времени в пути.

1. Iran, Turkmenistan Sign Nine Cooperation Documents. Caspian News, 16.06.2022. https://caspiannews.com/news-detail/iran-turkmenistan-sign-nine-cooperation-documents-2022-6-16-0/

2. Iran, Turkmenistan Resolved to Sign 20-Year Cooperation Deal: Raisi. Tasnim News Agency,15.06.2022. https://www.tasnimnews.com/en/news/2022/06/15/2729335/iran-turkmenistan-resolved-to-sign-20-year-cooperation-deal-raisi

3. Основные газопроводы Туркменистана. Сайт Министерства иностранных дел Туркменистана. https://www.mfa.gov.tm/ru/articles/84

4. Туркменистан и Иран заключили газовый контракт на 5 лет. Хроника Туркменистана, 01.01.2017. https://www.hronikatm.com/2017/01/turkmenistan-i-iran-zaklyuchili-gazovyiy-kontrakt-na-5-let-2/

5. Иначе - суд. Иран потребовал от Туркменистана снижения цены на газ, пригрозив судом. Neftegaz.RU, 27.05.2017. https://neftegaz.ru/news/gosreg/209989-inache-sud-iran-potreboval-ot-turkmenistana-snizheniya-tseny-na-gaz-prigroziv-sudom/?clear_cache=Y

6. Газовый спор Туркменистана и Ирана получил «второе дыхание». «Каспийский Вестник», 18.08.2018. http://casp-geo.ru/gazovyj-spor-turkmenistana-i-irana-poluchil-vtoroe-dyhanie/

7. Арбитраж рассмотрел газовый спор Ирана и Туркменистана. Решение не подлежит распространению (дополнено). Хроника Туркменистана, 01.07.2020. https://www.hronikatm.com/2020/07/iran-despute-resolution/

8. Иран предлагает Туркменистану расплатиться с газовым долгом бартером. Хроника Туркменистана, 27.10.2021. https://www.hronikatm.com/2021/10/tm-delegation-iran-visit/

9. Иран работает над выплатой долга за туркменский газ. Бизнес Туркменистан, 15.06.2022. https://business.com.tm/ru/post/8755/iran-works-on-payment-of-turkmen-gas-debt

10. Иран и Азербайджан подписали Меморандум о двукратном увеличении своповых поставок газа. Neftegas.RU, 06.06.2022. https://neftegaz.ru/news/politics/739815-tegeran-i-baku-podpisali-memorandum-o-dvukratnom-uvelichenii-svopovykh-postavok-gaza/

11. Туркменистан: стратегия и тактика освоения газовых ресурсов. Д. Файзуллаев, CYBERLENINKA. https://cyberleninka.ru/article/n/turkmenistan-strategiya-i-taktika-osvoeniya-gazovyh-resursov

12. Иранский чиновник призвал разрешить прокладку газопровода из Туркменистана в ОАЭ. РИА IRAN.RU, 15.03.2018. https://iran.ru/news/economics/108889/Iranskiy_chinovnik_prizval_razreshit_prokladku_gazoprovoda_iz_Turkmenistana_v_OAE

13. Туркменский газ – стратегический ресурс в амбициозной энергетической повестке Ирана. News Central Asia, 21.09.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/09/21/turkmenskiy-gaz-strategicheskiy-resurs-v-ambitsioznoy-energeticheskoy-povestke-irana/

14. У Ирана могут возникнуть проблемы из-за переориентации направления экспорта газа из Туркменистана. 14.02.2018. https://iran.ru/news/economics/108543/U_Irana_mogut_vozniknut_problemy_iz_za_pereorientacii_napravleniya_eksporta_gaza_iz_Turkmenistana

15. Туркменистан планирует соединить энергоузлы страны в единое целое через воздушные ЛЭП 500 кВ. B2B Global, 17.10.2016. https://bbgl.ru/news/9017

16. Туркменистан значительно увеличил экспорт электроэнергии с начала года. Туркменистан Золотой Век, 08.06.2022. https://turkmenistan.gov.tm/ru/post/63904/turkmenistan-znachitelno-uvelichil-eksport-elektroenergii-s-nachala-goda

17. В 2022 году Туркменистан планирует довести экспорт электроэнергии до 9 миллиардов киловатт-часов. Интернет-портал СНГ, 06.09.2022. https://e-cis.info/news/567/103040/

18. Иран импортирует 140 мегаватт электроэнергии из Туркменистана. Turkmenportal, 03.06.2021. https://turkmenportal.com/blog/37154/iran-importiruet-140-megavatt-elektroenergii-iz-turkmenistana

19. Иран намерен выйти на энергосети России и стран ШОС через Туркменистан. News Central Asia, 10.10.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/10/10/iran-nameren-vyyti-na-energoseti-rossii-i-stran-shos-cherez-turkmenistan/

20. Туркменистан развивает международное транспортное сотрудничество. Avesta Information Agency, 25.03.2015. http://avesta.tj/2015/03/25/turkmenistan-razvivaet-mezhdunarodnoe-transportnoe-sotrudnichestvo/

