идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Что должен сделать Эрдоган, чтобы победить на президентских выборах в 2023 году?

фото: akparti.org.tr
29 июля 2022
Амур ГаджиевАмур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

Что должен сделать Эрдоган, чтобы одержать победу на президентских выборах 2023 года? Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся сначала к результатам последних социологических опросов, проведенных в Турции. Так, например, согласно итогам соцопроса, проведенного компанией «СОНАР» в июне 2022 года, если бы выборы президента Турции состоялись в ближайшее время, действующий глава государства и лидер правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Реджеп Тайип Эрдоган набрал бы 40,2% голосов.

За ним следует мэр Анкары Мансур Яваш (член оппозиционной Народно-республиканской партии, НРП), набравший 17,8% голосов, далее лидер Партии человечности, новаций и добра («Хорошая партия») Мераль Акшенер (10,4%), оппозиционный мэр Стамбула Экрем Имамоглу (10,1%), экс-сопредседатель прокурдской Партии демократии народов (ПДН) Салахаттин Демирташ (4,6%), лидер НРП Кемаль Кылычдароглу (4,3%), председатель Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели (2,2%), лидер Партии Отечество Мухаррем Индже (2,1%), председатель Партии демократии и прорыва (ПДП) Али Бабаджан (1,7%) и т.д. 

Согласно же результатам другого социологического опроса, проведенного исследовательской компанией «Евразия», если все турецкие  партии выдвинут своих кандидатов в президенты, Эрдоган сможет набрать 29,8% голосов. При этом за Кемаля Кылычдароглу готовы проголосовать 28,8%, за Мераль Акшенер («Хорошая партия») – 12,5%, за сопредседателя ПДН Митхата Санджара – 9,8%, за Али Бабаджана (ПДП) – 6,3%, за Девлета Бахчели (ПНД)  – 6%, за лидера Партии будущего (ПБ) Ахмета Давутоглу – 1,5%, за председателя Партии счастья (ПС) Темеля Карамоллаоглу – 1,2% и т.д.

Таким образом, согласно результатам первого соцопроса, Реджеп Тайип Эрдоган незначительно уступает «коллективной оппозиции» (40,2% против 44,3%), согласно же итогам второго соцопроса позиции Эрдогана достаточно шаткие – 29,8% против 50,3%. И это без учета голосов сторонников прокурдской ПДН.

Можно долго говорить о том, что в рядах «коллективной оппозиции» не все так просто, что недавнее (уже пятое по счету) заседание оппозиционной «шестерки» Национального блока, состоявшееся 3 июля, продемонстрировало ее фактическую недееспособность. И это не будет преувеличением. Поскольку действительно партии, входящие в оппозиционную «шестерку», далеки от выработки единой политической программы, и главная повестка всех их заседаний сосредотачивается вокруг следующих двух тем – коллективное выступление против Эрдогана и предложение об усилении парламентской системы в стране.

При этом главная проблема – отсутствие достойного кандидата в президенты от оппозиции – по-прежнему сохраняется. Даже если «шестерка» определит единого оппозиционного кандидата, то ему предрекают незавидную роль «пешки» этой самой «шестерки», состоящей из политических сил, придерживающихся различных идеологических взглядов и действующих в рамках собственных политических программ, а также имеющих собственные планы относительно распределения властных полномочий в составе возможного коалиционного правительства.

В то же время данные социологических опросов свидетельствуют, что нельзя недооценивать турецкую оппозицию, тем более – в условиях постепенного снижения популярности правящей партии. Очевидно, в складывающейся ситуации, чтобы стать абсолютным фаворитом фактически уже стартовавшей в Турции предвыборной гонки, Эрдогану необходима постоянная демонстрация различных успехов.

Попробуем проанализировать, в какой именно сфере и по каким направлениям возможны прорывные для Эрдогана решения. При этом следует учитывать, что подавляющее большинство турецких граждан (около 75,4% из числа опрошенных) считает, что основные проблемы, с которыми сегодня столкнулась страна, – это экономические, связанные в основном с резким обесцениванием турецкой лиры, безработицей и существенным ростом цен.

