идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Доклады

Комитет национальной безопасности Казахстана: текущая ситуация и перспективы трансформации

фото: semeyainasy.media
16 февраля 2022

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал январские события попыткой государственного переворота. По словам главы государства, волна массовых беспорядков в стране возникла «как по единой команде». Как выяснилось позже, волнения произошли с прямого попустительства или даже содействия органов госбезопасности. Их главная цель – «подрыв конституционного строя, разрушение институтов управления, захват власти». [1]

О том, что это реальная угроза, а не просто политическая декларация, говорит та решимость, с которой Касым-Жомарт Токаев предпринял чистку силовых органов. Сразу были смещены с занимаемых постов и арестованы по обвинению в государственной измене председатель Комитета национальной безопасности (КНБ) Карим Масимов и ряд его заместителей. В отставку с формулировкой «за крайне неуверенное и безынициативное руководство» отправлен министр обороны Мурат Бектанов. Во исполнение поручений главы государства в самом Комитете национальной безопасности «начата работа по переформатированию деятельности ведомства». [2]

До этого момента постсоветские страны не сталкивались с открытой попыткой госпереворота, организованного спецслужбами. Надлежит внимательно рассмотреть казахстанский кейс: определить роль органов госбезопасности в январских событиях, наметить пути к реформе силовых ведомств, чтобы не допустить повторения подобной трагедии – как в самом Казахстане, так и в других странах.

Хронология событий

В конце прошлого года (28 декабря 2021 г.) оба казахстанских президента – первый (Нурсултан Назарбаев) и нынешний (Касым-Жомарт Токаев) приняли участие в неформальном саммите СНГ в Санкт-Петербурге. По сведениям ряда источников, на полях саммита  были озвучены решения о финальной части политического транзита в Казахстане. Ранее, 23 ноября 2021 года, Назарбаев объявил о том, что в феврале 2022-го  он передаст Токаеву председательство в правящей партии «Нур Отан». Затем действующий президент Казахстана должен был получить от Елбасы «золотой ключик» от власти – полномочия председателя Совета Безопасности, контролирующего все силовые ведомства. По имеющейся информации, ряд высокопоставленных казахстанских силовиков резко протестовали против этого шага, лишающего их привычной вседозволенности.

Далее события развивались стремительно. 2 января 2022 года в Казахстане начался «газовый кризис» с массовыми, но мирными протестами, «неожиданно» охватившими всю страну. По официальным данным, 3 января митинги и беспорядки начались в 7 регионах, а на следующий день –  уже в 13 областях. Затем вечером 4 января на сцену вышли вооруженные боевики, началось перекрытие дорог и блокада стратегически важных объектов. Ночью и утром 5 января были захвачены акимат и аэропорт Алма-Аты, акиматы Актюбинской, Алматинской, Атырауской, Кызылординской, Мангистауской и Жамбылской областей, здания полиции, магазины оружия и многое другое.

Ситуацию смог переломить действующий президент Казахстана, сместивший руководство КНБ и отдавший приказ применять оружие на поражение. Кроме того, 5 января Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство Аскара Мамина, а также Крымбека Кушербаева с поста госсекретаря. Одновременно он назначил первым заместителем председателя КНБ своего доверенного человека – Мурата Нуртлеу, ранее занимавшего пост зам. главы Администрации президента по международным делам.

Вечером того же дня президент Казахстана объявил о том, что он принимает на себя обязанности председателя Совбеза, а также вводит режим ЧП на всей территории страны. Тогда же глава государства впервые публично заявляет о том, что «обращает на себя внимание высокая организованность хулиганствующих элементов. Это свидетельствует о тщательно продуманном плане действий заговорщиков, которые мотивированы финансово. Именно заговорщиков». [3]

Ночью Касым-Жомарт Токаев обратился за экстренной помощью к ОДКБ, которая помогла предотвратить надвигающийся коллапс государства. После первого заседания Совбеза под председательством Токаева, участвовавший в его работе Карим Масимов был смещен с поста председателя КНБ и сразу же после этого арестован по обвинению в госизмене. Вместе с ним был смещен и арестован ряд руководящих сотрудников КНБ. Позже появилось сообщение, что в отношении указанных фигурантов ведется расследование по фактам действий, направленных на насильственный захват власти, а также превышения должностных полномочий. [4]

Отставки и назначения силовиков

Перестановки в силовых органах Казахстана оказались столь значительными, что заслуживают отдельного описания. Вот краткая хроника состоявшихся отставок и назначений:

5 января.  Мурат Нуртлеу освобожден от должности заместителя руководителя АП и назначен первым заместителем председателя КНБ. Это особо доверенное лицо Токаева, который возглавил КНБ в момент острого кризиса. Позже (1 февраля) Нуртлеу стал руководителем Администрации президента Казахстана.

