идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Проблемы региональной безопасности, энергопроекты, гуманитарное сотрудничество – в центре приоритетного внимания Москвы и Ашхабада

фото: kremlin.ru
5 ноября 2022
Виктория МагдаВиктория Магда

Виктория Магда

Эксперт КИСИ

Сотрудничество между Россией и Туркменистаном в последние годы вышло на принципиально новый уровень как на экономическом, так и на политическом поле. Сближение двух стран началось с приходом к власти в Туркменистане в 2007 г. Гурбангулы Бердымухамедова. Все последующие годы наши двухсторонние отношения стабильно развивались, достигнув уровня стратегического партнерства. Именно это важное обстоятельство упомянул российский президент Владимир Путин, принимая в Кремле высокого туркменского гостя. Встреча была знаковой – Владимир Путин вручил Гурбангулы Бердымухамедову высокую российскую награду – орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Встреча в Кремле

Указ о награждении второго президента Туркменистана, председателя Халк Маслахаты Милли Генеша (Народного совета Национального собрания) Гурбангулы Бердымухамедова орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени был подписан еще 26 августа 2022 года. [1] Однако церемония вручение состоялось лишь два месяца спустя – в ходе официального визита Г. Бердымухамедова в Москву. 

Отметим, что это первый визит в РФ Гурбангулы Бердымухамедова в качестве председателя верхней палаты туркменского парламента. «В каком бы качестве вы ни появлялись в России, мы всегда рады, потому что вы внесли огромный вклад в развитие наших двусторонних отношений, межгосударственных», – заявил Владимир Путин на встрече с ним в Кремле.

Президент РФ подчеркнул большой личный вклад Гурбангулы Бердымухамедова в налаживании добрососедских отношений, отметив, что при его «непосредственном, прямом участии отношения между Россией и Туркменистаном вышли на очень высокий, практически союзнический уровень, партнерства стратегического». «Мы очень гордимся тем, каких результатов вместе достигли за предыдущие годы под вашим руководством», – сказал Путин. [2]

Стратегический курс на сближение Москвы и Ашхабада, по словам российского президента, продолжил преемник – сын Сердар Бердымухамедов. Молодой туркменский лидер уверенно одержал победу на досрочных президентских выборах 15 марта 2022 года, набрав почти 73% голосов. «У нас с ним установились очень хорошие личные отношения, межгосударственные связи развиваются очень активно и, конечно, это тоже задел, который сделан вами. Мы исходим из того, что политика Туркменистана на российском направлении будет продолжаться в традиционном ключе, выработанном вами», – заявил президент РФ.

Гурбангулы Бердымухамедов в ответ заверил, что «Туркменистан и Российская Федерация – стратегические партнеры, это мы доказали и жизнью, и временем». Отношения двух стран из года в год крепнут и расширяются. Председатель Народного совета Национального собрания Туркменистана обратил внимание на укрепление межпарламентских связей, отметив, что в ходе его поездки в Москву был подписан исторический документ – соглашение о создании межпарламентской комиссии по сотрудничеству. По словам Г. Бердымухамедова, это укладывается в логику стратегии укрепления сотрудничества между странами и поблагодарил за высокую государственную награду. [3]

Российский орден за особые заслуги

Награждение Бердымухамедова-старшего вряд ли можно считать простым жестом вежливости, достаточно распространенном в международной практике. Данный орден экс-президент Туркменистана действительно заслужил, поскольку имеет особые заслуги. Региональные эксперты отмечают, что летом 2022 года, когда российский газ еще продолжал поступать в страны ЕС, европейские чиновники активно искали ему замену. Поставляемых объемов азербайджанского газа для европейского рынка было недостаточно, поэтому Брюссель активизировал переговоры с Ашхабадом на предмет поставок в ЕС туркменского газа. В целом, данное предложение вполне соответствовало политике Туркменистана по диверсификации маршрутов поставок углеводородов на мировой рынок. Предполагалось, что туркменский газ через Южный газовый коридор сможет поставляться в Европу. Однако Ашхабад неожиданно отказался обсуждать этот проект, сулящее немалые финансовые выгоды.

Причину такого неожиданного решения Ашхабада, так бы никто и не узнал, поскольку на Востоке не принято хвалиться благородными поступками. Некоторый намек дала редакционная статья на одном из туркменских интернет-ресурсов, в которой весьма недвусмысленно было отмечено, что «Туркменистан и Россия – стратегические союзники». «Переводя это в плоскость взаимоотношений между людьми, можно сказать, что Ашхабад и Москва – близкие друзья. И пытаться получить какие-то выгоды, пользуясь временными затруднениями друга, это просто неприлично», – отмечалось в статье агенства ORIENT, который региональные эксперты называют близким к Министерству иностранных дел Туркменистана. [4]

По сути, Гурбангулы Бердымухамедова и действующий глава государства – Сердар  Бердымухамедов поставили крест на планах Евросоюза импортировать туркменский газ. Этот жест доброй воли Ашхабада был оценен в Москве по достоинству. Кстати, российский орден «Дружбы» – за большой вклад в развитие партнерства Москвы и Ашхабада, летом получил и сам Сердар Бердымухамедов, который на момент награждения пробыл на посту президента всего два месяца. [5] Таким образом, наградная политика Кремля являет зримым продолжением энергетической дипломатии России.