Экономические инициативы

Во-первых, Реджеп Тайип Эрдоган всерьез рассчитывает, что проводимая им монетарная политика даст результаты уже к концу 2022 года. Надо сказать, что его настойчивость в деле сдерживания, а иногда и снижения ключевой ставки Центрального банка (ЦБ) не вписывается в общепринятые законы экономической теории, согласно которым борьбу с инфляцией следует вести через повышение процентной ставки ЦБ. То есть, обычный порядок действий должен выглядеть следующим образом: Центробанк повышает ставку, банки адаптируют свои ставки по кредитам и депозитам под увеличенную ставку ЦБ, в результате чего кредиты становятся дороже, а депозиты – выгоднее. Соответственно, средства населения аккумулируются на депозитах, сжимается денежная масса, что в итоге приводит к замедлению инфляции.

Однако, по мнению Эрдогана, с инфляцией можно бороться и иным, совершенно противоположным способом, а именно – путем снижения процентной ставки ЦБ. Это, по его мнению, должно привести к доступности дешевых денег в стране и наращиванию производства турецких товаров, предназначенных на экспорт. Полученная валютная выручка продается на внутреннем рынке, укрепляется курс турецкой лиры, замедляется рост инфляции.

В случае успеха такого подхода, основанного на всемерном поощрении экспорта товаров и развитии туризма, Эрдоган может получить «лавры экономиста-новатора», что автоматически сделает его главным автором национальной модели экономического развития, вытеснив с пьедестала Тургута Озала – инициатора социально-экономических реформ в Турции в конце XX века.

Во-вторых, Эрдоган активно реализует идею превращения Турции в главный региональный транспортно-логистический и энергетический хаб. К 2023 году это может предоставить Турции блестящую перспективу, а вместе с ней и средства для пополнения государственной казны.

В-третьих, в 2023 году ожидается запуск крупных инфраструктурных проектов, в том числе, в области промышленности, энергетики и логистики.

Особенности внешнеполитической линии

Другие возможные инициативы касаются международной повестки. Данному направлению Реджеп Тайип Эрдоган уделяет особое внимание. Укрепление международных позиций и авторитета Турции положительно сказывается на популярности Эрдогана и правительства ПСР в условиях приближающихся президентских и парламентских выборов.

Турция продолжает позиционировать себя в качестве одного из  влиятельных центров многополярного мира. Стремление участвовать в глобальном управлении отражено в известной формуле Р.Т. Эрдогана «мир больше пяти» (с отсылкой на пять постоянных членов Совета Безопасности ООН). Эрдоган отвергает обвинения в попытке усидеть одновременно на нескольких стульях. Он утверждает, что формирует собственную внешнеполитическую линию с усиливающейся многовекторностью, отражающую запросы турецкого общества на ревизию отношений с Западом, игнорировать которые Эрдоган уже не может, да и не желает.

В условиях, когда оппозиция обещает в случае своего прихода к власти закрыть базы США и НАТО, находящиеся на территории Турции, а также на фоне регулярных митингов против политики западных государств, для увеличения числа своих сторонников Эрдоган мог бы пойти на радикальные шаги по данным вопросам. Если и не закрыть американскую военную базу, то хотя бы существенно уменьшить американский контингент в Турции.

На фоне охлаждения отношений с западными структурами стал расти интерес Турции к развитию отношений с БРИКС и ШОС. Очевидно, что заявки на полноценное участие в этих организациях прибавили бы Эрдогану популярности. Ранее Анкара уже неоднократно сообщала о заинтересованности в тесных контрактах с БРИКС и ШОС. Вероятность сценария подачи заявки на полноценное участие в их работе оценивается как достаточно высокая. В турецком обществе имеется четкий запрос на сближение как с самой БРИКС, так и со странами-членами этой организации.

