идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Доклады

Новый уровень сотрудничества: к итогам визита президента Токаева в Анкару

фото: akorda.kz
20 мая 2022
Сектор Казахстана КИСИСектор Казахстана КИСИ

Сектор Казахстана КИСИ

Экспертный доклад

Президент Казахстана находился 10-11 мая 2022 года с государственным визитом в Анкаре. Касым-Жомарт Токаев провел переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом в узком и расширенном составах. Главы государств обсудили широкий круг вопросов казахстанско-турецкого стратегического партнерства, уделив особое внимание укреплению связей в политической, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах. Что стоит за этими сухими строками официальных новостей?

Новый уровень сотрудничества

Визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Анкару имел высший статус по разряду, принятому в международной практике. Наблюдатели обращают внимание и на ряд других особенностей. Это был первый официальный визит Токаева в Турцию за почти 3,5 года его пребывания на высоком посту главы государства. Впечатляет также количество подписанных соглашений, насыщенность программы пребывания и внушительный состав казахстанской делегации.

Так, на встрече двух глав государств присутствовал почти весь состав кабмина Казахстана. Среди членов делегации были замечены: глава минсельхоза Ербол Карашукеев, глава Минобразования Асхат Аймагамбетов, глава Мининдустрии Каирбек Ускенбаев, министр культуры Даурен Абаев, глава Мининформации Аскар Умаров, министр цифрового развития Багдат Мусин, глава Минэкологии Сериккали Брекешев, министр энергетики Болат Акчулаков, а также министр обороны генерал-полковник Руслан Жаксылыков.

По итогам прошедших в Анкаре переговоров президентов Турции и Казахстана в узком и расширенном составе стороны подписали 14 соглашений о сотрудничестве и 30 коммерческих соглашений. Документы предусматривают кооперацию в сфере транспорта, оборонной промышленности, военной разведки, информационных технологий, культуры, сельского хозяйства, перевозок, торговли, таможенного контроля, окружающей среды, образования, молодежной политики, связи и архивного дела. [1]

Наибольший интерес вызвало подписание документов, «регулирующих двустороннее военное сотрудничество между Казахстаном и Турцией», как говорится в сообщении Минобороны Казахстана. Наблюдатели отмечают, что в Анкаре прошла продолжительная встреча министра обороны Казахстана генерал-полковника Руслана Жаксылыкова и министра обороны Турции Хулуси Акара. Затем Жаксылыков посетил Центр сил специальных операций Вооруженных Сил Турции. Хулуси Акар указал на значимость расширения турецко-казахстанских оборонных связей, «в том числе в области проведения совместных военных учений и оборонной промышленности».

Вот самый яркий пример такого сотрудничества – в  Казахстане на базе дочерней компании Kazakhstan Engineering будет организована линия сборки и технического обслуживания турецких ударных беспилотных летательных аппаратов (БЛА) Anka. При этом Казахстан станет первой зарубежной страной, где будет налажено производство беспилотников Anka нового поколения. В соответствии с меморандумом о взаимопонимании, подписанным между Turkish Aerospace Industries и Kazakhstan Engineering, «помимо совместного производства, сотрудничество будет осуществляться по вопросам передачи технологий, включая процессы обслуживания и ремонта», – говорится в сообщении компании. [2]

Региональные эксперты полагают, что Турция стремится завоевать казахстанский оружейный рынок. В итоге, Эрдоган хочет сделать Казахстан перспективной страной-союзником, которая будет привязан к Анкаре в рамках тюркского сотрудничества турецкими «ноу- хау», разведывательными данными и военными стандартами. С другой стороны, Нур-Султан сам стремится к диверсификации геополитических рисков в условиях нарастающей мировой турбулентности. И полагает, что Турция может быть партнером, на которого «можно будет рассчитывать в случае форс-мажорных событий». [3]

Нынешний визит в Анкару ознаменовался знаковым совместным заявлением Касым-Жомарта Токаева и Реджепа Тайипа Эрдогана о «расширенном стратегическом партнерстве».  Напомним, что договор о стратегическом партнерстве между Казахстаном и Турцией был заключен еще в 2009 году. Однако раньше в рамках стратегического партнерства обе стороны ограничивались политическими декларациями и  укреплением связей в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах. Сейчас произошел качественно новый поворот – в сторону более тесного военно-политического сотрудничества.

Перечень подписанных документов

Членами официальных делегаций в присутствии глав государств Казахстана и Турции были подписаны следующие документы:

  • Протокол о сотрудничестве между Министерством культуры и спорта Республики Казахстан и Управлением государственных архивов при президенте Турецкой Республики.
  • Меморандум о сотрудничестве в области средств массовой информации между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Управлением коммуникаций при Аппарате президента Турецкой Республики.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о международных комбинированных перевозках грузов.
  • Техническое задание к Соглашению о торговле услугами между Республикой Казахстан и Турецкой Республикой.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики об организации информационного обмена и упрощения процедур таможенного контроля.
  • Меморандум о сотрудничестве в области лесного хозяйства между комитетом лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан и главным управлением лесного хозяйства Министерства сельского и лесного хозяйства Турецкой Республики.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области карантина и защиты растений.
  • Меморандум о сотрудничестве в области информационных технологий между Министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан и Министерством индустрии и технологий Турецкой Республики.
  • Протокол между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области военной разведки.
  • Протокол между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области военных архивов, военной истории, музееведения и военных публикаций.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области образования.
  • Меморандум о взаимопонимании между Министерством культуры и спорта Республики Казахстан и Министерством культуры и туризма Турецкой Республики в области кинематографии.
  • Меморандум о взаимопонимании между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Министерством молодежи и спорта Турецкой Республики в области молодежной политики.
  • Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области охраны окружающей среды между Министерством экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан и Министерством окружающей среды, градостроительства и изменения климата Турецкой Республики.

По итогам переговоров президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев также подписали Cовместное заявление о расширенном стратегическом партнерстве.

Оценки визита

Турецкие СМИ назвали первый официальный визит Токаева в Анкару «историческим» и даже «началом новой эры в отношениях двух стран». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров назвал Токаева «братом» и сообщил, что считает «Казахстан исторической родиной тюрок, а Турцию – вторым домом для казахстанцев». Турецкий лидер также заявил, что «благодаря подписанной общей декларации» две тюркские страны «подняли отношения на новый уровень стратегического партнерства». По многим политическим вопросам, например, по ситуации на Украине, позиции Нур-Султана и Анкары совпадают. По словам Эрдогана, этот конфликт подчеркнул важность сотрудничества и сплоченности тюркских государств на двустороннем уровне и под зонтиком тюркских государств.

В свою очередь Касым-Жомарт Токаев назвал прошедшие переговоры «содержательными». Он отметил, что в ходе визита были достигнуты важные договоренности, что позволит «еще больше укрепить сотрудничество в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной, военно-технической и других сферах». В частности, обе стороны заинтересованы в использовании потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута в обход России. Напомним, этот маршрут берет начало в Китае и проходит через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы. Сегодня Транскаспийский маршрут приобретает особое значение в условиях сложной геополитической ситуации и санкций Запада в отношении России.

Казахстанские СМИ и эксперты, в свою очередь, назвали важным и даже судьбоносным решение Акорды поднять отношения с Турцией до уровня «расширенного стратегического партнерства». Официальная газета на казахском языке «Егемен Казахстан» осветила визит Токаева в Анкару обширной передовицей под длинным заголовком «Крепкие братские отношения или отношения между Казахстаном и Турцией вышли на уровень расширенного стратегического партнерства». Русскоязычная официальная газета «Казахстанская правда» подала как главную новость обширную статью «Казахстан и Турция: укрепление стратегического партнерства» с большой фотографией Эрдогана и Токаева.

Большинство проправительственных казахстанских СМИ особо отмечают подписание документов в области военного сотрудничества. Они выделяют такую фразу из заявления турецкого президента: «Мы готовы нести ответственность за стабильность, спокойствие и безопасность наших казахстанских братьев». Официальные лица в Казахстане понимают это заявление так: «В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Анкары», – разъяснил журналистам в кулуарах казахстанского парламента заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов. [4]

Популярный казахстанский политолог Досым Сатпаев отмечает, что «это явный сигнал той же России, что Турция готова оказать поддержку Казахстану в случае появления явных угроз территориальной целостности страны». Ряд сетевых казахстанских СМИ пишут еще более откровенно. «Переориентация Казахстана через Анкару на Запад становится политической реальностью, а закрепляется это визитом Касым-Жомарта Токаева в Турцию. И речь идет не о банальном развитии сотрудничества, а о смене вектора развития страны и глубокой интеграции с неоосманистской Турцией». В принципе, это общий пропагандистский тезис для внутреннего употребления во многих местных СМИ. [5]

Некоторые издания пошли еще дальше и говорят о возрождении Великого Турана 2.0 – в ареале от Средиземного моря на западе до Алтайских гор на востоке. Просто процитируем начало такой статьи: «В условиях тектонических сдвигов в геополитике, пожалуй, впервые с момента крушения СССР наметился фатальный разворот Казахстана и Центральной Азии от России. Политика есть искусство возможного, поэтому речь, разумеется, не идет о полном разрыве либо пересмотре вектора развития. Но отныне «северный сосед» перестает быть держателем контрольного пакета акций. На роль же одного из полюсов влияния выдвигается Турецкая Республика». [6]

Российские СМИ более сдержаны в оценках визита Токаева в Анкару и призывают не делать поспешных оценок: «В условиях нарастающего экономического и политического сближения между Казахстаном и Турцией, визит Токаева приобретает особое значение. Особенно с учетом общей активизации Анкары в Центральной Азии. Однако конкурировать с Россией и Китаем и с западными странами ей будет сложно. Тем не менее определенные козыри у Турции есть, главный из которых – сложная геополитическая ситуация. Казахстан понимает это и с успехом использует свою многовекторную политику, диверсифицируя политические контакты на высшем уровне и экономику в условиях жестких санкций, введенных против России». [7]

Давайте спокойно разберемся в медийных страхах и восторгах, сопровождавших государственный визит К.Ж. Токаева в Анкару.

