идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Доклады

Система противовоздушной обороны Турции: современное состояние и перспективы развития

фото: defenceturkey.com
19 апреля 2022

Оценка боеспособности вооруженных сил любого государства является довольно сложным делом, т.к. учитывает множество факторов и условий. И тем не менее, турецкая армия, если не принимать во внимание ядерное оружие, считается второй среди стран-членов НАТО (после США) по своему боевому потенциалу.

Колоссальный потенциал Сухопутных войск турецкой армии, одни из самых боеспособных ВВС и ВМС Турции, а также реальный боевой опыт по праву дают ей возможность находиться в ТОП-5 европейских армий. Однако есть у Вооруженных Сил (ВС) Турции одна явная брешь и ее основная уязвимость – слабая противовоздушная оборона (ПВО), она не способна эффективно противостоять потенциальному противнику, обладающему современной авиацией. 

Главная проблема – нехватка современных ЗРК и ЗРС

Даже командование НАТО считает, что силы и средства турецкой ПВО недостаточно надежно прикрывают воздушное пространство зоны противовоздушной обороны объединенной системы ПВО НАТО, особенно на малых высотах, в которую входит национальная система ПВО Турции. При этом ее основной проблемой являются нехватка современных образцов вооружения и военной техники, большая часть которых была ранее приобретена Анкарой у США, Великобритании и Израиля. 

Национальная система ПВО Турции входит в состав зоны ПВО «Юг» объединенной системы ПВО НАТО. Общее руководство противовоздушной обороной осуществляет командующий ВВС страны через Штаб Командования ВВС и ПВО. Управление силами и средствами ПВО осуществляется с центра воздушных операций, расположенного на авиабазе Эскишехир (Eskisehir Air Base). 

Этот центр функционирует в составе единой автоматизированной системы управления (АСУ) ВВС и ПВО НАТО в Европе «АККС» (ACCS – Air Command and Control System), которая предназначена для контроля воздушного пространства, оповещения командования НАТО о воздушном нападении и управления боевыми силами объединенной системы ПВО Альянса.

Контроль воздушного пространства Турции осуществляет сеть из наземных стационарных и мобильных радиолокационных постов управления, наблюдения и оповещения, развернутая в две линии вдоль побережья и восточной границы страны. Радиолокационные посты (численностью до 60-ти) оснащены радиолокационными станциями (РЛС) турецкого производства Kalkan, лицензионными MPQ64 Sentinel и TRS-22XX, немецкими DR-171/172 (MPDR-90), американскими AN/FPS-117 и HR-3000 HADR, а также РЛС Selex RAT-31DL и RAT-31SL от компании Leonardo (Италия).

В целом обеспечивается одновременное обнаружение до 3 тысяч воздушных целей (включая малоразмерные и низколетящие), по 150 из которых могут быть выданы целеуказания. При этом отмечается недостаточное радиолокационное покрытие воздушного пространства на малых высотах. Непосредственно огневые подразделения ПВО в настоящее время входят в состав как Сухопутных войск, так и ВВС Турции.

На вооружении Сухопутных войск турецкой армии состоят зенитные ракетные комплексы (ЗРК) ближнего действия: 70 установок Atilgan с ПЗРК FIM92 Stinger; 78 установок Zipkin с ПЗРК FIM-92 Stinger, 146 ПЗРК FIM-92 Stinger. 

ЗРК ближнего действия Atilgan построен на платформе американского бронетранспортера М113A2 и является наиболее современным средством ПВО, официально принятым на вооружение в турецкой армии (задействован Турцией в Идлибской зоне деэскалации): 

  • основное вооружение – 8 ПЗРК, являющимися лицензионными копиями американских FIM-92 Stinger; 
  • дополнительно оснащается 12,7-мм пулеметом для самообороны;
  • способен действовать как автономно, так и в режиме скоординированной сети командования с другими средствами ПВО.

ЗРК Zipkin PMADS (Pedestal-Mounted Air Defence Missile System) является оригинальной разработкой компании Aselsan, созданной на основе требований турецкого Секретариата оборонной промышленности (Сecretariat for Defence Industries, SSM). Комплекс полностью автоматизирован. В его состав входят: 

  • пусковое устройство с четырьмя ракетами FIM-92 Stinger; 
  • спаренный с ними 12,7-мм пулемет; 
  • оптико-электронная система, работающая в ИК и УФ-диапазонах; 
  • лазерный дальномер; 
  • система опознования «свой – чужой». 

В ЗРК предусмотрено дистанционное управление на расстоянии до 50 м между пусковой установкой и пунктом управления. Дополнительные четыре ЗУР перевозятся на автомобиле в транспортно-пусковом контейнере. Для ВС Турции все элементы комплекса устанавливаются на шасси автомобиля повышенной проходимости Land Rover Defender 130 с колесной формулой 4x4. Расчет ЗРК состоит из двух человек. Комплекс может транспортироваться самолетами С-130 и С-160.

Кроме того, в подразделениях ПВО Сухопутных войск турецкой армии имеются:

  • порядка 250 артиллерийских установок Oerlikon GDF-001/ GDF003, прошедших программу модернизации до уровня GDF-005; 
  • 20-мм спаренные буксируемые зенитные установки Oerlikon GAI-D01 с отделяемым колесным ходом;
  • около 400 спаренных 20-мм зенитных установок Rheinmetall Мк 20 RH-202;
  • ПЗРК FIM-92 Stinger.