В целом, Эрдоган будет и дальше проводить политику по повышению имиджа страны и укреплению ее внешнеполитических позиций. Также возможно, что Турция подаст официальную заявку в Международный олимпийский комитет на проведение летних Олимпийских игр 2036 года в Стамбуле. 

Региональные планы

Для привлечения на свою сторону голосов националистически настроенных избирателей, Эрдоган может использовать греческий и кипрский факторы. В отношении Греции любые жесткие действия, и даже просто жесткая риторика, станут абсолютно беспроигрышным вариантом. По кипрской проблеме Эрдоган будет и далее проявлять настойчивость в своей позиции, а именно требовать создания на острове двух отдельных независимых государств. Кипрская сторона, безусловно, будет выступать категорически против данного сценария. Поэтому возобновления переговорного процесса не произойдет. Но это, на самом деле, только на руку Эрдогану. Поскольку в такой ситуации он может возобновить бурение на шельфе для добычи углеводородов в акватории исключительной экономической зоны Кипра, что в Турции воспримут исключительно позитивно. 

В настоящее время Анкара активно продвигает идею интеграции тюркского мира, где Турции отведена роль лидера. Создана Организация тюркских государств. Возможно, в ее рамках Эрдоганом будут выдвинуты новые интересные инициативы. Недавно состоялся трехсторонний саммит Турции, Азербайджана и Казахстана, в ходе которого была подписана Бакинская декларация. Ведется работа по подготовке к саммиту Турции, Азербайджана и Туркменистана. Анкара укрепляет свои региональные позиции, развивает торгово-экономические возможности, расширяет транспортно-логистические связи, развивает культурно-гуманитарные контакты с ключевыми странами региона.

По вопросу урегулирования ситуации в Карабахе надо отметить, что Турция в целом удовлетворена текущей обстановкой в регионе. Анкара принимает участие с РФ в функционировании совместного мониторингового центра. Очень важным для Турции является то, что здесь не участвуют западные страны. Продолжается работа по разблокировке региональных транспортных коммуникаций, а также по нормализации турецко-армянских отношений. Последние договоренности между Турцией и Арменией об открытии границ для граждан третьих стран и начале прямых авиагрузоперевозок свидетельствуют о намерении сторон достичь существенного прогресса в вопросе нормализации двусторонних контактов.

Открытие границ должно положительно повлиять на ситуацию в регионе, поскольку позволит расширить транспортное сообщение, а значит улучшить логистические возможности, что для сопредельных государств, в том числе и для самой Турции, будет иметь важное экономическое значение. В настоящее время в рамках процесса нормализации турецко-армянских отношений главный акцент делается, судя по всему, на экономических и транспортно-логистических вопросах, что, в принципе предопределяет конструктивность данного процесса, не отягощая его проблемами политического и исторического характера.

Поэтому можно предположить, что данный процесс в кратко- и среднесрочной перспективе будет также продвигаться на основе определенного взаимопонимания в вопросах экономики, торговли и логистики, что для Эрдогана станет важной дипломатической победой. Следует ожидать, что он и далее будет развивать указанное внешнеполитическое направление.

Что касается вопроса развития отношений со странами Ближнего Востока и Северной Африки, то в настоящее время этот процесс также продвигается в положительном направлении. Анкара постепенно сворачивает свои контакты с группировкой «Братья-мусульмане» (террористическая организация, запрещена в РФ). Это внесет определенный конструктив в региональную повестку, а также получит одобрение со стороны консервативных и светских кругов Турции. Отказ от политики поддержки антиправительственных группировок в арабском мире открывает также путь к улучшению отношений Анкары с властями стран данного региона. И это в Турции воспринимается положительно.

Решение проблемы с беженцами в Турции во многом зависит от политики Анкары в отношении Сирии. Серьезный прорыв на сирийском направлении предоставил бы Эрдогану заметные преимущества и дополнительные очки перед его потенциальными оппонентами. Кроме того, в условиях отказа от проекта строительства Восточно-Средиземноморского трубопровода (EastMed), Эрдоган может выдвинуть собственный альтернативный проект с центральной ролью Турции.