Партнерство, проверенное временем

Стратегическое партнерство России и Туркменистана особенно ценно, поскольку ему успешно удавалось преодолевать даже отдельные кризисные моменты К примеру, на период первого президентского срока Гурбангулы Бердымухамедова пришелся пик кризиса в отношениях Ашхабада и Москвы. Россия, будучи основным потребителем туркменского газа, в 2009 году приняла решение снизить его закупки. Причина была в завышенной цене, которую туркменские власти не захотели снижать, ссылаясь на подписанное еще в 2003 году соглашение между «Газпромом» и «Туркменгазом». Напомним, что в 2009 году в Туркменистане планировалось увеличить добычу природного газа до 75 млрд. кубометров и отправить на экспорт более 51 млрд. кубометров через РФ. В экспортном портфеле «Газпрома» туркменский газ в ту пору занимал около 20% от всего объема поставок.

Однако 9 апреля 2009 года на газопроводе «Средняя Азия – Центр», по которому шел в Россию туркменский газ, неожиданно прогремел взрыв. Это внезапное и загадочное обстоятельство на некоторое время омрачило отношения двух стран. Ашхабад тогда объявил о политике диверсификации маршрутов экспорта углеводородов и стал активно развивать сотрудничество с Китаем и Ираном. Взаимодействие Туркменистана и РФ в энергетической сфере было поставлено на паузу. Она продлилась вплоть до 2019 года, когда «Газпром» после длительных переговоров заключил новый долгосрочный контракт на закупку туркменского газа, но уже с годовым объемом в 5,5 млрд. кубометров. [6]

Вместе с тем, уже в 2021 году поставки газа из Туркменистана в Россию увеличились в два раза. Эксперты считают, что решение импортировать избыток туркменского газа было связано с интересами обеспечения региональной безопасности, а также с попыткой блокировать возможности усиления позиций третьих стран в регионе Центральной Азии. Кремль всегда рассматривал экспортный туркменский газ как стратегический инструмент – в обмен на некоторые внешнеэкономические и внешнеполитические уступки со стороны Ашхабада. Возобновляя закупки туркменского газа, Россия рассчитывала на лояльность руководства Туркменистана в вопросах безопасности, что предполагало тесную координацию деятельности спецслужб, правоохранительных органов и постоянный обмен информацией. Новейшая история убедительно доказала всю правоту такого подхода и продемонстрировала дипломатические способности Москвы и Ашхабада по разрешению самых сложных вопросов.

От геополитики до гуманитарного сотрудничества

В ходе нынешнего визита Гурбангулы Бердымухамедов провел ряд переговоров на актуальные геополитические темы. Он обсудил в Кремле в том числе и вопросы, связанные с расширением и укреплением российского влияния в Центральной Азии. Напомним, что плавно осуществив транзит власти в марте 2022 года, Г. Бердымухамедов остался на посту председателя Народного совета Национального собрания Туркменистана. Тем самым, экс-президент наглядно показал, что располагает самыми действенными рычагами реальной власти.

Выступая в Совете Федерации, Гурбангулы Бердымухамедов сообщил о намерении открыть в стране Русский драматический театр и Туркмено-российский университет. «Через культуру, искусство и науку, образование мы сможем обогатить стратегию и содержание нашего партнерства. В связи с этим хотел бы особо подчеркнуть высокоуважительное отношение к русскому языку, литературе, культурным и духовным ценностям русского народа в Туркменистане», – подчеркнул Г. Бердымухамедов. [7]

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала Бердымухамедова-старшего «истинным другом России, отдающим много сил и энергии развитию российско-туркменистанских отношений». Она подчеркнула, что по инициативе и при личном участии Г. Бердымухамедова «на высочайший уровень вышли проекты по укреплению многосторонних парламентских связей». Так, в мае 2022 года в Ашхабаде состоялся Межпарламентский форум государств Центральной Азии и Российской Федерации, а также Диалог женщин в новом «ашхабадском формате 5+1». «Сегодня эти инициативы продолжают активно воплощаться в жизнь, приобретая новые начинания», – подчеркнула Матвиенко. [8] Как видим, современные российско-туркменские отношения затрагивают весь спектр взаимосвязей – от геополитики и энергетики до гуманитарной сферы.

