идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Фактор Эрдогана: к вопросу о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО

фото: cdn.iha.com.tr
27 мая 2022
Амур ГаджиевАмур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

26 мая 2022 года в Турции под председательством президента Реджепа Тайипа Эрдогана прошло внеочередное заседание Совета национальной безопасности (СНБ). Главными темами, стоявшими на повестке дня, стали вопросы, касающиеся проведения новой военной операции в Сирии с целью завершения создания зоны безопасности у южных границ Турции глубиной 30 км, а также вступление Швеции и Финляндии в НАТО.

По итогам заседания СНБ было опубликовано заявление, в котором подчеркивалось: Турция «неизменно следует духу и законам союзничества в международных альянсах и ожидает такой же ответственности и искренности от своих союзников». «Анкара призывает страны, которые нарушают международное право, поддерживая терроризм, положить конец подобной практике и учесть наши озабоченности в сфере безопасности», – подчеркнули в СНБ, обращаясь к Швеции и Финляндии, против вступления которых в НАТО выступает Турецкая Республика. То есть Анкара аргументирует свою позицию тем, что страна – спонсор терроризма не может стать членом НАТО.

Сразу следует отметить, что Турция придерживается позиции, поддерживающую политику «открытых дверей» НАТО, членом которой она является с 1952 года. В период после «холодной войны» Анкара также активно выступала за присоединение государств бывшего Варшавского договора к Североатлантическому альянсу – как в 1999-м, так и 2004 году. Так что принципиальных возражений против расширения НАТО как такового у Турции нет, однако существуют серьезные претензии к отдельным странам-членам Альянса.

Турецкие требования по существу

Финляндия и Швеция 18 мая 2022 года передали генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенберг  официальные заявки на вступление. Однако Анкара сразу же заблокировала начало процесса рассмотрения указанных заявок, выдвинув при этом три условия: прекращение поддержки этими скандинавскими странами курдских группировок (турецкая сторона считает их террористическими), предоставление четких гарантий безопасности, а также отмена различного рода экспортных запретов в отношении Турции.

Вышеупомянутое заявление Совета национальной безопасности свидетельствует о том, что по последнему условию между Турцией и новыми претендентами на вступление в Альянс достигнута определенная договоренность. Отметим, что за день до заседания СНБ прошли переговоры Турции с делегациями Швеции и Финляндии. Турецкая сторона была представлена официальным представителем президента Ибрагимом Калыном и заместителем министра иностранных дел Седатом Оналом. По итогам переговоров представитель президента Турции заявил, что в ответ на требование Анкары о снятии ограничений на поставку продукции военного назначения со стороны этих двух скандинавских стран, от них были получены «положительные сигналы». Напомним, что в 2019 году Хельсинки и Стокгольм наложили эмбарго на поставки вооружений в Турцию в связи с началом на севере Сирии турецкой трансграничной операции, направленной, главным образом, против прокурдских отрядов народной самообороны (YPG).

Вместе с тем, судя по заявлениям турецких источников, прошедшие переговоры не достигли явного прогресса и завершились без каких-либо сроков их дальнейшего продолжения. «Это непростой процесс», - заявил  Reuters высокопоставленный турецкий чиновник. Он добавил, что Швеция и Финляндия должны предпринять «трудные» шаги, чтобы заручиться поддержкой Анкары.

Очевидно, Турция намерена потребовать выполнения всех своих условий в полном объеме. Так, например, Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Анкара не может сказать «да» членству Финляндии и Швеции в НАТО, поскольку не верит их заверениям по ограничению связей с представителями запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). По словам турецкого президента, Анкара не считает позитивной возможность вступления Стокгольма и Хельсинки в НАТО, так как «эти скандинавские страны являются гостевым домом для террористических организаций». По его убеждению, «ранее предыдущие администрации [Турецкой Республики – А.Г.] допустили ошибку в отношении Греции, а отношение Греции к Турции известно». Президент Эрдоган подчеркнул, что его страна не хочет совершить «вторую ошибку в этом вопросе».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в свою очередь заявил, что «нужно письменное соглашение» со Швецией и Финляндией «о конкретном шаге» этих стран по прекращению поддержки ими терроризма, посчитав, что одних заявлений – особенно со стороны шведских властей – о том, что Стокгольм не оказывает какого-либо содействия в сфере безопасности и финансовой помощи курдским военным и политическим организациям, недостаточно. Слова главы внешнеполитического ведомства Турции сопровождались сообщениями о том, что турецкие силы безопасности в ходе рейда в пещерах на севере Ирака, где укрывались боевики РПК, обнаружили противотанковые гранатометы AT-4 шведского производства.