6 января. Генерал-лейтенант национальной безопасности Карим Масимов отправлен в отставку с поста председателя КНБ, впоследствии арестован (прежде Мансимов неоднократно занимал пост премьер-министра РК, являлся руководителем Администрации президента и занимал ряд высоких должностей в системе госуправлении и финансов).

Генерал-майор Ермек Сагимбаев назначен председателем КНБ и освобожден от должности начальника Службы государственной охраны (указ №747), ранее он проходил службу на офицерских должностях в органах национальной безопасности и госохраны в течение многих лет (1994-2021 гг.), данное назначение было расценено как знак большого доверия со стороны президента Токаева.

Чингис Аринов назначен заместителем начальника Службы государственной охраны – начальником Службы охраны президента.

Ануар Садыкулов освобожден от должности заместителя председателя Комитета национальной безопасности – директора Службы специального назначения «А», впоследствии арестован. Эта важная структура выполняет функции силового сопровождения операций КНБ. В ее функции входит борьба с терроризмом и защита стратегических объектов. До прихода в КНБ Садыкулов в течение более чем 20 лет (с начала 1990-х по 2013 г.) работал в системе охраны президента Казахстана, дослужившись до начальника Службы безопасности главы государства.

Вместо него руководителем Службы специального назначения «А» был назначен подполковник национальной безопасности Берик Кунанбаев, выходец из спецслужб.

Сакен Исабеков с должности заместителя начальника Службы государственной охраны Республики Казахстан – начальника Службы охраны президента назначен начальником Службы государственного охраны.

Айткурман Омарбеков назначен исполняющим обязанности заместителя начальника Службы государственной охраны – командующего Силами особого назначения вместо Ардака Ашимбекулы.

8 января. Азамат Абдымомунов освобожден от должности заместителя секретаря Совета Безопасности.

9 января. Марат Осипов и Даулет Ергожин освобождены от должности заместителя председателя КНБ, впоследствии оба арестованы. Вместо них Бакытбек Косжанов и Аскар Амерханов назначены заместителями председателя Комитета национальной безопасности РК.

17 января. Самат Абиш освобожден от должности первого заместителя председателя Комитета национальной безопасности, этот молодой (43 года) и влиятельный член семьи Назарбаевых в свое время считался одним из вероятных претендентов на пост президента.

19 января. Мурат Бектанов освобожден от должности министра обороны с уничижительной формулировкой «за крайне неуверенное и безынициативное руководство». Вместо него руководителем военного ведомства стал Руслан Жаксылыков (указ №778). Ранее он являлся заместителем министра внутренних дел – главнокомандующим Национальной гвардией.

Еркин Ботаканов назначен заместителем министра внутренних дел – главнокомандующим Национальной гвардией.

20 января. Дарын Туяков освобожден от должности заместителя министра обороны.

26 января. Арыстангани Заппаров освобожден от должности заместителя министра внутренних дел – он стал начальником департамента полиции Алматинской области. Вместо него замминистра внутренних дел стал Ержан Саденов.

3 февраля. Болат Журабаев назначен командующим Силами специальных операций ВС РК.

Аскар Жоламанов освобожден от должности командующего Ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Вооруженных Сил Казахстана.

Итоги кадровых перестановок

В момент обострения обстановки (5 января 2022 года) структура руководства центрального аппарата КНБ выглядела так. Председатель КНБ Карим Масимов, и сразу два первых заместителя – «старый» Самат Абиш (с 2015 г.) и «новый» Мурат Нуртлеу (с 2022 г.), а также семь заместителей, шестеро из которых возглавляли следующие службы: Нургали Билисбеков (антитеррор), Марат Осипов (контрразведка), Даулет Ергожин (экономическая безопасность), Ануар Кунанбаев (спецподразделение «А»), Габит Байжанов (Служба внешней разведки), Дархан Дильманов (Пограничная служба), а также один «простой» заместитель – Марат Колкобаев.

В настоящее время руководящее ядро КНБ выглядит следующим образом. Председатель Комитета национальной безопасности – генерал-майор Ермек Сагимбаев. На сегодня пост первого зампреда КНБ является вакантным. Заместители председателя КНБ: генерал-лейтенант национальной безопасности Нургали Билисбеков, генерал-майор национальной безопасности Аскар Амерханов, генерал-майор национальной безопасности Бакытбек Косжанов, генерал-майор Марат Колкобаев.

Новый директор Службы специального назначения «А» подполковник национальной безопасности Берик Кунанбаев – в ранге заместитель председателя КНБ. На своих постах остались руководители следующих служб: директор Службы внешней разведки, заместитель председателя КНБ генерал-лейтенант национальной безопасности Габит Байжанов, а также заместитель председателя КНБ – директор Пограничной службы генерал-лейтенант Дархан Дильманов.