21. В Туркменистане возрождают Великий шелковый путь. «МИР 24», 29.01.2022. https://mir24.tv/news/16494010/v-turkmenistane-vozrozhdayut-velikii-shelkovyi-put

22. Индия и Иран договорились ускорить строительство порта Чабахар. ТАСС, 15.06.2022. https://tass.ru/ekonomika/14880629

23. Иран выделит дополнительные средства на строительство железной дороги Чабахар-Захедан. «Каспийский Вестник», 12.09.2019. http://casp-geo.ru/iran-vydelit-dopolnitelnye-sredstva-na-stroitelstvo-zheleznoj-dorogi-chabahar-zahedan/

24. Железная дорога Казахстан – Туркменистан – Иран. РИА IRAN.RU, 10.04.2014. https://www.iran.ru/news/analytics/93203/Zheleznaya_doroga_Kazahstan_Turkmenistan_Iran

25. Железная дорога Казахстан-Туркменистан-Иран – значимая часть евразийской сети. Orient, 18.07.2022. https://orient.tm/ru/post/38903/zheleznaya-doroga-kazahstan-turkmenistan-iran-znachimaya-chast-evrazijskoj-seti

26. Президент Туркменистана посетил Иран с официальным визитом – Лидеры договорились в будущем подписать договор о партнерстве на 20 лет. News Central Asia, 16.06.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/06/16/prezident-turkmenistana-posetil-iran-s-ofitsialnym-vizitom/

27. В Иране будет открыта железная дорога Захедан-Хаш. РИА IRAN.RU, 01.09.2022. https://iran.ru/news/economics/121224/V_Irane_budet_otkryta_zheleznaya_doroga_Zahedan_Hash

28. Ашхабадское соглашение вступило в силу. UZDAILY, 23.04.2016. https://www.uzdaily.uz/ru/post/28434

29. Uzbekistan and Oman: Transport cooperation. Абдулхакимов, Б.Б. «Молодой ученый», №14(252) апрель 2019. https://moluch.ru/archive/252/57895/

30. РФ и КНР могут расширить сбыт с коридором Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман. «SPUTNIK Узбекистан», 18.07.2022. https://uz.sputniknews.ru/20220718/rf-i-knr-mogut-rasshirit-sbyt-s-koridorom-uzbekistan-turkmenistan-iran-oman-26300713.html

31. Транспортный форум в Туркменистане завершился принятием итогового заявления. Turkmenstan.RU, 17.08.2022. http://www.turkmenistan.ru/ru/articles/46422.html

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Современное состояние и перспективы отношений Ирана и Туркменистана в сфере энергетики и транспорта

фото: turkmenportal.com
20 октября 2022
Фемида Селимова

Фемида Селимова

Эксперт КИСИ

Две соседние страны по Каспийскому региону – Иран и Туркменистан – играют важную роль друг для друга. На нынешнем этапе стороны придают новую динамику развитию своих многолетних отношений. Ашхабад и Тегеран объединяют свои усилия в поиске ответов на многие социально-экономические вызовы современности, они настроены вместе искать точки соприкосновения, развивать и использовать свой потенциал в стратегически важных направлениях деятельности, включая сферы энергетики и транспорта.

Стратегическое соседство

Исламская Республика Иран (ИРИ) является давним и крупным торгово-экономическим партнером Туркменистана. Примечательно, что эта постсоветская страна является единственным прямым соседом Ирана в Центральной Азии. С момента обретения независимости Ашхабад начал выстраивать с Тегераном активные разносторонние связи. Иран стал одной из первых стран, признавших суверенитет Туркменистана в 1991 году. «Тремя китами» ирано-туркменских отношений можно назвать топливно-энергетический, транспортно-коммуникационный и сельскохозяйственный секторы.

Взаимные визиты первых лиц двух стран традиционно носят регулярный характер. В ноябре 2021 г. президент ИРИ Сейед Эбрахим Раиси посетил Туркменистан для участия в 15-м саммите Организации экономического сотрудничества. В середине июня 2022 г. вновь избранный президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов прибыл в Тегеран с двухдневным визитом. Поездка в Иран стала для молодого туркменского президента вторым официальным зарубежным визитом (после России) и говорит о важной роли, которая соседняя страна занимает в долгосрочной внешнеполитической стратегии Ашхабада.

В поездке Сердара Бердымухамедова сопровождала правительственная делегация, которая провела встречи с руководителями профильных министерств и отраслевых ведомств ИРИ. В ходе состоявшихся переговоров президенты Туркменистана и Ирана обсудили широкий спектр вопросов по дальнейшему развития туркмено-иранского сотрудничества. По итогам прошедшей встречи был подписан пакет из девяти меморандумов о взаимопонимании, затрагивающих двустороннее взаимодействие по целому спектру приоритетных направлений. [1] В том числе – сотрудничество в сферах инвестиций, транспорта, транзита, охраны окружающей среды, телевидения и радио, а также в торгово-экономической, научно-технической и культурной областях.