Также отмечалось, что Швеция решила выделить 376 млн. долларов на поддержку в 2023 году прокурдских отрядов народной самообороны, связанных с РПК, и что Стокгольм уже направил им военное оборудование, включая противотанковые вооружения и беспилотники. С учетом непростой обстановки на Юго-Востоке Турции, а также продолжающейся военной операции «Коготь-Замок» в Ираке и подготовки к новой трансграничной операции в Сирии, позиция Анкары в отношении помощи, оказываемой скандинавскими странами прокурдским формированиям, выглядит достаточно убедительной и обоснованной.

Таким образом, Турция требует от Стокгольма и Хельсинки четких юридических гарантий о том, что они прекратят поддерживать те организации, которые в республике признаны террористическими, откажутся принимать членов этих организаций в национальных парламентах, а также ускорят процедуру выдачи террористов по запросу Анкары (на сегодняшний день 12 боевиков из Финляндии, 21 – из Швеции). Причем это касается не только прокурдских группировок. Прекращения шведской и финской поддержки Анкара требует также в отношении тех организаций и активистов, которых турецкие власти обвиняют в причастности к попытке военного переворота 2016 года, особенно в отношении состоящих или тесно взаимодействующих с «Террористической организацией фетхуллахистов» (FETÖ), возглавляемой Фетхуллахом Гюленом (в настоящее время он находится в США).

Известно, например, что Швеция и Финляндия были в числе тех 10 стран, посольства которых в октябре 2021 года выступили с призывом освободить турецкого правозащитника Османа Кавалу, взятого ранее под стражу «за попытку сменить конституционный строй и сместить действующее правительство». Вслед за этим Эрдоган заявил, что дал указание МИД Турции объявить персонами нон грата послов данных государств. Тогда этот дипломатический кризис был урегулирован только после заявлений указанных посольств о намерении впредь соблюдать принципы Венской конвенции о дипломатических сношениях и приверженности невмешательству во внутренние дела Турции. Но неприятный осадок остался. И теперь Анкара получила возможность диктовать свои требования скандинавским странам по тем вопросам, которые на протяжении многих лет оставались без ответа.

Требования к США и странам ЕС

Одной из главных заинтересованных стран в вопросе вступления Швеции и Финляндии в НАТО являются, безусловно, США. Есть весьма серьезные основания полагать – Анкара ведет определенный торг и с Вашингтоном. Появились сообщения о том, что Турция в рамках переговоров о вступлении двух скандинавских государств в Североатлантический альянс потребовала своего повторного включения в программу производства истребителя пятого поколения F-35, продолжения поставок истребителей F-16 и снятия всех санкций, введенных в связи с закупкой российских зенитных ракетных систем С-400.

В контексте турецко-американских отношений уместно вспомнить активное взаимодействие США с прокурдскими отрядами народной самообороны в Сирии и то недовольство, которое Анкара неоднократно выражала Вашингтону по данному поводу. Известно, что отряды YPG тесно связаны с группировкой РПК, которую и Соединенные Штаты, и Европейский Союз признали «террористической организацией». Тем не менее, формирования YPG в настоящее время являются основными партнерами возглавляемой Вашингтоном международной коалиции по борьбе с ИГИЛ («Исламское государство», «ИГ», террористическая организация, запрещена в РФ). В идеале, как считают турецкие эксперты, США вообще должны отказаться от своего проекта «Большой Курдистан», который потенциально  угрожает территориальной целостности Турции.

Другой особенностью ситуации с нынешней позицией Турции по вступлению скандинавских стран в Североатлантический альянс является то, что Анкара приводит в пример Грецию и Францию. Как известно, эти две страны ранее выходили из военных структур НАТО, однако затем вернулись обратно. Реджеп Тайип Эрдоган назвал одобрение Анкарой заявок Парижа и Афин на возвращение в НАТО большой ошибкой и подчеркнул, что такое больше никогда не повторится. Сегодня Франция и Греция являются теми членами Альянса, с которыми у Турции имеется самое большое число неразрешимых противоречий. Исторические разногласия, особенно с Грецией по поводу раздела акваторий Эгейского и Средиземного морей, отягощенные спорами вокруг газовых месторождений, по-прежнему сохраняются и несут серьезные риски, в том числе военного характера.