В дополнение к этому в настоящее время уже завершены войсковые испытания зенитной самоходной установки (ЗСУ) Korkut, спроектированной турецкой компанией Aselsan на базе БМП ACV-30. Первые серийные образцы уже поступают на вооружение ВС Турции. 

В составе зенитного артиллерийского комплекса (ЗАК) включены самоходные машины двух типов: машины управления и командования Korkut KKA (Komuta Kontrol Aracэ) и непосредственно ЗСУ Korkut SSA (Silah Sistemi Aracэ). В состав огневого подразделения ЗАК входят три ЗСУ и одна машина управления.

ЗСУ SSA оснащена двумя автоматическими пушками Oerlikon KDC-02 калибра 35 мм, которые выпускаются в Турции по швейцарской лицензии. Спаренные 35-мм зенитные автоматы имеют суммарный темп стрельбы 1100 выстрелов/мин. В боекомплект входят выстрелы нескольких типов со снарядами различного назначения. В задней части башни на крыше смонтирована РЛС обнаружения и опто-электронная система (тепловизор и дневная ТВ камера) поиска и сопровождения целей (с правой стороны от РЛС). С их помощью ЗСУ самостоятельно уточняет параметры цели и осуществляет наведение для стрельбы. Дальность обнаружения цели боевой машиной достигает 30 км.

Всего к 2024 году контрактом определено получить для ВС Турции 40 машин Korkut SSA и 13 Korkut KKA.

В составе ВВС Турции насчитывается 4 дивизиона MIM-14 Nike-Hercules, 2 дивизиона ЗРК Rapier и 8 батарей MIM-23 I-Hawk («Усовершенствованный Хок»), которые выполняют задачи по прикрытию западного побережья Турции и основных авиабаз. Все эти средства уже давно морально и технически устарели и по сути являются реликтами «холодной войны».

Довольно долгое время на территории Турции находились батареи ЗРК «Пэтриот», но к концу октября 2015 г. они были выведены в связи с окончанием мандата НАТО. Переговоры с союзниками о возможном приобретении этих систем к результатам не привели.

Ставка на новые разработки национальной оборонной промышленности

Не удивительно, что высшее военное и политическое руководство Турции уже более 10 лет проявляет явную заинтересованность в усилении безопасности страны путем совершенствования национальной системы ПВО, которая в случае обострения обстановки в регионе будет способна обеспечить защиту от возможного удара с воздуха. При этом отмечается отсутствие заинтересованности в модернизации системы ПВО за счет закупки зенитных ракетных комплексов и систем за рубежом. Именно в свете этого была разработана и стратегия развития военной промышленности до 2023 года. Ее приоритетом стало развитие национальной оборонной промышленности с целью постепенного снижения технологической зависимости от иностранных производителей и наращивания экспортных возможностей собственного военно-промышленного комплекса.

В рамках этой стратегии начиная с 2008 г. в Турции стартовало 3 программы разработки и создания собственных средств ПВО:

  • T-LALADMIS (Turkish Low Altitude Air Defence Missile Systems – «Турецкий маловысотный зенитный ракетный комплекс»);
  • T-MALADMIS (Turkish Middle Altitude Air Defence Missile Systems – «Турецкий средневысотный зенитный ракетный комплекс»); 
  • T-LORADMIS (Turkish Long-Range Air Defence Missile Systems – «Турецкий зенитный ракетный комплекс большой дальности»).

Результатами первых двух программ стали разработка турецкими компаниями Roketsan и Aselsan ЗРК Hisar-A и Hisar-O соответственно. Планировалось, что по третьей программе будет разработан ЗРК Hisar-U, но в связи с затянувшимися сроками разработки комплексов даже малой и средней дальности было принято решение о проведении конкурса на приобретение систем ПВО большой дальности, в котором в конце 2013 г. победил Китай с ЗРС HQ-9 (FD-2000). Однако впоследствии Турция аннулировала результаты данного тендера.

А после попытки государственного переворота в июле 2016 года, в котором ключевую роль сыграл генералитет турецких ВВС (имея за спиной кураторов из США), с повестки дня на тот момент времени был снят вопрос о возможной закупке ЗРК «Пэтриот». Практически безальтернативным стал вариант с закупкой Турцией ЗРС С-400, что и было осуществлено в сентябре 2017 года с заключением контракта стоимостью 2,5 млрд. долларов на поставку четырех дивизионов этой системы.

Контракт стал беспрецедентным – Турция, вторая после США по боевому потенциалу страна-член НАТО, не только сделала выбор в пользу российских систем ПВО большой дальности, но и не отказалась от этого решения, несмотря на многочисленные запугивания и угрозы со стороны как Вашингтона, так и Североатлантического альянса.

Постепенное движение вперед

Возвращаясь к первым двум программам, стоит отметить, что турецкие разработчики достигли определенных успехов. Хотя сроки разработки обоих комплексов ПВО явно затянулись. В настоящее время турецкое Министерство обороны и компании-подрядчики сосредоточили свои усилия на создании зенитной системы малой дальности. Они собираются сначала завершить проект Hisar-A и лишь после этого заняться разработкой ЗРК Hisar-O, используя опыт, полученный при создании предыдущей зенитной системы.

В октябре 2019 года отдел закупок турецкого Министерства обороны подтвердил готовность первой системы ПВО малой дальности местного производства. Параллельно с заявлениями о готовности президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава Секретариата оборонной промышленности Турции  Исмаил Демир заявили, что Анкара разместит заказ на их серийное производство.