Развитие торгово-экономического сотрудничества с Россией

Большие возможности открываются для повышения рейтинга президента Эрдогана в проектах экономического взаимодействия Турции и России, товарооборот между которыми в ближайшей перспективе может составить 100 млрд. долларов. Это, наряду как с уже реализованными (газопровод «Турецкий поток»), так и реализуемыми проектами (АЭС в Аккую) даст карт-бланш нынешнему президенту Турции для значительного усиления своих политических позиций.

АЭС в Аккую, также как и совместные энергетические проекты, выдвигает Турцию в число передовых стран региона, позволит на практике реализовать концепцию превращения страны в энергетический хаб с последующей монетизацией этого процесса, что исключительно благоприятно скажется на общей экономической ситуации в стране и благосостоянии турецких граждан. 

Еще одним важным проектом является создание эффективной системы воздушно-космической обороны Турции, учитывая рост военно-политической напряженности в регионе, активное развитие ракетных технологий в соседних государствах и непростые отношения Анкары с Грецией, которая постоянно провоцирует Турцию. Так что это не только вопрос национального престижа, но и первостепенная необходимость. В этом плане авторитет Эрдогана мог бы серьезно укрепить второй контракт на закупку в России еще одного полкового комплекта зенитных ракетных систем большой дальности С-400, составляющих основу любого надежного противовоздушного щита.    

Подводя итоги, следует сказать, что Реджепу Тайипу Эрдогану есть, что продемонстрировать избирателям. Турция за период его пребывания у власти достигла заметных успехов и ощутимых результатов. Но – и об этом говорит, в том числе, сам Эрдоган – важно донести до населения страны смысл и значение того прогресса, которого Турция достигла за последние два десятилетия. И здесь команде президента Эрдогана еще предстоит серьезная и многоплановая работа.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Что должен сделать Эрдоган, чтобы победить на президентских выборах в 2023 году?

фото: akparti.org.tr
29 июля 2022
Амур Гаджиев

Амур Гаджиев

Кандидат исторических наук, эксперт КИСИ

Что должен сделать Эрдоган, чтобы одержать победу на президентских выборах 2023 года? Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся сначала к результатам последних социологических опросов, проведенных в Турции. Так, например, согласно итогам соцопроса, проведенного компанией «СОНАР» в июне 2022 года, если бы выборы президента Турции состоялись в ближайшее время, действующий глава государства и лидер правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Реджеп Тайип Эрдоган набрал бы 40,2% голосов.

За ним следует мэр Анкары Мансур Яваш (член оппозиционной Народно-республиканской партии, НРП), набравший 17,8% голосов, далее лидер Партии человечности, новаций и добра («Хорошая партия») Мераль Акшенер (10,4%), оппозиционный мэр Стамбула Экрем Имамоглу (10,1%), экс-сопредседатель прокурдской Партии демократии народов (ПДН) Салахаттин Демирташ (4,6%), лидер НРП Кемаль Кылычдароглу (4,3%), председатель Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели (2,2%), лидер Партии Отечество Мухаррем Индже (2,1%), председатель Партии демократии и прорыва (ПДП) Али Бабаджан (1,7%) и т.д. 

Согласно же результатам другого социологического опроса, проведенного исследовательской компанией «Евразия», если все турецкие  партии выдвинут своих кандидатов в президенты, Эрдоган сможет набрать 29,8% голосов. При этом за Кемаля Кылычдароглу готовы проголосовать 28,8%, за Мераль Акшенер («Хорошая партия») – 12,5%, за сопредседателя ПДН Митхата Санджара – 9,8%, за Али Бабаджана (ПДП) – 6,3%, за Девлета Бахчели (ПНД)  – 6%, за лидера Партии будущего (ПБ) Ахмета Давутоглу – 1,5%, за председателя Партии счастья (ПС) Темеля Карамоллаоглу – 1,2% и т.д.

