идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Турция с Bayraktar TB2 вошла в число ведущих мировых разработчиков беспилотных систем

20 апреля 2022
Денис ФедутиновДенис Федутинов

Денис Федутинов

Специалист в области беспилотных систем, эксперт КИСИ

Мировой рынок беспилотных систем насыщен аппаратами различного типа и класса. Собственные разработки в этом модном в наши дни направлении, пусть и в малых классах, могут себе позволить многие государства и даже негосударственные формирования. Одним из последних бастионов технологически развитых стран, своеобразным индикатором принадлежности к закрытому клубу избранных, остается класс средневысотных БЛА большой продолжительности полета. Однако и здесь в последние годы наблюдаются существенные изменения, связанные с активными действиями новых игроков и прежде всего Турции.

На протяжении последних десятилетий лидирующие позиции в мире беспилотных систем MALE-класса прочно занимали США и Израиль. Действуя отчасти по отдельности, отчасти совместно (некоторые американские разработки имели израильские корни) эти страны долгое время фактически имели дуополию на рынке средневысотных БЛА большой продолжительности полета.

Беспилотный пьедестал

Американские разработки были представлены продукцией одной компании – General Atomics Aeronautical Systems. Именно ею были созданы беспилотники семейства Predator, в которое помимо одноименного первоначально разведывательного с маркировкой RQ, а затем многоцелевого (MQ) аппарата также входят более тяжелые MQ-9 Reaper и армейский MQ-1C Gray Eagle, а кроме того, перспективные модели Mohave и Avenger, еще не принятые на вооружение.

Израиль присутствовал на рынке главным образом с системами двух своих основных разработчиков. Во-первых, это государственный концерн Israel Aerospace Indudtries (IAI), специалистами которого были созданы системы Heron и Eitan (экспортное наименование Heron TP), а также некоторые их модификации. Во-вторых, это частная компания Elbit Systems со своими Hermes 900.

Эти две страны изначально исповедовали различные стратегии развития и продвижения своих разработок на рынке. Финансовые возможности США позволяли стране рассматривать собственные силовые структуры, включая Пентагон и отчасти ЦРУ в качестве основных заказчиков, которые способны обеспечить затраты на НИОКР и загрузку производственных мощностей. При этом США крайне дозированно поставляли свои разработки на экспорт, первоначально крайне узкому кругу стран-партнеров, таких как Великобритания, Италия, Турция, и даже при этом нередко урезая функционал поставляемых систем.

Израиль, в силу своих масштабов, напротив, не мог полагаться исключительно на внутреннего потребителя. Армия обороны Израиля нередко приобретала некоторые системы даже в единичных количествах, чтобы обеспечить разработчикам позитивное портфолио за счет наличия опыта боевой эксплуатации. Вместе с тем, основной расчет делался и делается на иностранных заказчиков, и израильские разработки здесь действительно очень заметны.

В 2000-х годах, после появления на рынке задавших тон новому направлению разведывательных и разведывательно-ударных беспилотных систем, многие страны обратили на него внимание и приступили к изучению возможностей разработки такой техники для оснащения ею собственных вооруженных сил. Среди них, в частности, были КНР, Турция, Индия и ЮАР. И если последние до настоящего момента не достигли значимых успехов, то Китай и Турция сумели реализовать свои амбиции в беспилотной сфере, не только оснастив свои вооруженные силы системами собственного производства, но также серьезно потеснив на мировом рынке имевшихся лидеров.

КНР, благодаря обладанию существенными финансовыми и людскими ресурсами, реализовала программы создания по крайней мере двух параллельных линеек систем БЛА MALE-класса – Wing Loong (также известна под наименованием Pterodactyl) и Cai Hong (Rainbow).

Первая разработки AVIC представлена системами БЛА Wing Loong I и Wing Loong II, поставлявшимися помимо ВВС НОАК также в ряд зарубежных стран Азии и Африки, включая Саудовскую Аравию, Египет, Узбекистан, Казахстан, Индонезию.

Вторая, созданная китайской авиационно-космической научно-технологической корпорацией CASC, включает системы Cai Hong 4, поставлявшиеся в Алжир, Египет, Иорданию, ОАЭ, Пакистан. Активная маркетинговая политика компании, подкрепленная выгодными финансовыми условиями и отсутствием политических сдержек, позволила Китаю занять нишу своеобразного беспилотного «фастфуда» – не топовых, но доступных систем, внешне похожих на решения США и Израиля.

В Турции с 2004 года начала реализовываться программа создания национального БЛА MALE-класса Anka («Феникс»). Вместе с тем, в турецких военных и политических кругах изначально имелось понимание того, что процесс займет определенное время. Для временного закрытия пустующей ниши было решено использовать системы иностранной разработки.

Импорт и попытка кооперации

В 2005 году Турция подписала с Израилем соглашение о закупке 10 беспилотников. В пакет вошли системы Heron, а также, по некоторым данным, барражирующие боеприпасы Harpy. Завершить поставки летательных аппаратов намечалось в 2008-ом. Контракт подразумевал участие турецкой компании Aselsan со своими подсистемами полезной нагрузки с их последующим комплексированием израильской компанией IAI. Однако взаимодействие компаний двух стран стало «узким местом» – из-за технических сложностей в реализации контракта возникли задержки. В результате в ноябре 2008 года Турция получила только первые два беспилотника.

Затем турецко-израильские отношения резко ухудшились. Поводом стал произошедший в ночь с 30 на 31 мая 2010 года у берегов Газы конфликт активистов движения Free Gaza Movement с Армией обороны Израиля. В ходе попытки прорыва блокады сектора Газа было захвачено турецкое судно, погибли люди. В итоге военно-техническое сотрудничество между двумя странами было заморожено.