Новые приоритеты сотрудничества

В условиях санкционного давления на российскую экономику со стороны коллективного Запада, Москву крайне интересует создание новых логистических коридоров. Для России становится привлекательным не только восточное направление, но и перспективный коридор «Cевер – Юг» (международный транспортный коридор из Индии через Иран и Россию в страны Балтии). На недавнем Евразийском форуме в Баку российский вице-премьер Алексей Оверчук подчеркнул особую значимость создания международного коридора «Север – Юг» в современных условиях и ключевую роль Туркменистана в реализации данного проекта. [9]

Напомним, что МТК «Север – Юг» состоит из трех основных маршрутов. Первый проходит по западному берегу Каспия через Дагестан, Азербайджан и Иран и обеспечивает выход к рынкам стран Персидского залива, Индии, Пакистана, Юго-Восточной Азии и Африки – ключевых импортеров российской продукции. Второй маршрут является морским и создает связи между портами государств Каспийского моря. Третий – проходит вдоль восточного берега Каспия из России в Иран через Казахстан и Туркменистан. Данный восточный маршрут уже опробован: в этом году поезд прошел и доставил груз, заявил российский вице-премьер. В этой связи РЖД анонсировали начало широкомасштабного сотрудничества с Туркменистаном по модернизации транзитных магистралей. [10]

Большие перспективы у наших стран есть в сфере экономики, поскольку в Туркменистане успешно работает ряд крупных российских компаний. Среди них «КАМАЗ», «Возрождение», «Татнефть» – у них довольно серьезные большие проекты. «У нас обширное сотрудничество в области медицины, прекрасное сотрудничество в плане наших транспортных возможностей. Совсем недавно два новых тепловоза были поставлены в Туркменистан, сейчас у них есть интерес снова покупать эти машины», – рассказал посол РФ в Ашхабаде Александр Блохин. По его словам, товарооборот между странами растет. В 2021 г. он составил 865 млн. долларов, а за пять месяцев 2022 г. – 278 млн. долларов, что примерно на 18% больше аналогичного периода прошлого года.

Аналитики отмечают, что российский экспорт пока преобладает над туркменским: в 2021 году из РФ было экспортировано товаров на сумму 725 млн. долларов, из Туркменистана – на 140 млн. долларов. За пять месяцев 2022 г. экспорт из РФ - 197 млн. долларов (+10%), из Туркменистана - 81 млн. долларов (+27%). Одновременно растет и то и другое направление, но экспортные возможности Туркменистана развиваются активнее, чем у России. Это связано с тем, что сейчас в Туркменистане построено много новых сельхозпредприятий (теплицы, животноводческие комплексы и т.д.). К примеру, туркменский сельскохозяйственный экспорт уже возрос примерно на треть. Региональные эксперты ожидают в самом ближайшем будущем бурный рост двустороннего товарооборота и переход на расчеты в российских рублях. [11]

Стратегические проекты

В связи с активным переформатированием газового рынка Европы, азиатское направление (в том числе новые сухопутные трубопроводы на перспективные рынки Азии) становится логическим выходом для газовой индустрии России. И самый кратчайший путь в Индостан лежит через Туркменистан. Кроме того, между нашими странами уже существует развитая газотранспортная инфраструктура. По этим причинам Москва получила заманчивое предложение от Ашхабада принять участие в строительстве магистрального трубопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ). Аналитики отмечают, что присоединение России к проекту ТАПИ могло бы решить две задачи: усилить роль Москвы в обеспечении безопасности и повысить её влияние в регионе.

«Учитывая, что внутренний рынок является избыточно затоваренным, европейское направление для России постепенно закрывается, а поставки в Китай осуществляют и Туркменистан, и РФ, координация и совместная деятельность по поставкам газа в направлении Пакистана и Индии уже не кажутся чем-то фантастическим. С учетом недавних контактов властей России и Афганистана по экономической тематике, логики в совместной работе «Газпрома» с Туркменистаном по реализации проекта ТАПИ становится все больше», – считает туркменский эксперт Сердар Айтаков. [12] Отметим, что Туркменистан – заметный игрок в Прикаспийском регионе, поэтому для Москвы интересно широкое стратегическое сотрудничество с Ашхабадом в целях координации действий на внешних рынках в топливно-энергетическом секторе.

Вторым важным направлением стратегического партнерства России и Туркменистана является сфера региональной безопасности. Информированные источники подтверждают, что Гурбангулы Бердымухамедов обсудил в Москве деликатные проблемы, связанные с напряженной ситуацией в Афганистане. Напомним, что там у власти уже больше года находится движение «Талибан»*. Ашхабад пока справляется самостоятельно с возникающей напряженностью на туркмено-афганской границе. Однако в случае чрезмерного обострения Туркменистану придется искать помощи извне, утверждают эксперты. Активизация боевиков различных радикальных движений, в том числе ИГИЛ* в Афганистане вполне вероятно. Данное обстоятельство диктует России необходимость усилить её военно-политическое влияние в Центральной Азии – для своевременного отражения вызовов и угроз региональной безопасности.