Поставка комплексов Hisar-A в войска началась в 2021 году. Выпуском занимаются компания Aselsan и производитель ракет – компания Roketsan. Контрактом предусмотрена поставка 18 ЗРК Hisar-А и еще 27 – в виде опциона.

Мобильный всепогодный ЗРК малой дальности Hisar-А предназначен для защиты военных баз, портов, объектов и войск от угроз с воздуха. Его целями являются военные самолеты, ударные вертолеты, управляемые ракеты и беспилотные летательные аппараты (БЛА).

ЗРК Hisar-A может действовать как автономно, так и в составе батареи. Каждая огневая батарея в этом случае будет включать в себя РЛС под управлением разработанной Aselsan системой управления огнем (FCS – Fire Control System) и 3-4 боевые машины. 

Комплекс имеет модульную конструкцию и открытую архитектуру с целью использования будущих технологий. Боевая машина с четырьмя поднимающимися контейнерами вертикального старта ЗУР размещена на новом гусеничном бронированном шасси FNSS ACV-30. Боевая машина оснащена установленной на поднимающейся мачте РЛС обнаружения целей, системой идентификации «свой-чужой», электронно-оптической/ИК системой наблюдения, системой боевого управления и управления огнем. 

К заявленным тактико-техническим характеристикам комплекса относятся: дальность поражения цели – от 2 до 15 км; высота поражения цели – от 30 метров до 5 км.

ЗРК Hisar-O предназначен для противовоздушной обороны стационарных/подвижных сил и критических важных объектов от тактической авиации, вертолетов, БЛА, крылатых и управляемых ракет.

Комплекс разработан в единой системе ПВО стран НАТО и может действовать в системе связи Link-16, имеет открытую архитектуру для использования будущих технологий. Пусковая установка ЗРК Hisar-O устанавливается на шасси грузовика повышенной проходимости Mercedes-Benz 2733 и оснащена шестью ракетами и телескопической матчевой антенной.

Зенитные управляемые ракеты (ЗУР) обоих комплексов обладают высокой степенью унификации. Они оснащены двухступенчатым твердотопливным ракетным двигателем (различной мощностью для каждого ЗРК), инфракрасной головкой самонаведения (ГСН) от компании Aselsan, осколочно-фугасной боевой частью и взрывателем (разработка НИИ оборонной промышленности TUBITAK Sage). ЗУР имеют радиокомандную систему наведения на маршевом участке траектории и инфракрасное самонаведение – на конечном участке.

В дополнение комплексу уже разработано и проходит испытания выносное рабочее место для дистанционного управления боевой машиной ЗРК. Основные характеристики обоих ЗРК приведены в таблице 1.

Первые прототипы системы ПВО Hisar-U с дальностью поражения 100-120 км должны быть готовы в 2022 году, а их поступление на вооружение планируется в период 2025-2026 гг.

Таким образом, и сейчас, и в обозримом будущем ЗРС С-400 останется для Турции наиболее мощным и современным средством ПВО. Объективно С-400 – лучший выбор среди дальнобойных систем ПВО с противоракетными функциями. И практически весь спектр средств воздушно-космического нападения являются типовыми целями для этой системы.

Чем прикрывать С-400?

В свою очередь, к наиболее важным тенденциям развития средств воздушного нападения (СВН) в последнее время стали заслуженно относить массированное применение непилотируемых средств воздушного нападения, в том числе беспилотных летательных аппаратов, высокоточного оружия (ВТО) и авиационных средств поражения (АСП). И доля средств ВТО при нанесении ударов в последние годы неумолимо возрастает.

Применение БЛА способно в корне изменить ситуацию на поле боя, что было наглядно продемонстрировано в ходе конфликта в той же Ливии. При этом ряд стран-соседей Турции имеет на вооружении разведывательные и тяжелые ударные БЛА, способные действовать на высотах, превышающих возможности по поражению новейшего турецкого ЗРК Hisar-A. Их данные приведены в таблице 2.

UCAV (Unmanned Combat Aerial Vehicle) – специальные боевые БЛА;
HALE (High Altitude Long Endurance) – высотные БЛА большой продолжительности полета;
MALE (Medium Altitude Long Endurance) – средневысотные БЛА большой продолжительности полета.

Все эти беспилотники, действуя на больших высотах, становятся явно не «по зубам» расчетам ЗРК Hisar-A, а следовательно данные комплексы не смогут обеспечить защиту ЗРС С-400 не только от тактических и стратегических разведывательных БЛА, но и от тяжелых боевых беспилотников. Ряд из которых (Elbit Hermes 900 и Karrar) предназначены именно для подавления систем ПВО. 

Барражирующие боеприпасы (ББ) совмещают в себе достоинства БЛА и управляемой авиационной бомбы (УАБ). Они отлично подходят для выполнения задач, требующих оперативных действий в быстроменяющейся боевой обстановке и в первую очередь поражения радиотехнических средств и зенитных ракетных комплексов/систем, воспрепятствующих решению одной из основных задач – завоевания авиацией превосходства в воздухе. 

С этой целью разработку ББ ведут компании из ряда технологически развитых стран мира. А при их продвижении на внешние рынки компании-разработчики используют различные агрессивные методы, в том числе размещая в сети и/или демонстрируя на международных выставках вооружений видео и презентации с уничтожением противоборствующих средств ПВО. 

