идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

О раскладе политических сил в Турции за год до парламентских и президентских выборов

фото: anahaberyorum.com
17 июня 2022
Амур ГаджиевАмур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

В Турции в июне 2023 года должны состояться очередные президентские и парламентские выборы. Предыдущие подобные выборы, ознаменовавшие собой начало новой страницы в политической истории страны, прошли 24 июня 2018 года. Став первыми после конституционного референдума о расширении полномочий президента, состоявшегося в апреле 2017-го, выборы 2018 года формально явились последним этапом на пути к созданию президентской республики. За прошедшие четыре года турецкий народ получил возможность оценить преимущества и недостатки новой формы государственного управления.

Согласно результатам опроса о текущих избирательных тенденциях в стране, проведенного Центром социально-политических полевых исследований в двадцати турецких провинциях в начале 2022 года, отвечая на вопрос, какая проблема является важнейшей для Турции, 65,6% респондентов выбрали «экономический кризис и безработицу», 12,5% – «отсутствие демократии», 9,9% – «президентскую систему», 5,6% – «нынешнее состояние правовой системы», 5,3% – «курдский вопрос». На уточняющий вопрос, оценивают ли они систему президентского правления успешной, 60% участников ответили, что считают ее неудачной, тогда как 24,3% дали утвердительный ответ, а 15,7% затруднились с ним.

Когда участников опроса спросили, думают ли они, что экономическая политика правительства Партии справедливости и развития выведет страну из кризиса, 25,9% ответили, что верят в это, 54,1% выразили мнение, что действующим властям это не удастся, 20% затруднились с ответом. На вопрос о необходимости досрочных выборов 56% ответили утвердительно, 24,2% выразили противоположную точку зрения. Такие результаты опросов, во-первых, свидетельствовали об определенном снижении популярности нынешних властей среди граждан, во-вторых, дали оппозиции основания заявить о необходимости в проведении досрочных выборов.

Расклад политических сил

Главное политическое противоборство за год до всеобщих парламентских выборов развернулась между двумя коалициями – «Народным альянсом» и «Национальным блоком».

В «Народный альянс» входят следующие партии: Партия справедливости и развития (ПСР), Партия националистического движения (ПНД), Партия великого единства (ПВЕ).

 В «Национальный блок» вошли следующие партии: Народно-республиканская партия (НРП), Хорошая партия, Партия будущего, Партия демократии и прорыва, Демократическая партия, Партия счастья. Следует отметить, что основное ядро в «Национальном блоке» составляют Народно-республиканская партия и Хорошая партия. Остальные участники – это, по словам экспертов, «миноритарии, которые, скорее, создают впечатление массовости оппозиции действующей в Турции власти, нежели способы всерьез прибавить оппозиционному альянсу голосов избирателей».

На сегодняшний день расклад политических сил в турецком парламенте выглядит следующим образом.

За последний месяц в Турции были опубликованы результаты сразу нескольких опросов, которые стали одними из основных тем повестки дня. Одним из последних результаты опросов на тему политических предпочтений граждан опубликовала компания Yöneylem Araştırma. В ходе опроса, проведенного 2-4 июня 2022 г. с участием 2700 человек из 27 провинций, был задан вопрос «За кого бы вы проголосовали, если парламентские выборы состоялись в это воскресенье?». И вот результаты.

Таким образом, общее количество голосов за «Народный альянс» составило 36,7%. В то время как число поддерживающих «Национальный блок» – 42,7%.

Другая исследовательская компания – ORC, известная своими сбывшимися прогнозами в отношении выборов 2018 года, поделилась результатами майского опроса.

В то время как общее количество голосов за «Народный альянс» (ПСР, ПНД и ПВЕ) составило 36,3%, общее количество голосов НРП и Хорошей партии, составляющих «Национальный блок», составило 44,4 %.

Таким образом, в настоящее время правящая коалиция уступает оппозиции. Вместе с тем следует отметить, что на момент проведения соцопросов кандидат от правящего «Народного альянса» еще не был определен (о том, что им на предстоящих президентских выборах станет действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, стало известно только 4 июня 2022 г. по итогам съезда ПСР).

9 июня Эрдоган подтвердил, что выдвигает свою кандидатуру на пост главы государства на выборах в 2023 году. При этом оппозиционный блок еще выдвинул кандидатуру на пост президента Турции. В связи с этим Эрдоган даже обратился с призывом к лидеру оппозиции Кемалю Кылычдароглу немедленно определиться с выбором.

Текущие проблемы: экономический аспект

Главные проблемы, с которыми сегодня столкнулась Турция, связаны в основном с экономическими сложностями. Призывы провести досрочные выборы звучат именно в связи с экономическими затруднениями в стране, вызванными, главным образом, ослаблением национальной валюты  -турецкой лиры и инфляцией.

Согласно данным Турецкого института статистики, индекс потребительских цен в апреле 2022 года вырос на 7,25% и составил 69,97% в годовом исчислении. А по утверждению независимых экспертов, инфляция уже превысила отметку в 100%. Центральный банк (ЦБ) Турции повысил прогноз по инфляции на конец 2022 года до 42,8% с ранее предусмотренных 23,2%. Напомним, в ноябре прошлого года турецкая лира обвалилась почти на треть по сравнению с началом 2021 г. Причиной тому называют политику ЦБ, который, как считается, под нажимом властей продолжает снижать учетную ставку, составляющую на данный момент 14%. По мнению президента Эрдогана, высокие процентные ставки не дают властям снизить инфляцию и остановить падение лиры. Он неоднократно критиковал Центробанк за отказ снизить ставки. ЦБ же, в свою очередь объяснял, что данный показатель не является основной причиной роста потребительских цен и обесценивания национальной валюты. За три последних года Реджеп Тайип Эрдоган уволил трех руководителей Центрального банка Турции.