В указанной сфере стратегические интересы России и Туркменистана во многом совпадают. К примеру, от стабильности в регионе Прикаспия зависит успешная реализация перспективных транзитных и энергетических проектов с участием наших стран. Оба государства также заинтересованы в своевременном реагировании на возможную дестабилизацию ситуации на афгано-туркменской границе. Эксперты уверены, что Россия, если Туркменистан обратится за военной помощью, готова оказать её в полном объеме. Ведь для Москвы обеспечение безопасности в Центральной Азии является приоритетной задачей. Туркменистан, в свою очередь, имеет давние контакты с талибами (еще первый президент Сапармурат Ниязов заключил так называемый «пакт» с талибами о ненападении). По этим причинам Ашхабад мог бы стать надежным связующим звеном в переговорах между Москвой и Кабулом.

Итоги визита

Аналитики высоко оценивают итоги ноябрьского визита Гурбангулы Бердымухамедова в Россию. Отмечается, что за последний год частота контактов на высоком уровне между Москвой и Ашхабадом заметно увеличилась. Это связано с неуклонно растущей ролью Туркменистана как ключевого игрока в новых энергетических и транзитных проектах, таких как ТАПИ и МТК «Север – Юг». Заметно возросло влияние Ашхабада в поле региональной безопасности и на дипломатическом треке. В условиях международной напряженности, для России жизненно важно не допустить усиления влияния Запада в Каспийском регионе и в Центральной Азии, а также избежать дестабилизации региона. В этом ключе Москва постарается заинтересовать Ашхабад в необходимости дополнительной координации усилий на афганском направлении, а также долгосрочной кооперации в сфере экспортных поставок энергоносителей.

Туркменистан, в свою очередь, особую значимость придает укреплению сотрудничества с Россией на энергетическом треке, в сфере двусторонней торговли и приложения совместных усилий по развитию транзитной инфраструктуры Прикаспия. В большинстве направлений двухсторонних отношений стратегические интересы РФ и Туркменистана во многом совпадают. Это позволяет сделать вывод, что в ближайшее время стратегическое партнерство Москвы и Ашхабада будет динамично укрепляться и выйдет на качественно новый высокий уровень.

 


* «Талибан» и ИГИЛ – террористические организации, запрещены на территории Российской Федерации.

1. Путин наградил Бердымухамедова орденом «За заслуги перед Отечеством». РБК, 26.08.2022. https://www.rbc.ru/politics/26/08/2022/6308fc9b9a7947187b6e605f

2. Путин вручил экс-президенту Туркменистана орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. «Интерфакс», 3.11.2022. https://www.interfax.ru/russia/870989

3. Россия и Туркменистан создадут межпарламентскую комиссию. «МИР 24», 01.11.2022. https://mir24.tv/news/16529261/rossiya-i-turkmenistan-sozdadut-mezhparlamentskuyu-komissiyu

4. В Анкаре говорят о возможности получать туркменский газ через TANAP. А что Ашхабад?  ORIENT, 02.07.2022. https://orient.tm/ru/post/38597/v-ankare-govoryat-o-vozmozhnosti-poluchat-turkmenskij-gaz-cherez-tanap-chto-ashhabad

5. Путин вручил Сердару Бердымухамедову орден Дружбы. РИА Новости, 10.06.2022. https://ria.ru/20220610/putin-1794591854.html

6. «Газпром» заключил новый долгосрочный контракт с «Туркменгазом». «Ведомости», 04.07. 2019. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/07/03/805779-gazprom-kontrakt

7. В Ашхабаде откроется русский драмтеатр. «SPUTNIK Узбекистан», 02.11.2022. https://uz.sputniknews.ru/20221102/v-ashxabade-otkroetsya-russkiy-dramteatr-29666859.html

8. Валентина Матвиенко: «Гурбангулы Бердымухамедов является истинным другом России». Turkmenportal.com, 02.11.2022. https://turkmenportal.com/blog/53675/valentina-matvienko-gurbanguly-berdymuhamedov-yavlyaetsya-istinnym-drugom-rossii

9. Оверчук заявил о новой роли России как севера Евразии вместо востока Европы. «Ведомости», 27.10.2022. https://www.vedomosti.ru/economics/news/2022/10/27/947613-o-novoi-roli-rossii

10. РЖД поможет Туркменистану модернизировать железные дороги. Большая Азия, 12.06.2022. https://bigasia.ru/content/news/businness/rzhd-pomozhet-turkmenistanu-modernizirovat-zheleznye-dorogi/

11. Посол РФ: Россия и Туркмения прорабатывают переход на взаимные расчеты в рублях. ТАСС, 10.09.2022. https://tass.ru/interviews/15708843

12. Россия может выйти на рынки Южной Азии с помощью Туркменистана. «Независимая газета», 30.08.2022. https://www.ng.ru/cis/2022-08-30/5_8526_asia.html