Напомним, что Греция вышла из военной части договора НАТО в 1974 году на том основании, что страны Альянса не отреагировали на кипрскую операцию Турции «должным образом». Когда же Афины пожелали вернуться обратно, Анкара очень долго блокировала греческую заявку. И только после переворота 1980 года пришедшая к Турции к власти военная хунта дала «зеленый свет» возвращению Афин в НАТО.

Аналогичная ситуация сложилась и с Францией. В период президентства Шарля де Голля в 1966 году Париж вышел из интегрированной военной структуры НАТО, а полноценное возвращение в Альянс состоялось только в апреле 2009-го. Тогда Анкара вполне могла потребовать от Франции в качестве платы за «входной билет», как минимум, обновления Таможенного союза между ЕС и Турцией, и, как максимум, отказа от идеи применения в отношении Турции статуса привилегированного партнерства (выдвинутого в качестве альтернативы ее полноправному членству в Евросоюзе). 

Торг всегда уместен

Обратимся еще к одному из сравнительно недавних кризисов, когда Анкара решительно выступила против назначения премьер-министра Дании Андерса Фог Расмуссена на пост генерального секретаря НАТО, не простив ему позиции, которую тот занимал в 2006 году во время скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда. После долгих переговоров Турция получила «в качестве компенсации» ряд важных постов как в политических, так и в военных структурах Альянса, после чего сняла свои возражения по поводу кандидатуры Расмуссена.

Не исключено, что и нынешний кризис разрешится по аналогичному сценарию. Заметим, в своих последних заявлениях президент Эрдоган неоднократно подчеркивал: Турция не будет благосклонно относиться к участию скандинавских стран в НАТО. Однако его пресс-секретарь выступил с переговорным посланием, отметив, что «дверь закрыта не полностью» и необходимо выполнить требования Турции.

Многие аналитики полагают, что хотя сейчас президент Эрдоган и выступает против членства Финляндии и Швеции в НАТО, однако он согласен провести необходимые консультации и, в конечном итоге, договорится со своими союзниками. Некоторые эксперты утверждают, что Турция продолжит оказывать давление на Швецию до тех пор, пока та не пересмотрит свою позицию в отношении, как минимум, РПК и ее деятельности. Другие эксперты считают, что Анкара максимально использует появившуюся возможность с целью максимального повышения своей роли и статуса, а также чтобы еще раз напомнить союзникам по НАТО о собственных проблемах в области международной и внутренней безопасности. Турция исходит из того, что привносит в безопасность и обороноспособность Альянса гораздо больше, чем получает сама, поэтому и занимает столь жесткую позицию относительно нового расширения НАТО. И эту позицию невозможно проигнорировать.

«Турция подняла ряд вопросов в связи с заявками Финляндии и Швеции на вступление в НАТО. Понятно, что в ходе данного процесса разные вопросы могут быть подняты различными союзниками. Финляндия находится в активном контакте с Турцией – этой весной я посещал ее дважды – на различных уровнях. Мы стремимся продолжить наш конструктивный диалог и готовы обсуждать все нерешенные вопросы», – заявил глава финского МИД Пекка Хаависто после встречи с госсекретарем США Энтони Блинкеном.

Возможные сценарии дальнейшего развития событий

Так или иначе, ситуация должна проясниться не позднее завершения очередного саммита НАТО, который пройдет 29-30 июня 2022 года в Мадриде. Однако как подчеркнул генсек Йенс Столтенберг, Финляндия и Швеция не смогут стать кандидатами на вступление в Североатлантический альянс, если не выполнят требования Турции.

Теоретически возможны следующие сценарии:

  1. Швеция и Финляндия выполняют условия Турции в полном объеме, и тем самым запускается практический процесс по их вступлению в состав блока НАТО;
  2. Швеция и Финляндия частично выполняют условия Турции, США и другие страны НАТО идут на определенные уступки Анкаре в сфере безопасности;
  3. В структуре руководства НАТО вводится новая должность, «специально под Турцию», как в 2010 году, когда была создана должность заместителя генерального секретаря, ответственного за проектирование военной политики Альянса в горячих точках планеты, которую занял советник турецкого президента по международным делам;
  4. Швеция и Финляндия не выполняют требования Турции. Ситуация заходит в тупик. В НАТО возникнет системный кризис.