Альтернативным поставщиком беспилотных систем Турция рассматривала США. 4 декабря 2008 года турецкая армия направила письмо в Департамент оборонной промышленности (SSM) Министерства обороны Турции с просьбой инициировать закупку БЛА Predator. В результате три системы были взяты в аренду и далее управлялись совместным турецко-американским подразделением, и еще шесть БЛА были заказаны по линии «Иностранных военных поставок». Базировались беспилотники на авиабазе Инджирлик и использовались, в частности, для мониторинга активности боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК).

Государственный долгострой

Решение задачи создания национальных турецких беспилотных систем было делегировано государственному концерну Turkish Aerospace Industries (TAI, Türk Havacılık ve Uzay Sanayii A.Ş.). Компания спроектировала БЛА, внешне похожий на аппарат Hermes 900 израильской компании Elbit Systems – похожая форма фюзеляжа, прямое крыло большого удлинения, V-образное хвостовое оперение. При этом, турецкий беспилотник существенно тяжелее израильского – 1600 кг против 970 кг, но может нести только 200 кг полезной нагрузки, что может говорить о перетяжелении конструкции.

БЛА Anka может выполнять полеты продолжительностью до 24 часов на высотах до 9000 м. При этом, радиус действия по радиоканалу прямой видимости составляет до 250 км, при использовании спутникового канала (модификация Anka-S появилась позднее) – практически неограничен. На борту БЛА размещается оптико-электронная система наблюдения, в дополнение к ней может устанавливаться РЛС с синтезированной апертурой, а также вооружение. В частности, БЛА может нести созданные турецкой компанией Roketsan высокоточные корректируемые бомбы MAM-C, или боеприпасы MAM-L с лазерной полуактивной системой наведения.

Процесс создания нового БЛА занял больше прогнозировавшегося времени. Испытания первых трех опытных образцов были завершены только к середине 2011 года. В 2012-ом началось серийное производства Anka-А для ВВС Турции, а 20 января 2013 года турецкое военное ведомство завершило приемочные испытания. В дальнейшем возможности БЛА постепенно наращивались, однако в целом программа реализовывалась весьма невысокими темпами. Вместе с тем, заказчики встретили новую систему довольно холодно. В настоящее время в различных видах Вооруженных Сил Турции используются порядка двух десятков БЛА Anka различных модификаций, что довольно немного.

Кроме того, данная система, вызывавшая существенные экспортные надежды, их также не оправдала. Саудовская Аравия так и не подписала планировавшийся контракт по закупке БЛА Anka, Египет расторг имевшийся контракт в силу политических разногласий. На настоящий момент известно только о поставке 6 БЛА Anka в Тунис весной 2020 года. Стоимость сделки составила порядка 240 млн. долларов.

Сюрприз от частного сектора

Еще одной турецкой разведывательно-ударной системой является БЛА Bayraktar TB2. Он был создан частной компанией Baykar Makina, которая первоначально занималась производством автомобильных компонентов, а затем, к началу 2000-х годов начала заниматься разработками в области робототехники, систем управления и беспилотных летательных аппаратов. Работы по проекту начались в 2011 году, когда в портфолио у Baykar был только малоразмерный беспилотник Bayraktar Mini UAV производства с размахом крыла 1,6 м (правда, принятый на вооружение турецкой армии).

БЛА Bayraktar TB2 построен по двухбалочной схеме с хвостовым оперением в виде перевернутой V. Крыло прямое большого удлинения имеет размах 12 м. Максимальная взлетная масса беспилотника составляет 650 кг. В качестве силовой установки использован поршневой двигатель разработки австрийской компании Rotax (принадлежит канадской Bombardier Recreational Products). Планер выполнен из композиционных материалов с преобладанием углепластика.

Взлет и посадку беспилотник выполняет «по-самолетному» с помощью трехстоечного неубирающегося шасси (убирается только передняя стойка). Bayraktar способен совершать полеты продолжительностью до одних суток, неся до 150 кг полезной нагрузки, как разведывательной, так и ударной. Бортовое разведывательное оборудование БЛА Bayraktar TB2 представлено многоканальной оптико-электронной системой наблюдения MX-15D с лазерным дальномером и целеуказателем канадской компании Wescam.

Bayraktar TB2 впервые поднялся в воздух в августе 2014 года, а в декабре 2015-го успешно прошло испытание его вооружения – легкой управляемой авиабомбы с лазерным наведением Smart Micro Munition MAM-L, созданной компанией Roketsan специально для вооружения турецких БЛА. Позднее состав вооружения беспилотника был дополнен также MAM-C – ее уменьшенным вариантом массой 6,5 кг с боевой частью осколочно-фугасного, бронебойного и зажигательного действия.

На военной службе

Разработки Baykar Makina, несмотря на их перспективность и своевременность могли бы пополнить ряды аналогичных слабо востребованных разработок многих похожих стартапов. И наверняка так бы и произошло, особенно принимая во внимание ориентацию турецких военных на продукцию крупных компаний. Однако в мае 2016 года случилось событие, несомненно оказавшее влияние на последующую судьбу компании Baykar: один из сыновей основателя фирмы Сельчук Байрактар стал мужем младшей дочери президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Спустя некоторое время компании была предоставлена возможность продемонстрировать Bayraktar TB2 во время объединенных военно-тренировочных действий в Измире, а в дальнейшем «Байрактары» были приняты на вооружение.

По имеющимся данным, в силовые структуры Турции было поставлено не менее 75 единиц Bayraktar TB2 (то есть ко крайней мере вдвое больше, чем БЛА Anka). Они использовались в операциях Вооруженных Сил Турции против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) и курдских отрядов народной самообороны. Только в 2016 году в операциях с участием Bayraktar TB2 было уничтожено около 400 боевиков РПК. В ходе лишь одной операции против курдов в сирийском районе Африн в 2018 году на эти БЛА приходилась пятая часть уничтоженных турецкой армией боевиков, а всего за три месяца операции с помощью беспилотников Bayraktar TB2 были ликвидированы 449 боевиков.