По оценкам турецких властей, снизить инфляцию можно, повысив процентные ставки, но тогда сократится производство. Аналитики предупреждают, что экономическая политика правительства, направленная на рост и проводимая в преддверии выборов, неустойчива и может стать причиной системного экономического кризиса. Однако в правительстве  Турции ожидают, что к концу текущего года будет замедление годовой инфляции до уровня ниже 50% и до 19,9% к концу 2023 года.

Согласно опросу, проведенного исследовательским агентством Metropoll в мае 2022 года, примерно 6 из каждых 10 турецких избирателей не верят, что Реджеп Тайип Эрдоган может решить экономические проблемы страны. В общей сложности 59% опрошенных ответили отрицательно на вопрос «Считаете ли вы, что Эрдоган может решить экономические проблемы?», 39% заявили, что верят в способность президента улучшить экономику. Примечательно при этом, что более половины опрошенных, а именно 53,2%, не верят, что и оппозиционные партии могут решить экономические проблемы Турции.

Таким образом, общая тенденция политических предпочтений турецких избирателей, которая наблюдалась в начале 2022-го, сохраняется и в середине нынешнего года. В настоящее время в общей сложности порядка 42,1% респондентов одобряют действия Эрдогана на посту президента. Надо отметить, что в нынешней сложной экономической обстановке это неплохой показатель, однако он может оказаться недостаточным для победы на предстоящих выборах. Возможно, именно по этой причине турецкие власти и собираются начать военную операцию против курдских сил на севере Сирии.

Очередная успешная операция, результатом которой может стать окончательный удар по планам создания «сирийского Курдистана», могла бы заметно укрепить позиции Эрдогана и его партии накануне предстоящих выборов. В то же время, анализ турецких СМИ показывает, что общественное мнение сейчас меньше всего обеспокоено новым сирийским фронтом – в связи с неоднозначной экономической ситуацией в стране. Более того, военная операция рассматривается в основном в контексте возможного притока новой волны беженцев. И, тем не менее, турецкое военное командование уже находится в приграничных зонах, а на последнем заседании Совета национальной безопасности Турции прошло обсуждение этапов военной операции.

Обнадеживающие перспективы

В решении вопроса стабилизации ситуации в экономике власти Турции возлагают большие надежды на показатели экспорта. В мае 2022 года они выросли на 15,2% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, – до 19 млрд. долларов. По итогам текущего года турецкие власти рассчитывают обеспечить экспорт на уровне 25 млрд. долларов.

Кроме того, определенные надежды правительства связаны с разработкой газовых месторождений в Черном море. На эти цели власти Турции намерены выделить инвестиции в размере 10 млрд. долларов. Сообщается, что в результате Анкара будет способна добывать примерно 14 млрд. кубометров природного газа в год из месторождений в провинции Зонгулдак и из газового месторождения Сакарья. Это также позволит дополнительно создать более 1 тысячи рабочих мест. О том, что Турция обнаружила в Черном море крупные запасы природного газа, стало известно 21 августа 2020 г. К 2023 году ожидается начало его поставок на внутренний рынок.

Хорошие показатели демонстрирует турецкая оборонная промышленность. Легкий штурмовик Hurjet должен «превзойти по тактико-техническим характеристикам американский истребитель пятого поколения F-35». С таким утверждением выступил глава Управления оборонной промышленности Исмаил Демир. Однако он не пояснил, по каким именно ТТХ турецкий штурмовик должен превзойти F-35. Ожидается, что выкатка Hurjet состоится 18 марта 2023 года.

Обращают на себя внимание и амбициозные планы по развитию национальных ВМС. Наиболее перспективными турецкими проектами в сфере военного кораблестроения являются корветы проекта MILGEM и универсальный десантный корабль Anadolu. Предполагается, что уже в перспективе до 2025 года турецкие инженеры и кораблестроители не только существенно нарастят свои компетенции для производства различных типов боевых надводных кораблей, но также будут способны разрабатывать надводные беспилотные системы с элементами искусственного интеллекта.

Кто станет основным конкурентом Эрдогана?

Пока на данный вопрос ответить крайне сложно. «Национальному блоку», состоящему из шести партий с совершенно разными политическими программами, крайне сложно определить единого кандидата на предстоящих президентских выборах. После объявления Реджепа Тайипа Эрдогана официальным кандидатом на пост президента от «Народного альянса», тот направил председателю НРП Кемалю Кылычдароглу 10 вопросов, которые уже были названы аналитиками «первыми стрелами, выпущенными Эрдоганом в сторону оппозиции в рамках его президентской кампании к 2023 году». Расчет Эрдогана очевиден: подтолкнуть Кылычдароглу к тому, чтобы тот выдвинул свою кандидатуру. При этом совершенно понятно, что действующий лидер НРП не тянет на роль основного оппонента Эрдогана.

Главные вопросы турецкого президента к Кемалю Кылычдароглу касаются борьбы с терроризмом, НАТО, Восточного Средиземноморья и Эгейского моря, – то есть национальной безопасности и внешней политики. Эти вопросы тесно связаны с тремя недавними шагами турецкого правительства:

  • Предъявление претензий к Греции, в частности, в связи с милитаризацией при поддержке США греческих островов в Эгейском море;
  • Выдвижение собственных условий для принятия Швеции и Финляндии в состав НАТО, в частности, касающихся снятия ограничений оборонной промышленности против Турции и разделения общих взглядов по борьбе с терроризмом;
  • Подготовка к очередной операции на севере Сирии против прокурдских отрядов народной самообороны.

