идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Теракт в Стамбуле: внешне- и внутриполитические предпосылки и последствия

фото: tagesschau.de
16 ноября 2022
Амур ГаджиевАмур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

13 ноября 2022 года, в воскресенье, в послеобеденное время в одном из самых многолюдных мест Стамбула, на популярнейшем туристическом пешеходном проспекте страны – Истикляль – прогремел мощный взрыв, в результате которого погибли 6 человек и более 80 (в том числе, трое граждан РФ) получили ранения различной степени тяжести, двое пострадавших все еще находятся в критическом состоянии.

Произошедшее было классифицировано турецкими властями как теракт. Причиной взрыва стало самодельное взрывное устройство, оставленное 23-летней гражданкой Сирии Ахлам Албашир, которая, по версии турецких правоохранительных органов, была подготовлена американскими военными инструкторами в разведшколе Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии и заслана в Стамбул по нелегальным маршрутам через город Африн. Полиция Турции задержала её по горячим следам. В общей сложности по данному делу было задержано более 50 человек, обыски прошли по 21 адресу, изучены данные с 1,2 тыс. камер видеонаблюдения.

В прошлом турецкие города неоднократно подвергались нападениям, ответственность за которые брала на себя РПК, борющаяся за создание курдской автономии на территории Турции и Сирии. В 2015-2017 гг. Турцию потрясла серия терактов, в которых погибли сотни человек. В этот период РПК взяла на себя ответственность за два нападения, в одном из которых в декабре 2016 года погибли 38 человек и 155 получили ранения, включая 20 полицейских. Взрыв был устроен возле центрального стадиона Стамбула. Проспект Истикляль тоже уже становился местом нападения, однако в прошлый раз ответственность за теракт взяла на себя группировка «Исламское государство» (признана террористической, её деятельность на территории России запрещена). В Турции опасаются того, что воскресный взрыв на Истикляле станет началом новой серии нападений.

Кто заказчик стамбульского теракта?

По данным МВД Турции, указание совершить этот теракт поступило из приграничного сирийского города Айн-эль-Араб (Кобани), расположенного в районе, неподконтрольном сирийскому правительству. Город является одним из оплотов прокурдских отрядов народной самообороны. Примечательно, что неподалеку от этого города, в 43 километрах к юго-востоку, находится военная база США «Хараб Эшек». В 2019 году на фоне очередной военной кампании Анкары в этом регионе («Источник мира») США вывели оттуда свои силы. Более того, после вывода своих войск США приняли решение об уничтожении базы «Хараб Эшек».

Однако в мае 2022 года Вооруженные Силы США на фоне заявлений турецких властей о намерении провести очередную трансграничную операцию в Сирии – с целью полной зачистки приграничной зоны от враждебных курдских формирований – начали восстанавливать свое физическое присутствие в Кобани. Сообщалось о прибытии большого американского подкрепления в составе 100 грузовиков на северо-восток Сирии, а также о стремлении Пентагона перегруппировать формирования лояльной американцам оппозиции на базе ат-Танф, расположенной вблизи границы с Ираком и Иорданией, и нарастить численность местного гарнизона.

Активизация США стала проявляться и в дипломатической сфере. Так, в начале ноября текущего года межведомственная делегация администрации Джо Байдена провела переговоры с представителями прокурдских отрядов народной самообороны, обсудив с ними их нужды в сфере безопасности.

Возможно, такая активная военная, материальная и дипломатическая поддержка, оказываемая Соединенными Штатами курдским вооруженным формированиям в Сирии, и дала Анкаре повод отвергнуть соболезнования американского посольства. Так, глава МВД Турции Сулейман Сойлу подверг критике реакцию дипломатического представительства США, отметив, что её «можно оценить так, будто убийца одним из первых пришел на место теракта». Глава турецкого МВД обвинил Вашингтон и других партнеров Турции по НАТО в оказании поддержки РПК. «Налицо неискренность ряда наших так называемых союзников, которые либо укрывают террористов у себя, либо на оккупированных ими территориях позволяют им существовать, либо из своих сенатов официально отправляют им деньги», – отметил Сойлу, добавив: «Реакция на это послание будет очень четкой. Она проявится в ближайшем будущем, даст Бог».