Применялись «Байрактары» и в Ливии, где использовались в боях с подразделениями Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. Использование турецких беспилотников Bayraktar TB2 начиная с июня 2019 года, оказало серьезную помощь силам, лояльным Правительству национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа и смогло в некоторой степени уравновесить использование Ливийской национальной армией тяжелых БЛА китайского производства, предоставленных ОАЭ. Турецкие Bayraktar TB2 сыграли значимую роль в возвращении контроля сил ПНС над городом Гарьян, а также в уничтожении точечными ударами командующих некоторых соединений ЛНА, например, братьев Кани, командовавших 9-й бригадой ЛНА из Тархуны.

В то же время, несмотря на успехи применения Bayraktar TB2 в Ливии, их эффективность была серьезно ограничена тем обстоятельством, что действовать им приходилось по удаленным друг от друга целям, расположенным в глубине территории, контролируемой противником. Кроме того, у сил ПНС не было современной артиллерии, которая могла бы эффективно «сопровождать» действия дронов: поражать площадные или крупные цели – позиции ПВО и систем РЭБ, развернутые ЛНА под Триполи. Поэтому первая партия «Байрактаров» в Ливии (до 6 единиц) была полностью «выбита» уже к осени 2019 года. В качестве замены уничтоженной первой партии из Турции поступили 12 новых Bayraktar TB2.

В Сирии Bayraktar TB2 были масштабно задействованы Вооруженными Силами Турции в ходе операции «Весенний щит» в Идлибе в феврале 2020 года. Беспилотники выступали в качестве ключевого оперативного элемента огневой поддержки, наблюдения и разведки. За ними была закреплена роль средства прямого авиационного сопровождения операции в таком масштабе и с такой эффективностью, которые позволили заменить боевые самолеты и самолеты-разведчики, что, в частности, позволило поддерживаемым Турцией группировкам захватить город Серакиб. Ключом к успеху было сочетание использования высокоточных авиационных средств поражения с использованием дальней артиллерии, получавшей целеуказание с БЛА.

Зарубежные поставки

Продемонстрированные возможности новых турецких БЛА не остались незамеченными в мире. Первым иностранным покупателем Bayraktar TB2 стал Катар, который в 2018 г. приобрел комплекс с 6 БЛА, 2 наземными станциями управления и прочими сопутствующими подсистемами и оборудованием. Следом за Катаром в 2019 г. аналогичный заказ сделала Украина. Позднее Киев продолжил сотрудничество – в 2021 были закуплены дополнительные БЛА, а также заключено соглашение о лицензионном производстве Bayraktar TB2 на территории страны.

В 2020 г. БЛА Bayraktar TB2 приобрел Азербайджан. Определенным сюрпризом стало то, что уже осенью того же года они были активно использованы в ходе боевых действий во Второй Карабахской войне. Использование беспилотников в целом здесь было более чем масштабным. Высокая насыщенность азербайджанских войск данными беспилотными системами сделала этот вооруженный конфликт войной в прямом эфире, что помимо непосредственного действия имело также огромный деморализующий армян пропагандистский эффект.

Это было грамотно использовано маркетинговой службой компании Baykar Makina, благодаря чему у системы появились новые клиенты, главным образом из числа стран Восточной Европы. В мае 2021 году министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак заявил о предстоящем заключении контракта на закупку для польских Вооруженных Сил четырех турецких разведывательно-ударных беспилотных авиационных комплексов Bayraktar TB2, включая 24 БЛА, а также вооружение для них. Контракт был заключен вскоре после анонсирования в ходе официального визита президента Польши Анджея Дуды в Турцию вне конкурса, в рамках так называемой неотложной необходимости. Польша таким образом стала первой страной-членом Европейского Союза и НАТО, которая приобрела беспилотники у Турции.

11 апреля 2022 года президент Сербии Александр Вучич сообщил, что во время переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом он просил поставить Белграду беспилотники Bayraktar TB2. А следом 13 апреля министр обороны Словакии Яро Надь сделал заявление о том, что переговоры с компанией Baykar продвигаются в рамках широкого плана по приобретению зарубежных беспилотных авиационных систем для национальных Вооруженных Сил.

Сообщалось, что интерес к «Байрактарам» проявили и другие страны НАТО – Албания и Болгария. Первой страной ОДКБ, закупившей Bayraktar TB2, стала Киргизия. На очереди – Казахстан.

«Два пишем, три в уме»

Успех в реализации и продвижении БЛА Bayraktar TB2 обеспечил приток финансовых средств в компанию, а также придал разработчикам веру в свои силы, что в итоге вместе с наличием научно-конструкторских и технологических наработок стимулировало реализацию еще двух проектов БЛА – Bayraktar TB3 и Akinci в более крупной размерности.

Bayraktar TB3 представляет собой укрупненную версию модификации TB2. Работы по проекту пока не завершены. Первый полет запланирован на текущий 2022 год. Одновременно должны начаться испытания беспилотника. А через год, в случае благоприятного развития ситуации, возможно начало поставок Bayraktar TB3 в войска.

Конструктивно Bayraktar TB3 реализован по той же схеме, что и «младшая» модель, но значительно габаритнее и тяжелее – максимальная взлетная масса была повышена более чем вдвое и достигла 1450 кг. На БЛА должен быть установлен двигатель PD-170 мощностью 170 л.с., который в отличие от двигателя «младшей» модели является уже турецким изделием, созданным подконтрольной TAI специализированной двигателестроительной компанией Tusas Engine Industries (TEI).

