идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

О новой роли Анкары в мировой политике сквозь призму развития российско-турецких отношений

фото: Shutterstock
28 сентября 2022
Амур ГаджиевАмур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

Выступая в ходе общеполитической дискуссии на 77-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, отметив последние успехи турецкой дипломатии, вновь заявил о стремлении Анкары играть более весомую роль в мировых делах. По его убеждению, внешняя политика современной Турции стала более ответственной, более самостоятельной и более многовекторной. Рассмотрим основные особенности современной внешнеполитической стратегии Турции и попытаемся проанализировать её эволюцию сквозь призму развития российско-турецких отношений.

Поворотным моментом в турецкой внешней политике принято считать  2016 год, когда произошло слияние теоретических наработок «стратегической глубины» экс-премьера Ахмета Давутоглу и «голубой родины» отставного адмирала Джема Гюрдениза с последующим доминированием геополитических идей последнего. Именно тогда в системе взаимоотношений Анкары с глобальными игроками произошли существенные изменения. Кардинальные перемены коснулись как концептуальных основ турецкой внешней политики, так и инструментария её реализации. Начался ускоренный отход внешнеполитической стратегии от догматических установок идеализма в сторону прагматического мировоззрения реализма. Оперативное реагирование на ситуацию и события в регионе с одновременным использованием элементов мягкой и жесткой силы стало неотъемлемой особенностью региональной политики Анкары в послепутчевский период.

Турция за последние шесть лет не только укрепила свое региональное значение, расширив влияние на соседние страны, но и заявила о себе как об игроке с претензиями на постоянное участие в системе глобального управления. Об этой принципиально новой роли Турция заявляет практически на всех международных площадках. «Мир больше пяти» стал сегодня фактически лозунгом турецких властей.

Современное состояние российско-турецких отношений

В российско-турецких отношениях за последние годы произошло много нового: созданы совместные институты и механизмы двустороннего взаимодействия, такие как Совет сотрудничества высшего уровня (ССВУ), Комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, Общественный форум, Группа стратегического планирования и т.д. На совместной основе реализованы и реализуются такие мегапроекты, как газопровод «Турецкий поток», АЭС «Аккую», локализация производства военной техники. Подписаны соответствующие соглашения о создании Совместного инвестиционного фонда и об осуществлении взаимных расчетов в национальной валюте. Благодаря интенсивному взаимодействию двух стран достигнуты значимые успехи в решении международных проблем в рамках Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), «астанинского процесса» и т.д. 

Таков далеко не полный перечень направлений российско-турецкого взаимодействия, определяющих развитие двусторонних связей. Растущие российско-турецкие контакты без преувеличения открывают новые горизонты в рамках укрепления нового мирового порядка – по-настоящему многополярного мира с опорой на механизмы регионального, межрегионального и глобального взаимодействия.

Без всяких сомнений российско-турецкое сотрудничество в отдельных сферах уже достигло стратегического уровня. Поступательное развитие двусторонних контактов к полноформатному стратегическому партнерству продолжается. Для этого имеются все необходимые ресурсы, политическая воля, и это обусловлено как объективными факторами, так и наличием общих угроз.

На пути к полноформатному стратегическому партнерству

Современные тенденции в развитии российско-турецких связей нуждаются в глубоком экспертном осмыслении. Особенно это актуально в целом ряде сфер.

В первую очередь это касается вопросов безопасности. Сегодня, как известно, между Москвой и Анкарой, помимо традиционных сфер двустороннего взаимодействия, развиваются партнерские контакты, в том числе по таким направлениям как оборонная промышленность и безопасность. Намечены амбициозные задачи по реализации совместных проектов в области военно-технического сотрудничества, расширены двусторонние связи по линии правоохранительных органов и специальных служб.

Успешные результаты взаимодействия силовых структур двух государств в Сирии демонстрируют эффективность и перспективность совместных усилий в борьбе с терроризмом. Москва и Анкара активно сотрудничают в вопросах формирования новой архитектуры безопасности на Ближнем Востоке. Власти обоих государств неоднократно заявляли о развитии партнерства, особенно в таких сферах как противодействие наркобизнесу и киберпреступности.