На последовавшей после церемонии подписания соглашений совместной пресс-конференции Эбрахим Раиси заявил, что визит Сердара Бердымухамедова в Иран является поворотным моментом в двусторонних контактах. «Отношения между двумя странами братские, цивилизационные, культурные и, одним словом, очень близкие. Эти глубокие отношения могут проложить путь для многих видов сотрудничества», – сказал президент Ирана. [2]

Следует отметить, что нынешнее иранское руководство делает большой акцент на «политике соседства» и «экономической дипломатии» как двух основных приоритетах внешней политики ИРИ. Как отметил Раиси, новые договоренности могут вывести сотрудничество на более высокий уровень. Он также подчеркнул, что Тегеран полон решимости подписать новые соглашения с Ашхабадом: «В ходе переговоров стало ясно, что у двух стран есть серьезная воля к развитию отношений и реализации достигнутых договоренностей. Что еще более важно, мы полны решимости подписать стратегический документ о 20-летнем сотрудничестве».

К слову, в июле текущего года Тегеран заключил договор о всеобъемлющем и долгосрочном сотрудничестве с Турцией. Месяцем ранее Иран подписал 20-летний план сотрудничества с Венесуэлой, которая входит в число крупнейших мировых производителей нефти и так же, как ИРИ, борется с санкциями США.

В свою очередь, Сердар Бердымухамедов назвал энергетический и транспортный секторы одними из важных и стратегических сфер в отношениях между Тегераном и Ашхабадом. Туркменский президент подчеркнул, что стороны будут сосредоточены на эффективном использовании этих потенциалов для расширения взаимодействия.

Газовая дипломатия

Ирано-туркменское сотрудничество в энергетической сфере отличается высокой динамикой и является приоритетным для обеих сторон. Хотя Иран занимает второе место в мире по доказанным запасам природного газа, страна импортирует туркменский газ для снабжения своих северо-восточных регионов. Это обходится дешевле, чем прокладка трубопровода с юга на север Ирана. К тому же – помогает высвободить избыточные мощности для последующей продажи газа в Армению и Турцию, особенно в зимний период.

Данное сотрудничество между Туркменистаном и Ираном началось в июле 1995 года с соглашения о природном газе, которое подписали тогдашние президенты двух стран Сапармурат Ниязов и Али Экбер Хашеми Рафсанджани.

В 1997 году был введен в эксплуатацию трубопровод «Корпедже – Курт-Куи» длиной 200 км с годовой мощностью 8 млрд. кубометров. Данный трубопровод транспортирует природный газ с месторождения Корпедже на западе Туркменистана в регион Курт-Куи на севере Ирана. [3] Из-за небольшой пропускной способности и отсутствия инвестиций в газовое месторождение Корпедже, Туркменистан не смог обеспечить тот объем поставок природного газа, в котором ежегодно нуждался Иран.

Для преодоления дефицита и расширения взаимного энергетического сотрудничества было принято решение о строительстве нового газопровода «Довлетабад – Серахс – Хангеран». Данный маршрут протяженностью 524 км и годовой мощностью 12,5 млрд. кубометров был запущен в январе 2010 г. Газ по нему поступает с туркменского месторождения Довлетабад – в северо-восточные провинции Ирана (Семнан, Мазандаран, Голестан, Хорасан-Резави, Северный и Южный Хорасан).

В сентябре того же года был введен в эксплуатацию новый комплекс по транспортировке газа, включающий в себя установку комплексной подготовки газа с двумя технологическими линиями мощностью по 1,5 млрд кубометров в год и 30-километровый газопровод высокого давления, связывающий нефтегазовое месторождение Акпатлавук в Туркменистане с газопроводом «Корпедже - Курт-Куи».

В истории газового сотрудничества Ирана и Туркменистана были серьезные споры по поводу цен на «голубое топливо». Из-за проблем, связанных с экономическими санкциями Запада в отношении ИРИ, Тегеран не мог вовремя оплачивать поставки. В ответ Ашхабад несколько раз перекрывал вентиль, а также в два раза увеличил цену на природный газ.

Последний раз газовый скандал разразился в начале 2017 года. 1 января одна из четырех основных компаний, подчиненных Министерству нефтяной промышленности ИРИ – Национальная иранская газовая компания (National Iranian Gas Company, NIGC) заявила о прекращении Туркменистаном экспорта природного газа в страну. Государственный концерн «Туркменгаз» потребовал от NIGC оплатить накопившийся долг в размере 1,8 млрд. долларов. Указанная задолженность образовалась зимой 2007-2008 гг., когда из-за аномальных холодов Тегеран был вынужден увеличить закупки туркменского газа. При этом Ашхабад, столкнувшись с финансовым кризисом, увеличил цену на объемы газа, поставленные сверх оговоренных в контракте. Если законтрактованный газ поставлялся по цене 40 долларов за 1000 кубометров, то за дополнительный объем расценки выросли в 9 раз, составив 360 долларов. Однако Тегеран долг не признал, сославшись, что он образовался при предыдущей администрации и потребовал его пересмотра. До того момента, когда Туркменистан прекратил подачу газа в Иран, стороны провели напряженные трехдневные переговоры, по итогам которых был подписан меморандум о взаимопонимании. [4]