Сообщалось о том, что крейсерская скорость БЛА Bayraktar TB3 составляет порядка 232 км/ч. При этом аппарат может находиться в воздухе свыше 24 часов. Радиус, по-видимому, неограничен в силу использования спутникового канала связи. Компания-разработчик сообщала о возможности палубного применения БЛА этой модели. Их, в частности, предполагается использовать на борту перспективного турецкого универсального десантного корабля Anadolu. Отдельно акцентировалось, что взлет и посадка, в том числе на палубу, будет осуществляться в автоматическом режиме.

Грузоподъемность модификации TB3 доведена до 280 кг, благодаря чему расширено количество и номенклатура применяемых авиационных средств поражения. В состав вооружения БЛА могут входить высокоточные бомбы MAM-C, MAM-L и MAM-T, ПТУР L-UMTAS, Roketsan Cirit и некоторые другие существующие и перспективные образцы.

Второй из упомянутых перспективных БЛА – Akinci – находится в верхней границе диапазона систем MALE-класса. Первые фотографии нового аппарата появились в интернете в июне 2018 года. Его первый полет был выполнен 6 декабря 2019 г., а в августе 2020 года к полетам приступил второй прототип.

Akinci построен по нормальной аэродинамической схеме с крылом большого удлинения, имеющим характерный излом «чайки». Его максимальная взлетная масса составляет 6000 кг. В качестве силовой установки на первом этапе используются два турбовинтовых двигателя АИ-450С украинской компании «Мотор Сич», вращающие 5-лопастные тянущие винты. Далее же предусмотрен переход на более мощные двигатели PD-170 турецкого производства, аналогичные используемым на БЛА Bayraktar TB3.

Взлет и посадка беспилотника Akinci выполняются автоматически. Практический потолок – 9000-12000 м. Максимальная продолжительность полета составляет не менее 24 ч. Компания-разработчик указывает, что БЛА может нести до 1500 кг полезной нагрузки. В том числе оборудование разведки, включающее многоканальную оптико-электронную систему наблюдения и РЛС.

Кроме того, Akinci также несет вооружение, для которого предусмотрены по четыре точки подвески под каждой консолью крыла и еще одна – под фюзеляжем. Состав вооружения может также включать те образцы, что предусмотрены для Bayraktar TB3, а кроме того, еще крылатую ракету большой дальности SOM-A (разработки Научно-исследовательского и конструкторского института оборонной промышленности Совета Турции по научно-техническим исследованиям TÜBİTAK-SAGE), а также американские авиабомбы MK-81, MK-82, MK-83. Кроме того, рассматривается возможность использование ракет класса «воздух-воздух» Gokdogan и Bozdogan.

Мысли, наблюдения, выводы

Отмечаемый сегодня в мире успех Турции в области беспилотных авиационных систем связан главным образом с разработками компании Baykar, а среди них – в основном с БЛА Bayraktar TB2. Причем не только с самим изделием, как таковым, но и с тем эффектом, который произвело его появление. В техническом плане оно исключительно позитивно повлияло на ход дел в фирме Baykar, а также отразилось на состоянии близких и связанных национальных разработок. В геополитическом плане это подняло статус Турции, она вошла в клуб высокотехнологичных стран, дав также возможность распространять влияние посредством поставок заинтересованным зарубежным заказчикам.

Объясняется данный успех сочетанием нескольких факторов.

Во-первых, имеет место удачная ставка руководства Baykar Makina, и в первую очередь Сельчука Байрактара, на переориентацию на новую для компании, но многообещающую нишу беспилотных систем. Шаг был весьма рискованный, принимая во внимание имевшийся на момент принятия данного решения более чем скромный бэкграунд, наличие именитых конкурентов, и в целом отсутствие расположенности со стороны основного заказчика, но, как показало время, в итоге расчет оказался абсолютно верным.

Во-вторых, разработки частной компании Baykar появились в нужное время – в стране имелась растущая потребность в беспилотной технике – как для собственных нужд, так и для реализации геополитических амбиций, имевшихся у руководства Турции. На руку «Байрактарам» играло и то, что возникли сложности с использованием импортных беспилотников, а также возникли задержки в реализации собственной крупной государственной программы.

В-третьих, в Турции был достигнут определенный уровень профильного образования как инженерного, так и профессионально-технического. Это стало возможно как за счет развития собственной системы образования, в том числе высшего, так и за счет доступности образования за рубежом. Сам Сельчук Байрактар окончил в 2002 году Стамбульский технический университет, а затем учился в США, в Пенсильванском университете и в Массачусетском технологическом институте. Таким образом, семена новых идей легли в уже подготовленную почву.

В-четвертых, в Турции появились собственные разработки в области подсистем для БЛА. Возникли они благодаря тому, что турки не забыли оружейное эмбарго, введенное США в 1974 году после проведенной Анкарой операции на Кипре. Несмотря на его краткосрочность, необходимые выводы были сделаны – турецкое руководство решило начать масштабную программу импортозамещения и создать национальные оборонные фирмы, такие как Aselsan, Havelsan, Roketsan и др. Соответственно, для реализации комплексного проекта уже имелся определенный задел.

В-пятых, турецкие разработчики имели возможность приобретать на внешних рынках отдельные подсистемы для БЛА, что дало возможность проектировать изделие с расчетом на комплексирование готовых и испытанных компонентов, не тратя время и ресурсы на частные вопросы. Да, в итоге расчет на иностранные компоненты сделал беспилотные системы Bayraktar уязвимыми от санкционного воздействия, как показал конфликт вокруг Карабаха. Однако на первых порах это работало и обеспечивало высокий темп реализации проектных работ.