Таким образом, согласно результатам первого соцопроса, Реджеп Тайип Эрдоган незначительно уступает «коллективной оппозиции» (40,2% против 44,3%), согласно же итогам второго соцопроса позиции Эрдогана достаточно шаткие – 29,8% против 50,3%. И это без учета голосов сторонников прокурдской ПДН.

Можно долго говорить о том, что в рядах «коллективной оппозиции» не все так просто, что недавнее (уже пятое по счету) заседание оппозиционной «шестерки» Национального блока, состоявшееся 3 июля, продемонстрировало ее фактическую недееспособность. И это не будет преувеличением. Поскольку действительно партии, входящие в оппозиционную «шестерку», далеки от выработки единой политической программы, и главная повестка всех их заседаний сосредотачивается вокруг следующих двух тем – коллективное выступление против Эрдогана и предложение об усилении парламентской системы в стране.

При этом главная проблема – отсутствие достойного кандидата в президенты от оппозиции – по-прежнему сохраняется. Даже если «шестерка» определит единого оппозиционного кандидата, то ему предрекают незавидную роль «пешки» этой самой «шестерки», состоящей из политических сил, придерживающихся различных идеологических взглядов и действующих в рамках собственных политических программ, а также имеющих собственные планы относительно распределения властных полномочий в составе возможного коалиционного правительства.

В то же время данные социологических опросов свидетельствуют, что нельзя недооценивать турецкую оппозицию, тем более – в условиях постепенного снижения популярности правящей партии. Очевидно, в складывающейся ситуации, чтобы стать абсолютным фаворитом фактически уже стартовавшей в Турции предвыборной гонки, Эрдогану необходима постоянная демонстрация различных успехов.

Попробуем проанализировать, в какой именно сфере и по каким направлениям возможны прорывные для Эрдогана решения. При этом следует учитывать, что подавляющее большинство турецких граждан (около 75,4% из числа опрошенных) считает, что основные проблемы, с которыми сегодня столкнулась страна, – это экономические, связанные в основном с резким обесцениванием турецкой лиры, безработицей и существенным ростом цен.

Экономические инициативы

Во-первых, Реджеп Тайип Эрдоган всерьез рассчитывает, что проводимая им монетарная политика даст результаты уже к концу 2022 года. Надо сказать, что его настойчивость в деле сдерживания, а иногда и снижения ключевой ставки Центрального банка (ЦБ) не вписывается в общепринятые законы экономической теории, согласно которым борьбу с инфляцией следует вести через повышение процентной ставки ЦБ. То есть, обычный порядок действий должен выглядеть следующим образом: Центробанк повышает ставку, банки адаптируют свои ставки по кредитам и депозитам под увеличенную ставку ЦБ, в результате чего кредиты становятся дороже, а депозиты – выгоднее. Соответственно, средства населения аккумулируются на депозитах, сжимается денежная масса, что в итоге приводит к замедлению инфляции.

Однако, по мнению Эрдогана, с инфляцией можно бороться и иным, совершенно противоположным способом, а именно – путем снижения процентной ставки ЦБ. Это, по его мнению, должно привести к доступности дешевых денег в стране и наращиванию производства турецких товаров, предназначенных на экспорт. Полученная валютная выручка продается на внутреннем рынке, укрепляется курс турецкой лиры, замедляется рост инфляции.

В случае успеха такого подхода, основанного на всемерном поощрении экспорта товаров и развитии туризма, Эрдоган может получить «лавры экономиста-новатора», что автоматически сделает его главным автором национальной модели экономического развития, вытеснив с пьедестала Тургута Озала – инициатора социально-экономических реформ в Турции в конце XX века.

Во-вторых, Эрдоган активно реализует идею превращения Турции в главный региональный транспортно-логистический и энергетический хаб. К 2023 году это может предоставить Турции блестящую перспективу, а вместе с ней и средства для пополнения государственной казны.