Итак, за последние недели только в КНБ были уволены: председатель Комитета, один первый заместитель председателя, трое из семи заместителей председателя. Это значительная реорганизация в руководстве службы госбезопасности страны. Она показывает, насколько низкое доверие оказалось к КНБ у главы государства после беспорядков в стране.

Кроме того, был проведен ряд перестановок в руководстве территориальных департаментов КНБ. К примеру, 13 января главой департамента КНБ в проблемной Алма-Ате был назначен генерал-майор Марат Ирменов, бывший ранее главой ДКНБ Жамбылской области, до этого возглавлявший ДКНБ по Актюбинской области. Есть информация, что в целом в системе КНБ прошла весьма значительная ротация кадров на уровне глав департаментов и их замов.

Обновление затронуло также и систему МВД, где в 6 из 17 регионов пришли новые начальники областных департаментов полиции, включая столицу. Более того, в Казахстане в целях совершенствования системы национальной безопасности была создана новая структура – командование Сил специальных операций ВС РК. Президент также предложил усилить военную разведку, которая призвана обеспечить руководство страны актуальной и достоверной информацией о внешних и внутренних угрозах.

По сути, Касым-Жомарт Токаев начал переформатировать систему национальной безопасности Казахстана, которая должна стать более дееспособной и полностью лояльной действующему президенту. [5]

Оценка январских событий

Изначальными причинами январских событий стали три фактора – двоевластие, бедность и архаизации. Однако социальное расслоение, коррупция и неэффективность власти – это давние проблемы Казахстана. Они периодически приводили к митингам и протестам, как правило, мирным, немногочисленным и не имеющим общей повестки в регионах. Требования митингующих обычно сводились к решению текущей социальной проблемы или к замене того или иного непопулярного чиновника.

Власть в Казахстане всегда относилась к публичным протестам предельно серьезно. Зная то пристальное внимание, с которым кураторы от КНБ отслеживали даже одиночные пикеты феминисток, трудно поверить, что синхронно начавшиеся протесты в различных регионах возникли сами собой. К тому же после арестов в руководстве КНБ, митинговая волна в Казахстане сразу вошла в «обычное русло» – всего несколько сот участников, в основном пожилого возраста. С «радаров» также исчезли прежде шумные националистические и антироссийские организации, вроде «Oyan, Qazaqstan» и ряд других.

По сути, изначально мирными митингами было прикрыто заранее спланированное нападение бандитов на города, полицию и ТВ. Речь идет не о «народном восстании», как пытаются представить январские события в западных СМИ, а об открытой попытке государственного переворота в Казахстане. Мы имеем дело с организованным и силовым захватом власти, сопровождавшимся жестоким террором и демонстративным массовым мародерством.

Известный казахстанский аналитик Марат Шибутов, сам ставший очевидцем январской трагедии, говорит, что страна вплотную подошла к потере государственности и могла превратиться в исламский «халифат». Он указывает на негативную роль спецслужб: «идут аресты в КНБ, выясняют, как в их недрах был организован мятеж, могут ли они еще отдавать команды подполью». Возникает естественный вопрос о том, что массовые митинги могут иметь связи с высокопоставленными лицами, которые стояли за переворотом. [6]

Президент Казахстана заявил на заседании Мажилиса (нижняя палата Парламента), что критически важно разобраться с теми, кто стоит за террористическими атаками. И задал ряд острых вопросов: «почему государство «проспало» наличие спящих ячеек боевиков и деятельность их командного пункта? Почему на территории нашей страны оказалось так много нелегального оружия и спецсредств? Почему не проводилась агентурная работа по выявлению и нейтрализации адептов терроризма?». Сейчас специальная следственно-оперативная группа должна раскрыть все причины и детали трагедии, но ряд интересных обстоятельств видны уже сейчас. [7]

Исполнители и покровители

Отдельная важная тема – откуда взялся «горючий материал» для беспорядков.  Системы видеонаблюдения зафиксировали ожесточенные штурмы административных зданий акиматов, полиции и КНБ, жестокие убийства правоохранителей, поджоги и террор. Нападавшими был использован резервный мобилизационный план с демонстративным мародерством, который спровоцировал присоединение к боевикам городских маргиналов. Они бросились грабить магазины и банкоматы, а также частично приняли участие в уличных столкновениях с полицией.

Важной частью действий террористов, причем заранее спланированной, был показательный террор против мирного населения; убийства с отрезанием голов, стрельба по окнам жилых домов, репрессии к тем, кто отказывался отдавать машины или оказывать содействие. Все эти практики широко известны – они применялись в Сирии боевиками т.н. «Исламского халифата» (террористическая организация, запрещена на территории РФ).