При любом варианте развития событий последнее слово остается за президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Фактор Эрдогана: к вопросу о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО

фото: cdn.iha.com.tr
27 мая 2022
Амур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

26 мая 2022 года в Турции под председательством президента Реджепа Тайипа Эрдогана прошло внеочередное заседание Совета национальной безопасности (СНБ). Главными темами, стоявшими на повестке дня, стали вопросы, касающиеся проведения новой военной операции в Сирии с целью завершения создания зоны безопасности у южных границ Турции глубиной 30 км, а также вступление Швеции и Финляндии в НАТО.

По итогам заседания СНБ было опубликовано заявление, в котором подчеркивалось: Турция «неизменно следует духу и законам союзничества в международных альянсах и ожидает такой же ответственности и искренности от своих союзников». «Анкара призывает страны, которые нарушают международное право, поддерживая терроризм, положить конец подобной практике и учесть наши озабоченности в сфере безопасности», – подчеркнули в СНБ, обращаясь к Швеции и Финляндии, против вступления которых в НАТО выступает Турецкая Республика. То есть Анкара аргументирует свою позицию тем, что страна – спонсор терроризма не может стать членом НАТО.

Сразу следует отметить, что Турция придерживается позиции, поддерживающую политику «открытых дверей» НАТО, членом которой она является с 1952 года. В период после «холодной войны» Анкара также активно выступала за присоединение государств бывшего Варшавского договора к Североатлантическому альянсу – как в 1999-м, так и 2004 году. Так что принципиальных возражений против расширения НАТО как такового у Турции нет, однако существуют серьезные претензии к отдельным странам-членам Альянса.

Турецкие требования по существу

Финляндия и Швеция 18 мая 2022 года передали генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенберг  официальные заявки на вступление. Однако Анкара сразу же заблокировала начало процесса рассмотрения указанных заявок, выдвинув при этом три условия: прекращение поддержки этими скандинавскими странами курдских группировок (турецкая сторона считает их террористическими), предоставление четких гарантий безопасности, а также отмена различного рода экспортных запретов в отношении Турции.

Вышеупомянутое заявление Совета национальной безопасности свидетельствует о том, что по последнему условию между Турцией и новыми претендентами на вступление в Альянс достигнута определенная договоренность. Отметим, что за день до заседания СНБ прошли переговоры Турции с делегациями Швеции и Финляндии. Турецкая сторона была представлена официальным представителем президента Ибрагимом Калыном и заместителем министра иностранных дел Седатом Оналом. По итогам переговоров представитель президента Турции заявил, что в ответ на требование Анкары о снятии ограничений на поставку продукции военного назначения со стороны этих двух скандинавских стран, от них были получены «положительные сигналы». Напомним, что в 2019 году Хельсинки и Стокгольм наложили эмбарго на поставки вооружений в Турцию в связи с началом на севере Сирии турецкой трансграничной операции, направленной, главным образом, против прокурдских отрядов народной самообороны (YPG).

Вместе с тем, судя по заявлениям турецких источников, прошедшие переговоры не достигли явного прогресса и завершились без каких-либо сроков их дальнейшего продолжения. «Это непростой процесс», - заявил  Reuters высокопоставленный турецкий чиновник. Он добавил, что Швеция и Финляндия должны предпринять «трудные» шаги, чтобы заручиться поддержкой Анкары.

Очевидно, Турция намерена потребовать выполнения всех своих условий в полном объеме. Так, например, Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Анкара не может сказать «да» членству Финляндии и Швеции в НАТО, поскольку не верит их заверениям по ограничению связей с представителями запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). По словам турецкого президента, Анкара не считает позитивной возможность вступления Стокгольма и Хельсинки в НАТО, так как «эти скандинавские страны являются гостевым домом для террористических организаций». По его убеждению, «ранее предыдущие администрации [Турецкой Республики – А.Г.] допустили ошибку в отношении Греции, а отношение Греции к Турции известно». Президент Эрдоган подчеркнул, что его страна не хочет совершить «вторую ошибку в этом вопросе».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в свою очередь заявил, что «нужно письменное соглашение» со Швецией и Финляндией «о конкретном шаге» этих стран по прекращению поддержки ими терроризма, посчитав, что одних заявлений – особенно со стороны шведских властей – о том, что Стокгольм не оказывает какого-либо содействия в сфере безопасности и финансовой помощи курдским военным и политическим организациям, недостаточно. Слова главы внешнеполитического ведомства Турции сопровождались сообщениями о том, что турецкие силы безопасности в ходе рейда в пещерах на севере Ирака, где укрывались боевики РПК, обнаружили противотанковые гранатометы AT-4 шведского производства.