Похоже, что данные три темы будут в числе главных в политической повестке Турции в течение предстоящей предвыборной гонки.

Надо сказать, что указанные вопросы могут загнать Кылычдароглу в тупик. Поскольку если он покажет, что более националистически настроен в вопросах национальной безопасности, чем Эрдоган, то потеряет курдские голоса. В противном случае – столкнется с критикой за отсутствие приверженности национальным вопросам. Иными словами, турецкий лидер, обращаясь к Кемалю Кылычдароглу, на самом деле обращается к избирателям, показывая, что руководство НРП в угоду своим электоральным интересам готово игнорировать интересы государства и его населения. Более того, оппозиция, со слов Эрдогана, предстает как сторона, которая действует не в интересах турецкого народа, а в интересах внешних сил.

Такое развитие событий говорит о том, что предстоящая президентская предвыборная кампания будет очень напряженной и жестко конкурентной. Различные аргументы, связанные с внешней политикой, национальной безопасностью, экономикой и внутренней политикой, также будут практически неразделимы. Различие между «нами» и «ними», являющееся частью природы политики, проявится во многих областях. Различные политические партии Турции прибегнут к поляризации в попытке укрепить свою электоральную базу. В то же время они будут наращивать позитивную риторику, чтобы вселить надежду в новых потенциальных сторонников, особенно в молодежь и неопределившихся. Таким образом, мы будем наблюдать оба явления одновременно. Тот, кто придумает наиболее удачную политическую смесь, получит наибольшее количество голосов.

Очевидно, что руководство НРП будет активнее использовать так называемый «дух Гези» (протесты на стамбульской площади) для укрепления своей политической базы. «Народный альянс» главную ставку, судя по всему, сделал на внешнюю политику. В оппозиции это понимают. И неспроста уже многие партии с целью демонстрации «истинного национализма/патриотизма» начали критиковать Запад, причем в достаточно жесткой форме.

Продолжая рассматривать вопрос о выдвижении достойного соперника Эрдогану, нельзя не обратить внимание на дискуссию вокруг мэров крупнейших турецких городов – Стамбула и Анкары. Экрем Имамоглу и Мансур Яваш в какое-то время были фаворитами в рядах оппозиции. Являются ли они таковыми сейчас? 20 февраля 2022 года лидер НРП Кемаль Кылычдароглу заявил, что популярные мэры Стамбула и Анкары не будут баллотироваться против Эрдогана на президентских выборах 2023 года. Вместо этого Имамоглу и Яваш, по словам председателя НРП, продолжат управлять двумя крупнейшими городами страны. Хотя Экрем Имамоглу и Мансур Яваш  (оба из НРП), лидировали в прошлогодних опросах Metropoll, набрав 60,4% и 50,7% соответственно. Но, по мнению Кылычдароглу, эти исследования на сегодняшний день «не имеют никакого значения». Более того, он откровенно заявил, что для него было бы честью выступить в качестве единого кандидата от шести объединившихся в оппозиционную коалицию партий.

Данное обстоятельство усиливает предположение о том, что 73-летний Кемаль Кылычдароглу станет единственным кандидатом в президенты от шестипартийного оппозиционного блока. И это несмотря на то, что, согласно опросам, он гораздо менее популярен, чем три других возможных кандидата. Другими словами, Кылычдароглу является для Эрдогана «наиболее удобным» потенциальным кандидатом, которого он смог бы с легкостью победить на предстоящих выборах.

Проанализируем главного потенциального претендента в президенты от оппозиционного блока поподробнее. Кемаль Кылычдароглу уже на протяжении 12 лет руководит НРП – старейшей партией республиканской Турции, созданной Мустафой Кемалем Ататюрком. Под руководством Кылычдароглу партия Ататюрка из националистической и кемалистской превратилась в более прогрессивную и левую силу. Лидер партии отказался от оппозиции хиджабу и попытался навести мосты с другими политическими движениями, в том числе исламистами и консервативными демократами. Ему также удалось убедить турецкую националистическую Хорошую партию и прокурдскую Партию демократии народов поддержать одного и того же кандидата на выборах мэров в 2018 году, где оппозиция впервые за почти два десятилетия победила правящую ПСР в Стамбуле и Анкаре.

В качестве явного сигнала о своей готовности баллотироваться на пост президента Кемаль Кылычдароглу удалил флаги НРП со своего личного аккаунта в Twitter, сохранив только турецкий флаг. Кроме того, теперь он прикрепляет к пиджаку булавку с турецким флагом, снова отодвигая на второй план символы своей партии. В рамках предвыборной программы Кылычдароглу пообещал отправить домой миллионы сирийских беженцев и восстановить дипломатические отношения с президентом Сирии Башаром Асадом. Кылычдароглу не одобряет покупку Турцией российских ЗРС С-400, считая, что это вызвало раскол Анкары с Вашингтоном. Он также заявил, что в случае избрания президентом пересмотрит руководство Центробанка и перестанет вмешиваться в его политику.