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Проблемы региональной безопасности, энергопроекты, гуманитарное сотрудничество – в центре приоритетного внимания Москвы и Ашхабада

фото: kremlin.ru
5 ноября 2022
Виктория Магда

Виктория Магда

Эксперт КИСИ

Сотрудничество между Россией и Туркменистаном в последние годы вышло на принципиально новый уровень как на экономическом, так и на политическом поле. Сближение двух стран началось с приходом к власти в Туркменистане в 2007 г. Гурбангулы Бердымухамедова. Все последующие годы наши двухсторонние отношения стабильно развивались, достигнув уровня стратегического партнерства. Именно это важное обстоятельство упомянул российский президент Владимир Путин, принимая в Кремле высокого туркменского гостя. Встреча была знаковой – Владимир Путин вручил Гурбангулы Бердымухамедову высокую российскую награду – орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Встреча в Кремле

Указ о награждении второго президента Туркменистана, председателя Халк Маслахаты Милли Генеша (Народного совета Национального собрания) Гурбангулы Бердымухамедова орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени был подписан еще 26 августа 2022 года. [1] Однако церемония вручение состоялось лишь два месяца спустя – в ходе официального визита Г. Бердымухамедова в Москву. 

Отметим, что это первый визит в РФ Гурбангулы Бердымухамедова в качестве председателя верхней палаты туркменского парламента. «В каком бы качестве вы ни появлялись в России, мы всегда рады, потому что вы внесли огромный вклад в развитие наших двусторонних отношений, межгосударственных», – заявил Владимир Путин на встрече с ним в Кремле.

Президент РФ подчеркнул большой личный вклад Гурбангулы Бердымухамедова в налаживании добрососедских отношений, отметив, что при его «непосредственном, прямом участии отношения между Россией и Туркменистаном вышли на очень высокий, практически союзнический уровень, партнерства стратегического». «Мы очень гордимся тем, каких результатов вместе достигли за предыдущие годы под вашим руководством», – сказал Путин. [2]

Стратегический курс на сближение Москвы и Ашхабада, по словам российского президента, продолжил преемник – сын Сердар Бердымухамедов. Молодой туркменский лидер уверенно одержал победу на досрочных президентских выборах 15 марта 2022 года, набрав почти 73% голосов. «У нас с ним установились очень хорошие личные отношения, межгосударственные связи развиваются очень активно и, конечно, это тоже задел, который сделан вами. Мы исходим из того, что политика Туркменистана на российском направлении будет продолжаться в традиционном ключе, выработанном вами», – заявил президент РФ.

Гурбангулы Бердымухамедов в ответ заверил, что «Туркменистан и Российская Федерация – стратегические партнеры, это мы доказали и жизнью, и временем». Отношения двух стран из года в год крепнут и расширяются. Председатель Народного совета Национального собрания Туркменистана обратил внимание на укрепление межпарламентских связей, отметив, что в ходе его поездки в Москву был подписан исторический документ – соглашение о создании межпарламентской комиссии по сотрудничеству. По словам Г. Бердымухамедова, это укладывается в логику стратегии укрепления сотрудничества между странами и поблагодарил за высокую государственную награду. [3]

Российский орден за особые заслуги

Награждение Бердымухамедова-старшего вряд ли можно считать простым жестом вежливости, достаточно распространенном в международной практике. Данный орден экс-президент Туркменистана действительно заслужил, поскольку имеет особые заслуги. Региональные эксперты отмечают, что летом 2022 года, когда российский газ еще продолжал поступать в страны ЕС, европейские чиновники активно искали ему замену. Поставляемых объемов азербайджанского газа для европейского рынка было недостаточно, поэтому Брюссель активизировал переговоры с Ашхабадом на предмет поставок в ЕС туркменского газа. В целом, данное предложение вполне соответствовало политике Туркменистана по диверсификации маршрутов поставок углеводородов на мировой рынок. Предполагалось, что туркменский газ через Южный газовый коридор сможет поставляться в Европу. Однако Ашхабад неожиданно отказался обсуждать этот проект, сулящее немалые финансовые выгоды.

Причину такого неожиданного решения Ашхабада, так бы никто и не узнал, поскольку на Востоке не принято хвалиться благородными поступками. Некоторый намек дала редакционная статья на одном из туркменских интернет-ресурсов, в которой весьма недвусмысленно было отмечено, что «Туркменистан и Россия – стратегические союзники». «Переводя это в плоскость взаимоотношений между людьми, можно сказать, что Ашхабад и Москва – близкие друзья. И пытаться получить какие-то выгоды, пользуясь временными затруднениями друга, это просто неприлично», – отмечалось в статье агенства ORIENT, который региональные эксперты называют близким к Министерству иностранных дел Туркменистана. [4]

По сути, Гурбангулы Бердымухамедова и действующий глава государства – Сердар  Бердымухамедов поставили крест на планах Евросоюза импортировать туркменский газ. Этот жест доброй воли Ашхабада был оценен в Москве по достоинству. Кстати, российский орден «Дружбы» – за большой вклад в развитие партнерства Москвы и Ашхабада, летом получил и сам Сердар Бердымухамедов, который на момент награждения пробыл на посту президента всего два месяца. [5] Таким образом, наградная политика Кремля являет зримым продолжением энергетической дипломатии России.