В-третьих, в 2023 году ожидается запуск крупных инфраструктурных проектов, в том числе, в области промышленности, энергетики и логистики.

Особенности внешнеполитической линии

Другие возможные инициативы касаются международной повестки. Данному направлению Реджеп Тайип Эрдоган уделяет особое внимание. Укрепление международных позиций и авторитета Турции положительно сказывается на популярности Эрдогана и правительства ПСР в условиях приближающихся президентских и парламентских выборов.

Турция продолжает позиционировать себя в качестве одного из  влиятельных центров многополярного мира. Стремление участвовать в глобальном управлении отражено в известной формуле Р.Т. Эрдогана «мир больше пяти» (с отсылкой на пять постоянных членов Совета Безопасности ООН). Эрдоган отвергает обвинения в попытке усидеть одновременно на нескольких стульях. Он утверждает, что формирует собственную внешнеполитическую линию с усиливающейся многовекторностью, отражающую запросы турецкого общества на ревизию отношений с Западом, игнорировать которые Эрдоган уже не может, да и не желает.

В условиях, когда оппозиция обещает в случае своего прихода к власти закрыть базы США и НАТО, находящиеся на территории Турции, а также на фоне регулярных митингов против политики западных государств, для увеличения числа своих сторонников Эрдоган мог бы пойти на радикальные шаги по данным вопросам. Если и не закрыть американскую военную базу, то хотя бы существенно уменьшить американский контингент в Турции.

На фоне охлаждения отношений с западными структурами стал расти интерес Турции к развитию отношений с БРИКС и ШОС. Очевидно, что заявки на полноценное участие в этих организациях прибавили бы Эрдогану популярности. Ранее Анкара уже неоднократно сообщала о заинтересованности в тесных контрактах с БРИКС и ШОС. Вероятность сценария подачи заявки на полноценное участие в их работе оценивается как достаточно высокая. В турецком обществе имеется четкий запрос на сближение как с самой БРИКС, так и со странами-членами этой организации.

В целом, Эрдоган будет и дальше проводить политику по повышению имиджа страны и укреплению ее внешнеполитических позиций. Также возможно, что Турция подаст официальную заявку в Международный олимпийский комитет на проведение летних Олимпийских игр 2036 года в Стамбуле. 

Региональные планы

Для привлечения на свою сторону голосов националистически настроенных избирателей, Эрдоган может использовать греческий и кипрский факторы. В отношении Греции любые жесткие действия, и даже просто жесткая риторика, станут абсолютно беспроигрышным вариантом. По кипрской проблеме Эрдоган будет и далее проявлять настойчивость в своей позиции, а именно требовать создания на острове двух отдельных независимых государств. Кипрская сторона, безусловно, будет выступать категорически против данного сценария. Поэтому возобновления переговорного процесса не произойдет. Но это, на самом деле, только на руку Эрдогану. Поскольку в такой ситуации он может возобновить бурение на шельфе для добычи углеводородов в акватории исключительной экономической зоны Кипра, что в Турции воспримут исключительно позитивно. 

В настоящее время Анкара активно продвигает идею интеграции тюркского мира, где Турции отведена роль лидера. Создана Организация тюркских государств. Возможно, в ее рамках Эрдоганом будут выдвинуты новые интересные инициативы. Недавно состоялся трехсторонний саммит Турции, Азербайджана и Казахстана, в ходе которого была подписана Бакинская декларация. Ведется работа по подготовке к саммиту Турции, Азербайджана и Туркменистана. Анкара укрепляет свои региональные позиции, развивает торгово-экономические возможности, расширяет транспортно-логистические связи, развивает культурно-гуманитарные контакты с ключевыми странами региона.