Так, пресс-служба компании Israel Aerospace Industries (IAI) разместила в сети промо-ролик, рассказывающий о новом барражирующем боеприпасе Mini Harpy. В нем на роль мишени для беспилотника выбрана мобильная РЛС, почти идентичная всевысотному обнаружителю 96Л6Е на шасси МЗКТ-7930, используемого в российских зенитных ракетных системах С-300 и С-400. 

В случае столкновения с технологически развитым противником, имеющим на вооружении такие АСП, как барражирующие боеприпасы и УАБ, а также ложные цели и ловушки, и при большой плотности налета, ЗРК Hisar-A будет также малоэффективен. Имея на пусковом устройстве боевой машины всего 4 ЗУР, да к тому же относительно небольшую вероятность поражения цели (0,6), расчеты ЗРК израсходуют весь боекомплект уже по первым 2-3 целям, а значит будут практически неспособны обеспечить прикрытие С-400 при массированном ударе. 

Небольшой курсовой параметр ЗРК Hisar-A (5 км) дополнительно накладывает серьезные ограничения как при стрельбе по маневрирующим целям, так и по площади прикрываемого района. 

Характерной чертой современного противовоздушного боя также является частая смена огневых позиций и совершение маршей в новые позиционные районы. Как правило, именно в эти моменты ЗРК (ЗРС) становятся наиболее уязвимыми для ударов СВН. При этом возможностью вести стрельбу в движении не обладает ни один современный турецкий ЗРК. Таких комплексов, за исключением российских ЗРК «Тор-М2У» и «Тор-М2», вообще нет в мире. И только они подтвердили на практике возможность стрельбы в движении и поражении целей на скорости до 40 км/ч.

Ярким примером правильной организации противовоздушной обороны объекта является российская авиабаза «Хмеймим». Система ПВО базы разумно сбалансирована и обеспечивает наращивание плотности обороны по мере приближения СВН к прикрываемому объекту. Обеспечивается группировкой смешанного состава, в которой действия ЗРС большой дальности С-400 поддерживается взаимно дополняющими друг друга комплексами «Панцирь» и «Тор», работающими на разных частотах, в разных диапазонах, по разным боевым алгоритмам и разными средствами поражения (зенитными управляемыми ракетами).  

Военным специалистам уже давно стало понятно, что ЗРК большой и даже средней дальности не являются оптимальным средством защиты от низколетящих, малоразмерных и малозаметных средств воздушного нападения и особенно элементов системы ВТО. Применение этих средств малоэффективно, затратно и неоправданно их предназначением. А для борьбы с ними наиболее оптимально подходят ЗРК (ЗРС) малой дальности. Именно у этих комплексов наилучшим образом сбалансированы зоны обнаружения и поражения, работное время и стоимость выстрела (поражения цели). 

Именно таким средством является ЗРК «Тор-М2/Э2». Комплекс изначально разрабатывался для борьбы с ВТО. А его характеристики были подтверждены не только на полигонах, но и в реальных боевых действиях. Где, по информации начальника войсковой ПВО ВС РФ генерал-лейтенанта Александра Леонова, этим ЗРК были уничтожены более 45 воздушных целей. Сравнительные данные доступных характеристик ЗРК Hisar-A и ЗРК «Тор-М2» приведены в таблице 3.

Высокая огневая производительность (боекомплект одной БМ составляет 16 ЗУР, которые могут быть выпущены с интервалом в 3 секунды); одновременный обстрел 4 целей; высокая вероятность поражения целей; возможность поставки заказчику в различном исполнении по шасси (на гусеничном, на двухзвенном гусеничном транспортере повышенной проходимости, на корпусном и колесном); наличие модульного варианта (который может монтироваться на любом шасси, перевозиться даже вертолетами соответствующей грузоподъемности и применяться хоть с палубы корабля или железнодорожной платформы) и возможность ведения огня в движении – вот лишь некоторые отличительные особенности ЗРК «Тор-М2/Э2». 

Кроме всего прочего, ЗРК «Тор-М2/Э2» могут не только работать в единой системе и управляться с КП ЗРС С-400, но и сами управлять боевой работой подчиненных средств. 

Последние разработки конструкторов комплекса обеспечили информационно-технического сопряжение боевой машины ЗРК «Тор-М2/Э2» (минуя средства АСУ) с современными комплексами ПВО ближнего действия и автоматизированными средствами управления стрелков-зенитчиков ПЗРК. При этом обеспечивается возможность непосредственного управления каждой боевой машиной двумя «ведомыми» средствами противовоздушной обороны в ходе отражения ударов воздушного противника.

Выводы

Резюмируя вышесказанное и учитывая продолжающуюся тенденцию ведущих стран мира на применение в зоне ПВО противника преимущественно беспилотных летательных аппаратов, увеличение дальности пуска авиационного бортового управляемого оружия, а также расширение арсеналов ракетных ударных средств и особенно высокоточного оружия, напрашивается очевидный и однозначный вывод. В целях нивелирования современных и перспективных угроз со стороны воздушного противника доля средств противовоздушной обороны малой дальности в составе группировки должна неуклонно возрастать. 