Фактически, из уст турецкого министра внутренних дел в адрес Соединенных Штатов прозвучал откровенный ультиматум с призывом отказаться от поддержки РПК и других отрядов, аффилированных с этой организацией.

Кроме того, стамбульский теракт, судя по всему, повлияет и на дискуссию о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО. Турция недовольна тем, что эти скандинавские государства предоставляют убежище её противникам, в том числе, сторонникам РПК. Соответственно, Турция отказывается ратифицировать договор об их вступлении в Североатлантический альянс, пока те не продемонстрируют конкретные действия в вопросе борьбы с РПК. Теперь Анкара, естественно, будет гораздо жестче подходить к этому вопросу и требовать выдачи всех тех, кто с её точки зрения причастен к деятельности РПК. В противном случае, процесс их присоединения к НАТО будет заморожен.

Почему США прибегли к крайним методам?

По мнению ряда экспертов, это связано с тем, что США на фоне последних дипломатических успехов Турции стремительно теряют рычаги давления на неё. Раньше, например, ультимативных требований Вашингтона было достаточно для определенной корректировки турецких действий в Сирии. Достаточно вспомнить заявления экс-президента США Дональда Трампа, когда он пригрозил Турции «стереть с лица земли» её экономику в случае продолжения боевых действий в Сирии, после которых турецкая операция фактически была приостановлена. Следует отметить, что ранее по вопросу турецких военных действий в Сирии, особенно в контексте операции «Источник мира», крупнейшие игроки арабского мира также выражали солидарность с Соединенными Штатами.

Сейчас же ситуация кардинально изменилась. Анкара смогла поставить в зависимость от своих национальных интересов вопрос о расширении НАТО на Восток, а также ей удалось нормализовать отношения с Эр-Риядом и Абу-Даби, которые в прошлом проявляли интерес к поддержке курдских вооруженных формирований в Сирии. Ну и самое главное, взвешенная политика Турции в отношении РФ в период активной (вооруженной) фазы украинского конфликта и её отказ от присоединения к антироссийским санкциям начали давать заметные политические и экономические плоды. Сегодня при помощи России Турция реализует давнюю мечту – укрепляет свою международную роль в качестве регионального суперхаба, через который осуществляются международные поставки энергоресурсов, а также продовольственных и других сырьевых и промышленных товаров.

Об идее создания газового коридора для преодоления энергетического кризиса в Европе, вызванного ограничением поставок российского природного газа, сообщалось еще в начале августа текущего года. В более конкретной форме это предложение было озвучено Владимиром Путиным 12 октября 2022 года (за день до его встречи с Эрдоганом в Астане) в ходе форума «Российская энергетическая неделя» в Москве.

Таким образом, можно предположить, что в условиях укрепления международных позиций Турции, её требовательность к США в обозримой перспективе будет возрастать. Очевидно, что Вашингтону в таких условиях просто придется идти на уступки. Так, например, по вопросу о предоставлении американской помощи в вопросе обновления и модернизации турецкого авиапарка истребителей F-16, Эрдоган уже заручился уступками Байдена. Турецкие эксперты отмечают, что США таким раскладом очень недовольны и пытаются всячески изменить ход развития событий, прибегая, в том числе, к крайним мерам.

Стамбульский теракт как «террор нового поколения»

После стамбульского теракта в турецких СМИ вновь стали обращать внимание на масштабы угрозы, нависшей над Турцией в связи с её политикой в отношении Сирии. Так, журналист Эртугрул Озкёк в своей статье, опубликованной на сайте телеканала «BİZİM TV», написал о том, что в Турции на самом деле не 5 миллионов беженцев, а 10 миллионов. Поскольку, пишет он, если на данный момент внутри Турции проживает порядка 5 млн. сирийцев, то примерно столько же находится по другую сторону турецко-сирийской границы на территориях, подконтрольных Турции. Им, по утверждению, Озкёка, предоставлена возможность беспрепятственного перемещения через сирийско-турецкую границу.