Турецкий вектор Казахстана

Турция занимает особое место истории независимого Казахстана. Это первая страна, которая признала независимость Республики Казахстан сразу после ее провозглашения 16 декабря 1991 года. Турция первой открыла посольство в тогдашней столице Алма-Ате. Уже 2 марта 1992 года между обеими государствами были установлены дипломатические отношения. 21 апреля 1992 года первый турецкий посол в Казахстане Аргун Озпай вручил верительные грамоты первому президенту Нурсултану Назарбаеву. Добавим тот важный факт, что именно Турция стала первым государством, с которым Казахстан установил безвизовый режим взаимных поездок граждан. По сути, Турция стала для молодой республики Казахстан первой «настоящей заграницей» и культурно-цивилизационным образцом на долгие годы.

В целом, казахстанцы воспринимают Турцию как дружественное государство. Это можно понять из социологических исследований «Интеграционного барометра ЕАБР». В массовом сознании Турция – это, в основном, место отдыха, но также она востребована как инвестор с качественными товарами и как возможное место для недорогой и даже бесплатной учебы. Существует определенный интерес к культуре Турции – не в последнюю очередь сформированный за счет турецких сериалов и качественной работы турецкой «мягкой силы». Однако прямых контактов мало – страны не граничат друг с другом, больших диаспор исторически не сформировалось. [8]

Если проанализировать результаты опросов казахстанских социологов, то весь период новейшей истории вплоть до 2016 года в Казахстане шел постоянный рост поддержки отношений с Турцией. Так, если в 2005 году на вопрос «какую страну, прежде всего, вы хотели бы видеть в числе союзников», Турцию называли всего 4%. В 2010 году уже каждый десятый считал, что Турция – это страна, с которой было бы правильным объединиться Казахстану. А в 2014 году дружественной назвал Турцию каждый пятый опрошенный (21%). Но в 2017 году показатели дружбы откатились до 11%. Это ухудшение восприятия связано с попыткой военного переворота в Турции и его жестокого подавления в июле 2016-го, получившего широкое освещение в СМИ. Новый всплеск интереса был отмечен после осени 2020 года. Он связан с победой Азербайджана во Второй Карабахской войне, в ходе которой активно применялось турецкое оружие (в частности беспилотники Bayraktar TB2), а также продвижением в СМИ информации о турецкой армии как второй по силе в НАТО. [9]

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев отмечает, что «Турция, которая ранее была инструментом западного влияния на Казахстан, в последние годы перехватила лозунги пантюркизма и панисламизма». По его мнению, Анкара также заинтересована в том, чтобы Казахстан стал турецким сателлитом  в попытках Эрдогана создать «неоосманскую империю». Однако лобовая ставка на неоосманизм не получила должной поддержки в  странах Центральной Азии, пока еще более светских и понявших за годы независимости свои реальные возможности. К настоящему моменту сильное турецкое влияние сохранилось только в нестабильной Киргизии. Другие более сильные региональные игроки – Казахстан, Узбекистан, Туркменистан всегда настороженно относились к экспансии Анкары и дозировано позволяли действовать Турции через фонды, культурные и образовательные программы. [10]

По мнению экспертов из вашингтонского Института Ближнего Востока, сегодня ситуация изменилась – Турция стала заметным экспортером панисламизма, неоосманизма и региональной нестабильности. Западные аналитики уловили ключевое слово в турецкой политике – «экспорт» и сущностное понимание действий самого Эрдогана как «опытного торговца». Турецкие устремления в Центральной Азии как современный многоуровневый маркетинг имеют разные измерения – глобальное, региональное и двустороннее. Для каждого из этих уровней Анкара применяет специальные маркетинговые программы продвижения своего экспортного политического товара. Для глобального уровня – это панисламизм, для регионального – неоосманизм или пантюркизм, для двустороннего – экономическое сотрудничество. Часто эти программы смешиваются в нужных пропорциях для получения эффекта должной синергии.

«Мягкая сила» Эрдогана

Казахстанский аналитик Марат Шибутов дал комплексную оценку современному состоянию казахстанско-турецких отношений. Он пришел к следующим важным выводам. Во-первых, несмотря на большой медийный эффект, реальное экономическое сотрудничество Турции и Казахстана все еще невелико. Во-вторых, турецкий бизнес в Казахстане постоянно «на виду» по одной простой причине — это преимущественно заметные для населения сферы услуг и строительства, которые состоят из многих малых компаний. В-третьих, Турция грамотно использует свою «мягкую силу», а за счет декларируемого «тюркского братства» и образовательных проектов имеет хорошие позиции в Казахстане. [11]

По оценке Шибутова, наиболее интенсивно идет сотрудничество с Турцией в области образования. Существуют два совместных университета – имени Ходжи Ахмеда Ясави в Туркестане (на юге Казахстана) и имени Сулеймана Демиреля в Алма-Атинской области. Эффективно действует сеть казахстанско-турецких лицеев – с частично сохраненными традициями обучения и турецкими преподавателями. Эти лицеи являются очень востребованными на образовательном рынке Казахстана. Среди выпускников данных лицеев оказалось много нынешних чиновников среднего звена, которые искренне считают Турцию эталонной страной. В Турции также учатся многие студенты из Казахстана по казахстанским и турецким специальным программам. Все это свидетельствует, что власти Турции прицельно работают с перспективной молодежью на длительную перспективу.

Приведем свежий пример. Так, в рамках государственного визита президента К.Ж. Токаева в Турцию были подписаны новые меморандумы о сотрудничестве в области СМИ и молодежной политики с Министерством информации и общественного развития РК и уполномоченными органами Турецкой Республики. Стороны будут содействовать распространению достоверной информации через свои масс-медиа, будут способствовать обмену телевизионным и другим информационным контентом, будут проводить обмен опытом между специалистами в области СМИ и продолжать установление более плотных контактов с ведущими образовательными центрами сторон по подготовке медиа-специалистов.

По молодежной политике также разработана обширная программа, включающая в себя такие пункты: обмен специалистами и чиновниками в сфере молодежной политики; прямой молодежный обмен; взаимное участие в международных конференциях, семинарах и других мероприятиях в сфере молодежной политики; поддержка молодежных учреждений и организаций; совместное участие в разработке и реализации долгосрочных и краткосрочных программ по работе с молодежью; совместное сотрудничество по волонтерской деятельности; обмен материалами и информацией в сфере молодежной политики и так далее. [12]

Как видим, турецкая «мягкая сила» является грамотно выстроенной долгосрочной стратегией внедрения, обращенной в будущее и нацеленной на предстоящую смену поколений в Казахстане. Российская же «мягкая сила», напротив, действует краткосрочно и обращена в прошлое – опирается на ностальгические советские достижения вроде мифологемы о «братской дружбе народов» или апеллирует к былым победам во времена СССР. Ее главной опорой является существующее ныне доминирование ареала русского языка и телеаудитории российских телеканалов, имеющих постоянную тенденцию к сокращению.

Сейчас в Центральной Азии присходит демографический переход к новому молодому поколению, родившемуся после распада Советского Союза. Эта свежая аудитория далека от ценностей и «скреп» советской эпохи и менее склонна получать информацию из телевизора. Все это может стать серьезным вызовом для российского присутствия в Казахстане уже в среднесрочной перспективе, а также требует решительного пересмотра сложившейся рутинной практики нашей дипломатии и Россотрудничества. [13]

Реальный показатель влияния

Торговля и прямые инвестиции – два объективных показателя влияния и заинтересованности той или иной страны. Причем инвестиции всегда являются намного более важной частью экономических отношений, чем торговля. Инвестиции характеризуют три ключевых момента сотрудничества: степень доверия к экономике страны, хорошие отношения между элитами, текущую степень либерализации экономики. Если торговля в случае кризиса может быть свернута или ее объемы снижены буквально в течение года-двух, то инвестиции вывести из страны-партнера гораздо труднее.