По вопросу урегулирования ситуации в Карабахе надо отметить, что Турция в целом удовлетворена текущей обстановкой в регионе. Анкара принимает участие с РФ в функционировании совместного мониторингового центра. Очень важным для Турции является то, что здесь не участвуют западные страны. Продолжается работа по разблокировке региональных транспортных коммуникаций, а также по нормализации турецко-армянских отношений. Последние договоренности между Турцией и Арменией об открытии границ для граждан третьих стран и начале прямых авиагрузоперевозок свидетельствуют о намерении сторон достичь существенного прогресса в вопросе нормализации двусторонних контактов.

Открытие границ должно положительно повлиять на ситуацию в регионе, поскольку позволит расширить транспортное сообщение, а значит улучшить логистические возможности, что для сопредельных государств, в том числе и для самой Турции, будет иметь важное экономическое значение. В настоящее время в рамках процесса нормализации турецко-армянских отношений главный акцент делается, судя по всему, на экономических и транспортно-логистических вопросах, что, в принципе предопределяет конструктивность данного процесса, не отягощая его проблемами политического и исторического характера.

Поэтому можно предположить, что данный процесс в кратко- и среднесрочной перспективе будет также продвигаться на основе определенного взаимопонимания в вопросах экономики, торговли и логистики, что для Эрдогана станет важной дипломатической победой. Следует ожидать, что он и далее будет развивать указанное внешнеполитическое направление.

Что касается вопроса развития отношений со странами Ближнего Востока и Северной Африки, то в настоящее время этот процесс также продвигается в положительном направлении. Анкара постепенно сворачивает свои контакты с группировкой «Братья-мусульмане» (террористическая организация, запрещена в РФ). Это внесет определенный конструктив в региональную повестку, а также получит одобрение со стороны консервативных и светских кругов Турции. Отказ от политики поддержки антиправительственных группировок в арабском мире открывает также путь к улучшению отношений Анкары с властями стран данного региона. И это в Турции воспринимается положительно.

Решение проблемы с беженцами в Турции во многом зависит от политики Анкары в отношении Сирии. Серьезный прорыв на сирийском направлении предоставил бы Эрдогану заметные преимущества и дополнительные очки перед его потенциальными оппонентами. Кроме того, в условиях отказа от проекта строительства Восточно-Средиземноморского трубопровода (EastMed), Эрдоган может выдвинуть собственный альтернативный проект с центральной ролью Турции.

Развитие торгово-экономического сотрудничества с Россией

Большие возможности открываются для повышения рейтинга президента Эрдогана в проектах экономического взаимодействия Турции и России, товарооборот между которыми в ближайшей перспективе может составить 100 млрд. долларов. Это, наряду как с уже реализованными (газопровод «Турецкий поток»), так и реализуемыми проектами (АЭС в Аккую) даст карт-бланш нынешнему президенту Турции для значительного усиления своих политических позиций.

АЭС в Аккую, также как и совместные энергетические проекты, выдвигает Турцию в число передовых стран региона, позволит на практике реализовать концепцию превращения страны в энергетический хаб с последующей монетизацией этого процесса, что исключительно благоприятно скажется на общей экономической ситуации в стране и благосостоянии турецких граждан. 

Еще одним важным проектом является создание эффективной системы воздушно-космической обороны Турции, учитывая рост военно-политической напряженности в регионе, активное развитие ракетных технологий в соседних государствах и непростые отношения Анкары с Грецией, которая постоянно провоцирует Турцию. Так что это не только вопрос национального престижа, но и первостепенная необходимость. В этом плане авторитет Эрдогана мог бы серьезно укрепить второй контракт на закупку в России еще одного полкового комплекта зенитных ракетных систем большой дальности С-400, составляющих основу любого надежного противовоздушного щита.    

Подводя итоги, следует сказать, что Реджепу Тайипу Эрдогану есть, что продемонстрировать избирателям. Турция за период его пребывания у власти достигла заметных успехов и ощутимых результатов. Но – и об этом говорит, в том числе, сам Эрдоган – важно донести до населения страны смысл и значение того прогресса, которого Турция достигла за последние два десятилетия. И здесь команде президента Эрдогана еще предстоит серьезная и многоплановая работа.