Более того, убежден Озкёк, Турция сегодня столкнулась не только с новой угрозой, но и с «террором нового поколения». В частности, если раньше взрывы от имени РПК совершали, как правило, курды, придерживающиеся ультралевых взглядов, то сегодня, как в случае со стамбульским инцидентом, исполнителем теракта от имени РПК может оказаться «ухоженная девушка арабского происхождения». То есть, терроризм – это уже не особая форма борьбы, взятая на вооружение определенной радикальной религиозной, этнической или идеологической группой людей, а инструмент вмешательства различных акторов международных отношений во внутренние дела государства.

Данные обстоятельства требуют от Анкары резких перемен, в том числе, во внешней политике. То есть, ответом на «террор нового поколения» должна стать, по словам Озкёка, «внешняя политика нового поколения». Это важно и с экономической точки зрения. Поскольку «каждый куруш, потраченный на сирийцев, фактически изымается из расходов, направленных на благополучие, здравоохранение, образование, безопасность и улучшение качества жизни турецких граждан». Анкаре, согласно выводам турецкого журналиста, в сегодняшних условиях необходимо, наконец, отказаться от знака «Рабиа» и сесть за стол переговоров с Башаром Асадом. Именно такой подход, по убеждению Озкёка, позволит Турции восстановить безопасность в стране и найти общее решение острых проблем. С его тезисами согласны и другие известные журналисты Турции, в том числе, колумнист газеты «Миллиет» Гюнери Дживаоглу и другие обозреватели.

Последствия теракта с внутриполитической точки зрения

В начале ноября 2022 года члены парламентских фракций правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Демократической партии народов (ДПН) провели переговоры. Представители партии Эрдогана презентовали проект поправок в Конституцию страны, которые должны законодательно защитить право женщин на ношение хиджаба. Но общественность восприняла эти переговоры как повод для начала политического торга между ними. Считалось, что предметом политического торга является получение правящей партией поддержки со стороны ДПН для организации референдума о закреплении в турецкой Конституции права женщин носить хиджаб взамен на возобновление переговорного процесса с прокурдскими политическими организациями. Ситуация осложнена тем, что подавляющая часть турецкого общества относится к ДПН негативно, рассматривая её в качестве политического крыла РПК. После теракта попытки ПСР улучшить отношения с ДПН натолкнулись на практически непреодолимую преграду в виде резкого роста негативного отношения к возобновлению процесса мирного урегулирования курдской проблемы. Таким образом, можно предположить, что в Турции и впредь будут доминировать силовые методы решения курдского вопроса.

Очевидно также и то, что стамбульский теракт сыграл на руку тем, кто выступает за недопустимость открытости сирийско-турецкой границы. Некоторые турецкие политические партии уже опубликовали свои требования к властям о необходимости выявления и депортации нелегальных иммигрантов, а также о немедленном отказе от политики «открытых дверей» в отношении, прежде всего, сирийских беженцев.

Многие эксперты связывают рост террористической угрозы в Турции с миграционной проблемой в стране. Стамбульский теракт фактически вновь активизировал дискурс о неэффективности нынешней миграционной политики Анкары. Интересно, что оппозиционные партии используют данный дискурс с целью критики действующих властей. Таким образом, если в 2015 году, после теракта в Суруче, общество объединилось вокруг фигуры Эрдогана и поддержало его на повторных выборах ПСР, то сейчас основные оппозиционные партии не торопятся выражать свою солидарность с правящей партией. То есть, эффект деполитизации 2015 года на сей раз не сработал. Многие аналитики объясняют этот феномен возросшим вмешательством США во внутренние дела Турции, обращая внимание на регулярные встречи американских дипломатов с лидерами турецких оппозиционных партий в условиях фактически стартовавшей в стране предвыборной гонки. Как известно, очередные президентские и парламентские выборы в Турции должны состояться 18 июня 2023 года. Американский президент Байден еще накануне своего избрания заявлял о поддержке оппозиционных лидеров и стремлении свергнуть Эрдогана. Но пока все усилия США оказывались тщетными.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Теракт в Стамбуле: внешне- и внутриполитические предпосылки и последствия

фото: tagesschau.de
16 ноября 2022
Амур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

13 ноября 2022 года, в воскресенье, в послеобеденное время в одном из самых многолюдных мест Стамбула, на популярнейшем туристическом пешеходном проспекте страны – Истикляль – прогремел мощный взрыв, в результате которого погибли 6 человек и более 80 (в том числе, трое граждан РФ) получили ранения различной степени тяжести, двое пострадавших все еще находятся в критическом состоянии.