Партнерство, проверенное временем

Стратегическое партнерство России и Туркменистана особенно ценно, поскольку ему успешно удавалось преодолевать даже отдельные кризисные моменты К примеру, на период первого президентского срока Гурбангулы Бердымухамедова пришелся пик кризиса в отношениях Ашхабада и Москвы. Россия, будучи основным потребителем туркменского газа, в 2009 году приняла решение снизить его закупки. Причина была в завышенной цене, которую туркменские власти не захотели снижать, ссылаясь на подписанное еще в 2003 году соглашение между «Газпромом» и «Туркменгазом». Напомним, что в 2009 году в Туркменистане планировалось увеличить добычу природного газа до 75 млрд. кубометров и отправить на экспорт более 51 млрд. кубометров через РФ. В экспортном портфеле «Газпрома» туркменский газ в ту пору занимал около 20% от всего объема поставок.

Однако 9 апреля 2009 года на газопроводе «Средняя Азия – Центр», по которому шел в Россию туркменский газ, неожиданно прогремел взрыв. Это внезапное и загадочное обстоятельство на некоторое время омрачило отношения двух стран. Ашхабад тогда объявил о политике диверсификации маршрутов экспорта углеводородов и стал активно развивать сотрудничество с Китаем и Ираном. Взаимодействие Туркменистана и РФ в энергетической сфере было поставлено на паузу. Она продлилась вплоть до 2019 года, когда «Газпром» после длительных переговоров заключил новый долгосрочный контракт на закупку туркменского газа, но уже с годовым объемом в 5,5 млрд. кубометров. [6]

Вместе с тем, уже в 2021 году поставки газа из Туркменистана в Россию увеличились в два раза. Эксперты считают, что решение импортировать избыток туркменского газа было связано с интересами обеспечения региональной безопасности, а также с попыткой блокировать возможности усиления позиций третьих стран в регионе Центральной Азии. Кремль всегда рассматривал экспортный туркменский газ как стратегический инструмент – в обмен на некоторые внешнеэкономические и внешнеполитические уступки со стороны Ашхабада. Возобновляя закупки туркменского газа, Россия рассчитывала на лояльность руководства Туркменистана в вопросах безопасности, что предполагало тесную координацию деятельности спецслужб, правоохранительных органов и постоянный обмен информацией. Новейшая история убедительно доказала всю правоту такого подхода и продемонстрировала дипломатические способности Москвы и Ашхабада по разрешению самых сложных вопросов.

От геополитики до гуманитарного сотрудничества

В ходе нынешнего визита Гурбангулы Бердымухамедов провел ряд переговоров на актуальные геополитические темы. Он обсудил в Кремле в том числе и вопросы, связанные с расширением и укреплением российского влияния в Центральной Азии. Напомним, что плавно осуществив транзит власти в марте 2022 года, Г. Бердымухамедов остался на посту председателя Народного совета Национального собрания Туркменистана. Тем самым, экс-президент наглядно показал, что располагает самыми действенными рычагами реальной власти.

Выступая в Совете Федерации, Гурбангулы Бердымухамедов сообщил о намерении открыть в стране Русский драматический театр и Туркмено-российский университет. «Через культуру, искусство и науку, образование мы сможем обогатить стратегию и содержание нашего партнерства. В связи с этим хотел бы особо подчеркнуть высокоуважительное отношение к русскому языку, литературе, культурным и духовным ценностям русского народа в Туркменистане», – подчеркнул Г. Бердымухамедов. [7]

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала Бердымухамедова-старшего «истинным другом России, отдающим много сил и энергии развитию российско-туркменистанских отношений». Она подчеркнула, что по инициативе и при личном участии Г. Бердымухамедова «на высочайший уровень вышли проекты по укреплению многосторонних парламентских связей». Так, в мае 2022 года в Ашхабаде состоялся Межпарламентский форум государств Центральной Азии и Российской Федерации, а также Диалог женщин в новом «ашхабадском формате 5+1». «Сегодня эти инициативы продолжают активно воплощаться в жизнь, приобретая новые начинания», – подчеркнула Матвиенко. [8] Как видим, современные российско-туркменские отношения затрагивают весь спектр взаимосвязей – от геополитики и энергетики до гуманитарной сферы.