Таков пример успешной реализации планов создания нового высокотехнологичного оборонного бизнеса в сфере беспилотных систем на примере Турции. Сочетание всех факторов, которые сложились в нужное время для Baykar Makina, вряд ли возможно где-либо повторить. Из этого невозможно сделать некую инструкцию для других компаний, желающих пройти тот же путь. Однако анализ опыта турецкой Baykar Makina, последовательности ее действий, предпринятых для достижения успеха, безусловно представляет ценность.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Турция с Bayraktar TB2 вошла в число ведущих мировых разработчиков беспилотных систем

20 апреля 2022
Денис Федутинов

Денис Федутинов

Специалист в области беспилотных систем, эксперт КИСИ

Мировой рынок беспилотных систем насыщен аппаратами различного типа и класса. Собственные разработки в этом модном в наши дни направлении, пусть и в малых классах, могут себе позволить многие государства и даже негосударственные формирования. Одним из последних бастионов технологически развитых стран, своеобразным индикатором принадлежности к закрытому клубу избранных, остается класс средневысотных БЛА большой продолжительности полета. Однако и здесь в последние годы наблюдаются существенные изменения, связанные с активными действиями новых игроков и прежде всего Турции.

На протяжении последних десятилетий лидирующие позиции в мире беспилотных систем MALE-класса прочно занимали США и Израиль. Действуя отчасти по отдельности, отчасти совместно (некоторые американские разработки имели израильские корни) эти страны долгое время фактически имели дуополию на рынке средневысотных БЛА большой продолжительности полета.

Беспилотный пьедестал

Американские разработки были представлены продукцией одной компании – General Atomics Aeronautical Systems. Именно ею были созданы беспилотники семейства Predator, в которое помимо одноименного первоначально разведывательного с маркировкой RQ, а затем многоцелевого (MQ) аппарата также входят более тяжелые MQ-9 Reaper и армейский MQ-1C Gray Eagle, а кроме того, перспективные модели Mohave и Avenger, еще не принятые на вооружение.

Израиль присутствовал на рынке главным образом с системами двух своих основных разработчиков. Во-первых, это государственный концерн Israel Aerospace Indudtries (IAI), специалистами которого были созданы системы Heron и Eitan (экспортное наименование Heron TP), а также некоторые их модификации. Во-вторых, это частная компания Elbit Systems со своими Hermes 900.

Эти две страны изначально исповедовали различные стратегии развития и продвижения своих разработок на рынке. Финансовые возможности США позволяли стране рассматривать собственные силовые структуры, включая Пентагон и отчасти ЦРУ в качестве основных заказчиков, которые способны обеспечить затраты на НИОКР и загрузку производственных мощностей. При этом США крайне дозированно поставляли свои разработки на экспорт, первоначально крайне узкому кругу стран-партнеров, таких как Великобритания, Италия, Турция, и даже при этом нередко урезая функционал поставляемых систем.

Израиль, в силу своих масштабов, напротив, не мог полагаться исключительно на внутреннего потребителя. Армия обороны Израиля нередко приобретала некоторые системы даже в единичных количествах, чтобы обеспечить разработчикам позитивное портфолио за счет наличия опыта боевой эксплуатации. Вместе с тем, основной расчет делался и делается на иностранных заказчиков, и израильские разработки здесь действительно очень заметны.

В 2000-х годах, после появления на рынке задавших тон новому направлению разведывательных и разведывательно-ударных беспилотных систем, многие страны обратили на него внимание и приступили к изучению возможностей разработки такой техники для оснащения ею собственных вооруженных сил. Среди них, в частности, были КНР, Турция, Индия и ЮАР. И если последние до настоящего момента не достигли значимых успехов, то Китай и Турция сумели реализовать свои амбиции в беспилотной сфере, не только оснастив свои вооруженные силы системами собственного производства, но также серьезно потеснив на мировом рынке имевшихся лидеров.

КНР, благодаря обладанию существенными финансовыми и людскими ресурсами, реализовала программы создания по крайней мере двух параллельных линеек систем БЛА MALE-класса – Wing Loong (также известна под наименованием Pterodactyl) и Cai Hong (Rainbow).

Первая разработки AVIC представлена системами БЛА Wing Loong I и Wing Loong II, поставлявшимися помимо ВВС НОАК также в ряд зарубежных стран Азии и Африки, включая Саудовскую Аравию, Египет, Узбекистан, Казахстан, Индонезию.

Вторая, созданная китайской авиационно-космической научно-технологической корпорацией CASC, включает системы Cai Hong 4, поставлявшиеся в Алжир, Египет, Иорданию, ОАЭ, Пакистан. Активная маркетинговая политика компании, подкрепленная выгодными финансовыми условиями и отсутствием политических сдержек, позволила Китаю занять нишу своеобразного беспилотного «фастфуда» – не топовых, но доступных систем, внешне похожих на решения США и Израиля.

В Турции с 2004 года начала реализовываться программа создания национального БЛА MALE-класса Anka («Феникс»). Вместе с тем, в турецких военных и политических кругах изначально имелось понимание того, что процесс займет определенное время. Для временного закрытия пустующей ниши было решено использовать системы иностранной разработки.

Импорт и попытка кооперации

В 2005 году Турция подписала с Израилем соглашение о закупке 10 беспилотников. В пакет вошли системы Heron, а также, по некоторым данным, барражирующие боеприпасы Harpy. Завершить поставки летательных аппаратов намечалось в 2008-ом. Контракт подразумевал участие турецкой компании Aselsan со своими подсистемами полезной нагрузки с их последующим комплексированием израильской компанией IAI. Однако взаимодействие компаний двух стран стало «узким местом» – из-за технических сложностей в реализации контракта возникли задержки. В результате в ноябре 2008 года Турция получила только первые два беспилотника.

Затем турецко-израильские отношения резко ухудшились. Поводом стал произошедший в ночь с 30 на 31 мая 2010 года у берегов Газы конфликт активистов движения Free Gaza Movement с Армией обороны Израиля. В ходе попытки прорыва блокады сектора Газа было захвачено турецкое судно, погибли люди. В итоге военно-техническое сотрудничество между двумя странами было заморожено.