В Национальной иранской газовой компании действия туркменской стороны назвали шантажом и пригрозили судом. [5]

В ходе длительных переговоров стороны так и не смогли прийти к взаимоприемлемому компромиссу. В итоге в августе 2018 года туркменская сторона инициировала иск в отношении NIGC в Международный арбитражный суд (ICA) в Швейцарии. [6] Иран направил встречный иск. В июне 2020 года ICA вынес решение по туркмено-иранскому спору, однако, чем в итоге закончилось дело, не разглашается. Одни иранские источники отмечали, что международный арбитраж обязал NIGC выплатить Туркменистану задолженность за импортированный с 2007 по 2013 годы газ. В то же время иранское Министерство нефти опровергало данную информацию. [7]

В сентябре 2021 г. тогдашний президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и президент Ирана Эбрахим Раиси в ходе встречи на саммите Шанхайской организации сотрудничества договорились решить возникшую газовую проблему.

В ходе визита делегации во главе с министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым в Тегеран, стороны обсудили различные сферы двустороннего сотрудничества. Тогда же рассматривалась возможность возобновления поставок туркменского газа в Иран. При этом иранская сторона предлагала погасить долг на основе бартера, предоставляя Туркменистану инженерные и технические услуги в сферах разработки морских и наземных месторождений, очистки и переработки нефти и газа. [8] Следует отметить, что до этого спора Тегеран уже использовал бартерную схему при расчетах за туркменский газ, поставляя товары и услуги, в том числе в сфере строительства дорог.

В конечном итоге стороны договорились погасить газовый долг Ирана Туркменистану через Багдад, который задолжал Тегерану около 1,6 млрд. долларов не оплаченных газовых сборов. [9]

Одним из направлений энергетического сотрудничества является участие Ирана в своповых поставках туркменского газа в Азербайджан. В ноябре 2021 г. Тегеран, Ашхабад и Баку подписали соглашение об обмене природным газом, в соответствии с которым Иран ежегодно поставляет в Азербайджан от 1,5 до 2 млрд. кубометров туркменского газа. В июне 2022 г. в рамках Бакинской энергетической недели Иран и Азербайджан подписали меморандум о взаимопонимании во время визита иранского министра нефти Джавада Овджи в Баку с целью увеличения поставок туркменского газа. [10]

Вероятно, своповые поставки в дальнейшем будут увеличены, в чем Туркменистан и Иран обоюдно заинтересованы. С учетом постоянно растущего в Европе спроса на азербайджанские углеводороды, можно ожидать, что Баку станет закупать больше газа из Туркменистана через обменные операции.

Идея экспорта туркменского газа в третьи страны через территорию Ирана возникла в 1990-е годы. Было разработано несколько проектов газопроводов, имеющих стратегическое значение для вывода туркменского «голубого топлива» на мировые рынки. В их числе проект транснационального газопровода Туркменистан – Иран – Турция – Европа (Болгария). Соглашение о его строительстве было подписано в 1997 г. между правительствами Туркменистана, Ирана и Турции. Его стоимость оценили в 7,6 млрд. долларов. Год спустя правительство Туркменистана и компания Shell, которая должна была участвовать в проекте, подписали меморандум о взаимопонимании. Однако он так и не был реализован из-за принятой Конгрессом США поправки д'Амато, запрещающей американским компаниям (а также компаниям с участием американского капитала) участвовать в любых топливно-энергетических проектах на территории Ирана. [11]

Тегеран не перестает заявлять о своей готовности транспортировать туркменские энергоносители, в частности нефть и газ, в третьи страны.

Помимо Азербайджана, посредством своповых операций Иран может поставлять туркменский газ и в другие страны, например – в Пакистан; на данный рынок Туркменистан пытается выйти уже много лет. Еще в разгар газового спора Ашхабада и Тегерана, заместитель министра нефти Ирана Хамид Реза Араги говорил о готовности поставлять туркменский газ в Пакистан. Одновременно было указано на проблематичность реализации проекта строительства конкурирующего газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия)

Отметим, что Иран может получать доход от транзита туркменского газа через свою территорию в ОАЭ. [12]

Туркменистан и Иран имеют значительный потенциал для расширения партнерства в углеводородном секторе. Кроме того, импорт туркменского газа может помочь Ирану в достижении стратегической задачи по превращению в региональный энергетический хаб. К такому выводу приходят авторы доклада «Соображения и стратегические потребности в энергетической торговле между Туркменистаном и Ираном», подготовленного Исследовательским центром при парламенте ИРИ. [13]

С учетом стремления Ашхабада к диверсификации газоэкспортных направлений, иранский рынок будет наиболее выгодным для сбыта туркменского «голубого топлива». Ирану, в свою очередь, как уже отмечалось выше, это необходимо для превращения в региональный энергетический хаб.