Новые приоритеты сотрудничества

В условиях санкционного давления на российскую экономику со стороны коллективного Запада, Москву крайне интересует создание новых логистических коридоров. Для России становится привлекательным не только восточное направление, но и перспективный коридор «Cевер – Юг» (международный транспортный коридор из Индии через Иран и Россию в страны Балтии). На недавнем Евразийском форуме в Баку российский вице-премьер Алексей Оверчук подчеркнул особую значимость создания международного коридора «Север – Юг» в современных условиях и ключевую роль Туркменистана в реализации данного проекта. [9]

Напомним, что МТК «Север – Юг» состоит из трех основных маршрутов. Первый проходит по западному берегу Каспия через Дагестан, Азербайджан и Иран и обеспечивает выход к рынкам стран Персидского залива, Индии, Пакистана, Юго-Восточной Азии и Африки – ключевых импортеров российской продукции. Второй маршрут является морским и создает связи между портами государств Каспийского моря. Третий – проходит вдоль восточного берега Каспия из России в Иран через Казахстан и Туркменистан. Данный восточный маршрут уже опробован: в этом году поезд прошел и доставил груз, заявил российский вице-премьер. В этой связи РЖД анонсировали начало широкомасштабного сотрудничества с Туркменистаном по модернизации транзитных магистралей. [10]

Большие перспективы у наших стран есть в сфере экономики, поскольку в Туркменистане успешно работает ряд крупных российских компаний. Среди них «КАМАЗ», «Возрождение», «Татнефть» – у них довольно серьезные большие проекты. «У нас обширное сотрудничество в области медицины, прекрасное сотрудничество в плане наших транспортных возможностей. Совсем недавно два новых тепловоза были поставлены в Туркменистан, сейчас у них есть интерес снова покупать эти машины», – рассказал посол РФ в Ашхабаде Александр Блохин. По его словам, товарооборот между странами растет. В 2021 г. он составил 865 млн. долларов, а за пять месяцев 2022 г. – 278 млн. долларов, что примерно на 18% больше аналогичного периода прошлого года.

Аналитики отмечают, что российский экспорт пока преобладает над туркменским: в 2021 году из РФ было экспортировано товаров на сумму 725 млн. долларов, из Туркменистана – на 140 млн. долларов. За пять месяцев 2022 г. экспорт из РФ - 197 млн. долларов (+10%), из Туркменистана - 81 млн. долларов (+27%). Одновременно растет и то и другое направление, но экспортные возможности Туркменистана развиваются активнее, чем у России. Это связано с тем, что сейчас в Туркменистане построено много новых сельхозпредприятий (теплицы, животноводческие комплексы и т.д.). К примеру, туркменский сельскохозяйственный экспорт уже возрос примерно на треть. Региональные эксперты ожидают в самом ближайшем будущем бурный рост двустороннего товарооборота и переход на расчеты в российских рублях. [11]

Стратегические проекты

В связи с активным переформатированием газового рынка Европы, азиатское направление (в том числе новые сухопутные трубопроводы на перспективные рынки Азии) становится логическим выходом для газовой индустрии России. И самый кратчайший путь в Индостан лежит через Туркменистан. Кроме того, между нашими странами уже существует развитая газотранспортная инфраструктура. По этим причинам Москва получила заманчивое предложение от Ашхабада принять участие в строительстве магистрального трубопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ). Аналитики отмечают, что присоединение России к проекту ТАПИ могло бы решить две задачи: усилить роль Москвы в обеспечении безопасности и повысить её влияние в регионе.

«Учитывая, что внутренний рынок является избыточно затоваренным, европейское направление для России постепенно закрывается, а поставки в Китай осуществляют и Туркменистан, и РФ, координация и совместная деятельность по поставкам газа в направлении Пакистана и Индии уже не кажутся чем-то фантастическим. С учетом недавних контактов властей России и Афганистана по экономической тематике, логики в совместной работе «Газпрома» с Туркменистаном по реализации проекта ТАПИ становится все больше», – считает туркменский эксперт Сердар Айтаков. [12] Отметим, что Туркменистан – заметный игрок в Прикаспийском регионе, поэтому для Москвы интересно широкое стратегическое сотрудничество с Ашхабадом в целях координации действий на внешних рынках в топливно-энергетическом секторе.

Вторым важным направлением стратегического партнерства России и Туркменистана является сфера региональной безопасности. Информированные источники подтверждают, что Гурбангулы Бердымухамедов обсудил в Москве деликатные проблемы, связанные с напряженной ситуацией в Афганистане. Напомним, что там у власти уже больше года находится движение «Талибан»*. Ашхабад пока справляется самостоятельно с возникающей напряженностью на туркмено-афганской границе. Однако в случае чрезмерного обострения Туркменистану придется искать помощи извне, утверждают эксперты. Активизация боевиков различных радикальных движений, в том числе ИГИЛ* в Афганистане вполне вероятно. Данное обстоятельство диктует России необходимость усилить её военно-политическое влияние в Центральной Азии – для своевременного отражения вызовов и угроз региональной безопасности.