Накануне визита К.Ж. Токаева в Анкару казахстанский МИД опубликовал ТОП-10 стран-инвесторов в Казахстан за 2021 год.  Вот этот официальный список:

  • Нидерланды – 7,0 млрд. долларов;
  • США – 2,8 млрд. долларов;
  • Швейцария – 2,6 млрд. долларов;
  • Россия – 1,9 млрд. долларов;
  • Китай – 1,8 млрд. долларов;
  • Бельгия – 1,06 млрд. долларов;
  • Великобритания – 1,02 млрд. долларов;
  • Южная Корея – 805,5 млн. долларов;
  • Турция – 679,5 млн. долларов;
  • Франция – 603,1 млн. долларов. [14]

Сразу дадим одно необходимое пояснение. Как и в случае с Россией, впечатляющие инвестиции из Нидерландов и Швейцарии – это в основном возвратный вклад от местных, в данном случае казахстанских бизнесменов, которые таким образом уходят от налогов и сберегают свои активы. Важно отметить, что РФ для Казахстана как инвестор очень важна. Российские инвестиции идут, как правило, в долгосрочные совместные предприятия, в том числе средние и крупные, которые работают в ключевых отраслях экономики. Прямые инвестиции Казахстана в Турцию на этом российском фоне – втрое меньше. Причем турецкие граждане, в основном, организуют в Казахстане «быстрый» малый бизнес – общепит, гостиницы, логистику, торговлю.

Торговыми партнерами Казахстана являются 180 стран, главным из которых остается (по состоянию на 2021 год) Россия – 8 млрд. 581,6 млн. долларов. Следом идут Китай – 8 млрд. 307,4 млн. долларов, Италия – 3 млрд. 902,3 млн. долларов, далее (по понятной уже всем причине) Нидерланды – 2 млрд. 277,3 млн. долларов, и наконец Турция – 1 млрд. 788 млн. долларов.

Ранее Турция занимала шестое место среди основных торговых партнеров Казахстана, и по итогам первого полугодия 2021 года поднялась на пятое место. В ходе визита президента Токаева было заявлено, что Турция и Казахстан намерены увеличить ежегодный товарооборот между двумя странами вдвое – до 10 млрд. долларов. Об этом сообщил Реджеп Тайип Эрдоган. По словам президента Турции, по итогам прошлого года двусторонний товарооборот вырос более чем на 50% в сравнении с годом ранее и показал хорошую динамику роста.

Давайте разберемся в причинах такого бурного роста и самой структуре товарооборота между Казахстаном и Турцией.

Торговая политика

По официальной статистике, за 2021 год товарооборот между Казахстаном и Турцией увеличился на 1 млрд. долларов и составил более 4 млрд. долларов. Общая динамика годового прироста составила 36,6%. Сразу отметим, что в товарообороте между странами преобладает казахстанский экспорт – 2 млрд. 960 млн. долларов, а импорт товаров из Турции – 1 млрд. 110 млн. долларов. [15]

Казахстанский экспорт в 2021 году составил 2,959 млрд долларов, что на 51% больше, чем в 2020 году (1,9 млрд. долларов). Экспорт Республики Казахстан в Турцию носит сырьевой характер и в основном состоит из следующих двух категорий товаров: нефтепродукты и цветные металлы а также изделия из них. Сюда следует добавить еще один важный экспортный продукт – зерно. Доля Турции в общем экспорте из Казахстана занимала всего 3,5%. По сути, казахстанский экспорт практически весь  сырьевой, и именно биржевой скачок цен на сырье обусловил рост взаимного товарооборота.

Турецкий импорт в Казахстан в 2021 г. увеличился на 8,6% по сравнению с 2020 годом (1 021 119 тыс. долларов) и составил 1 109 610 тыс. долларов. Половина импорта товаров из Турции в Казахстан в 2021 году приходилась на две категории товаров (по классификатору ТН ВЭД). ТН ВЭД 84-85: Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности. ТН ВЭД 50-63: Текстильные материалы и текстильные изделия. [15]

Проще говоря, Турция поставляет в Казахстан дешевые товары – ткани, одежду, обувь, оборудование для промышленности, товары для дома и для строительства. При этом доля Турции в общем объеме импорта максимально достигала уровня 3%. Здесь две главных причины. Во-первых, проявляется большая конкуренция турецких товаров с Китаем и Россией. Во-вторых, для Турции размер казахстанского рынка не представляет особого интереса, в отличие от европейского. Отметим, что для двусторонней торговли крайне важны хорошие отношения как Турции, так и Казахстана с Россией.

Казахстанский экономист Петр Своик уверен, что «невозможно так просто отказаться от российского импорта в пользу Турции. Так говорят те, мало что знают о трафике и логистике». Причина понятна – казахстанский экспорт в основном идет через порт Новороссийск, а турецкий экспорт также идет через территорию РФ. Петр Своик добавляет: «Не надо забывать, что Казахстан находится в Евразийском экономическом союзе и с Россией у него экспорт и импорт не имеет таможенных границ. А с Турцией таможенная граница есть как на российском, так и на казахстанском направлениях. Так что турецкие товары у нас будут в любом случае дороже». Эту проблему, согласно совместному заявлению лидеров Казахстана и Турции, собираются решать расширением обходного маршрута через Грузию и Азербайджан и строительством нового авиа-карго терминала. [16]

В любом случае многочисленные разговоры в Казахстане о быстрой переориентации в экономике с России на Турцию, пока остаются только планами и проектами. Если смотреть шире, то РФ является крупнейшим донором не только для Казахстана, но и для всех стран Центральной Азии. За период с 2008 по 2022 гг. Россия оказала странам региона помощь в объеме более 6,2 млрд. долларов, – об этом сообщил замглавы МИД РФ Андрей Руденко на конференции международного дискуссионного клуба «Валдай». Дипломат подчеркнул, что Россия занимает и позицию крупнейшего инвестора в Центральной Азии. Накопленные российские инвестиции в этом регионе за период 2010-2021 гг. составляют около 30,5 млрд. долларов. Так что одним визитом президента Токаева в Анкару сложившееся российское экономическое присутствие в регионе не отменить.

Более того, в самой экономике Турции в последние годы наступил тяжелый период. Торговый баланс отрицательный, государственный и внешний долги растут, инфляция зашкаливает, а инвестиции, золотовалютные резервы, налоговые поступления падают. Видимо этим и обусловлен бурный рост новых внешнеполитических проектов «тюркского единства». Внутри страны президент Эрдоган старается «телевизором победить холодильник», а на внешних рынках получить льготные займы и облегчить туда доступ турецким товарам и фирмам. Политика – это концентрированное выражение экономики, как учил известный классик. Так что пантюркистские инициативы Анкары во многом обусловлены предвыборными устремлениями турецкого лидера – за счет новых внешнеполитических идей повысить рейтинг и обеспечить себе победу на предстоящих президентских выборах в 2023 году.

Усиление позиций

В настоящее время тема внешнеполитической экспансии Турции стала весьма популярной не только у «дежурных» политологов России и Казахстана, но и у солидных экспертов США, Европы и Ближнего Востока. Импульсом для такого интереса стала Вторая Карабахская война, о чем уже говорилось выше. Тема растущего турецкого влияния активно поддерживается и в самой Турции, как в в масс-медиа, так и в политической и экспертной среде. Это рассматривается как признак эффективности политического и экономического курса президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Совместными усилиями турецких и западных экспертов сформировался образ нового «турецкого султана», который бестрепетно распространяет мощь Турции по всему миру с помощью различных средств – от продажи боевых беспилотников и торговых сделок, до «дипломатии мечетей» и железной политической воли.

Безусловно, в последние годы Турция ведет более активную внешнюю политику, постоянно тестируя все новые форматы и регионы присутствия. В предстоящее десятилетие Анкара намерена усилить интеграцию с близкими себе в культурном и языковом плане тюркоязычными странами Центральной Азии и иными постсоветскими регионами, включая Гагаузию. Однако несмотря на все попытки, Турция пока не может быть полноценным конкурентом и полноценной альтернативой ключевым внешним игрокам – России, Китаю и коллективному Западу – ни в экономике, ни в политическом плане. Однако специальная военная операция на Украине и усиливающийся кризис в отношениях РФ и Запада предоставляют Анкаре новые возможности для усиления своих позиций в регионе Центральной Азии, которыми она спешит воспользоваться.