Другой важной составляющей российско-турецкого сотрудничества является взаимодействие в области СМИ. На наш взгляд, для развития контактов в этой сфере необходимы конкретные шаги по следующим направлениям:

  • установление постоянной прямой коммуникации между корреспондентами и обозревателями средств массовой информации двух стран;
  • создание общей базы экспертов в области международной повестки и российско-турецких отношений;
  • изучение перспектив формирования российско-турецкого совета по СМИ;
  • совместный анализ проблем информационного противоборства в мировом медиапространстве;
  • взаимодействие между российскими и турецкими СМИ по формированию собственной двусторонней повестки в условиях растущего внешнего давления и участившихся случаев кибератак;
  • развитие межрегиональных связей между средствами массовой информации двух стран;
  • разработка технических условий для взаимодействия с целью создания заслона против fake news, поступающих из третьих стран;
  • создание постоянной платформы, объединяющей журналистов двух стран.

Еще одно направление – это развитие бизнес-контактов между бизнесменами России и Турции. Следует подумать о том, как нарастить сотрудничество между представителями малого и среднего бизнеса двух стран. Для этого можно было бы провести рабочее совещание с привлечением ключевых фигур турецкого бизнес-сообщества в России и представителей соответствующих ведомств, экспертов и т.д.

Далее – это контакты по линии Российско-Турецкого форума общественности (РТФО), которые в настоящее время, судя по всему, временно заморожены. А когда нет контактов между общественниками двух стран, то нет между ними и «сверки часов», нет координации – и как результат этой паузы – углубление расхождений позиций и взглядов по целому ряду вопросов, в том числе, по ситуации на Украине.

Перспективы

Безусловно, России нужна такая Турция, в которой заинтересованы сами турки. Москва не экспортирует ни демократию, ни традиционализм. Какой строй выберут турки, тот строй и будет самой устойчивой формой их государства. И такое государство будет способно выстраивать нормальные стратегические отношения с соседями, в том числе и с Россией.

Если сегодня Реджеп Тайип Эрдоган пользуется поддержкой половины турецкого общества, а его политические противники расколоты и между ними больше противоречий, чем общего – значит именно Эрдоган олицетворяет собой выбор народа Турции. И Россия будет работать именно с ним, не закрывая при этом глаза на все существующие разногласия по конкретным геополитическим вопросам.

К тому же, по той же Сирии, например, российско-турецкие противоречия, хотя формально и существуют, в реальности же носят тактический характер. И Москве, и Анкаре нужна единая стабильная Сирия, в которой будет найден баланс между различными национальными и конфессиональными группами. А вот общих стратегических целей у России и Турции – предостаточно.

Сегодняшняя ситуация в турецкой внешней политике и возросший интерес к России не возникли исключительно после попытки военного переворота в Турции. Это результат длительной, естественной и последовательной трансформации. И способствовал тому целый ряд факторов. Нельзя сказать, что развитие российско-турецких отношений продиктовано реакцией на отсутствие понимания у западных держав. И в своих выступлениях турецкие лидеры неоднократно об этом подчеркивали, отмечая, что укрепление евразийского, и в частности, российского вектора – это не ситуативный ответ Западу, а одно из главных условий многовекторности внешней политики Турции.