Также отмечалось, что Швеция решила выделить 376 млн. долларов на поддержку в 2023 году прокурдских отрядов народной самообороны, связанных с РПК, и что Стокгольм уже направил им военное оборудование, включая противотанковые вооружения и беспилотники. С учетом непростой обстановки на Юго-Востоке Турции, а также продолжающейся военной операции «Коготь-Замок» в Ираке и подготовки к новой трансграничной операции в Сирии, позиция Анкары в отношении помощи, оказываемой скандинавскими странами прокурдским формированиям, выглядит достаточно убедительной и обоснованной.

Таким образом, Турция требует от Стокгольма и Хельсинки четких юридических гарантий о том, что они прекратят поддерживать те организации, которые в республике признаны террористическими, откажутся принимать членов этих организаций в национальных парламентах, а также ускорят процедуру выдачи террористов по запросу Анкары (на сегодняшний день 12 боевиков из Финляндии, 21 – из Швеции). Причем это касается не только прокурдских группировок. Прекращения шведской и финской поддержки Анкара требует также в отношении тех организаций и активистов, которых турецкие власти обвиняют в причастности к попытке военного переворота 2016 года, особенно в отношении состоящих или тесно взаимодействующих с «Террористической организацией фетхуллахистов» (FETÖ), возглавляемой Фетхуллахом Гюленом (в настоящее время он находится в США).

Известно, например, что Швеция и Финляндия были в числе тех 10 стран, посольства которых в октябре 2021 года выступили с призывом освободить турецкого правозащитника Османа Кавалу, взятого ранее под стражу «за попытку сменить конституционный строй и сместить действующее правительство». Вслед за этим Эрдоган заявил, что дал указание МИД Турции объявить персонами нон грата послов данных государств. Тогда этот дипломатический кризис был урегулирован только после заявлений указанных посольств о намерении впредь соблюдать принципы Венской конвенции о дипломатических сношениях и приверженности невмешательству во внутренние дела Турции. Но неприятный осадок остался. И теперь Анкара получила возможность диктовать свои требования скандинавским странам по тем вопросам, которые на протяжении многих лет оставались без ответа.

Требования к США и странам ЕС

Одной из главных заинтересованных стран в вопросе вступления Швеции и Финляндии в НАТО являются, безусловно, США. Есть весьма серьезные основания полагать – Анкара ведет определенный торг и с Вашингтоном. Появились сообщения о том, что Турция в рамках переговоров о вступлении двух скандинавских государств в Североатлантический альянс потребовала своего повторного включения в программу производства истребителя пятого поколения F-35, продолжения поставок истребителей F-16 и снятия всех санкций, введенных в связи с закупкой российских зенитных ракетных систем С-400.

В контексте турецко-американских отношений уместно вспомнить активное взаимодействие США с прокурдскими отрядами народной самообороны в Сирии и то недовольство, которое Анкара неоднократно выражала Вашингтону по данному поводу. Известно, что отряды YPG тесно связаны с группировкой РПК, которую и Соединенные Штаты, и Европейский Союз признали «террористической организацией». Тем не менее, формирования YPG в настоящее время являются основными партнерами возглавляемой Вашингтоном международной коалиции по борьбе с ИГИЛ («Исламское государство», «ИГ», террористическая организация, запрещена в РФ). В идеале, как считают турецкие эксперты, США вообще должны отказаться от своего проекта «Большой Курдистан», который потенциально  угрожает территориальной целостности Турции.

Другой особенностью ситуации с нынешней позицией Турции по вступлению скандинавских стран в Североатлантический альянс является то, что Анкара приводит в пример Грецию и Францию. Как известно, эти две страны ранее выходили из военных структур НАТО, однако затем вернулись обратно. Реджеп Тайип Эрдоган назвал одобрение Анкарой заявок Парижа и Афин на возвращение в НАТО большой ошибкой и подчеркнул, что такое больше никогда не повторится. Сегодня Франция и Греция являются теми членами Альянса, с которыми у Турции имеется самое большое число неразрешимых противоречий. Исторические разногласия, особенно с Грецией по поводу раздела акваторий Эгейского и Средиземного морей, отягощенные спорами вокруг газовых месторождений, по-прежнему сохраняются и несут серьезные риски, в том числе военного характера.