Все чаще приходится слышать, прежде всего от известных международных экспертов, о том, что в Казахстане идет заметный рост турецкого фактора во внутриполитической и внешнеполитической сферах. Вот как оценивают сложившуюся ситуацию в казахстанских СМИ: «С начала войны в Украине ни Турция, ни Казахстан не присоединились к антироссийским санкциям. Более того, обе страны активно торгуют с Россией – у Казахстана с северным соседом общий рынок. При этом ряд российских деятелей, например, телеведущий Тигран Кеосаян, озвучили ультиматумы, что нужно определиться – на чьей Казахстан стороне. Но Нур-Султан выбирать сторону не хочет, и аккуратно дрейфует в неспокойном море международной политики, на этот раз швартуясь к турецкому берегу. Что из этого получится, станет яснее осенью, когда Эрдоган посетит Казахстан с ответным визитом». [17]

Однако большинство региональных экспертов далеки от алармизма в оценках последствий визита Токаева в Анкару. Казахстан, как и ряд других стран региона, имеет институциональные обязательства в рамках уже существующих  организаций – ЕАЭС и ОДКБ. Разворот в сторону Турции потребует серьезного дипломатического пересмотра условий и согласования членства в новом союзе. Казахстан может лишиться универсального щита ОДКБ, реального коллективного механизма обеспечения  национальной безопасности в кризисный период. Будет также утрачена возможность углубленного военно-технического и военно-экономического сотрудничества с партнерами по ОДКБ.

Казахстанское руководство хорошо понимает это – на недавнем юбилейном саммите ОДКБ в Москве президент Токаев подчеркнул значимость этой организации. Он даже предложил расширить действующие рамки и подключить ОДКБ к миротворческой деятельности ООН. Есть все основания полагать, что подобные заверения в тесном союзничестве мы получим и на ближайшем саммите ЕАЭС в Бишкеке, куда лично приедет президент Казахстана. [18]

Реформирование и интенсификация отношений

Вместе с тем прошедший визит Касым-Жомарта Токаева в Турцию является серьезным сигналом для назревшего реформирования и последующей интенсификации российско-казахстанских отношений. Как представляется, что первоочередная работа должна вестись по четырем основным направлениям.

Первое. Преодоление разрыва в политической и экспертной коммуникации. Не секрет, что сегодня в отношениях России и Казахстана накопилось определенное недопонимание. Это значит, что в Нур-Султане перестали понимать, чего хочет «опасная и непредсказуемая Россия», а в Москве видят Казахстан исключительно в медийной оптике. Причем смотрят исключительно через призму российских СМИ, как правило, ориентирующихся на скандальные «желтые» темы. Одними протокольными встречами и эпизодическими контактами на высшем уровне этот постковидный разрыв не преодолеть. Необходимо прилагать постоянные и целенаправленные усилия для сближения элит РФ и Казахстана по всем уровням иерархии и налаживания регулярных контактов для взаимопонимания задач стратегического развития. Значительная роль в разъяснении мотивации и намерений сторон тут принадлежит экспертной дипломатии.

Второе. Системная перестройка российской «мягкой силы». От привычной работы «по площадям и бюджетам» в русле тотальной пропаганды пора переходить к долгосрочной и тонкой работе с целевыми группами – молодежью, чиновниками, экспертами и представителями масс-медиа. Большой потенциал есть в плане прямых гуманитарных контактов и взаимных поездок, а также при уважительной работе с диаспорами и приграничными территориями. Серьезные выводы должны быть сделаны в отношении сложившейся рутины российской дипломатии, предпочитающей бездействие и работу в режиме «осажденной крепости». По сути, надо заново выстраивать живую работу «мягкой силы» на месте существующих фанерных декораций.

Третье. Новая экономическая и интеграционная политика в условиях санкций. Противостояние России со странами коллективного Запада носит длительный характер и, по сути, является тотальной войной на уничтожение. Сегодня на Западе у нас не осталось не то чтобы союзников, но даже потенциальных партнеров. Долгосрочным приоритетом России становится дальнейшее развитие союзнических отношений и интеграционных связей с партнерами по ЕАЭС, прежде всего с Казахстаном. Это важнейший финансовый и транзитный хаб, потенциальный сборочный цех и площадка для выноса российских предприятий на приграничные территории. В свою очередь, для Казахстана российское направление — основной транзитный путь, через который идет 75% экспорта.

Четвертое. Усиление взаимодействия в рамках ОДКБ. К первоочередной категории проблем относятся задачи укрепления безопасности России и преодоления торговой блокады на центрально-азиатском и и южно-кавказском направлениях. Сегодня Казахстан является не просто ставкой во внешнеполитической игре, а ключевым фактором внутренней этно- и геополитики России и даже ее территориальной целостности. Общее военное пространство РФ и Казахстана, активное участие в ОДКБ и объединенной системе ПВО также крайне важно для стратегической безопасности двух наших стран. Так, в рамках ОДКБ имеются реальные, юридически обязывающие гарантии обеспечения физической защиты Казахстана от внешних угроз. С другой стороны, РК находится в том важнейшем коммуникационном средоточии, которое связывает Россию сибирскую и Россию европейскую, поэтому дестабилизация Казахстана может расколоть Российскую Федерацию надвое.

По этим веским причинам между Россией и Казахстана как у «сиамских близнецов» образуется взаимная зависимость в плане стратегической безопасности. Все эти перечисленные выше факторы необходимо учитывать лицам, принимающим решения. Это понимание взаимозависимости должно удерживать политический класс наших стран от необдуманных поступков, резких движений и даже простой небрежности в двухсторонних отношениях. Все это нужно для того, чтобы отношения между Казахстаном и Россией оставались стабильно союзническими, а не повторили печальный путь российско-украинских «братских связей». Российским и казахстанским элитам надо четко понимать стратегическую ценность взаимных союзнических отношений и постоянно работать над их развитием на длительную перспективу.

1. Казахстан и Турция подписали соглашение о военном сотрудничестве. Forbs Kazakhstan, 11.05.2022. https://forbes.kz/process/kazahstan_i_turtsiya_podpisali_soglashenie_o_voennom_sotrudnichestve/

2. Турецкие ударные беспилотники АNКА начнут собирать в Казахстане. Интерфакс, 11.05.2022. https://www.interfax.ru/world/840249

3. Казахстан вынужден искать какое-то плечо для баланса - политолог Дубнов. ORDA, 12.05.2022. https://orda.kz/kazahstan-vynuzhden-iskat-kakoe-to-plecho-dlja-balansa-politolog-dubnov/#part=1

4. Эрдоган: Мы будем рядом с нашими казахстанскими братьями. TENGRINEWS, 11.05.2022. https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/erdogan-myi-budem-ryadom-s-nashimi-kazahstanskimi-bratyami-468301/

5. «Турецкий гамбит» Токаева. Zona.kz, 16.05.2022. https://zonakz.net/2022/05/16/tureckij-gambit-tokaeva/

6. Визита Токаева в Анкару: Великий Туран 2.0. EXCLUSIVE, 16.05.2022. https://www.exclusive.kz/expertiza/politika/129861/

7. Казахстан в случае угрозы может попросить защиты у Турции. «Независимая газета», 11.05.2022. https://www.ng.ru/cis/2022-05-11/1_8432_kazakhstan.html

8. Интеграционный бизнес-барометр ЕАБР. Евразийский банк развития, 25.01.2022. https://eabr.org/analytics/integration-research/cii-reports/integratsionnyy-biznes-barometr-eabr-2022/

9. Армия Турции: вторая в НАТО, десятая в мире. BBC NEWS, 16.07.2016. https://www.bbc.com/russian/news-36813509

10. Данияр Ашимбаев: геополитический контекст событий в Казахстане. STAN RADAR, 10.01.2022. https://stanradar.com/news/full/48114-danijar-ashimbaev-geopoliticheskij-kontekst-sobytij-v-kazahstane-.html?page=13

11. «Мягкая сила» Турции: современное состояние казахстано-турецких отношений. REGNUM, 30.06.2018. https://regnum.ru/news/polit/2440405.html

12. Подписаны меморандумы между МИОР РК и уполномоченными органами Турецкой Республики. DKN NEWS, 12.05.2022. https://dknews.kz/ru/politika/234892-podpisany-memorandumy-mezhdu-mior-rk-i

13. Как нам изучать бывшие постсоветские страны. REGNUM, 17.01.2019. https://regnum.ru/news/2553843.html

14. Составлен топ-10 стран инвесторов в казахстанскую экономику. Forbs Kazakhstan, 04.04.2022. https://forbes.kz//finances/investment/sostavlen_top-10_stran-investorov_v_kazahstanskuyu_ekonomiku/

15. Товарооборот между Казахстаном и Турцией 2010-2021. KazDATA INSIDER, 22.03.2021. https://blog.kazdata.kz/import-export/tovarooborot-mezhdu-kazaxstanom-i-turciej-2010-2020.html

16.Турция построит в Казахстане авиа-карго терминал. АвиаПорт, 12.05.2022. https://www.aviaport.ru/digest/2022/05/12/718061.html

17. Какой саркыт привез Токаев из Анкары. ORDA, 12.05.2022. https://orda.kz/kakoj-sarkyt-privez-tokaev-iz-ankary/

18. Нужно ставить задачу о подключении ОДКБ к миротворческой деятельности ООН - Токаев. «Sputnik Казахстан», 16.05.2022. https://ru.sputnik.kz/20220516/tokaev-prinyal-uchastie-v-yubileynom-sammite-odkb-v-moskve-24844242.html

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Доклады

Новый уровень сотрудничества: к итогам визита президента Токаева в Анкару

фото: akorda.kz
20 мая 2022
Сектор Казахстана КИСИ

Сектор Казахстана КИСИ

Экспертный доклад

Президент Казахстана находился 10-11 мая 2022 года с государственным визитом в Анкаре. Касым-Жомарт Токаев провел переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом в узком и расширенном составах. Главы государств обсудили широкий круг вопросов казахстанско-турецкого стратегического партнерства, уделив особое внимание укреплению связей в политической, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах. Что стоит за этими сухими строками официальных новостей?