По курдскому вопросу позиция Кылычдароглу не так однозначна. Возможно, это связано со спорами между националистическим и социал-демократическим крылами НРП. В 2013 году Кылычдароглу осудил мирные переговоры с Рабочей партией Курдистана (РПК) как часть заговора по созданию «Великого Курдистана», и до недавнего времени партия также последовательно поддерживала военные действия против этой группировки и ее курдско-сирийских союзников. Однако к 2021 году Кемаль Кылычдароглу изменил свою позицию, заявив, что бывший сопредседатель прокурдской ДПН Селахаттин Демирташ находится за решеткой «несправедливо». В сентябре 2021 года он сказал, что ДПН является «законным органом», и назвал ее собеседником для «решения курдского вопроса» в стране.

Будут ли США вмешиваться в предвыборную гонку в Турции?

Важной особенностью начавшейся предвыборной гонки в Турции является откровенное вмешательство Вашингтона и регулярные контакты американских дипломатов с лидерами турецких оппозиционных партий. Еще накануне своего избрания президент США Джо Байден заявил: «Мы должны ясно дать понять, что поддерживаем оппозиционных лидеров, что у нас есть дорожная карта. Мы должны громче говорить о том, что мы думаем. Эрдогана нужно свергнуть путем выборов. Его вышибли в Стамбуле, вышибли и его партию».

В рамках «Саммита за демократию» в декабре 2021 года президент Байден выдвинул «инициативу демократического обновления», которая содержала пять основных положений:

  • Поддержка независимых СМИ;
  • Борьба с коррупцией;
  • Поддержка тех, кто, по мнению США, проводит демократические реформы;
  • Продвижение «технологий ради демократии»;
  • Защита «свободных и честных выборов и политических процессов».

На эти цели выделено 424,4 млн. долларов по линии Госдепартамента США входящему в его структуру Агентству по международному развитию (USAID). Ранее МВД Турции начало расследование в отношении тех, кто получил гранты от связанного с ЦРУ американского фонда Chrest Foundation, который профинансировал 11 турецких ассоциаций и НПО на сумму более 2 млн. долларов.

Примечательно, что новый посол США в Турции Джеффри Флэйк (вручил верительные грамоты 26 января 2022 года) уже успел провести встречи со всеми представителями основных турецких оппозиционных политических партий. Эксперты полагают, что Вашингтон с помощью «мягкой силы» попытается сделать в Турции то, что не смог с помощью «жесткой» в июле 2016 года – отстранить от власти Реджепа Тайипа Эрдогана.

В таких условиях в турецком обществе продолжают нарастать антиамериканские настроения. Это подталкивает в том числе и оппозицию на антизападные выпады. Так, например, Кемаль Кылычдароглу предложил закрыть в стране все военные базы США. В целом, к Вашингтону у Анкары в настоящее время выдвинут целый ряд претензий. Это и требования по снятию санкций, связанных с покупкой российских зенитных ракетных систем С-400, и призывы к отказу от поддержки курдских формирований, и многое другое.

Сотрудничество с Россией как тема дискуссий в ходе предвыборной кампании

На фоне роста в Турции антиамериканских, антинатовских и антизападных настроений достаточно выигрышным выглядит развитие взаимодействия с Россией, причем практически по всем направлениям. По вопросу необходимости развития сотрудничества с Москвой все турецкие политические партии (как входящие в правящий альянс, так и входящие в оппозиционный блок), в целом, придерживаются схожей позиции. Скорее всего, это связано с четким запросом самого турецкого общества. Есть понимание, что Турция – игрок в определенной степени зависимый от России, в частности, в вопросах экономики, торговли, энергетики, туризма и т.д.

В Турции прекрасно помнят, что в условиях резкого снижения туристического потока из РФ в 2015-2016 гг. серьезно пострадала вся туристическая отрасль республики, закрылись сотни гостиниц, турецкие курортные зоны понесли колоссальные убытки. Российский рынок чрезвычайно привлекателен для Турции. И этим объясняется то, что в последнее время в условиях ухода из РФ западных брендов, турки активно наращивают свое присутствие практически во всех сферах.

В Турции понимают, что от позиции Кремля во многом зависит уровень и возможности ее присутствия в ряде регионов, в том числе, в Центральной Азии, на Кавказе, на Ближнем Востоке, в Черноморском регионе и т.д. Между Россией и Турцией эффективно работают международные форматы взаимодействия по Сирии, Ливии, Карабаху.

В настоящее время Турция пытается играть активную посредническую роль в контексте украинского кризиса. Анкара видит в этом возможность укрепления своих позиций на международной арене. Выступая инициатором и посредником в процессе создания нового регионального механизма под эгидой ООН, нацеленного на решение проблем, связанных с глобальной продовольственной безопасностью, Реджеп Тайип Эрдоган получает дополнительную возможность заявить о себе как об ответственном глобальном игроке. Это совершенно новая перспектива для Турции, появившаяся в результате постоянных контактов именно с Российской Федерацией.

Сегодня Анкара стала фактически единственным игроком коллективного Запада, способным одновременно вести нормальный диалог как с Москвой, так и с Киевом. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям и обладает доверием России. Эрдоган максимально пользуется такой привилегией в ходе своего общения с западными странами, требуя от них определенных уступок. Данные дипломатические маневры предоставили Турции важные преимущества, которыми другие ее потенциальные конкуренты по вопросу украинского урегулирования не обладают.