Альтернативным поставщиком беспилотных систем Турция рассматривала США. 4 декабря 2008 года турецкая армия направила письмо в Департамент оборонной промышленности (SSM) Министерства обороны Турции с просьбой инициировать закупку БЛА Predator. В результате три системы были взяты в аренду и далее управлялись совместным турецко-американским подразделением, и еще шесть БЛА были заказаны по линии «Иностранных военных поставок». Базировались беспилотники на авиабазе Инджирлик и использовались, в частности, для мониторинга активности боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК).

Государственный долгострой

Решение задачи создания национальных турецких беспилотных систем было делегировано государственному концерну Turkish Aerospace Industries (TAI, Türk Havacılık ve Uzay Sanayii A.Ş.). Компания спроектировала БЛА, внешне похожий на аппарат Hermes 900 израильской компании Elbit Systems – похожая форма фюзеляжа, прямое крыло большого удлинения, V-образное хвостовое оперение. При этом, турецкий беспилотник существенно тяжелее израильского – 1600 кг против 970 кг, но может нести только 200 кг полезной нагрузки, что может говорить о перетяжелении конструкции.

БЛА Anka может выполнять полеты продолжительностью до 24 часов на высотах до 9000 м. При этом, радиус действия по радиоканалу прямой видимости составляет до 250 км, при использовании спутникового канала (модификация Anka-S появилась позднее) – практически неограничен. На борту БЛА размещается оптико-электронная система наблюдения, в дополнение к ней может устанавливаться РЛС с синтезированной апертурой, а также вооружение. В частности, БЛА может нести созданные турецкой компанией Roketsan высокоточные корректируемые бомбы MAM-C, или боеприпасы MAM-L с лазерной полуактивной системой наведения.

Процесс создания нового БЛА занял больше прогнозировавшегося времени. Испытания первых трех опытных образцов были завершены только к середине 2011 года. В 2012-ом началось серийное производства Anka-А для ВВС Турции, а 20 января 2013 года турецкое военное ведомство завершило приемочные испытания. В дальнейшем возможности БЛА постепенно наращивались, однако в целом программа реализовывалась весьма невысокими темпами. Вместе с тем, заказчики встретили новую систему довольно холодно. В настоящее время в различных видах Вооруженных Сил Турции используются порядка двух десятков БЛА Anka различных модификаций, что довольно немного.

Кроме того, данная система, вызывавшая существенные экспортные надежды, их также не оправдала. Саудовская Аравия так и не подписала планировавшийся контракт по закупке БЛА Anka, Египет расторг имевшийся контракт в силу политических разногласий. На настоящий момент известно только о поставке 6 БЛА Anka в Тунис весной 2020 года. Стоимость сделки составила порядка 240 млн. долларов.

Сюрприз от частного сектора

Еще одной турецкой разведывательно-ударной системой является БЛА Bayraktar TB2. Он был создан частной компанией Baykar Makina, которая первоначально занималась производством автомобильных компонентов, а затем, к началу 2000-х годов начала заниматься разработками в области робототехники, систем управления и беспилотных летательных аппаратов. Работы по проекту начались в 2011 году, когда в портфолио у Baykar был только малоразмерный беспилотник Bayraktar Mini UAV производства с размахом крыла 1,6 м (правда, принятый на вооружение турецкой армии).

БЛА Bayraktar TB2 построен по двухбалочной схеме с хвостовым оперением в виде перевернутой V. Крыло прямое большого удлинения имеет размах 12 м. Максимальная взлетная масса беспилотника составляет 650 кг. В качестве силовой установки использован поршневой двигатель разработки австрийской компании Rotax (принадлежит канадской Bombardier Recreational Products). Планер выполнен из композиционных материалов с преобладанием углепластика.

Взлет и посадку беспилотник выполняет «по-самолетному» с помощью трехстоечного неубирающегося шасси (убирается только передняя стойка). Bayraktar способен совершать полеты продолжительностью до одних суток, неся до 150 кг полезной нагрузки, как разведывательной, так и ударной. Бортовое разведывательное оборудование БЛА Bayraktar TB2 представлено многоканальной оптико-электронной системой наблюдения MX-15D с лазерным дальномером и целеуказателем канадской компании Wescam.

Bayraktar TB2 впервые поднялся в воздух в августе 2014 года, а в декабре 2015-го успешно прошло испытание его вооружения – легкой управляемой авиабомбы с лазерным наведением Smart Micro Munition MAM-L, созданной компанией Roketsan специально для вооружения турецких БЛА. Позднее состав вооружения беспилотника был дополнен также MAM-C – ее уменьшенным вариантом массой 6,5 кг с боевой частью осколочно-фугасного, бронебойного и зажигательного действия.

На военной службе

Разработки Baykar Makina, несмотря на их перспективность и своевременность могли бы пополнить ряды аналогичных слабо востребованных разработок многих похожих стартапов. И наверняка так бы и произошло, особенно принимая во внимание ориентацию турецких военных на продукцию крупных компаний. Однако в мае 2016 года случилось событие, несомненно оказавшее влияние на последующую судьбу компании Baykar: один из сыновей основателя фирмы Сельчук Байрактар стал мужем младшей дочери президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Спустя некоторое время компании была предоставлена возможность продемонстрировать Bayraktar TB2 во время объединенных военно-тренировочных действий в Измире, а в дальнейшем «Байрактары» были приняты на вооружение.

По имеющимся данным, в силовые структуры Турции было поставлено не менее 75 единиц Bayraktar TB2 (то есть ко крайней мере вдвое больше, чем БЛА Anka). Они использовались в операциях Вооруженных Сил Турции против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) и курдских отрядов народной самообороны. Только в 2016 году в операциях с участием Bayraktar TB2 было уничтожено около 400 боевиков РПК. В ходе лишь одной операции против курдов в сирийском районе Африн в 2018 году на эти БЛА приходилась пятая часть уничтоженных турецкой армией боевиков, а всего за три месяца операции с помощью беспилотников Bayraktar TB2 были ликвидированы 449 боевиков.