Новый уровень сотрудничества

Визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Анкару имел высший статус по разряду, принятому в международной практике. Наблюдатели обращают внимание и на ряд других особенностей. Это был первый официальный визит Токаева в Турцию за почти 3,5 года его пребывания на высоком посту главы государства. Впечатляет также количество подписанных соглашений, насыщенность программы пребывания и внушительный состав казахстанской делегации.

Так, на встрече двух глав государств присутствовал почти весь состав кабмина Казахстана. Среди членов делегации были замечены: глава минсельхоза Ербол Карашукеев, глава Минобразования Асхат Аймагамбетов, глава Мининдустрии Каирбек Ускенбаев, министр культуры Даурен Абаев, глава Мининформации Аскар Умаров, министр цифрового развития Багдат Мусин, глава Минэкологии Сериккали Брекешев, министр энергетики Болат Акчулаков, а также министр обороны генерал-полковник Руслан Жаксылыков.

По итогам прошедших в Анкаре переговоров президентов Турции и Казахстана в узком и расширенном составе стороны подписали 14 соглашений о сотрудничестве и 30 коммерческих соглашений. Документы предусматривают кооперацию в сфере транспорта, оборонной промышленности, военной разведки, информационных технологий, культуры, сельского хозяйства, перевозок, торговли, таможенного контроля, окружающей среды, образования, молодежной политики, связи и архивного дела. [1]

Наибольший интерес вызвало подписание документов, «регулирующих двустороннее военное сотрудничество между Казахстаном и Турцией», как говорится в сообщении Минобороны Казахстана. Наблюдатели отмечают, что в Анкаре прошла продолжительная встреча министра обороны Казахстана генерал-полковника Руслана Жаксылыкова и министра обороны Турции Хулуси Акара. Затем Жаксылыков посетил Центр сил специальных операций Вооруженных Сил Турции. Хулуси Акар указал на значимость расширения турецко-казахстанских оборонных связей, «в том числе в области проведения совместных военных учений и оборонной промышленности».

Вот самый яркий пример такого сотрудничества – в  Казахстане на базе дочерней компании Kazakhstan Engineering будет организована линия сборки и технического обслуживания турецких ударных беспилотных летательных аппаратов (БЛА) Anka. При этом Казахстан станет первой зарубежной страной, где будет налажено производство беспилотников Anka нового поколения. В соответствии с меморандумом о взаимопонимании, подписанным между Turkish Aerospace Industries и Kazakhstan Engineering, «помимо совместного производства, сотрудничество будет осуществляться по вопросам передачи технологий, включая процессы обслуживания и ремонта», – говорится в сообщении компании. [2]

Региональные эксперты полагают, что Турция стремится завоевать казахстанский оружейный рынок. В итоге, Эрдоган хочет сделать Казахстан перспективной страной-союзником, которая будет привязан к Анкаре в рамках тюркского сотрудничества турецкими «ноу- хау», разведывательными данными и военными стандартами. С другой стороны, Нур-Султан сам стремится к диверсификации геополитических рисков в условиях нарастающей мировой турбулентности. И полагает, что Турция может быть партнером, на которого «можно будет рассчитывать в случае форс-мажорных событий». [3]

Нынешний визит в Анкару ознаменовался знаковым совместным заявлением Касым-Жомарта Токаева и Реджепа Тайипа Эрдогана о «расширенном стратегическом партнерстве».  Напомним, что договор о стратегическом партнерстве между Казахстаном и Турцией был заключен еще в 2009 году. Однако раньше в рамках стратегического партнерства обе стороны ограничивались политическими декларациями и  укреплением связей в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах. Сейчас произошел качественно новый поворот – в сторону более тесного военно-политического сотрудничества.

Перечень подписанных документов

Членами официальных делегаций в присутствии глав государств Казахстана и Турции были подписаны следующие документы:

  • Протокол о сотрудничестве между Министерством культуры и спорта Республики Казахстан и Управлением государственных архивов при президенте Турецкой Республики.
  • Меморандум о сотрудничестве в области средств массовой информации между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Управлением коммуникаций при Аппарате президента Турецкой Республики.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о международных комбинированных перевозках грузов.
  • Техническое задание к Соглашению о торговле услугами между Республикой Казахстан и Турецкой Республикой.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики об организации информационного обмена и упрощения процедур таможенного контроля.
  • Меморандум о сотрудничестве в области лесного хозяйства между комитетом лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан и главным управлением лесного хозяйства Министерства сельского и лесного хозяйства Турецкой Республики.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области карантина и защиты растений.
  • Меморандум о сотрудничестве в области информационных технологий между Министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан и Министерством индустрии и технологий Турецкой Республики.
  • Протокол между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области военной разведки.
  • Протокол между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области военных архивов, военной истории, музееведения и военных публикаций.
  • Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области образования.
  • Меморандум о взаимопонимании между Министерством культуры и спорта Республики Казахстан и Министерством культуры и туризма Турецкой Республики в области кинематографии.
  • Меморандум о взаимопонимании между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Министерством молодежи и спорта Турецкой Республики в области молодежной политики.
  • Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области охраны окружающей среды между Министерством экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан и Министерством окружающей среды, градостроительства и изменения климата Турецкой Республики.

По итогам переговоров президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев также подписали Cовместное заявление о расширенном стратегическом партнерстве.

Оценки визита

Турецкие СМИ назвали первый официальный визит Токаева в Анкару «историческим» и даже «началом новой эры в отношениях двух стран». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров назвал Токаева «братом» и сообщил, что считает «Казахстан исторической родиной тюрок, а Турцию – вторым домом для казахстанцев». Турецкий лидер также заявил, что «благодаря подписанной общей декларации» две тюркские страны «подняли отношения на новый уровень стратегического партнерства». По многим политическим вопросам, например, по ситуации на Украине, позиции Нур-Султана и Анкары совпадают. По словам Эрдогана, этот конфликт подчеркнул важность сотрудничества и сплоченности тюркских государств на двустороннем уровне и под зонтиком тюркских государств.

В свою очередь Касым-Жомарт Токаев назвал прошедшие переговоры «содержательными». Он отметил, что в ходе визита были достигнуты важные договоренности, что позволит «еще больше укрепить сотрудничество в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной, военно-технической и других сферах». В частности, обе стороны заинтересованы в использовании потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута в обход России. Напомним, этот маршрут берет начало в Китае и проходит через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы. Сегодня Транскаспийский маршрут приобретает особое значение в условиях сложной геополитической ситуации и санкций Запада в отношении России.

Казахстанские СМИ и эксперты, в свою очередь, назвали важным и даже судьбоносным решение Акорды поднять отношения с Турцией до уровня «расширенного стратегического партнерства». Официальная газета на казахском языке «Егемен Казахстан» осветила визит Токаева в Анкару обширной передовицей под длинным заголовком «Крепкие братские отношения или отношения между Казахстаном и Турцией вышли на уровень расширенного стратегического партнерства». Русскоязычная официальная газета «Казахстанская правда» подала как главную новость обширную статью «Казахстан и Турция: укрепление стратегического партнерства» с большой фотографией Эрдогана и Токаева.

Большинство проправительственных казахстанских СМИ особо отмечают подписание документов в области военного сотрудничества. Они выделяют такую фразу из заявления турецкого президента: «Мы готовы нести ответственность за стабильность, спокойствие и безопасность наших казахстанских братьев». Официальные лица в Казахстане понимают это заявление так: «В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Анкары», – разъяснил журналистам в кулуарах казахстанского парламента заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов. [4]

Популярный казахстанский политолог Досым Сатпаев отмечает, что «это явный сигнал той же России, что Турция готова оказать поддержку Казахстану в случае появления явных угроз территориальной целостности страны». Ряд сетевых казахстанских СМИ пишут еще более откровенно. «Переориентация Казахстана через Анкару на Запад становится политической реальностью, а закрепляется это визитом Касым-Жомарта Токаева в Турцию. И речь идет не о банальном развитии сотрудничества, а о смене вектора развития страны и глубокой интеграции с неоосманистской Турцией». В принципе, это общий пропагандистский тезис для внутреннего употребления во многих местных СМИ. [5]

Некоторые издания пошли еще дальше и говорят о возрождении Великого Турана 2.0 – в ареале от Средиземного моря на западе до Алтайских гор на востоке. Просто процитируем начало такой статьи: «В условиях тектонических сдвигов в геополитике, пожалуй, впервые с момента крушения СССР наметился фатальный разворот Казахстана и Центральной Азии от России. Политика есть искусство возможного, поэтому речь, разумеется, не идет о полном разрыве либо пересмотре вектора развития. Но отныне «северный сосед» перестает быть держателем контрольного пакета акций. На роль же одного из полюсов влияния выдвигается Турецкая Республика». [6]

Российские СМИ более сдержаны в оценках визита Токаева в Анкару и призывают не делать поспешных оценок: «В условиях нарастающего экономического и политического сближения между Казахстаном и Турцией, визит Токаева приобретает особое значение. Особенно с учетом общей активизации Анкары в Центральной Азии. Однако конкурировать с Россией и Китаем и с западными странами ей будет сложно. Тем не менее определенные козыри у Турции есть, главный из которых – сложная геополитическая ситуация. Казахстан понимает это и с успехом использует свою многовекторную политику, диверсифицируя политические контакты на высшем уровне и экономику в условиях жестких санкций, введенных против России». [7]

Давайте спокойно разберемся в медийных страхах и восторгах, сопровождавших государственный визит К.Ж. Токаева в Анкару.