Для противодействия этим современным средствам нападения нужны средства, специально для этого созданные. И тезис о противовоздушной обороне объектов «в общей системе ПВО» жизнеспособен только тогда, когда в этой системе есть такие специальные средства, изначально разработанные и спланированные именно для борьбы с высокоточным оружием противника.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Доклады

Система противовоздушной обороны Турции: современное состояние и перспективы развития

фото: defenceturkey.com
19 апреля 2022

Оценка боеспособности вооруженных сил любого государства является довольно сложным делом, т.к. учитывает множество факторов и условий. И тем не менее, турецкая армия, если не принимать во внимание ядерное оружие, считается второй среди стран-членов НАТО (после США) по своему боевому потенциалу.

Колоссальный потенциал Сухопутных войск турецкой армии, одни из самых боеспособных ВВС и ВМС Турции, а также реальный боевой опыт по праву дают ей возможность находиться в ТОП-5 европейских армий. Однако есть у Вооруженных Сил (ВС) Турции одна явная брешь и ее основная уязвимость – слабая противовоздушная оборона (ПВО), она не способна эффективно противостоять потенциальному противнику, обладающему современной авиацией. 

Главная проблема – нехватка современных ЗРК и ЗРС

Даже командование НАТО считает, что силы и средства турецкой ПВО недостаточно надежно прикрывают воздушное пространство зоны противовоздушной обороны объединенной системы ПВО НАТО, особенно на малых высотах, в которую входит национальная система ПВО Турции. При этом ее основной проблемой являются нехватка современных образцов вооружения и военной техники, большая часть которых была ранее приобретена Анкарой у США, Великобритании и Израиля. 

Национальная система ПВО Турции входит в состав зоны ПВО «Юг» объединенной системы ПВО НАТО. Общее руководство противовоздушной обороной осуществляет командующий ВВС страны через Штаб Командования ВВС и ПВО. Управление силами и средствами ПВО осуществляется с центра воздушных операций, расположенного на авиабазе Эскишехир (Eskisehir Air Base). 

Этот центр функционирует в составе единой автоматизированной системы управления (АСУ) ВВС и ПВО НАТО в Европе «АККС» (ACCS – Air Command and Control System), которая предназначена для контроля воздушного пространства, оповещения командования НАТО о воздушном нападении и управления боевыми силами объединенной системы ПВО Альянса.

Контроль воздушного пространства Турции осуществляет сеть из наземных стационарных и мобильных радиолокационных постов управления, наблюдения и оповещения, развернутая в две линии вдоль побережья и восточной границы страны. Радиолокационные посты (численностью до 60-ти) оснащены радиолокационными станциями (РЛС) турецкого производства Kalkan, лицензионными MPQ64 Sentinel и TRS-22XX, немецкими DR-171/172 (MPDR-90), американскими AN/FPS-117 и HR-3000 HADR, а также РЛС Selex RAT-31DL и RAT-31SL от компании Leonardo (Италия).

В целом обеспечивается одновременное обнаружение до 3 тысяч воздушных целей (включая малоразмерные и низколетящие), по 150 из которых могут быть выданы целеуказания. При этом отмечается недостаточное радиолокационное покрытие воздушного пространства на малых высотах. Непосредственно огневые подразделения ПВО в настоящее время входят в состав как Сухопутных войск, так и ВВС Турции.

На вооружении Сухопутных войск турецкой армии состоят зенитные ракетные комплексы (ЗРК) ближнего действия: 70 установок Atilgan с ПЗРК FIM92 Stinger; 78 установок Zipkin с ПЗРК FIM-92 Stinger, 146 ПЗРК FIM-92 Stinger. 

ЗРК ближнего действия Atilgan построен на платформе американского бронетранспортера М113A2 и является наиболее современным средством ПВО, официально принятым на вооружение в турецкой армии (задействован Турцией в Идлибской зоне деэскалации): 

  • основное вооружение – 8 ПЗРК, являющимися лицензионными копиями американских FIM-92 Stinger; 
  • дополнительно оснащается 12,7-мм пулеметом для самообороны;
  • способен действовать как автономно, так и в режиме скоординированной сети командования с другими средствами ПВО.

ЗРК Zipkin PMADS (Pedestal-Mounted Air Defence Missile System) является оригинальной разработкой компании Aselsan, созданной на основе требований турецкого Секретариата оборонной промышленности (Сecretariat for Defence Industries, SSM). Комплекс полностью автоматизирован. В его состав входят: 

  • пусковое устройство с четырьмя ракетами FIM-92 Stinger; 
  • спаренный с ними 12,7-мм пулемет; 
  • оптико-электронная система, работающая в ИК и УФ-диапазонах; 
  • лазерный дальномер; 
  • система опознования «свой – чужой». 

В ЗРК предусмотрено дистанционное управление на расстоянии до 50 м между пусковой установкой и пунктом управления. Дополнительные четыре ЗУР перевозятся на автомобиле в транспортно-пусковом контейнере. Для ВС Турции все элементы комплекса устанавливаются на шасси автомобиля повышенной проходимости Land Rover Defender 130 с колесной формулой 4x4. Расчет ЗРК состоит из двух человек. Комплекс может транспортироваться самолетами С-130 и С-160.

Кроме того, в подразделениях ПВО Сухопутных войск турецкой армии имеются:

  • порядка 250 артиллерийских установок Oerlikon GDF-001/ GDF003, прошедших программу модернизации до уровня GDF-005; 
  • 20-мм спаренные буксируемые зенитные установки Oerlikon GAI-D01 с отделяемым колесным ходом;
  • около 400 спаренных 20-мм зенитных установок Rheinmetall Мк 20 RH-202;
  • ПЗРК FIM-92 Stinger.