Растущее взаимодействие с РФ может гарантировать президенту Эрдогану успех как внутри страны, так и на международной арене. Данное обстоятельство, безусловно, учитывается в Турции как властями, так и оппозиционными силами. Таким образом, сотрудничество с Россией обещает стать важной и постоянной темой дискуссий в рамках фактически стартовавшей президентской предвыборной гонки в Турции.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

О раскладе политических сил в Турции за год до парламентских и президентских выборов

фото: anahaberyorum.com
17 июня 2022
Амур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

В Турции в июне 2023 года должны состояться очередные президентские и парламентские выборы. Предыдущие подобные выборы, ознаменовавшие собой начало новой страницы в политической истории страны, прошли 24 июня 2018 года. Став первыми после конституционного референдума о расширении полномочий президента, состоявшегося в апреле 2017-го, выборы 2018 года формально явились последним этапом на пути к созданию президентской республики. За прошедшие четыре года турецкий народ получил возможность оценить преимущества и недостатки новой формы государственного управления.

Согласно результатам опроса о текущих избирательных тенденциях в стране, проведенного Центром социально-политических полевых исследований в двадцати турецких провинциях в начале 2022 года, отвечая на вопрос, какая проблема является важнейшей для Турции, 65,6% респондентов выбрали «экономический кризис и безработицу», 12,5% – «отсутствие демократии», 9,9% – «президентскую систему», 5,6% – «нынешнее состояние правовой системы», 5,3% – «курдский вопрос». На уточняющий вопрос, оценивают ли они систему президентского правления успешной, 60% участников ответили, что считают ее неудачной, тогда как 24,3% дали утвердительный ответ, а 15,7% затруднились с ним.

Когда участников опроса спросили, думают ли они, что экономическая политика правительства Партии справедливости и развития выведет страну из кризиса, 25,9% ответили, что верят в это, 54,1% выразили мнение, что действующим властям это не удастся, 20% затруднились с ответом. На вопрос о необходимости досрочных выборов 56% ответили утвердительно, 24,2% выразили противоположную точку зрения. Такие результаты опросов, во-первых, свидетельствовали об определенном снижении популярности нынешних властей среди граждан, во-вторых, дали оппозиции основания заявить о необходимости в проведении досрочных выборов.

Расклад политических сил

Главное политическое противоборство за год до всеобщих парламентских выборов развернулась между двумя коалициями – «Народным альянсом» и «Национальным блоком».

В «Народный альянс» входят следующие партии: Партия справедливости и развития (ПСР), Партия националистического движения (ПНД), Партия великого единства (ПВЕ).

 В «Национальный блок» вошли следующие партии: Народно-республиканская партия (НРП), Хорошая партия, Партия будущего, Партия демократии и прорыва, Демократическая партия, Партия счастья. Следует отметить, что основное ядро в «Национальном блоке» составляют Народно-республиканская партия и Хорошая партия. Остальные участники – это, по словам экспертов, «миноритарии, которые, скорее, создают впечатление массовости оппозиции действующей в Турции власти, нежели способы всерьез прибавить оппозиционному альянсу голосов избирателей».

На сегодняшний день расклад политических сил в турецком парламенте выглядит следующим образом.

За последний месяц в Турции были опубликованы результаты сразу нескольких опросов, которые стали одними из основных тем повестки дня. Одним из последних результаты опросов на тему политических предпочтений граждан опубликовала компания Yöneylem Araştırma. В ходе опроса, проведенного 2-4 июня 2022 г. с участием 2700 человек из 27 провинций, был задан вопрос «За кого бы вы проголосовали, если парламентские выборы состоялись в это воскресенье?». И вот результаты.

Таким образом, общее количество голосов за «Народный альянс» составило 36,7%. В то время как число поддерживающих «Национальный блок» – 42,7%.

Другая исследовательская компания – ORC, известная своими сбывшимися прогнозами в отношении выборов 2018 года, поделилась результатами майского опроса.

В то время как общее количество голосов за «Народный альянс» (ПСР, ПНД и ПВЕ) составило 36,3%, общее количество голосов НРП и Хорошей партии, составляющих «Национальный блок», составило 44,4 %.

Таким образом, в настоящее время правящая коалиция уступает оппозиции. Вместе с тем следует отметить, что на момент проведения соцопросов кандидат от правящего «Народного альянса» еще не был определен (о том, что им на предстоящих президентских выборах станет действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, стало известно только 4 июня 2022 г. по итогам съезда ПСР).

9 июня Эрдоган подтвердил, что выдвигает свою кандидатуру на пост главы государства на выборах в 2023 году. При этом оппозиционный блок еще выдвинул кандидатуру на пост президента Турции. В связи с этим Эрдоган даже обратился с призывом к лидеру оппозиции Кемалю Кылычдароглу немедленно определиться с выбором.

Текущие проблемы: экономический аспект

Главные проблемы, с которыми сегодня столкнулась Турция, связаны в основном с экономическими сложностями. Призывы провести досрочные выборы звучат именно в связи с экономическими затруднениями в стране, вызванными, главным образом, ослаблением национальной валюты  -турецкой лиры и инфляцией.

Согласно данным Турецкого института статистики, индекс потребительских цен в апреле 2022 года вырос на 7,25% и составил 69,97% в годовом исчислении. А по утверждению независимых экспертов, инфляция уже превысила отметку в 100%. Центральный банк (ЦБ) Турции повысил прогноз по инфляции на конец 2022 года до 42,8% с ранее предусмотренных 23,2%. Напомним, в ноябре прошлого года турецкая лира обвалилась почти на треть по сравнению с началом 2021 г. Причиной тому называют политику ЦБ, который, как считается, под нажимом властей продолжает снижать учетную ставку, составляющую на данный момент 14%. По мнению президента Эрдогана, высокие процентные ставки не дают властям снизить инфляцию и остановить падение лиры. Он неоднократно критиковал Центробанк за отказ снизить ставки. ЦБ же, в свою очередь объяснял, что данный показатель не является основной причиной роста потребительских цен и обесценивания национальной валюты. За три последних года Реджеп Тайип Эрдоган уволил трех руководителей Центрального банка Турции.