В пользу целесообразности и экономической выгоды поставок туркменского газа в иранском направлении авторы указанного доклада приводят три аргумента. Во-первых, это географическая близость, что избавляет от необходимости транспортировать энергоносители на дальние расстояния. Во-вторых, общая граница между двумя странами. В-третьих, через Иран туркменские энергопотоки могут быть выведены на рынки третьих стран – в Турцию, Индию, Пакистан, Ирак.

Тот факт, что в настоящее время львиная доля туркменского газового экспорта приходится на Поднебесную, а после строительства четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – Китай» объемы поставок возрастут еще больше, вызывает озабоченность в Тегеране. [14]

Электроэнергетика

Электроэнергетика относится к одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики. Сектор электроэнергетики в Туркменистане контролируется Министерством энергетики и промышленности. В 2013 году правительство разработало «Концепцию развития электроэнергетической отрасли Туркменистана на 2013-2020 годы», которая предусматривала модернизацию и расширение электроэнергетического сектора путем расширения инфраструктуры передачи и строительства 14 электростанций, работающих на природном газе. Благодаря успешной реализации данной программы, в настоящее время в каждом велаяте действуют две-три электростанции.

Выработка электроэнергии превышает внутреннее потребление, что позволяет стране экспортировать излишки. Туркменистан подключен к центрально-азиатской электросети и поставляет электроэнергию в Афганистан, Иран и Турцию, а также в некоторые страны Центральной Азии.

Пакистан планирует закупать электроэнергию у Туркменистана через сети передачи электроэнергии ТАП (Туркменистан – Афганистан – Пакистан) и ТУТАП (Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Афганистан – Пакистан). Для передачи туркменской электроэнергии в Пакистан также изучается вопрос строительства ЛЭП 500 кВт по маршруту газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). [15]

За первые пять месяцев 2022 года по Министерству энергетики план по производству продукции и произведенным работам выполнен на 128,1%. Темп роста производства электроэнергии составил 116,8%, её экспорт – 150,3%. [16] Как заявил ранее в сентябре председатель Халк Маслахаты (верхняя палата парламента Туркменистана) Гурбангулы Бердымухамедов, в нынешнем году страна планирует довести экспорт электроэнергии до 9 млрд. киловатт-часов. Этот показатель в 3,3 раза выше, чем в 2013 году. [17]

Электроэнергетика является одной из перспективных областей двустороннего сотрудничества Ашхабада и Тегерана. Поставлять электроэнергию в ИРИ Туркменистан начал еще в 2003 году по ЛЭП Балканабат – Гомбад мощностью 220 кВт.

Иран импортирует 140 мегаватт электроэнергии из Туркменистана для удовлетворения внутренних потребностей. Поставки туркменской электроэнергии позволяют удовлетворить потребности части региона Хорасан (северо-восток Ирана). [18]

Ашхабад из года в год наращивает свои энергогенерирующие мощности. Согласно плану развития отрасли, к 2024 г. производство электроэнергии в Туркменистане должно достигнуть 33 млрд. киловатт-часов в год. Для достижения поставленной цели ведется модернизация действующих мощностей. С целью увеличения экспортных поставок электроэнергии туркменские власти планируют модернизировать энергоблоки Марыйской ГЭС и реализовать целый ряд других проектов. Два из них Туркменистан планирует запустить совместно с Ираном. Первый проект предусматривает строительство высоковольтной 400-500кВ ЛЭП Мары – Сарах – Мешхед до границы Туркменистан – Иран. В рамках второго проекта аналогичные ЛЭП планируется протянуть от Балканабатской ГЭС до иранского Гонбада.

В ходе ирано-туркменских переговоров в Тегеране было объявлено о завершении и готовности к эксплуатации иранского участка ЛЭП Мары – Мешхед. Туркменская сторона заявила, что рассматривает возможность начала строительства своего участка линии электропередач в самое ближайшее время.

Ранее сообщалось, что Туркменистан также может начать поставки газа и электроэнергии в Армению через иранскую территорию.

В настоящее время Иран работает над проектом по подключению своей национальной энергосистемы к энергосетями России и других стран-членов ШОС через Туркменистан. [19

Транспортные коридоры

Ашхабад активно продвигает «транспортную дипломатию», настроен на широкое сотрудничество в указанной сфере. Туркменистан ратифицировал 12 международных конвенций по транспорту, а также инициировал принятие в ООН четырех резолюций в данной области. Так, в ходе 69-й сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята резолюция о важной роли Туркменистана как транспортного коридора между Европой и Азией. Политика Ашхабада в этом направлении базируется на принципах диверсификации транспортно-коммуникационных сетей. [20]

Это, в свою очередь, предполагает создание и расширение альтернативной структуры транспорта и транзита в регионах Центральной Азии и Каспийского моря по коридорам «Восток – Запад» и «Север – Юг». Здесь Туркменистан играет ключевую роль в силу своего географического положения, являясь одновременно центрально-азиатской и прикаспийской страной. Через эту бывшую советскую республику пролегают железнодорожные и автомобильные магистрали, соединяющие Азию с Европой.