Применялись «Байрактары» и в Ливии, где использовались в боях с подразделениями Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. Использование турецких беспилотников Bayraktar TB2 начиная с июня 2019 года, оказало серьезную помощь силам, лояльным Правительству национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа и смогло в некоторой степени уравновесить использование Ливийской национальной армией тяжелых БЛА китайского производства, предоставленных ОАЭ. Турецкие Bayraktar TB2 сыграли значимую роль в возвращении контроля сил ПНС над городом Гарьян, а также в уничтожении точечными ударами командующих некоторых соединений ЛНА, например, братьев Кани, командовавших 9-й бригадой ЛНА из Тархуны.

В то же время, несмотря на успехи применения Bayraktar TB2 в Ливии, их эффективность была серьезно ограничена тем обстоятельством, что действовать им приходилось по удаленным друг от друга целям, расположенным в глубине территории, контролируемой противником. Кроме того, у сил ПНС не было современной артиллерии, которая могла бы эффективно «сопровождать» действия дронов: поражать площадные или крупные цели – позиции ПВО и систем РЭБ, развернутые ЛНА под Триполи. Поэтому первая партия «Байрактаров» в Ливии (до 6 единиц) была полностью «выбита» уже к осени 2019 года. В качестве замены уничтоженной первой партии из Турции поступили 12 новых Bayraktar TB2.

В Сирии Bayraktar TB2 были масштабно задействованы Вооруженными Силами Турции в ходе операции «Весенний щит» в Идлибе в феврале 2020 года. Беспилотники выступали в качестве ключевого оперативного элемента огневой поддержки, наблюдения и разведки. За ними была закреплена роль средства прямого авиационного сопровождения операции в таком масштабе и с такой эффективностью, которые позволили заменить боевые самолеты и самолеты-разведчики, что, в частности, позволило поддерживаемым Турцией группировкам захватить город Серакиб. Ключом к успеху было сочетание использования высокоточных авиационных средств поражения с использованием дальней артиллерии, получавшей целеуказание с БЛА.

Зарубежные поставки

Продемонстрированные возможности новых турецких БЛА не остались незамеченными в мире. Первым иностранным покупателем Bayraktar TB2 стал Катар, который в 2018 г. приобрел комплекс с 6 БЛА, 2 наземными станциями управления и прочими сопутствующими подсистемами и оборудованием. Следом за Катаром в 2019 г. аналогичный заказ сделала Украина. Позднее Киев продолжил сотрудничество – в 2021 были закуплены дополнительные БЛА, а также заключено соглашение о лицензионном производстве Bayraktar TB2 на территории страны.

В 2020 г. БЛА Bayraktar TB2 приобрел Азербайджан. Определенным сюрпризом стало то, что уже осенью того же года они были активно использованы в ходе боевых действий во Второй Карабахской войне. Использование беспилотников в целом здесь было более чем масштабным. Высокая насыщенность азербайджанских войск данными беспилотными системами сделала этот вооруженный конфликт войной в прямом эфире, что помимо непосредственного действия имело также огромный деморализующий армян пропагандистский эффект.

Это было грамотно использовано маркетинговой службой компании Baykar Makina, благодаря чему у системы появились новые клиенты, главным образом из числа стран Восточной Европы. В мае 2021 году министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак заявил о предстоящем заключении контракта на закупку для польских Вооруженных Сил четырех турецких разведывательно-ударных беспилотных авиационных комплексов Bayraktar TB2, включая 24 БЛА, а также вооружение для них. Контракт был заключен вскоре после анонсирования в ходе официального визита президента Польши Анджея Дуды в Турцию вне конкурса, в рамках так называемой неотложной необходимости. Польша таким образом стала первой страной-членом Европейского Союза и НАТО, которая приобрела беспилотники у Турции.

11 апреля 2022 года президент Сербии Александр Вучич сообщил, что во время переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом он просил поставить Белграду беспилотники Bayraktar TB2. А следом 13 апреля министр обороны Словакии Яро Надь сделал заявление о том, что переговоры с компанией Baykar продвигаются в рамках широкого плана по приобретению зарубежных беспилотных авиационных систем для национальных Вооруженных Сил.

Сообщалось, что интерес к «Байрактарам» проявили и другие страны НАТО – Албания и Болгария. Первой страной ОДКБ, закупившей Bayraktar TB2, стала Киргизия. На очереди – Казахстан.

«Два пишем, три в уме»

Успех в реализации и продвижении БЛА Bayraktar TB2 обеспечил приток финансовых средств в компанию, а также придал разработчикам веру в свои силы, что в итоге вместе с наличием научно-конструкторских и технологических наработок стимулировало реализацию еще двух проектов БЛА – Bayraktar TB3 и Akinci в более крупной размерности.

Bayraktar TB3 представляет собой укрупненную версию модификации TB2. Работы по проекту пока не завершены. Первый полет запланирован на текущий 2022 год. Одновременно должны начаться испытания беспилотника. А через год, в случае благоприятного развития ситуации, возможно начало поставок Bayraktar TB3 в войска.

Конструктивно Bayraktar TB3 реализован по той же схеме, что и «младшая» модель, но значительно габаритнее и тяжелее – максимальная взлетная масса была повышена более чем вдвое и достигла 1450 кг. На БЛА должен быть установлен двигатель PD-170 мощностью 170 л.с., который в отличие от двигателя «младшей» модели является уже турецким изделием, созданным подконтрольной TAI специализированной двигателестроительной компанией Tusas Engine Industries (TEI).