По оценкам турецких властей, снизить инфляцию можно, повысив процентные ставки, но тогда сократится производство. Аналитики предупреждают, что экономическая политика правительства, направленная на рост и проводимая в преддверии выборов, неустойчива и может стать причиной системного экономического кризиса. Однако в правительстве  Турции ожидают, что к концу текущего года будет замедление годовой инфляции до уровня ниже 50% и до 19,9% к концу 2023 года.

Согласно опросу, проведенного исследовательским агентством Metropoll в мае 2022 года, примерно 6 из каждых 10 турецких избирателей не верят, что Реджеп Тайип Эрдоган может решить экономические проблемы страны. В общей сложности 59% опрошенных ответили отрицательно на вопрос «Считаете ли вы, что Эрдоган может решить экономические проблемы?», 39% заявили, что верят в способность президента улучшить экономику. Примечательно при этом, что более половины опрошенных, а именно 53,2%, не верят, что и оппозиционные партии могут решить экономические проблемы Турции.

Таким образом, общая тенденция политических предпочтений турецких избирателей, которая наблюдалась в начале 2022-го, сохраняется и в середине нынешнего года. В настоящее время в общей сложности порядка 42,1% респондентов одобряют действия Эрдогана на посту президента. Надо отметить, что в нынешней сложной экономической обстановке это неплохой показатель, однако он может оказаться недостаточным для победы на предстоящих выборах. Возможно, именно по этой причине турецкие власти и собираются начать военную операцию против курдских сил на севере Сирии.

Очередная успешная операция, результатом которой может стать окончательный удар по планам создания «сирийского Курдистана», могла бы заметно укрепить позиции Эрдогана и его партии накануне предстоящих выборов. В то же время, анализ турецких СМИ показывает, что общественное мнение сейчас меньше всего обеспокоено новым сирийским фронтом – в связи с неоднозначной экономической ситуацией в стране. Более того, военная операция рассматривается в основном в контексте возможного притока новой волны беженцев. И, тем не менее, турецкое военное командование уже находится в приграничных зонах, а на последнем заседании Совета национальной безопасности Турции прошло обсуждение этапов военной операции.

Обнадеживающие перспективы

В решении вопроса стабилизации ситуации в экономике власти Турции возлагают большие надежды на показатели экспорта. В мае 2022 года они выросли на 15,2% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, – до 19 млрд. долларов. По итогам текущего года турецкие власти рассчитывают обеспечить экспорт на уровне 25 млрд. долларов.

Кроме того, определенные надежды правительства связаны с разработкой газовых месторождений в Черном море. На эти цели власти Турции намерены выделить инвестиции в размере 10 млрд. долларов. Сообщается, что в результате Анкара будет способна добывать примерно 14 млрд. кубометров природного газа в год из месторождений в провинции Зонгулдак и из газового месторождения Сакарья. Это также позволит дополнительно создать более 1 тысячи рабочих мест. О том, что Турция обнаружила в Черном море крупные запасы природного газа, стало известно 21 августа 2020 г. К 2023 году ожидается начало его поставок на внутренний рынок.

Хорошие показатели демонстрирует турецкая оборонная промышленность. Легкий штурмовик Hurjet должен «превзойти по тактико-техническим характеристикам американский истребитель пятого поколения F-35». С таким утверждением выступил глава Управления оборонной промышленности Исмаил Демир. Однако он не пояснил, по каким именно ТТХ турецкий штурмовик должен превзойти F-35. Ожидается, что выкатка Hurjet состоится 18 марта 2023 года.

Обращают на себя внимание и амбициозные планы по развитию национальных ВМС. Наиболее перспективными турецкими проектами в сфере военного кораблестроения являются корветы проекта MILGEM и универсальный десантный корабль Anadolu. Предполагается, что уже в перспективе до 2025 года турецкие инженеры и кораблестроители не только существенно нарастят свои компетенции для производства различных типов боевых надводных кораблей, но также будут способны разрабатывать надводные беспилотные системы с элементами искусственного интеллекта.

Кто станет основным конкурентом Эрдогана?

Пока на данный вопрос ответить крайне сложно. «Национальному блоку», состоящему из шести партий с совершенно разными политическими программами, крайне сложно определить единого кандидата на предстоящих президентских выборах. После объявления Реджепа Тайипа Эрдогана официальным кандидатом на пост президента от «Народного альянса», тот направил председателю НРП Кемалю Кылычдароглу 10 вопросов, которые уже были названы аналитиками «первыми стрелами, выпущенными Эрдоганом в сторону оппозиции в рамках его президентской кампании к 2023 году». Расчет Эрдогана очевиден: подтолкнуть Кылычдароглу к тому, чтобы тот выдвинул свою кандидатуру. При этом совершенно понятно, что действующий лидер НРП не тянет на роль основного оппонента Эрдогана.

Главные вопросы турецкого президента к Кемалю Кылычдароглу касаются борьбы с терроризмом, НАТО, Восточного Средиземноморья и Эгейского моря, – то есть национальной безопасности и внешней политики. Эти вопросы тесно связаны с тремя недавними шагами турецкого правительства:

  • Предъявление претензий к Греции, в частности, в связи с милитаризацией при поддержке США греческих островов в Эгейском море;
  • Выдвижение собственных условий для принятия Швеции и Финляндии в состав НАТО, в частности, касающихся снятия ограничений оборонной промышленности против Турции и разделения общих взглядов по борьбе с терроризмом;
  • Подготовка к очередной операции на севере Сирии против прокурдских отрядов народной самообороны.