Произошедшее было классифицировано турецкими властями как теракт. Причиной взрыва стало самодельное взрывное устройство, оставленное 23-летней гражданкой Сирии Ахлам Албашир, которая, по версии турецких правоохранительных органов, была подготовлена американскими военными инструкторами в разведшколе Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии и заслана в Стамбул по нелегальным маршрутам через город Африн. Полиция Турции задержала её по горячим следам. В общей сложности по данному делу было задержано более 50 человек, обыски прошли по 21 адресу, изучены данные с 1,2 тыс. камер видеонаблюдения.

В прошлом турецкие города неоднократно подвергались нападениям, ответственность за которые брала на себя РПК, борющаяся за создание курдской автономии на территории Турции и Сирии. В 2015-2017 гг. Турцию потрясла серия терактов, в которых погибли сотни человек. В этот период РПК взяла на себя ответственность за два нападения, в одном из которых в декабре 2016 года погибли 38 человек и 155 получили ранения, включая 20 полицейских. Взрыв был устроен возле центрального стадиона Стамбула. Проспект Истикляль тоже уже становился местом нападения, однако в прошлый раз ответственность за теракт взяла на себя группировка «Исламское государство» (признана террористической, её деятельность на территории России запрещена). В Турции опасаются того, что воскресный взрыв на Истикляле станет началом новой серии нападений.

Кто заказчик стамбульского теракта?

По данным МВД Турции, указание совершить этот теракт поступило из приграничного сирийского города Айн-эль-Араб (Кобани), расположенного в районе, неподконтрольном сирийскому правительству. Город является одним из оплотов прокурдских отрядов народной самообороны. Примечательно, что неподалеку от этого города, в 43 километрах к юго-востоку, находится военная база США «Хараб Эшек». В 2019 году на фоне очередной военной кампании Анкары в этом регионе («Источник мира») США вывели оттуда свои силы. Более того, после вывода своих войск США приняли решение об уничтожении базы «Хараб Эшек».

Однако в мае 2022 года Вооруженные Силы США на фоне заявлений турецких властей о намерении провести очередную трансграничную операцию в Сирии – с целью полной зачистки приграничной зоны от враждебных курдских формирований – начали восстанавливать свое физическое присутствие в Кобани. Сообщалось о прибытии большого американского подкрепления в составе 100 грузовиков на северо-восток Сирии, а также о стремлении Пентагона перегруппировать формирования лояльной американцам оппозиции на базе ат-Танф, расположенной вблизи границы с Ираком и Иорданией, и нарастить численность местного гарнизона.

Активизация США стала проявляться и в дипломатической сфере. Так, в начале ноября текущего года межведомственная делегация администрации Джо Байдена провела переговоры с представителями прокурдских отрядов народной самообороны, обсудив с ними их нужды в сфере безопасности.

Возможно, такая активная военная, материальная и дипломатическая поддержка, оказываемая Соединенными Штатами курдским вооруженным формированиям в Сирии, и дала Анкаре повод отвергнуть соболезнования американского посольства. Так, глава МВД Турции Сулейман Сойлу подверг критике реакцию дипломатического представительства США, отметив, что её «можно оценить так, будто убийца одним из первых пришел на место теракта». Глава турецкого МВД обвинил Вашингтон и других партнеров Турции по НАТО в оказании поддержки РПК. «Налицо неискренность ряда наших так называемых союзников, которые либо укрывают террористов у себя, либо на оккупированных ими территориях позволяют им существовать, либо из своих сенатов официально отправляют им деньги», – отметил Сойлу, добавив: «Реакция на это послание будет очень четкой. Она проявится в ближайшем будущем, даст Бог».