В дополнение к этому в настоящее время уже завершены войсковые испытания зенитной самоходной установки (ЗСУ) Korkut, спроектированной турецкой компанией Aselsan на базе БМП ACV-30. Первые серийные образцы уже поступают на вооружение ВС Турции. 

В составе зенитного артиллерийского комплекса (ЗАК) включены самоходные машины двух типов: машины управления и командования Korkut KKA (Komuta Kontrol Aracэ) и непосредственно ЗСУ Korkut SSA (Silah Sistemi Aracэ). В состав огневого подразделения ЗАК входят три ЗСУ и одна машина управления.

ЗСУ SSA оснащена двумя автоматическими пушками Oerlikon KDC-02 калибра 35 мм, которые выпускаются в Турции по швейцарской лицензии. Спаренные 35-мм зенитные автоматы имеют суммарный темп стрельбы 1100 выстрелов/мин. В боекомплект входят выстрелы нескольких типов со снарядами различного назначения. В задней части башни на крыше смонтирована РЛС обнаружения и опто-электронная система (тепловизор и дневная ТВ камера) поиска и сопровождения целей (с правой стороны от РЛС). С их помощью ЗСУ самостоятельно уточняет параметры цели и осуществляет наведение для стрельбы. Дальность обнаружения цели боевой машиной достигает 30 км.

Всего к 2024 году контрактом определено получить для ВС Турции 40 машин Korkut SSA и 13 Korkut KKA.

В составе ВВС Турции насчитывается 4 дивизиона MIM-14 Nike-Hercules, 2 дивизиона ЗРК Rapier и 8 батарей MIM-23 I-Hawk («Усовершенствованный Хок»), которые выполняют задачи по прикрытию западного побережья Турции и основных авиабаз. Все эти средства уже давно морально и технически устарели и по сути являются реликтами «холодной войны».

Довольно долгое время на территории Турции находились батареи ЗРК «Пэтриот», но к концу октября 2015 г. они были выведены в связи с окончанием мандата НАТО. Переговоры с союзниками о возможном приобретении этих систем к результатам не привели.

Ставка на новые разработки национальной оборонной промышленности

Не удивительно, что высшее военное и политическое руководство Турции уже более 10 лет проявляет явную заинтересованность в усилении безопасности страны путем совершенствования национальной системы ПВО, которая в случае обострения обстановки в регионе будет способна обеспечить защиту от возможного удара с воздуха. При этом отмечается отсутствие заинтересованности в модернизации системы ПВО за счет закупки зенитных ракетных комплексов и систем за рубежом. Именно в свете этого была разработана и стратегия развития военной промышленности до 2023 года. Ее приоритетом стало развитие национальной оборонной промышленности с целью постепенного снижения технологической зависимости от иностранных производителей и наращивания экспортных возможностей собственного военно-промышленного комплекса.

В рамках этой стратегии начиная с 2008 г. в Турции стартовало 3 программы разработки и создания собственных средств ПВО:

  • T-LALADMIS (Turkish Low Altitude Air Defence Missile Systems – «Турецкий маловысотный зенитный ракетный комплекс»);
  • T-MALADMIS (Turkish Middle Altitude Air Defence Missile Systems – «Турецкий средневысотный зенитный ракетный комплекс»); 
  • T-LORADMIS (Turkish Long-Range Air Defence Missile Systems – «Турецкий зенитный ракетный комплекс большой дальности»).

Результатами первых двух программ стали разработка турецкими компаниями Roketsan и Aselsan ЗРК Hisar-A и Hisar-O соответственно. Планировалось, что по третьей программе будет разработан ЗРК Hisar-U, но в связи с затянувшимися сроками разработки комплексов даже малой и средней дальности было принято решение о проведении конкурса на приобретение систем ПВО большой дальности, в котором в конце 2013 г. победил Китай с ЗРС HQ-9 (FD-2000). Однако впоследствии Турция аннулировала результаты данного тендера.

А после попытки государственного переворота в июле 2016 года, в котором ключевую роль сыграл генералитет турецких ВВС (имея за спиной кураторов из США), с повестки дня на тот момент времени был снят вопрос о возможной закупке ЗРК «Пэтриот». Практически безальтернативным стал вариант с закупкой Турцией ЗРС С-400, что и было осуществлено в сентябре 2017 года с заключением контракта стоимостью 2,5 млрд. долларов на поставку четырех дивизионов этой системы.

Контракт стал беспрецедентным – Турция, вторая после США по боевому потенциалу страна-член НАТО, не только сделала выбор в пользу российских систем ПВО большой дальности, но и не отказалась от этого решения, несмотря на многочисленные запугивания и угрозы со стороны как Вашингтона, так и Североатлантического альянса.

Постепенное движение вперед

Возвращаясь к первым двум программам, стоит отметить, что турецкие разработчики достигли определенных успехов. Хотя сроки разработки обоих комплексов ПВО явно затянулись. В настоящее время турецкое Министерство обороны и компании-подрядчики сосредоточили свои усилия на создании зенитной системы малой дальности. Они собираются сначала завершить проект Hisar-A и лишь после этого заняться разработкой ЗРК Hisar-O, используя опыт, полученный при создании предыдущей зенитной системы.

В октябре 2019 года отдел закупок турецкого Министерства обороны подтвердил готовность первой системы ПВО малой дальности местного производства. Параллельно с заявлениями о готовности президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава Секретариата оборонной промышленности Турции  Исмаил Демир заявили, что Анкара разместит заказ на их серийное производство.