В указанной сфере стратегические интересы России и Туркменистана во многом совпадают. К примеру, от стабильности в регионе Прикаспия зависит успешная реализация перспективных транзитных и энергетических проектов с участием наших стран. Оба государства также заинтересованы в своевременном реагировании на возможную дестабилизацию ситуации на афгано-туркменской границе. Эксперты уверены, что Россия, если Туркменистан обратится за военной помощью, готова оказать её в полном объеме. Ведь для Москвы обеспечение безопасности в Центральной Азии является приоритетной задачей. Туркменистан, в свою очередь, имеет давние контакты с талибами (еще первый президент Сапармурат Ниязов заключил так называемый «пакт» с талибами о ненападении). По этим причинам Ашхабад мог бы стать надежным связующим звеном в переговорах между Москвой и Кабулом.

Итоги визита

Аналитики высоко оценивают итоги ноябрьского визита Гурбангулы Бердымухамедова в Россию. Отмечается, что за последний год частота контактов на высоком уровне между Москвой и Ашхабадом заметно увеличилась. Это связано с неуклонно растущей ролью Туркменистана как ключевого игрока в новых энергетических и транзитных проектах, таких как ТАПИ и МТК «Север – Юг». Заметно возросло влияние Ашхабада в поле региональной безопасности и на дипломатическом треке. В условиях международной напряженности, для России жизненно важно не допустить усиления влияния Запада в Каспийском регионе и в Центральной Азии, а также избежать дестабилизации региона. В этом ключе Москва постарается заинтересовать Ашхабад в необходимости дополнительной координации усилий на афганском направлении, а также долгосрочной кооперации в сфере экспортных поставок энергоносителей.

Туркменистан, в свою очередь, особую значимость придает укреплению сотрудничества с Россией на энергетическом треке, в сфере двусторонней торговли и приложения совместных усилий по развитию транзитной инфраструктуры Прикаспия. В большинстве направлений двухсторонних отношений стратегические интересы РФ и Туркменистана во многом совпадают. Это позволяет сделать вывод, что в ближайшее время стратегическое партнерство Москвы и Ашхабада будет динамично укрепляться и выйдет на качественно новый высокий уровень.

 


* «Талибан» и ИГИЛ – террористические организации, запрещены на территории Российской Федерации.

1. Путин наградил Бердымухамедова орденом «За заслуги перед Отечеством». РБК, 26.08.2022. https://www.rbc.ru/politics/26/08/2022/6308fc9b9a7947187b6e605f

2. Путин вручил экс-президенту Туркменистана орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. «Интерфакс», 3.11.2022. https://www.interfax.ru/russia/870989

3. Россия и Туркменистан создадут межпарламентскую комиссию. «МИР 24», 01.11.2022. https://mir24.tv/news/16529261/rossiya-i-turkmenistan-sozdadut-mezhparlamentskuyu-komissiyu

4. В Анкаре говорят о возможности получать туркменский газ через TANAP. А что Ашхабад?  ORIENT, 02.07.2022. https://orient.tm/ru/post/38597/v-ankare-govoryat-o-vozmozhnosti-poluchat-turkmenskij-gaz-cherez-tanap-chto-ashhabad

5. Путин вручил Сердару Бердымухамедову орден Дружбы. РИА Новости, 10.06.2022. https://ria.ru/20220610/putin-1794591854.html

6. «Газпром» заключил новый долгосрочный контракт с «Туркменгазом». «Ведомости», 04.07. 2019. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/07/03/805779-gazprom-kontrakt

7. В Ашхабаде откроется русский драмтеатр. «SPUTNIK Узбекистан», 02.11.2022. https://uz.sputniknews.ru/20221102/v-ashxabade-otkroetsya-russkiy-dramteatr-29666859.html

8. Валентина Матвиенко: «Гурбангулы Бердымухамедов является истинным другом России». Turkmenportal.com, 02.11.2022. https://turkmenportal.com/blog/53675/valentina-matvienko-gurbanguly-berdymuhamedov-yavlyaetsya-istinnym-drugom-rossii

9. Оверчук заявил о новой роли России как севера Евразии вместо востока Европы. «Ведомости», 27.10.2022. https://www.vedomosti.ru/economics/news/2022/10/27/947613-o-novoi-roli-rossii

10. РЖД поможет Туркменистану модернизировать железные дороги. Большая Азия, 12.06.2022. https://bigasia.ru/content/news/businness/rzhd-pomozhet-turkmenistanu-modernizirovat-zheleznye-dorogi/

11. Посол РФ: Россия и Туркмения прорабатывают переход на взаимные расчеты в рублях. ТАСС, 10.09.2022. https://tass.ru/interviews/15708843

12. Россия может выйти на рынки Южной Азии с помощью Туркменистана. «Независимая газета», 30.08.2022. https://www.ng.ru/cis/2022-08-30/5_8526_asia.html