Турецкий вектор Казахстана

Турция занимает особое место истории независимого Казахстана. Это первая страна, которая признала независимость Республики Казахстан сразу после ее провозглашения 16 декабря 1991 года. Турция первой открыла посольство в тогдашней столице Алма-Ате. Уже 2 марта 1992 года между обеими государствами были установлены дипломатические отношения. 21 апреля 1992 года первый турецкий посол в Казахстане Аргун Озпай вручил верительные грамоты первому президенту Нурсултану Назарбаеву. Добавим тот важный факт, что именно Турция стала первым государством, с которым Казахстан установил безвизовый режим взаимных поездок граждан. По сути, Турция стала для молодой республики Казахстан первой «настоящей заграницей» и культурно-цивилизационным образцом на долгие годы.

В целом, казахстанцы воспринимают Турцию как дружественное государство. Это можно понять из социологических исследований «Интеграционного барометра ЕАБР». В массовом сознании Турция – это, в основном, место отдыха, но также она востребована как инвестор с качественными товарами и как возможное место для недорогой и даже бесплатной учебы. Существует определенный интерес к культуре Турции – не в последнюю очередь сформированный за счет турецких сериалов и качественной работы турецкой «мягкой силы». Однако прямых контактов мало – страны не граничат друг с другом, больших диаспор исторически не сформировалось. [8]

Если проанализировать результаты опросов казахстанских социологов, то весь период новейшей истории вплоть до 2016 года в Казахстане шел постоянный рост поддержки отношений с Турцией. Так, если в 2005 году на вопрос «какую страну, прежде всего, вы хотели бы видеть в числе союзников», Турцию называли всего 4%. В 2010 году уже каждый десятый считал, что Турция – это страна, с которой было бы правильным объединиться Казахстану. А в 2014 году дружественной назвал Турцию каждый пятый опрошенный (21%). Но в 2017 году показатели дружбы откатились до 11%. Это ухудшение восприятия связано с попыткой военного переворота в Турции и его жестокого подавления в июле 2016-го, получившего широкое освещение в СМИ. Новый всплеск интереса был отмечен после осени 2020 года. Он связан с победой Азербайджана во Второй Карабахской войне, в ходе которой активно применялось турецкое оружие (в частности беспилотники Bayraktar TB2), а также продвижением в СМИ информации о турецкой армии как второй по силе в НАТО. [9]

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев отмечает, что «Турция, которая ранее была инструментом западного влияния на Казахстан, в последние годы перехватила лозунги пантюркизма и панисламизма». По его мнению, Анкара также заинтересована в том, чтобы Казахстан стал турецким сателлитом  в попытках Эрдогана создать «неоосманскую империю». Однако лобовая ставка на неоосманизм не получила должной поддержки в  странах Центральной Азии, пока еще более светских и понявших за годы независимости свои реальные возможности. К настоящему моменту сильное турецкое влияние сохранилось только в нестабильной Киргизии. Другие более сильные региональные игроки – Казахстан, Узбекистан, Туркменистан всегда настороженно относились к экспансии Анкары и дозировано позволяли действовать Турции через фонды, культурные и образовательные программы. [10]

По мнению экспертов из вашингтонского Института Ближнего Востока, сегодня ситуация изменилась – Турция стала заметным экспортером панисламизма, неоосманизма и региональной нестабильности. Западные аналитики уловили ключевое слово в турецкой политике – «экспорт» и сущностное понимание действий самого Эрдогана как «опытного торговца». Турецкие устремления в Центральной Азии как современный многоуровневый маркетинг имеют разные измерения – глобальное, региональное и двустороннее. Для каждого из этих уровней Анкара применяет специальные маркетинговые программы продвижения своего экспортного политического товара. Для глобального уровня – это панисламизм, для регионального – неоосманизм или пантюркизм, для двустороннего – экономическое сотрудничество. Часто эти программы смешиваются в нужных пропорциях для получения эффекта должной синергии.

«Мягкая сила» Эрдогана

Казахстанский аналитик Марат Шибутов дал комплексную оценку современному состоянию казахстанско-турецких отношений. Он пришел к следующим важным выводам. Во-первых, несмотря на большой медийный эффект, реальное экономическое сотрудничество Турции и Казахстана все еще невелико. Во-вторых, турецкий бизнес в Казахстане постоянно «на виду» по одной простой причине — это преимущественно заметные для населения сферы услуг и строительства, которые состоят из многих малых компаний. В-третьих, Турция грамотно использует свою «мягкую силу», а за счет декларируемого «тюркского братства» и образовательных проектов имеет хорошие позиции в Казахстане. [11]

По оценке Шибутова, наиболее интенсивно идет сотрудничество с Турцией в области образования. Существуют два совместных университета – имени Ходжи Ахмеда Ясави в Туркестане (на юге Казахстана) и имени Сулеймана Демиреля в Алма-Атинской области. Эффективно действует сеть казахстанско-турецких лицеев – с частично сохраненными традициями обучения и турецкими преподавателями. Эти лицеи являются очень востребованными на образовательном рынке Казахстана. Среди выпускников данных лицеев оказалось много нынешних чиновников среднего звена, которые искренне считают Турцию эталонной страной. В Турции также учатся многие студенты из Казахстана по казахстанским и турецким специальным программам. Все это свидетельствует, что власти Турции прицельно работают с перспективной молодежью на длительную перспективу.

Приведем свежий пример. Так, в рамках государственного визита президента К.Ж. Токаева в Турцию были подписаны новые меморандумы о сотрудничестве в области СМИ и молодежной политики с Министерством информации и общественного развития РК и уполномоченными органами Турецкой Республики. Стороны будут содействовать распространению достоверной информации через свои масс-медиа, будут способствовать обмену телевизионным и другим информационным контентом, будут проводить обмен опытом между специалистами в области СМИ и продолжать установление более плотных контактов с ведущими образовательными центрами сторон по подготовке медиа-специалистов.

По молодежной политике также разработана обширная программа, включающая в себя такие пункты: обмен специалистами и чиновниками в сфере молодежной политики; прямой молодежный обмен; взаимное участие в международных конференциях, семинарах и других мероприятиях в сфере молодежной политики; поддержка молодежных учреждений и организаций; совместное участие в разработке и реализации долгосрочных и краткосрочных программ по работе с молодежью; совместное сотрудничество по волонтерской деятельности; обмен материалами и информацией в сфере молодежной политики и так далее. [12]

Как видим, турецкая «мягкая сила» является грамотно выстроенной долгосрочной стратегией внедрения, обращенной в будущее и нацеленной на предстоящую смену поколений в Казахстане. Российская же «мягкая сила», напротив, действует краткосрочно и обращена в прошлое – опирается на ностальгические советские достижения вроде мифологемы о «братской дружбе народов» или апеллирует к былым победам во времена СССР. Ее главной опорой является существующее ныне доминирование ареала русского языка и телеаудитории российских телеканалов, имеющих постоянную тенденцию к сокращению.

Сейчас в Центральной Азии присходит демографический переход к новому молодому поколению, родившемуся после распада Советского Союза. Эта свежая аудитория далека от ценностей и «скреп» советской эпохи и менее склонна получать информацию из телевизора. Все это может стать серьезным вызовом для российского присутствия в Казахстане уже в среднесрочной перспективе, а также требует решительного пересмотра сложившейся рутинной практики нашей дипломатии и Россотрудничества. [13]

Реальный показатель влияния

Торговля и прямые инвестиции – два объективных показателя влияния и заинтересованности той или иной страны. Причем инвестиции всегда являются намного более важной частью экономических отношений, чем торговля. Инвестиции характеризуют три ключевых момента сотрудничества: степень доверия к экономике страны, хорошие отношения между элитами, текущую степень либерализации экономики. Если торговля в случае кризиса может быть свернута или ее объемы снижены буквально в течение года-двух, то инвестиции вывести из страны-партнера гораздо труднее.