В январе 2022 г. в Туркменистане приняли новую программу по развитию транспортной системы страны на ближайшие три года. Ашхабад, таким образом, ставит перед собой амбициозную задачу – восстановить «Великий шелковый путь» через строительство современных автомобильных, железнодорожных, морских и авиамаршрутов. [21]

Взаимодействие в транспортной сфере выступает одним из перспективных направлений сотрудничества Туркменистана и Ирана.

Международный транспортный коридор «Север – Юг»: Индия, которой принадлежит идея создания данного транспортного маршрута, совместно с ИРИ развивает иранский порт Чабахар, который является ключевым элементом данного коридора. [22]

В отличие от других южных портов Ирана, Чабахар расположен не на побережье Персидского залива, а на побережье Аравийского моря. Это значит, что для следования в Индийский океан судам из Чабахара не нужно проходить через Ормузский пролив. С этим портом Индия связывает перспективы налаживания торговых связей по водному пути и далее по железной дороге. Ввод в эксплуатацию коридора «Север – Юг» и порта Чабахар, в частности, будет иметь решающее значение для Ирана с геоэкономической точки зрения. [23]

После того, как указанный коридор заработает на полную мощность, он будет способен изменить геоэкономический ландшафт всего региона и, в частности, богатых ресурсами стран Центральной Азии, которые смогут экспортировать свои углеводородные ресурсы через порт Чабахар на глобальные рынки. Если действительно будут предприняты целенаправленные усилия по развитию Чабахара как энергетического транзитного узла, экономическая ценность этого порта для Ирана, а также для основных заинтересованных сторон в мировой торговле энергоносителями, существенно возрастет.

Большое значение имеет железная дорога Казахстан – Туркменистан – Иран (Жанаозен – Берекет – Горган). Она является значимой частью железнодорожной сети Евразии и позволяет государствам-участникам проекта выйти на мировые рынки. [24] «Эта магистраль создаст дополнительные маршруты, которые связывают Казахстан, центральные регионы России и Туркменистан с Ираном, странами района Персидского залива, Южной и Юго-Восточной Азии. Она увеличивает транзитные грузовые и пассажирские перевозки и сокращает транспортные расходы, экономит время для путешествий и окажет содействие экономическому росту», – отметил председатель комитета Организации сотрудничества железных дорог (ОСЖД) Мирослав Антонович в ходе международного форума по транспортно-транзитным коридорам, проходившем в Ашхабаде в июле 2022 года. [25]

В ходе переговоров с президентом Ирана, туркменский лидер Сердар Бердымухамедов отметил огромный потенциал железнодорожной магистрали Казахстан – Туркменистан – Иран и предложил создать межправительственную комиссию по транспорту между двумя странами. «ИРИ является одним из основных партнеров в данном направлении, поскольку по железной дороге Север – Юг из Туркменистана через Иран открывается кратчайший маршрут к портам Персидского залива», – подчеркнул президент Туркменистана. [26]

Тегеран готовится открыть магистраль Захедан – Хаш. Этот участок железной дороги составляет 154 км из примерно 630 км стратегически важного восточного железнодорожного коридора Захедан – Чабахар, который является частью международного транспортного коридора «Север – Юг». Магистраль Захедан – Чабахар обеспечит подключение порта Чабахар к сети железных дорог Ирана и странам Центральной Азии. Кроме того, в перспективе она также обеспечит выход к строящемуся иранскому порту Макран у границы с Пакистаном. [27]

Другой совместный проект с участием Туркменистана и Ирана – международный транзитно-транспортный коридор Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман – Катар («Восток – Запад»). Как известно, на сегодняшний день Катар покинул проект, но к нему официально присоединились Индия и Казахстан. Инициатива создания данной транснациональной транспортно-логистической артерии, призванной связать страны Центральной Азии с иранскими портами в Персидском и Оманском заливах, принадлежит Ташкенту.

Соглашение о создании данного коридора Узбекистан, Туркменистан, Иран, Оман и Катар подписали в апреле 2011 года в Ашхабаде. Документ больше известен как «Ашхабадское соглашение». Оно вступило в силу в апреле 2016 года. [28]

Согласно проекту, после строительства линий, соединяющих железные дороги Узбекистана и Туркменистана с южными портами Ирана, участники соглашения смогут установить оптимальный транспортный маршрут до портов Персидского и Оманского заливов. По мнению экспертов, реализация этого международного проекта не только придаст мощный импульс экономическому развитию, но и увеличит объем транзитных грузов. [29] Доступ к новым рынкам сбыта через транспортный коридор «Восток – Запад» могут получить Россия и Китай. [30]

Ранее в Туркменистане прошла двухдневная международная конференция на уровне министров транспорта развивающихся стран, не имеющих выхода к морю. Повестка этого форума, организованного Ашхабадом под эгидой ООН, включала в себя большой спектр вопросов. В числе прочего участники мероприятия обсудили такие темы как современное состояние воздушного, автомобильного, железнодорожного и морского транспорта, перспективы развития этого сегмента мировой экономики, возможности привлечения инвестиций в отраслевую инфраструктуру, внедрение инноваций, основные аспекты охраны окружающей среды и безопасности.