Похоже, что данные три темы будут в числе главных в политической повестке Турции в течение предстоящей предвыборной гонки.

Надо сказать, что указанные вопросы могут загнать Кылычдароглу в тупик. Поскольку если он покажет, что более националистически настроен в вопросах национальной безопасности, чем Эрдоган, то потеряет курдские голоса. В противном случае – столкнется с критикой за отсутствие приверженности национальным вопросам. Иными словами, турецкий лидер, обращаясь к Кемалю Кылычдароглу, на самом деле обращается к избирателям, показывая, что руководство НРП в угоду своим электоральным интересам готово игнорировать интересы государства и его населения. Более того, оппозиция, со слов Эрдогана, предстает как сторона, которая действует не в интересах турецкого народа, а в интересах внешних сил.

Такое развитие событий говорит о том, что предстоящая президентская предвыборная кампания будет очень напряженной и жестко конкурентной. Различные аргументы, связанные с внешней политикой, национальной безопасностью, экономикой и внутренней политикой, также будут практически неразделимы. Различие между «нами» и «ними», являющееся частью природы политики, проявится во многих областях. Различные политические партии Турции прибегнут к поляризации в попытке укрепить свою электоральную базу. В то же время они будут наращивать позитивную риторику, чтобы вселить надежду в новых потенциальных сторонников, особенно в молодежь и неопределившихся. Таким образом, мы будем наблюдать оба явления одновременно. Тот, кто придумает наиболее удачную политическую смесь, получит наибольшее количество голосов.

Очевидно, что руководство НРП будет активнее использовать так называемый «дух Гези» (протесты на стамбульской площади) для укрепления своей политической базы. «Народный альянс» главную ставку, судя по всему, сделал на внешнюю политику. В оппозиции это понимают. И неспроста уже многие партии с целью демонстрации «истинного национализма/патриотизма» начали критиковать Запад, причем в достаточно жесткой форме.

Продолжая рассматривать вопрос о выдвижении достойного соперника Эрдогану, нельзя не обратить внимание на дискуссию вокруг мэров крупнейших турецких городов – Стамбула и Анкары. Экрем Имамоглу и Мансур Яваш в какое-то время были фаворитами в рядах оппозиции. Являются ли они таковыми сейчас? 20 февраля 2022 года лидер НРП Кемаль Кылычдароглу заявил, что популярные мэры Стамбула и Анкары не будут баллотироваться против Эрдогана на президентских выборах 2023 года. Вместо этого Имамоглу и Яваш, по словам председателя НРП, продолжат управлять двумя крупнейшими городами страны. Хотя Экрем Имамоглу и Мансур Яваш  (оба из НРП), лидировали в прошлогодних опросах Metropoll, набрав 60,4% и 50,7% соответственно. Но, по мнению Кылычдароглу, эти исследования на сегодняшний день «не имеют никакого значения». Более того, он откровенно заявил, что для него было бы честью выступить в качестве единого кандидата от шести объединившихся в оппозиционную коалицию партий.

Данное обстоятельство усиливает предположение о том, что 73-летний Кемаль Кылычдароглу станет единственным кандидатом в президенты от шестипартийного оппозиционного блока. И это несмотря на то, что, согласно опросам, он гораздо менее популярен, чем три других возможных кандидата. Другими словами, Кылычдароглу является для Эрдогана «наиболее удобным» потенциальным кандидатом, которого он смог бы с легкостью победить на предстоящих выборах.

Проанализируем главного потенциального претендента в президенты от оппозиционного блока поподробнее. Кемаль Кылычдароглу уже на протяжении 12 лет руководит НРП – старейшей партией республиканской Турции, созданной Мустафой Кемалем Ататюрком. Под руководством Кылычдароглу партия Ататюрка из националистической и кемалистской превратилась в более прогрессивную и левую силу. Лидер партии отказался от оппозиции хиджабу и попытался навести мосты с другими политическими движениями, в том числе исламистами и консервативными демократами. Ему также удалось убедить турецкую националистическую Хорошую партию и прокурдскую Партию демократии народов поддержать одного и того же кандидата на выборах мэров в 2018 году, где оппозиция впервые за почти два десятилетия победила правящую ПСР в Стамбуле и Анкаре.

В качестве явного сигнала о своей готовности баллотироваться на пост президента Кемаль Кылычдароглу удалил флаги НРП со своего личного аккаунта в Twitter, сохранив только турецкий флаг. Кроме того, теперь он прикрепляет к пиджаку булавку с турецким флагом, снова отодвигая на второй план символы своей партии. В рамках предвыборной программы Кылычдароглу пообещал отправить домой миллионы сирийских беженцев и восстановить дипломатические отношения с президентом Сирии Башаром Асадом. Кылычдароглу не одобряет покупку Турцией российских ЗРС С-400, считая, что это вызвало раскол Анкары с Вашингтоном. Он также заявил, что в случае избрания президентом пересмотрит руководство Центробанка и перестанет вмешиваться в его политику.