Поставка комплексов Hisar-A в войска началась в 2021 году. Выпуском занимаются компания Aselsan и производитель ракет – компания Roketsan. Контрактом предусмотрена поставка 18 ЗРК Hisar-А и еще 27 – в виде опциона.

Мобильный всепогодный ЗРК малой дальности Hisar-А предназначен для защиты военных баз, портов, объектов и войск от угроз с воздуха. Его целями являются военные самолеты, ударные вертолеты, управляемые ракеты и беспилотные летательные аппараты (БЛА).

ЗРК Hisar-A может действовать как автономно, так и в составе батареи. Каждая огневая батарея в этом случае будет включать в себя РЛС под управлением разработанной Aselsan системой управления огнем (FCS – Fire Control System) и 3-4 боевые машины. 

Комплекс имеет модульную конструкцию и открытую архитектуру с целью использования будущих технологий. Боевая машина с четырьмя поднимающимися контейнерами вертикального старта ЗУР размещена на новом гусеничном бронированном шасси FNSS ACV-30. Боевая машина оснащена установленной на поднимающейся мачте РЛС обнаружения целей, системой идентификации «свой-чужой», электронно-оптической/ИК системой наблюдения, системой боевого управления и управления огнем. 

К заявленным тактико-техническим характеристикам комплекса относятся: дальность поражения цели – от 2 до 15 км; высота поражения цели – от 30 метров до 5 км.

ЗРК Hisar-O предназначен для противовоздушной обороны стационарных/подвижных сил и критических важных объектов от тактической авиации, вертолетов, БЛА, крылатых и управляемых ракет.

Комплекс разработан в единой системе ПВО стран НАТО и может действовать в системе связи Link-16, имеет открытую архитектуру для использования будущих технологий. Пусковая установка ЗРК Hisar-O устанавливается на шасси грузовика повышенной проходимости Mercedes-Benz 2733 и оснащена шестью ракетами и телескопической матчевой антенной.

Зенитные управляемые ракеты (ЗУР) обоих комплексов обладают высокой степенью унификации. Они оснащены двухступенчатым твердотопливным ракетным двигателем (различной мощностью для каждого ЗРК), инфракрасной головкой самонаведения (ГСН) от компании Aselsan, осколочно-фугасной боевой частью и взрывателем (разработка НИИ оборонной промышленности TUBITAK Sage). ЗУР имеют радиокомандную систему наведения на маршевом участке траектории и инфракрасное самонаведение – на конечном участке.

В дополнение комплексу уже разработано и проходит испытания выносное рабочее место для дистанционного управления боевой машиной ЗРК. Основные характеристики обоих ЗРК приведены в таблице 1.

Первые прототипы системы ПВО Hisar-U с дальностью поражения 100-120 км должны быть готовы в 2022 году, а их поступление на вооружение планируется в период 2025-2026 гг.

Таким образом, и сейчас, и в обозримом будущем ЗРС С-400 останется для Турции наиболее мощным и современным средством ПВО. Объективно С-400 – лучший выбор среди дальнобойных систем ПВО с противоракетными функциями. И практически весь спектр средств воздушно-космического нападения являются типовыми целями для этой системы.

Чем прикрывать С-400?

В свою очередь, к наиболее важным тенденциям развития средств воздушного нападения (СВН) в последнее время стали заслуженно относить массированное применение непилотируемых средств воздушного нападения, в том числе беспилотных летательных аппаратов, высокоточного оружия (ВТО) и авиационных средств поражения (АСП). И доля средств ВТО при нанесении ударов в последние годы неумолимо возрастает.

Применение БЛА способно в корне изменить ситуацию на поле боя, что было наглядно продемонстрировано в ходе конфликта в той же Ливии. При этом ряд стран-соседей Турции имеет на вооружении разведывательные и тяжелые ударные БЛА, способные действовать на высотах, превышающих возможности по поражению новейшего турецкого ЗРК Hisar-A. Их данные приведены в таблице 2.

UCAV (Unmanned Combat Aerial Vehicle) – специальные боевые БЛА;
HALE (High Altitude Long Endurance) – высотные БЛА большой продолжительности полета;
MALE (Medium Altitude Long Endurance) – средневысотные БЛА большой продолжительности полета.

Все эти беспилотники, действуя на больших высотах, становятся явно не «по зубам» расчетам ЗРК Hisar-A, а следовательно данные комплексы не смогут обеспечить защиту ЗРС С-400 не только от тактических и стратегических разведывательных БЛА, но и от тяжелых боевых беспилотников. Ряд из которых (Elbit Hermes 900 и Karrar) предназначены именно для подавления систем ПВО. 

Барражирующие боеприпасы (ББ) совмещают в себе достоинства БЛА и управляемой авиационной бомбы (УАБ). Они отлично подходят для выполнения задач, требующих оперативных действий в быстроменяющейся боевой обстановке и в первую очередь поражения радиотехнических средств и зенитных ракетных комплексов/систем, воспрепятствующих решению одной из основных задач – завоевания авиацией превосходства в воздухе. 

С этой целью разработку ББ ведут компании из ряда технологически развитых стран мира. А при их продвижении на внешние рынки компании-разработчики используют различные агрессивные методы, в том числе размещая в сети и/или демонстрируя на международных выставках вооружений видео и презентации с уничтожением противоборствующих средств ПВО. 