Накануне визита К.Ж. Токаева в Анкару казахстанский МИД опубликовал ТОП-10 стран-инвесторов в Казахстан за 2021 год.  Вот этот официальный список:

  • Нидерланды – 7,0 млрд. долларов;
  • США – 2,8 млрд. долларов;
  • Швейцария – 2,6 млрд. долларов;
  • Россия – 1,9 млрд. долларов;
  • Китай – 1,8 млрд. долларов;
  • Бельгия – 1,06 млрд. долларов;
  • Великобритания – 1,02 млрд. долларов;
  • Южная Корея – 805,5 млн. долларов;
  • Турция – 679,5 млн. долларов;
  • Франция – 603,1 млн. долларов. [14]

Сразу дадим одно необходимое пояснение. Как и в случае с Россией, впечатляющие инвестиции из Нидерландов и Швейцарии – это в основном возвратный вклад от местных, в данном случае казахстанских бизнесменов, которые таким образом уходят от налогов и сберегают свои активы. Важно отметить, что РФ для Казахстана как инвестор очень важна. Российские инвестиции идут, как правило, в долгосрочные совместные предприятия, в том числе средние и крупные, которые работают в ключевых отраслях экономики. Прямые инвестиции Казахстана в Турцию на этом российском фоне – втрое меньше. Причем турецкие граждане, в основном, организуют в Казахстане «быстрый» малый бизнес – общепит, гостиницы, логистику, торговлю.

Торговыми партнерами Казахстана являются 180 стран, главным из которых остается (по состоянию на 2021 год) Россия – 8 млрд. 581,6 млн. долларов. Следом идут Китай – 8 млрд. 307,4 млн. долларов, Италия – 3 млрд. 902,3 млн. долларов, далее (по понятной уже всем причине) Нидерланды – 2 млрд. 277,3 млн. долларов, и наконец Турция – 1 млрд. 788 млн. долларов.

Ранее Турция занимала шестое место среди основных торговых партнеров Казахстана, и по итогам первого полугодия 2021 года поднялась на пятое место. В ходе визита президента Токаева было заявлено, что Турция и Казахстан намерены увеличить ежегодный товарооборот между двумя странами вдвое – до 10 млрд. долларов. Об этом сообщил Реджеп Тайип Эрдоган. По словам президента Турции, по итогам прошлого года двусторонний товарооборот вырос более чем на 50% в сравнении с годом ранее и показал хорошую динамику роста.

Давайте разберемся в причинах такого бурного роста и самой структуре товарооборота между Казахстаном и Турцией.

Торговая политика

По официальной статистике, за 2021 год товарооборот между Казахстаном и Турцией увеличился на 1 млрд. долларов и составил более 4 млрд. долларов. Общая динамика годового прироста составила 36,6%. Сразу отметим, что в товарообороте между странами преобладает казахстанский экспорт – 2 млрд. 960 млн. долларов, а импорт товаров из Турции – 1 млрд. 110 млн. долларов. [15]

Казахстанский экспорт в 2021 году составил 2,959 млрд долларов, что на 51% больше, чем в 2020 году (1,9 млрд. долларов). Экспорт Республики Казахстан в Турцию носит сырьевой характер и в основном состоит из следующих двух категорий товаров: нефтепродукты и цветные металлы а также изделия из них. Сюда следует добавить еще один важный экспортный продукт – зерно. Доля Турции в общем экспорте из Казахстана занимала всего 3,5%. По сути, казахстанский экспорт практически весь  сырьевой, и именно биржевой скачок цен на сырье обусловил рост взаимного товарооборота.

Турецкий импорт в Казахстан в 2021 г. увеличился на 8,6% по сравнению с 2020 годом (1 021 119 тыс. долларов) и составил 1 109 610 тыс. долларов. Половина импорта товаров из Турции в Казахстан в 2021 году приходилась на две категории товаров (по классификатору ТН ВЭД). ТН ВЭД 84-85: Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности. ТН ВЭД 50-63: Текстильные материалы и текстильные изделия. [15]

Проще говоря, Турция поставляет в Казахстан дешевые товары – ткани, одежду, обувь, оборудование для промышленности, товары для дома и для строительства. При этом доля Турции в общем объеме импорта максимально достигала уровня 3%. Здесь две главных причины. Во-первых, проявляется большая конкуренция турецких товаров с Китаем и Россией. Во-вторых, для Турции размер казахстанского рынка не представляет особого интереса, в отличие от европейского. Отметим, что для двусторонней торговли крайне важны хорошие отношения как Турции, так и Казахстана с Россией.

Казахстанский экономист Петр Своик уверен, что «невозможно так просто отказаться от российского импорта в пользу Турции. Так говорят те, мало что знают о трафике и логистике». Причина понятна – казахстанский экспорт в основном идет через порт Новороссийск, а турецкий экспорт также идет через территорию РФ. Петр Своик добавляет: «Не надо забывать, что Казахстан находится в Евразийском экономическом союзе и с Россией у него экспорт и импорт не имеет таможенных границ. А с Турцией таможенная граница есть как на российском, так и на казахстанском направлениях. Так что турецкие товары у нас будут в любом случае дороже». Эту проблему, согласно совместному заявлению лидеров Казахстана и Турции, собираются решать расширением обходного маршрута через Грузию и Азербайджан и строительством нового авиа-карго терминала. [16]

В любом случае многочисленные разговоры в Казахстане о быстрой переориентации в экономике с России на Турцию, пока остаются только планами и проектами. Если смотреть шире, то РФ является крупнейшим донором не только для Казахстана, но и для всех стран Центральной Азии. За период с 2008 по 2022 гг. Россия оказала странам региона помощь в объеме более 6,2 млрд. долларов, – об этом сообщил замглавы МИД РФ Андрей Руденко на конференции международного дискуссионного клуба «Валдай». Дипломат подчеркнул, что Россия занимает и позицию крупнейшего инвестора в Центральной Азии. Накопленные российские инвестиции в этом регионе за период 2010-2021 гг. составляют около 30,5 млрд. долларов. Так что одним визитом президента Токаева в Анкару сложившееся российское экономическое присутствие в регионе не отменить.

Более того, в самой экономике Турции в последние годы наступил тяжелый период. Торговый баланс отрицательный, государственный и внешний долги растут, инфляция зашкаливает, а инвестиции, золотовалютные резервы, налоговые поступления падают. Видимо этим и обусловлен бурный рост новых внешнеполитических проектов «тюркского единства». Внутри страны президент Эрдоган старается «телевизором победить холодильник», а на внешних рынках получить льготные займы и облегчить туда доступ турецким товарам и фирмам. Политика – это концентрированное выражение экономики, как учил известный классик. Так что пантюркистские инициативы Анкары во многом обусловлены предвыборными устремлениями турецкого лидера – за счет новых внешнеполитических идей повысить рейтинг и обеспечить себе победу на предстоящих президентских выборах в 2023 году.

Усиление позиций

В настоящее время тема внешнеполитической экспансии Турции стала весьма популярной не только у «дежурных» политологов России и Казахстана, но и у солидных экспертов США, Европы и Ближнего Востока. Импульсом для такого интереса стала Вторая Карабахская война, о чем уже говорилось выше. Тема растущего турецкого влияния активно поддерживается и в самой Турции, как в в масс-медиа, так и в политической и экспертной среде. Это рассматривается как признак эффективности политического и экономического курса президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Совместными усилиями турецких и западных экспертов сформировался образ нового «турецкого султана», который бестрепетно распространяет мощь Турции по всему миру с помощью различных средств – от продажи боевых беспилотников и торговых сделок, до «дипломатии мечетей» и железной политической воли.

Безусловно, в последние годы Турция ведет более активную внешнюю политику, постоянно тестируя все новые форматы и регионы присутствия. В предстоящее десятилетие Анкара намерена усилить интеграцию с близкими себе в культурном и языковом плане тюркоязычными странами Центральной Азии и иными постсоветскими регионами, включая Гагаузию. Однако несмотря на все попытки, Турция пока не может быть полноценным конкурентом и полноценной альтернативой ключевым внешним игрокам – России, Китаю и коллективному Западу – ни в экономике, ни в политическом плане. Однако специальная военная операция на Украине и усиливающийся кризис в отношениях РФ и Запада предоставляют Анкаре новые возможности для усиления своих позиций в регионе Центральной Азии, которыми она спешит воспользоваться.