По курдскому вопросу позиция Кылычдароглу не так однозначна. Возможно, это связано со спорами между националистическим и социал-демократическим крылами НРП. В 2013 году Кылычдароглу осудил мирные переговоры с Рабочей партией Курдистана (РПК) как часть заговора по созданию «Великого Курдистана», и до недавнего времени партия также последовательно поддерживала военные действия против этой группировки и ее курдско-сирийских союзников. Однако к 2021 году Кемаль Кылычдароглу изменил свою позицию, заявив, что бывший сопредседатель прокурдской ДПН Селахаттин Демирташ находится за решеткой «несправедливо». В сентябре 2021 года он сказал, что ДПН является «законным органом», и назвал ее собеседником для «решения курдского вопроса» в стране.

Будут ли США вмешиваться в предвыборную гонку в Турции?

Важной особенностью начавшейся предвыборной гонки в Турции является откровенное вмешательство Вашингтона и регулярные контакты американских дипломатов с лидерами турецких оппозиционных партий. Еще накануне своего избрания президент США Джо Байден заявил: «Мы должны ясно дать понять, что поддерживаем оппозиционных лидеров, что у нас есть дорожная карта. Мы должны громче говорить о том, что мы думаем. Эрдогана нужно свергнуть путем выборов. Его вышибли в Стамбуле, вышибли и его партию».

В рамках «Саммита за демократию» в декабре 2021 года президент Байден выдвинул «инициативу демократического обновления», которая содержала пять основных положений:

  • Поддержка независимых СМИ;
  • Борьба с коррупцией;
  • Поддержка тех, кто, по мнению США, проводит демократические реформы;
  • Продвижение «технологий ради демократии»;
  • Защита «свободных и честных выборов и политических процессов».

На эти цели выделено 424,4 млн. долларов по линии Госдепартамента США входящему в его структуру Агентству по международному развитию (USAID). Ранее МВД Турции начало расследование в отношении тех, кто получил гранты от связанного с ЦРУ американского фонда Chrest Foundation, который профинансировал 11 турецких ассоциаций и НПО на сумму более 2 млн. долларов.

Примечательно, что новый посол США в Турции Джеффри Флэйк (вручил верительные грамоты 26 января 2022 года) уже успел провести встречи со всеми представителями основных турецких оппозиционных политических партий. Эксперты полагают, что Вашингтон с помощью «мягкой силы» попытается сделать в Турции то, что не смог с помощью «жесткой» в июле 2016 года – отстранить от власти Реджепа Тайипа Эрдогана.

В таких условиях в турецком обществе продолжают нарастать антиамериканские настроения. Это подталкивает в том числе и оппозицию на антизападные выпады. Так, например, Кемаль Кылычдароглу предложил закрыть в стране все военные базы США. В целом, к Вашингтону у Анкары в настоящее время выдвинут целый ряд претензий. Это и требования по снятию санкций, связанных с покупкой российских зенитных ракетных систем С-400, и призывы к отказу от поддержки курдских формирований, и многое другое.

Сотрудничество с Россией как тема дискуссий в ходе предвыборной кампании

На фоне роста в Турции антиамериканских, антинатовских и антизападных настроений достаточно выигрышным выглядит развитие взаимодействия с Россией, причем практически по всем направлениям. По вопросу необходимости развития сотрудничества с Москвой все турецкие политические партии (как входящие в правящий альянс, так и входящие в оппозиционный блок), в целом, придерживаются схожей позиции. Скорее всего, это связано с четким запросом самого турецкого общества. Есть понимание, что Турция – игрок в определенной степени зависимый от России, в частности, в вопросах экономики, торговли, энергетики, туризма и т.д.

В Турции прекрасно помнят, что в условиях резкого снижения туристического потока из РФ в 2015-2016 гг. серьезно пострадала вся туристическая отрасль республики, закрылись сотни гостиниц, турецкие курортные зоны понесли колоссальные убытки. Российский рынок чрезвычайно привлекателен для Турции. И этим объясняется то, что в последнее время в условиях ухода из РФ западных брендов, турки активно наращивают свое присутствие практически во всех сферах.

В Турции понимают, что от позиции Кремля во многом зависит уровень и возможности ее присутствия в ряде регионов, в том числе, в Центральной Азии, на Кавказе, на Ближнем Востоке, в Черноморском регионе и т.д. Между Россией и Турцией эффективно работают международные форматы взаимодействия по Сирии, Ливии, Карабаху.

В настоящее время Турция пытается играть активную посредническую роль в контексте украинского кризиса. Анкара видит в этом возможность укрепления своих позиций на международной арене. Выступая инициатором и посредником в процессе создания нового регионального механизма под эгидой ООН, нацеленного на решение проблем, связанных с глобальной продовольственной безопасностью, Реджеп Тайип Эрдоган получает дополнительную возможность заявить о себе как об ответственном глобальном игроке. Это совершенно новая перспектива для Турции, появившаяся в результате постоянных контактов именно с Российской Федерацией.

Сегодня Анкара стала фактически единственным игроком коллективного Запада, способным одновременно вести нормальный диалог как с Москвой, так и с Киевом. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям и обладает доверием России. Эрдоган максимально пользуется такой привилегией в ходе своего общения с западными странами, требуя от них определенных уступок. Данные дипломатические маневры предоставили Турции важные преимущества, которыми другие ее потенциальные конкуренты по вопросу украинского урегулирования не обладают.

Растущее взаимодействие с РФ может гарантировать президенту Эрдогану успех как внутри страны, так и на международной арене. Данное обстоятельство, безусловно, учитывается в Турции как властями, так и оппозиционными силами. Таким образом, сотрудничество с Россией обещает стать важной и постоянной темой дискуссий в рамках фактически стартовавшей президентской предвыборной гонки в Турции.