Представители Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Казахстана обсудили ход реализации ранее достигнутых договоренностей, связанных с маршрутами этого транспортно-транзитного коридора. По итогам заседания Иран, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан подписали окончательный протокол и соглашение о создании международного транспортно-транзитного коридора в рамках «Ашхабадского соглашения». [31]

Выводы

Обладая богатыми углеводородными ресурсами, Иран и Туркменистан на первый взгляд выглядят конкурентами, однако именно энергетический фактор создает благоприятную почву для более тесных отношений между ними.

Ни Тегеран, ни Ашхабад не в состоянии реализовать свой богатый углеводородный потенциал самостоятельно. Крупные транснациональные проекты двух стран  -туркменский ТАПИ «Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия» и иранский ИПИ «Иран – Пакистан – Индия» зашла в тупик под влиянием различных факторов.

В условиях нынешнего ажиотажа цен на мировом энергетическом рынке, Иран и Туркменистан могли бы получать больше доходов от продажи своих энергоносителей.

В отличие от Туркменистана, который проводит закрытую политику, Иран вынужденно оказался в изоляционистской позиции с точки зрения международных инвестиций. Как показывает практика, любые иранские энергетические инициативы в регионе сталкиваются с жестким противодействием со стороны США, чьи санкции ставят палки в колеса Тегерану.

Туркменистан хотя и имеет стабильные рынки сбыта своего природного газа в северном (Россия) и восточном (Китай) направлениях, тем не менее крайне заинтересован в диверсификации маршрутов экспорта газа и в двух других географических направлениях: Юг (Афганистан и Пакистан) и Запад (Иран, Азербайджан, Европа). После урегулирования газового спора с Тегераном, можно полагать, что поставки туркменского газа в Иран возобновятся. ИРИ в этом заинтересована и успех превращения страны в региональный энергетический центр связывает, в том числе, с наращиванием туркменских газовых поставок.

Тесное сотрудничество Туркменистана и Ирана в транспортно-коммуникационной сфере носит стратегический характер для обеих стран и приносит им выгоду. Через иранские порты Туркменистан экспортирует свои товары. Транспортные коридоры, проходящие через их территорию, связывают большое количество государств и регионов. Это позволяет вывести торгово-экономические связи между азиатскими и европейскими странами на качественно новый уровень – за счет значительного сокращения расстояний, проходимого крупными грузопотоками, в том числе транзитными грузами, и времени в пути.

1. Iran, Turkmenistan Sign Nine Cooperation Documents. Caspian News, 16.06.2022. https://caspiannews.com/news-detail/iran-turkmenistan-sign-nine-cooperation-documents-2022-6-16-0/

2. Iran, Turkmenistan Resolved to Sign 20-Year Cooperation Deal: Raisi. Tasnim News Agency,15.06.2022. https://www.tasnimnews.com/en/news/2022/06/15/2729335/iran-turkmenistan-resolved-to-sign-20-year-cooperation-deal-raisi

3. Основные газопроводы Туркменистана. Сайт Министерства иностранных дел Туркменистана. https://www.mfa.gov.tm/ru/articles/84

4. Туркменистан и Иран заключили газовый контракт на 5 лет. Хроника Туркменистана, 01.01.2017. https://www.hronikatm.com/2017/01/turkmenistan-i-iran-zaklyuchili-gazovyiy-kontrakt-na-5-let-2/

5. Иначе - суд. Иран потребовал от Туркменистана снижения цены на газ, пригрозив судом. Neftegaz.RU, 27.05.2017. https://neftegaz.ru/news/gosreg/209989-inache-sud-iran-potreboval-ot-turkmenistana-snizheniya-tseny-na-gaz-prigroziv-sudom/?clear_cache=Y

6. Газовый спор Туркменистана и Ирана получил «второе дыхание». «Каспийский Вестник», 18.08.2018. http://casp-geo.ru/gazovyj-spor-turkmenistana-i-irana-poluchil-vtoroe-dyhanie/

7. Арбитраж рассмотрел газовый спор Ирана и Туркменистана. Решение не подлежит распространению (дополнено). Хроника Туркменистана, 01.07.2020. https://www.hronikatm.com/2020/07/iran-despute-resolution/

8. Иран предлагает Туркменистану расплатиться с газовым долгом бартером. Хроника Туркменистана, 27.10.2021. https://www.hronikatm.com/2021/10/tm-delegation-iran-visit/

9. Иран работает над выплатой долга за туркменский газ. Бизнес Туркменистан, 15.06.2022. https://business.com.tm/ru/post/8755/iran-works-on-payment-of-turkmen-gas-debt

10. Иран и Азербайджан подписали Меморандум о двукратном увеличении своповых поставок газа. Neftegas.RU, 06.06.2022. https://neftegaz.ru/news/politics/739815-tegeran-i-baku-podpisali-memorandum-o-dvukratnom-uvelichenii-svopovykh-postavok-gaza/