С нашей точки зрения, развитие отношений с Россией продиктовано гораздо более глубинными факторами, такими, как национальная безопасность и национальные интересы. В Турции прекрасно понимают, что Россия – не угроза её национальной безопасности. Напротив, развитие контактов с Россией отвечает национальным интересам Турции. Важно подчеркнуть, что ни одно действие современного Российского государства не было направлено против жизненно важных интересов Турецкой Республики. Наше сегодняшнее взаимодействие характеризуется как многоплановое партнерство, достигшее в некоторых сферах стратегического уровня.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

О новой роли Анкары в мировой политике сквозь призму развития российско-турецких отношений

фото: Shutterstock
28 сентября 2022
Амур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

Выступая в ходе общеполитической дискуссии на 77-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, отметив последние успехи турецкой дипломатии, вновь заявил о стремлении Анкары играть более весомую роль в мировых делах. По его убеждению, внешняя политика современной Турции стала более ответственной, более самостоятельной и более многовекторной. Рассмотрим основные особенности современной внешнеполитической стратегии Турции и попытаемся проанализировать её эволюцию сквозь призму развития российско-турецких отношений.

Поворотным моментом в турецкой внешней политике принято считать  2016 год, когда произошло слияние теоретических наработок «стратегической глубины» экс-премьера Ахмета Давутоглу и «голубой родины» отставного адмирала Джема Гюрдениза с последующим доминированием геополитических идей последнего. Именно тогда в системе взаимоотношений Анкары с глобальными игроками произошли существенные изменения. Кардинальные перемены коснулись как концептуальных основ турецкой внешней политики, так и инструментария её реализации. Начался ускоренный отход внешнеполитической стратегии от догматических установок идеализма в сторону прагматического мировоззрения реализма. Оперативное реагирование на ситуацию и события в регионе с одновременным использованием элементов мягкой и жесткой силы стало неотъемлемой особенностью региональной политики Анкары в послепутчевский период.

Турция за последние шесть лет не только укрепила свое региональное значение, расширив влияние на соседние страны, но и заявила о себе как об игроке с претензиями на постоянное участие в системе глобального управления. Об этой принципиально новой роли Турция заявляет практически на всех международных площадках. «Мир больше пяти» стал сегодня фактически лозунгом турецких властей.

Современное состояние российско-турецких отношений

В российско-турецких отношениях за последние годы произошло много нового: созданы совместные институты и механизмы двустороннего взаимодействия, такие как Совет сотрудничества высшего уровня (ССВУ), Комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, Общественный форум, Группа стратегического планирования и т.д. На совместной основе реализованы и реализуются такие мегапроекты, как газопровод «Турецкий поток», АЭС «Аккую», локализация производства военной техники. Подписаны соответствующие соглашения о создании Совместного инвестиционного фонда и об осуществлении взаимных расчетов в национальной валюте. Благодаря интенсивному взаимодействию двух стран достигнуты значимые успехи в решении международных проблем в рамках Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), «астанинского процесса» и т.д. 

Таков далеко не полный перечень направлений российско-турецкого взаимодействия, определяющих развитие двусторонних связей. Растущие российско-турецкие контакты без преувеличения открывают новые горизонты в рамках укрепления нового мирового порядка – по-настоящему многополярного мира с опорой на механизмы регионального, межрегионального и глобального взаимодействия.

Без всяких сомнений российско-турецкое сотрудничество в отдельных сферах уже достигло стратегического уровня. Поступательное развитие двусторонних контактов к полноформатному стратегическому партнерству продолжается. Для этого имеются все необходимые ресурсы, политическая воля, и это обусловлено как объективными факторами, так и наличием общих угроз.

На пути к полноформатному стратегическому партнерству

Современные тенденции в развитии российско-турецких связей нуждаются в глубоком экспертном осмыслении. Особенно это актуально в целом ряде сфер.

В первую очередь это касается вопросов безопасности. Сегодня, как известно, между Москвой и Анкарой, помимо традиционных сфер двустороннего взаимодействия, развиваются партнерские контакты, в том числе по таким направлениям как оборонная промышленность и безопасность. Намечены амбициозные задачи по реализации совместных проектов в области военно-технического сотрудничества, расширены двусторонние связи по линии правоохранительных органов и специальных служб.

Успешные результаты взаимодействия силовых структур двух государств в Сирии демонстрируют эффективность и перспективность совместных усилий в борьбе с терроризмом. Москва и Анкара активно сотрудничают в вопросах формирования новой архитектуры безопасности на Ближнем Востоке. Власти обоих государств неоднократно заявляли о развитии партнерства, особенно в таких сферах как противодействие наркобизнесу и киберпреступности.