Фактически, из уст турецкого министра внутренних дел в адрес Соединенных Штатов прозвучал откровенный ультиматум с призывом отказаться от поддержки РПК и других отрядов, аффилированных с этой организацией.

Кроме того, стамбульский теракт, судя по всему, повлияет и на дискуссию о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО. Турция недовольна тем, что эти скандинавские государства предоставляют убежище её противникам, в том числе, сторонникам РПК. Соответственно, Турция отказывается ратифицировать договор об их вступлении в Североатлантический альянс, пока те не продемонстрируют конкретные действия в вопросе борьбы с РПК. Теперь Анкара, естественно, будет гораздо жестче подходить к этому вопросу и требовать выдачи всех тех, кто с её точки зрения причастен к деятельности РПК. В противном случае, процесс их присоединения к НАТО будет заморожен.

Почему США прибегли к крайним методам?

По мнению ряда экспертов, это связано с тем, что США на фоне последних дипломатических успехов Турции стремительно теряют рычаги давления на неё. Раньше, например, ультимативных требований Вашингтона было достаточно для определенной корректировки турецких действий в Сирии. Достаточно вспомнить заявления экс-президента США Дональда Трампа, когда он пригрозил Турции «стереть с лица земли» её экономику в случае продолжения боевых действий в Сирии, после которых турецкая операция фактически была приостановлена. Следует отметить, что ранее по вопросу турецких военных действий в Сирии, особенно в контексте операции «Источник мира», крупнейшие игроки арабского мира также выражали солидарность с Соединенными Штатами.

Сейчас же ситуация кардинально изменилась. Анкара смогла поставить в зависимость от своих национальных интересов вопрос о расширении НАТО на Восток, а также ей удалось нормализовать отношения с Эр-Риядом и Абу-Даби, которые в прошлом проявляли интерес к поддержке курдских вооруженных формирований в Сирии. Ну и самое главное, взвешенная политика Турции в отношении РФ в период активной (вооруженной) фазы украинского конфликта и её отказ от присоединения к антироссийским санкциям начали давать заметные политические и экономические плоды. Сегодня при помощи России Турция реализует давнюю мечту – укрепляет свою международную роль в качестве регионального суперхаба, через который осуществляются международные поставки энергоресурсов, а также продовольственных и других сырьевых и промышленных товаров.

Об идее создания газового коридора для преодоления энергетического кризиса в Европе, вызванного ограничением поставок российского природного газа, сообщалось еще в начале августа текущего года. В более конкретной форме это предложение было озвучено Владимиром Путиным 12 октября 2022 года (за день до его встречи с Эрдоганом в Астане) в ходе форума «Российская энергетическая неделя» в Москве.

Таким образом, можно предположить, что в условиях укрепления международных позиций Турции, её требовательность к США в обозримой перспективе будет возрастать. Очевидно, что Вашингтону в таких условиях просто придется идти на уступки. Так, например, по вопросу о предоставлении американской помощи в вопросе обновления и модернизации турецкого авиапарка истребителей F-16, Эрдоган уже заручился уступками Байдена. Турецкие эксперты отмечают, что США таким раскладом очень недовольны и пытаются всячески изменить ход развития событий, прибегая, в том числе, к крайним мерам.

Стамбульский теракт как «террор нового поколения»

После стамбульского теракта в турецких СМИ вновь стали обращать внимание на масштабы угрозы, нависшей над Турцией в связи с её политикой в отношении Сирии. Так, журналист Эртугрул Озкёк в своей статье, опубликованной на сайте телеканала «BİZİM TV», написал о том, что в Турции на самом деле не 5 миллионов беженцев, а 10 миллионов. Поскольку, пишет он, если на данный момент внутри Турции проживает порядка 5 млн. сирийцев, то примерно столько же находится по другую сторону турецко-сирийской границы на территориях, подконтрольных Турции. Им, по утверждению, Озкёка, предоставлена возможность беспрепятственного перемещения через сирийско-турецкую границу.