11. Туркменистан: стратегия и тактика освоения газовых ресурсов. Д. Файзуллаев, CYBERLENINKA. https://cyberleninka.ru/article/n/turkmenistan-strategiya-i-taktika-osvoeniya-gazovyh-resursov

12. Иранский чиновник призвал разрешить прокладку газопровода из Туркменистана в ОАЭ. РИА IRAN.RU, 15.03.2018. https://iran.ru/news/economics/108889/Iranskiy_chinovnik_prizval_razreshit_prokladku_gazoprovoda_iz_Turkmenistana_v_OAE

13. Туркменский газ – стратегический ресурс в амбициозной энергетической повестке Ирана. News Central Asia, 21.09.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/09/21/turkmenskiy-gaz-strategicheskiy-resurs-v-ambitsioznoy-energeticheskoy-povestke-irana/

14. У Ирана могут возникнуть проблемы из-за переориентации направления экспорта газа из Туркменистана. 14.02.2018. https://iran.ru/news/economics/108543/U_Irana_mogut_vozniknut_problemy_iz_za_pereorientacii_napravleniya_eksporta_gaza_iz_Turkmenistana

15. Туркменистан планирует соединить энергоузлы страны в единое целое через воздушные ЛЭП 500 кВ. B2B Global, 17.10.2016. https://bbgl.ru/news/9017

16. Туркменистан значительно увеличил экспорт электроэнергии с начала года. Туркменистан Золотой Век, 08.06.2022. https://turkmenistan.gov.tm/ru/post/63904/turkmenistan-znachitelno-uvelichil-eksport-elektroenergii-s-nachala-goda

17. В 2022 году Туркменистан планирует довести экспорт электроэнергии до 9 миллиардов киловатт-часов. Интернет-портал СНГ, 06.09.2022. https://e-cis.info/news/567/103040/

18. Иран импортирует 140 мегаватт электроэнергии из Туркменистана. Turkmenportal, 03.06.2021. https://turkmenportal.com/blog/37154/iran-importiruet-140-megavatt-elektroenergii-iz-turkmenistana

19. Иран намерен выйти на энергосети России и стран ШОС через Туркменистан. News Central Asia, 10.10.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/10/10/iran-nameren-vyyti-na-energoseti-rossii-i-stran-shos-cherez-turkmenistan/

20. Туркменистан развивает международное транспортное сотрудничество. Avesta Information Agency, 25.03.2015. http://avesta.tj/2015/03/25/turkmenistan-razvivaet-mezhdunarodnoe-transportnoe-sotrudnichestvo/

21. В Туркменистане возрождают Великий шелковый путь. «МИР 24», 29.01.2022. https://mir24.tv/news/16494010/v-turkmenistane-vozrozhdayut-velikii-shelkovyi-put

22. Индия и Иран договорились ускорить строительство порта Чабахар. ТАСС, 15.06.2022. https://tass.ru/ekonomika/14880629

23. Иран выделит дополнительные средства на строительство железной дороги Чабахар-Захедан. «Каспийский Вестник», 12.09.2019. http://casp-geo.ru/iran-vydelit-dopolnitelnye-sredstva-na-stroitelstvo-zheleznoj-dorogi-chabahar-zahedan/

24. Железная дорога Казахстан – Туркменистан – Иран. РИА IRAN.RU, 10.04.2014. https://www.iran.ru/news/analytics/93203/Zheleznaya_doroga_Kazahstan_Turkmenistan_Iran

25. Железная дорога Казахстан-Туркменистан-Иран – значимая часть евразийской сети. Orient, 18.07.2022. https://orient.tm/ru/post/38903/zheleznaya-doroga-kazahstan-turkmenistan-iran-znachimaya-chast-evrazijskoj-seti

26. Президент Туркменистана посетил Иран с официальным визитом – Лидеры договорились в будущем подписать договор о партнерстве на 20 лет. News Central Asia, 16.06.2022. http://www.newscentralasia.net/2022/06/16/prezident-turkmenistana-posetil-iran-s-ofitsialnym-vizitom/

27. В Иране будет открыта железная дорога Захедан-Хаш. РИА IRAN.RU, 01.09.2022. https://iran.ru/news/economics/121224/V_Irane_budet_otkryta_zheleznaya_doroga_Zahedan_Hash

28. Ашхабадское соглашение вступило в силу. UZDAILY, 23.04.2016. https://www.uzdaily.uz/ru/post/28434

29. Uzbekistan and Oman: Transport cooperation. Абдулхакимов, Б.Б. «Молодой ученый», №14(252) апрель 2019. https://moluch.ru/archive/252/57895/

30. РФ и КНР могут расширить сбыт с коридором Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман. «SPUTNIK Узбекистан», 18.07.2022. https://uz.sputniknews.ru/20220718/rf-i-knr-mogut-rasshirit-sbyt-s-koridorom-uzbekistan-turkmenistan-iran-oman-26300713.html

31. Транспортный форум в Туркменистане завершился принятием итогового заявления. Turkmenstan.RU, 17.08.2022. http://www.turkmenistan.ru/ru/articles/46422.html