Другой важной составляющей российско-турецкого сотрудничества является взаимодействие в области СМИ. На наш взгляд, для развития контактов в этой сфере необходимы конкретные шаги по следующим направлениям:

  • установление постоянной прямой коммуникации между корреспондентами и обозревателями средств массовой информации двух стран;
  • создание общей базы экспертов в области международной повестки и российско-турецких отношений;
  • изучение перспектив формирования российско-турецкого совета по СМИ;
  • совместный анализ проблем информационного противоборства в мировом медиапространстве;
  • взаимодействие между российскими и турецкими СМИ по формированию собственной двусторонней повестки в условиях растущего внешнего давления и участившихся случаев кибератак;
  • развитие межрегиональных связей между средствами массовой информации двух стран;
  • разработка технических условий для взаимодействия с целью создания заслона против fake news, поступающих из третьих стран;
  • создание постоянной платформы, объединяющей журналистов двух стран.

Еще одно направление – это развитие бизнес-контактов между бизнесменами России и Турции. Следует подумать о том, как нарастить сотрудничество между представителями малого и среднего бизнеса двух стран. Для этого можно было бы провести рабочее совещание с привлечением ключевых фигур турецкого бизнес-сообщества в России и представителей соответствующих ведомств, экспертов и т.д.

Далее – это контакты по линии Российско-Турецкого форума общественности (РТФО), которые в настоящее время, судя по всему, временно заморожены. А когда нет контактов между общественниками двух стран, то нет между ними и «сверки часов», нет координации – и как результат этой паузы – углубление расхождений позиций и взглядов по целому ряду вопросов, в том числе, по ситуации на Украине.

Перспективы

Безусловно, России нужна такая Турция, в которой заинтересованы сами турки. Москва не экспортирует ни демократию, ни традиционализм. Какой строй выберут турки, тот строй и будет самой устойчивой формой их государства. И такое государство будет способно выстраивать нормальные стратегические отношения с соседями, в том числе и с Россией.

Если сегодня Реджеп Тайип Эрдоган пользуется поддержкой половины турецкого общества, а его политические противники расколоты и между ними больше противоречий, чем общего – значит именно Эрдоган олицетворяет собой выбор народа Турции. И Россия будет работать именно с ним, не закрывая при этом глаза на все существующие разногласия по конкретным геополитическим вопросам.

К тому же, по той же Сирии, например, российско-турецкие противоречия, хотя формально и существуют, в реальности же носят тактический характер. И Москве, и Анкаре нужна единая стабильная Сирия, в которой будет найден баланс между различными национальными и конфессиональными группами. А вот общих стратегических целей у России и Турции – предостаточно.

Сегодняшняя ситуация в турецкой внешней политике и возросший интерес к России не возникли исключительно после попытки военного переворота в Турции. Это результат длительной, естественной и последовательной трансформации. И способствовал тому целый ряд факторов. Нельзя сказать, что развитие российско-турецких отношений продиктовано реакцией на отсутствие понимания у западных держав. И в своих выступлениях турецкие лидеры неоднократно об этом подчеркивали, отмечая, что укрепление евразийского, и в частности, российского вектора – это не ситуативный ответ Западу, а одно из главных условий многовекторности внешней политики Турции.

С нашей точки зрения, развитие отношений с Россией продиктовано гораздо более глубинными факторами, такими, как национальная безопасность и национальные интересы. В Турции прекрасно понимают, что Россия – не угроза её национальной безопасности. Напротив, развитие контактов с Россией отвечает национальным интересам Турции. Важно подчеркнуть, что ни одно действие современного Российского государства не было направлено против жизненно важных интересов Турецкой Республики. Наше сегодняшнее взаимодействие характеризуется как многоплановое партнерство, достигшее в некоторых сферах стратегического уровня.