Все чаще приходится слышать, прежде всего от известных международных экспертов, о том, что в Казахстане идет заметный рост турецкого фактора во внутриполитической и внешнеполитической сферах. Вот как оценивают сложившуюся ситуацию в казахстанских СМИ: «С начала войны в Украине ни Турция, ни Казахстан не присоединились к антироссийским санкциям. Более того, обе страны активно торгуют с Россией – у Казахстана с северным соседом общий рынок. При этом ряд российских деятелей, например, телеведущий Тигран Кеосаян, озвучили ультиматумы, что нужно определиться – на чьей Казахстан стороне. Но Нур-Султан выбирать сторону не хочет, и аккуратно дрейфует в неспокойном море международной политики, на этот раз швартуясь к турецкому берегу. Что из этого получится, станет яснее осенью, когда Эрдоган посетит Казахстан с ответным визитом». [17]

Однако большинство региональных экспертов далеки от алармизма в оценках последствий визита Токаева в Анкару. Казахстан, как и ряд других стран региона, имеет институциональные обязательства в рамках уже существующих  организаций – ЕАЭС и ОДКБ. Разворот в сторону Турции потребует серьезного дипломатического пересмотра условий и согласования членства в новом союзе. Казахстан может лишиться универсального щита ОДКБ, реального коллективного механизма обеспечения  национальной безопасности в кризисный период. Будет также утрачена возможность углубленного военно-технического и военно-экономического сотрудничества с партнерами по ОДКБ.

Казахстанское руководство хорошо понимает это – на недавнем юбилейном саммите ОДКБ в Москве президент Токаев подчеркнул значимость этой организации. Он даже предложил расширить действующие рамки и подключить ОДКБ к миротворческой деятельности ООН. Есть все основания полагать, что подобные заверения в тесном союзничестве мы получим и на ближайшем саммите ЕАЭС в Бишкеке, куда лично приедет президент Казахстана. [18]

Реформирование и интенсификация отношений

Вместе с тем прошедший визит Касым-Жомарта Токаева в Турцию является серьезным сигналом для назревшего реформирования и последующей интенсификации российско-казахстанских отношений. Как представляется, что первоочередная работа должна вестись по четырем основным направлениям.

Первое. Преодоление разрыва в политической и экспертной коммуникации. Не секрет, что сегодня в отношениях России и Казахстана накопилось определенное недопонимание. Это значит, что в Нур-Султане перестали понимать, чего хочет «опасная и непредсказуемая Россия», а в Москве видят Казахстан исключительно в медийной оптике. Причем смотрят исключительно через призму российских СМИ, как правило, ориентирующихся на скандальные «желтые» темы. Одними протокольными встречами и эпизодическими контактами на высшем уровне этот постковидный разрыв не преодолеть. Необходимо прилагать постоянные и целенаправленные усилия для сближения элит РФ и Казахстана по всем уровням иерархии и налаживания регулярных контактов для взаимопонимания задач стратегического развития. Значительная роль в разъяснении мотивации и намерений сторон тут принадлежит экспертной дипломатии.

Второе. Системная перестройка российской «мягкой силы». От привычной работы «по площадям и бюджетам» в русле тотальной пропаганды пора переходить к долгосрочной и тонкой работе с целевыми группами – молодежью, чиновниками, экспертами и представителями масс-медиа. Большой потенциал есть в плане прямых гуманитарных контактов и взаимных поездок, а также при уважительной работе с диаспорами и приграничными территориями. Серьезные выводы должны быть сделаны в отношении сложившейся рутины российской дипломатии, предпочитающей бездействие и работу в режиме «осажденной крепости». По сути, надо заново выстраивать живую работу «мягкой силы» на месте существующих фанерных декораций.

Третье. Новая экономическая и интеграционная политика в условиях санкций. Противостояние России со странами коллективного Запада носит длительный характер и, по сути, является тотальной войной на уничтожение. Сегодня на Западе у нас не осталось не то чтобы союзников, но даже потенциальных партнеров. Долгосрочным приоритетом России становится дальнейшее развитие союзнических отношений и интеграционных связей с партнерами по ЕАЭС, прежде всего с Казахстаном. Это важнейший финансовый и транзитный хаб, потенциальный сборочный цех и площадка для выноса российских предприятий на приграничные территории. В свою очередь, для Казахстана российское направление — основной транзитный путь, через который идет 75% экспорта.

Четвертое. Усиление взаимодействия в рамках ОДКБ. К первоочередной категории проблем относятся задачи укрепления безопасности России и преодоления торговой блокады на центрально-азиатском и и южно-кавказском направлениях. Сегодня Казахстан является не просто ставкой во внешнеполитической игре, а ключевым фактором внутренней этно- и геополитики России и даже ее территориальной целостности. Общее военное пространство РФ и Казахстана, активное участие в ОДКБ и объединенной системе ПВО также крайне важно для стратегической безопасности двух наших стран. Так, в рамках ОДКБ имеются реальные, юридически обязывающие гарантии обеспечения физической защиты Казахстана от внешних угроз. С другой стороны, РК находится в том важнейшем коммуникационном средоточии, которое связывает Россию сибирскую и Россию европейскую, поэтому дестабилизация Казахстана может расколоть Российскую Федерацию надвое.

По этим веским причинам между Россией и Казахстана как у «сиамских близнецов» образуется взаимная зависимость в плане стратегической безопасности. Все эти перечисленные выше факторы необходимо учитывать лицам, принимающим решения. Это понимание взаимозависимости должно удерживать политический класс наших стран от необдуманных поступков, резких движений и даже простой небрежности в двухсторонних отношениях. Все это нужно для того, чтобы отношения между Казахстаном и Россией оставались стабильно союзническими, а не повторили печальный путь российско-украинских «братских связей». Российским и казахстанским элитам надо четко понимать стратегическую ценность взаимных союзнических отношений и постоянно работать над их развитием на длительную перспективу.

1. Казахстан и Турция подписали соглашение о военном сотрудничестве. Forbs Kazakhstan, 11.05.2022. https://forbes.kz/process/kazahstan_i_turtsiya_podpisali_soglashenie_o_voennom_sotrudnichestve/

2. Турецкие ударные беспилотники АNКА начнут собирать в Казахстане. Интерфакс, 11.05.2022. https://www.interfax.ru/world/840249

3. Казахстан вынужден искать какое-то плечо для баланса - политолог Дубнов. ORDA, 12.05.2022. https://orda.kz/kazahstan-vynuzhden-iskat-kakoe-to-plecho-dlja-balansa-politolog-dubnov/#part=1

4. Эрдоган: Мы будем рядом с нашими казахстанскими братьями. TENGRINEWS, 11.05.2022. https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/erdogan-myi-budem-ryadom-s-nashimi-kazahstanskimi-bratyami-468301/

5. «Турецкий гамбит» Токаева. Zona.kz, 16.05.2022. https://zonakz.net/2022/05/16/tureckij-gambit-tokaeva/

6. Визита Токаева в Анкару: Великий Туран 2.0. EXCLUSIVE, 16.05.2022. https://www.exclusive.kz/expertiza/politika/129861/

7. Казахстан в случае угрозы может попросить защиты у Турции. «Независимая газета», 11.05.2022. https://www.ng.ru/cis/2022-05-11/1_8432_kazakhstan.html

8. Интеграционный бизнес-барометр ЕАБР. Евразийский банк развития, 25.01.2022. https://eabr.org/analytics/integration-research/cii-reports/integratsionnyy-biznes-barometr-eabr-2022/

9. Армия Турции: вторая в НАТО, десятая в мире. BBC NEWS, 16.07.2016. https://www.bbc.com/russian/news-36813509

10. Данияр Ашимбаев: геополитический контекст событий в Казахстане. STAN RADAR, 10.01.2022. https://stanradar.com/news/full/48114-danijar-ashimbaev-geopoliticheskij-kontekst-sobytij-v-kazahstane-.html?page=13

11. «Мягкая сила» Турции: современное состояние казахстано-турецких отношений. REGNUM, 30.06.2018. https://regnum.ru/news/polit/2440405.html

12. Подписаны меморандумы между МИОР РК и уполномоченными органами Турецкой Республики. DKN NEWS, 12.05.2022. https://dknews.kz/ru/politika/234892-podpisany-memorandumy-mezhdu-mior-rk-i

13. Как нам изучать бывшие постсоветские страны. REGNUM, 17.01.2019. https://regnum.ru/news/2553843.html

14. Составлен топ-10 стран инвесторов в казахстанскую экономику. Forbs Kazakhstan, 04.04.2022. https://forbes.kz//finances/investment/sostavlen_top-10_stran-investorov_v_kazahstanskuyu_ekonomiku/

15. Товарооборот между Казахстаном и Турцией 2010-2021. KazDATA INSIDER, 22.03.2021. https://blog.kazdata.kz/import-export/tovarooborot-mezhdu-kazaxstanom-i-turciej-2010-2020.html

16.Турция построит в Казахстане авиа-карго терминал. АвиаПорт, 12.05.2022. https://www.aviaport.ru/digest/2022/05/12/718061.html

17. Какой саркыт привез Токаев из Анкары. ORDA, 12.05.2022. https://orda.kz/kakoj-sarkyt-privez-tokaev-iz-ankary/

18. Нужно ставить задачу о подключении ОДКБ к миротворческой деятельности ООН - Токаев. «Sputnik Казахстан», 16.05.2022. https://ru.sputnik.kz/20220516/tokaev-prinyal-uchastie-v-yubileynom-sammite-odkb-v-moskve-24844242.html