Так, пресс-служба компании Israel Aerospace Industries (IAI) разместила в сети промо-ролик, рассказывающий о новом барражирующем боеприпасе Mini Harpy. В нем на роль мишени для беспилотника выбрана мобильная РЛС, почти идентичная всевысотному обнаружителю 96Л6Е на шасси МЗКТ-7930, используемого в российских зенитных ракетных системах С-300 и С-400. 

В случае столкновения с технологически развитым противником, имеющим на вооружении такие АСП, как барражирующие боеприпасы и УАБ, а также ложные цели и ловушки, и при большой плотности налета, ЗРК Hisar-A будет также малоэффективен. Имея на пусковом устройстве боевой машины всего 4 ЗУР, да к тому же относительно небольшую вероятность поражения цели (0,6), расчеты ЗРК израсходуют весь боекомплект уже по первым 2-3 целям, а значит будут практически неспособны обеспечить прикрытие С-400 при массированном ударе. 

Небольшой курсовой параметр ЗРК Hisar-A (5 км) дополнительно накладывает серьезные ограничения как при стрельбе по маневрирующим целям, так и по площади прикрываемого района. 

Характерной чертой современного противовоздушного боя также является частая смена огневых позиций и совершение маршей в новые позиционные районы. Как правило, именно в эти моменты ЗРК (ЗРС) становятся наиболее уязвимыми для ударов СВН. При этом возможностью вести стрельбу в движении не обладает ни один современный турецкий ЗРК. Таких комплексов, за исключением российских ЗРК «Тор-М2У» и «Тор-М2», вообще нет в мире. И только они подтвердили на практике возможность стрельбы в движении и поражении целей на скорости до 40 км/ч.

Ярким примером правильной организации противовоздушной обороны объекта является российская авиабаза «Хмеймим». Система ПВО базы разумно сбалансирована и обеспечивает наращивание плотности обороны по мере приближения СВН к прикрываемому объекту. Обеспечивается группировкой смешанного состава, в которой действия ЗРС большой дальности С-400 поддерживается взаимно дополняющими друг друга комплексами «Панцирь» и «Тор», работающими на разных частотах, в разных диапазонах, по разным боевым алгоритмам и разными средствами поражения (зенитными управляемыми ракетами).  

Военным специалистам уже давно стало понятно, что ЗРК большой и даже средней дальности не являются оптимальным средством защиты от низколетящих, малоразмерных и малозаметных средств воздушного нападения и особенно элементов системы ВТО. Применение этих средств малоэффективно, затратно и неоправданно их предназначением. А для борьбы с ними наиболее оптимально подходят ЗРК (ЗРС) малой дальности. Именно у этих комплексов наилучшим образом сбалансированы зоны обнаружения и поражения, работное время и стоимость выстрела (поражения цели). 

Именно таким средством является ЗРК «Тор-М2/Э2». Комплекс изначально разрабатывался для борьбы с ВТО. А его характеристики были подтверждены не только на полигонах, но и в реальных боевых действиях. Где, по информации начальника войсковой ПВО ВС РФ генерал-лейтенанта Александра Леонова, этим ЗРК были уничтожены более 45 воздушных целей. Сравнительные данные доступных характеристик ЗРК Hisar-A и ЗРК «Тор-М2» приведены в таблице 3.

Высокая огневая производительность (боекомплект одной БМ составляет 16 ЗУР, которые могут быть выпущены с интервалом в 3 секунды); одновременный обстрел 4 целей; высокая вероятность поражения целей; возможность поставки заказчику в различном исполнении по шасси (на гусеничном, на двухзвенном гусеничном транспортере повышенной проходимости, на корпусном и колесном); наличие модульного варианта (который может монтироваться на любом шасси, перевозиться даже вертолетами соответствующей грузоподъемности и применяться хоть с палубы корабля или железнодорожной платформы) и возможность ведения огня в движении – вот лишь некоторые отличительные особенности ЗРК «Тор-М2/Э2». 

Кроме всего прочего, ЗРК «Тор-М2/Э2» могут не только работать в единой системе и управляться с КП ЗРС С-400, но и сами управлять боевой работой подчиненных средств. 

Последние разработки конструкторов комплекса обеспечили информационно-технического сопряжение боевой машины ЗРК «Тор-М2/Э2» (минуя средства АСУ) с современными комплексами ПВО ближнего действия и автоматизированными средствами управления стрелков-зенитчиков ПЗРК. При этом обеспечивается возможность непосредственного управления каждой боевой машиной двумя «ведомыми» средствами противовоздушной обороны в ходе отражения ударов воздушного противника.

Выводы

Резюмируя вышесказанное и учитывая продолжающуюся тенденцию ведущих стран мира на применение в зоне ПВО противника преимущественно беспилотных летательных аппаратов, увеличение дальности пуска авиационного бортового управляемого оружия, а также расширение арсеналов ракетных ударных средств и особенно высокоточного оружия, напрашивается очевидный и однозначный вывод. В целях нивелирования современных и перспективных угроз со стороны воздушного противника доля средств противовоздушной обороны малой дальности в составе группировки должна неуклонно возрастать. 

Для противодействия этим современным средствам нападения нужны средства, специально для этого созданные. И тезис о противовоздушной обороне объектов «в общей системе ПВО» жизнеспособен только тогда, когда в этой системе есть такие специальные средства, изначально разработанные и спланированные именно для борьбы с высокоточным оружием противника.