Напомним, что Греция вышла из военной части договора НАТО в 1974 году на том основании, что страны Альянса не отреагировали на кипрскую операцию Турции «должным образом». Когда же Афины пожелали вернуться обратно, Анкара очень долго блокировала греческую заявку. И только после переворота 1980 года пришедшая к Турции к власти военная хунта дала «зеленый свет» возвращению Афин в НАТО.

Аналогичная ситуация сложилась и с Францией. В период президентства Шарля де Голля в 1966 году Париж вышел из интегрированной военной структуры НАТО, а полноценное возвращение в Альянс состоялось только в апреле 2009-го. Тогда Анкара вполне могла потребовать от Франции в качестве платы за «входной билет», как минимум, обновления Таможенного союза между ЕС и Турцией, и, как максимум, отказа от идеи применения в отношении Турции статуса привилегированного партнерства (выдвинутого в качестве альтернативы ее полноправному членству в Евросоюзе). 

Торг всегда уместен

Обратимся еще к одному из сравнительно недавних кризисов, когда Анкара решительно выступила против назначения премьер-министра Дании Андерса Фог Расмуссена на пост генерального секретаря НАТО, не простив ему позиции, которую тот занимал в 2006 году во время скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда. После долгих переговоров Турция получила «в качестве компенсации» ряд важных постов как в политических, так и в военных структурах Альянса, после чего сняла свои возражения по поводу кандидатуры Расмуссена.

Не исключено, что и нынешний кризис разрешится по аналогичному сценарию. Заметим, в своих последних заявлениях президент Эрдоган неоднократно подчеркивал: Турция не будет благосклонно относиться к участию скандинавских стран в НАТО. Однако его пресс-секретарь выступил с переговорным посланием, отметив, что «дверь закрыта не полностью» и необходимо выполнить требования Турции.

Многие аналитики полагают, что хотя сейчас президент Эрдоган и выступает против членства Финляндии и Швеции в НАТО, однако он согласен провести необходимые консультации и, в конечном итоге, договорится со своими союзниками. Некоторые эксперты утверждают, что Турция продолжит оказывать давление на Швецию до тех пор, пока та не пересмотрит свою позицию в отношении, как минимум, РПК и ее деятельности. Другие эксперты считают, что Анкара максимально использует появившуюся возможность с целью максимального повышения своей роли и статуса, а также чтобы еще раз напомнить союзникам по НАТО о собственных проблемах в области международной и внутренней безопасности. Турция исходит из того, что привносит в безопасность и обороноспособность Альянса гораздо больше, чем получает сама, поэтому и занимает столь жесткую позицию относительно нового расширения НАТО. И эту позицию невозможно проигнорировать.

«Турция подняла ряд вопросов в связи с заявками Финляндии и Швеции на вступление в НАТО. Понятно, что в ходе данного процесса разные вопросы могут быть подняты различными союзниками. Финляндия находится в активном контакте с Турцией – этой весной я посещал ее дважды – на различных уровнях. Мы стремимся продолжить наш конструктивный диалог и готовы обсуждать все нерешенные вопросы», – заявил глава финского МИД Пекка Хаависто после встречи с госсекретарем США Энтони Блинкеном.

Возможные сценарии дальнейшего развития событий

Так или иначе, ситуация должна проясниться не позднее завершения очередного саммита НАТО, который пройдет 29-30 июня 2022 года в Мадриде. Однако как подчеркнул генсек Йенс Столтенберг, Финляндия и Швеция не смогут стать кандидатами на вступление в Североатлантический альянс, если не выполнят требования Турции.

Теоретически возможны следующие сценарии:

  1. Швеция и Финляндия выполняют условия Турции в полном объеме, и тем самым запускается практический процесс по их вступлению в состав блока НАТО;
  2. Швеция и Финляндия частично выполняют условия Турции, США и другие страны НАТО идут на определенные уступки Анкаре в сфере безопасности;
  3. В структуре руководства НАТО вводится новая должность, «специально под Турцию», как в 2010 году, когда была создана должность заместителя генерального секретаря, ответственного за проектирование военной политики Альянса в горячих точках планеты, которую занял советник турецкого президента по международным делам;
  4. Швеция и Финляндия не выполняют требования Турции. Ситуация заходит в тупик. В НАТО возникнет системный кризис.

При любом варианте развития событий последнее слово остается за президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.