Сообщалось о том, что крейсерская скорость БЛА Bayraktar TB3 составляет порядка 232 км/ч. При этом аппарат может находиться в воздухе свыше 24 часов. Радиус, по-видимому, неограничен в силу использования спутникового канала связи. Компания-разработчик сообщала о возможности палубного применения БЛА этой модели. Их, в частности, предполагается использовать на борту перспективного турецкого универсального десантного корабля Anadolu. Отдельно акцентировалось, что взлет и посадка, в том числе на палубу, будет осуществляться в автоматическом режиме.

Грузоподъемность модификации TB3 доведена до 280 кг, благодаря чему расширено количество и номенклатура применяемых авиационных средств поражения. В состав вооружения БЛА могут входить высокоточные бомбы MAM-C, MAM-L и MAM-T, ПТУР L-UMTAS, Roketsan Cirit и некоторые другие существующие и перспективные образцы.

Второй из упомянутых перспективных БЛА – Akinci – находится в верхней границе диапазона систем MALE-класса. Первые фотографии нового аппарата появились в интернете в июне 2018 года. Его первый полет был выполнен 6 декабря 2019 г., а в августе 2020 года к полетам приступил второй прототип.

Akinci построен по нормальной аэродинамической схеме с крылом большого удлинения, имеющим характерный излом «чайки». Его максимальная взлетная масса составляет 6000 кг. В качестве силовой установки на первом этапе используются два турбовинтовых двигателя АИ-450С украинской компании «Мотор Сич», вращающие 5-лопастные тянущие винты. Далее же предусмотрен переход на более мощные двигатели PD-170 турецкого производства, аналогичные используемым на БЛА Bayraktar TB3.

Взлет и посадка беспилотника Akinci выполняются автоматически. Практический потолок – 9000-12000 м. Максимальная продолжительность полета составляет не менее 24 ч. Компания-разработчик указывает, что БЛА может нести до 1500 кг полезной нагрузки. В том числе оборудование разведки, включающее многоканальную оптико-электронную систему наблюдения и РЛС.

Кроме того, Akinci также несет вооружение, для которого предусмотрены по четыре точки подвески под каждой консолью крыла и еще одна – под фюзеляжем. Состав вооружения может также включать те образцы, что предусмотрены для Bayraktar TB3, а кроме того, еще крылатую ракету большой дальности SOM-A (разработки Научно-исследовательского и конструкторского института оборонной промышленности Совета Турции по научно-техническим исследованиям TÜBİTAK-SAGE), а также американские авиабомбы MK-81, MK-82, MK-83. Кроме того, рассматривается возможность использование ракет класса «воздух-воздух» Gokdogan и Bozdogan.

Мысли, наблюдения, выводы

Отмечаемый сегодня в мире успех Турции в области беспилотных авиационных систем связан главным образом с разработками компании Baykar, а среди них – в основном с БЛА Bayraktar TB2. Причем не только с самим изделием, как таковым, но и с тем эффектом, который произвело его появление. В техническом плане оно исключительно позитивно повлияло на ход дел в фирме Baykar, а также отразилось на состоянии близких и связанных национальных разработок. В геополитическом плане это подняло статус Турции, она вошла в клуб высокотехнологичных стран, дав также возможность распространять влияние посредством поставок заинтересованным зарубежным заказчикам.

Объясняется данный успех сочетанием нескольких факторов.

Во-первых, имеет место удачная ставка руководства Baykar Makina, и в первую очередь Сельчука Байрактара, на переориентацию на новую для компании, но многообещающую нишу беспилотных систем. Шаг был весьма рискованный, принимая во внимание имевшийся на момент принятия данного решения более чем скромный бэкграунд, наличие именитых конкурентов, и в целом отсутствие расположенности со стороны основного заказчика, но, как показало время, в итоге расчет оказался абсолютно верным.

Во-вторых, разработки частной компании Baykar появились в нужное время – в стране имелась растущая потребность в беспилотной технике – как для собственных нужд, так и для реализации геополитических амбиций, имевшихся у руководства Турции. На руку «Байрактарам» играло и то, что возникли сложности с использованием импортных беспилотников, а также возникли задержки в реализации собственной крупной государственной программы.

В-третьих, в Турции был достигнут определенный уровень профильного образования как инженерного, так и профессионально-технического. Это стало возможно как за счет развития собственной системы образования, в том числе высшего, так и за счет доступности образования за рубежом. Сам Сельчук Байрактар окончил в 2002 году Стамбульский технический университет, а затем учился в США, в Пенсильванском университете и в Массачусетском технологическом институте. Таким образом, семена новых идей легли в уже подготовленную почву.

В-четвертых, в Турции появились собственные разработки в области подсистем для БЛА. Возникли они благодаря тому, что турки не забыли оружейное эмбарго, введенное США в 1974 году после проведенной Анкарой операции на Кипре. Несмотря на его краткосрочность, необходимые выводы были сделаны – турецкое руководство решило начать масштабную программу импортозамещения и создать национальные оборонные фирмы, такие как Aselsan, Havelsan, Roketsan и др. Соответственно, для реализации комплексного проекта уже имелся определенный задел.

В-пятых, турецкие разработчики имели возможность приобретать на внешних рынках отдельные подсистемы для БЛА, что дало возможность проектировать изделие с расчетом на комплексирование готовых и испытанных компонентов, не тратя время и ресурсы на частные вопросы. Да, в итоге расчет на иностранные компоненты сделал беспилотные системы Bayraktar уязвимыми от санкционного воздействия, как показал конфликт вокруг Карабаха. Однако на первых порах это работало и обеспечивало высокий темп реализации проектных работ.

Таков пример успешной реализации планов создания нового высокотехнологичного оборонного бизнеса в сфере беспилотных систем на примере Турции. Сочетание всех факторов, которые сложились в нужное время для Baykar Makina, вряд ли возможно где-либо повторить. Из этого невозможно сделать некую инструкцию для других компаний, желающих пройти тот же путь. Однако анализ опыта турецкой Baykar Makina, последовательности ее действий, предпринятых для достижения успеха, безусловно представляет ценность.