Более того, убежден Озкёк, Турция сегодня столкнулась не только с новой угрозой, но и с «террором нового поколения». В частности, если раньше взрывы от имени РПК совершали, как правило, курды, придерживающиеся ультралевых взглядов, то сегодня, как в случае со стамбульским инцидентом, исполнителем теракта от имени РПК может оказаться «ухоженная девушка арабского происхождения». То есть, терроризм – это уже не особая форма борьбы, взятая на вооружение определенной радикальной религиозной, этнической или идеологической группой людей, а инструмент вмешательства различных акторов международных отношений во внутренние дела государства.

Данные обстоятельства требуют от Анкары резких перемен, в том числе, во внешней политике. То есть, ответом на «террор нового поколения» должна стать, по словам Озкёка, «внешняя политика нового поколения». Это важно и с экономической точки зрения. Поскольку «каждый куруш, потраченный на сирийцев, фактически изымается из расходов, направленных на благополучие, здравоохранение, образование, безопасность и улучшение качества жизни турецких граждан». Анкаре, согласно выводам турецкого журналиста, в сегодняшних условиях необходимо, наконец, отказаться от знака «Рабиа» и сесть за стол переговоров с Башаром Асадом. Именно такой подход, по убеждению Озкёка, позволит Турции восстановить безопасность в стране и найти общее решение острых проблем. С его тезисами согласны и другие известные журналисты Турции, в том числе, колумнист газеты «Миллиет» Гюнери Дживаоглу и другие обозреватели.

Последствия теракта с внутриполитической точки зрения

В начале ноября 2022 года члены парламентских фракций правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Демократической партии народов (ДПН) провели переговоры. Представители партии Эрдогана презентовали проект поправок в Конституцию страны, которые должны законодательно защитить право женщин на ношение хиджаба. Но общественность восприняла эти переговоры как повод для начала политического торга между ними. Считалось, что предметом политического торга является получение правящей партией поддержки со стороны ДПН для организации референдума о закреплении в турецкой Конституции права женщин носить хиджаб взамен на возобновление переговорного процесса с прокурдскими политическими организациями. Ситуация осложнена тем, что подавляющая часть турецкого общества относится к ДПН негативно, рассматривая её в качестве политического крыла РПК. После теракта попытки ПСР улучшить отношения с ДПН натолкнулись на практически непреодолимую преграду в виде резкого роста негативного отношения к возобновлению процесса мирного урегулирования курдской проблемы. Таким образом, можно предположить, что в Турции и впредь будут доминировать силовые методы решения курдского вопроса.

Очевидно также и то, что стамбульский теракт сыграл на руку тем, кто выступает за недопустимость открытости сирийско-турецкой границы. Некоторые турецкие политические партии уже опубликовали свои требования к властям о необходимости выявления и депортации нелегальных иммигрантов, а также о немедленном отказе от политики «открытых дверей» в отношении, прежде всего, сирийских беженцев.

Многие эксперты связывают рост террористической угрозы в Турции с миграционной проблемой в стране. Стамбульский теракт фактически вновь активизировал дискурс о неэффективности нынешней миграционной политики Анкары. Интересно, что оппозиционные партии используют данный дискурс с целью критики действующих властей. Таким образом, если в 2015 году, после теракта в Суруче, общество объединилось вокруг фигуры Эрдогана и поддержало его на повторных выборах ПСР, то сейчас основные оппозиционные партии не торопятся выражать свою солидарность с правящей партией. То есть, эффект деполитизации 2015 года на сей раз не сработал. Многие аналитики объясняют этот феномен возросшим вмешательством США во внутренние дела Турции, обращая внимание на регулярные встречи американских дипломатов с лидерами турецких оппозиционных партий в условиях фактически стартовавшей в стране предвыборной гонки. Как известно, очередные президентские и парламентские выборы в Турции должны состояться 18 июня 2023 года. Американский президент Байден еще накануне своего избрания заявлял о поддержке оппозиционных лидеров и стремлении свергнуть Эрдогана. Но пока все усилия США оказывались тщетными.