Казахстанские эксперты уверены, что мобилизационный потенциал для организации «не мирных» массовых протестов имеется только у религиозных экстремистских организаций, Считается, что все они тесно связаны с организованной преступностью и отдельными представителями правящей элиты. Обращает на себя внимание тот факт, что практически одновременно с Каримом Масимовым был арестован криминальный авторитет «Дикий Арман».

Арман Джумагельдиев, бывший спортсмен, и криминальный авторитет «Дикий Арман», был задержан вместе с группой из пяти человек в ходе спецоперации в Алма-Ате. Помимо чисто криминальных историй он занимался «общественной деятельностью» – нападал на оппозиционеров, помогал в неформальном поиске и наказании устроителей финансовых пирамид. Обращает на себя внимание удивительная способность «Дикого Армана» во всех переделках отделываться легким наказанием и таинственно «проникать» через границы. Казахстанские аналитики давно говорили о его прочных связях с прежним руководством КНБ.

Очевидцы из числа тех, кто был в эпицентре событий, оценивают ударные силы боевиков в Алма-Ате в 20 тыс. человек, и порядка 30 тыс. – в других регионах. Такой оценки придерживается и сам Касым-Жомарт Токаев, заявивший про «двадцать тысяч экстремистов, прошедших подготовку в зарубежных лагерях террористов». В своем большинстве «пехота» боевиков состояла из уроженцев южных регионов Казахстана и жителей соседних центрально-азиатских республик. По оперативным данным, в атаках на стратегические объекты принимали участие также иностранцы, а среди «командного состава» были лица, имевшие опыт боевых действий в Афганистане, Ираке и Сирии.

Откуда взялся взрывоопасный коктейль?

Не секрет, что КНБ долгое время вел оперативную разработку салафитов, и в итоге возник эффект «обратной вербовки». Многие сотрудники этой спецслужбы стали апологетами радикального ислама, с их покровительства в исправительной системе Казахстана возникли т.н. «зеленые зоны», ставшие настоящими центрами подготовки будущих боевиков. В декабре 2021 года в Казахстане объявили амнистию в связи с 30-летием независимости республики. По предварительным данным МВД РК под действие амнистии попали свыше 14 тыс. человек.

Второй источник – неформальные силовые отряды из числа спортивных и националистических организаций. Зачастую они использовались для передела криминального бизнеса: вещевых рынков, контрабанды и наркотрафика. Сейчас стоит вернуться к событиям лета 2019 года в южной столице и Курдайским погромам 2020 года. Тогда прямо говорилось, что за конфликтом против дунган стоит «серый кардинал» Казахстана Карим Масимов, но следствие быстро свернули. [8]

Наконец, не будем забывать и о том, что на территории Казахстана находится несколько сот человек, участвовавших в боевых действиях в Афганистане, Ираке и Сирии. Эти боевики тихо вернулись в республику через дружественную Турцию или были привезены на самолетах КНБ в рамках инициированной Масимовым операции «Жусан». Как видим, в Казахстане было более чем достаточно расходного материала для «спящих» боевых ячеек.

Все детали этого явления сейчас выясняет особая президентская комиссия. Но промежуточный итог можно подвести прямо сейчас. Главная причина «кровавого января» лежит не только в социальной сфере или сфере передела влияния в экономике ЗАО «Казахстан», а в контроле над рычагами этого передела, то есть в стремлении к верховной власти любой ценой. По сути, внутри Республики Казахстан сформировался теневой «дип-стейт» внутри органов госбезопасности, который многие годы проводил самостоятельную и не подконтрольную политику в своих интересах. [9]

Роль руководства КНБ в январских событиях

Хроника событий объективно показывает, что только после смены руководства, КНБ приступил к активным действиям против террористов и бандитов. Так, активная фаза террористической атаки началась 4 января, затем менее чем через сутки глава КНБ Масимов был смещен и арестован. Несколько позже были сняты с занимаемых должностей несколько его  замов (Садыкулов – 6 января, Осипов, Ергожин – 9 января). Лишь 13 января КНБ официально сообщил, что вместе с Масимовым по обвинению в госизмене задержаны Садыкулов и Ергожин. Кроме того, 10 января покончил жизнь самоубийством полковник Азамат Ибраев – многолетний и верный соратник Масимова, который в КНБ возглавлял департамент собственной безопасности и государственную техническую службу.

И только 17 января прошла информация об отставке другого первого зама председателя КНБ – племянника Назарбаева Самата Абиша (до этого КНБ официально опровергал новости о его аресте или отставке). Самат Абиш, вместе с другим племянником Елбасы – Кайратом Сапабалды, считался в Казахстане теневым покровителем радикальных религиозных течений и неформальных силовых структур. Сложно на данный момент судить о том, насколько они были непосредственно связаны с организацией беспорядков. Однако те статьи уголовного кодекса, которые инкриминированы бывшему руководству КНБ, дают широкое поле для толкований. Речь идет прежде всего об измене родине, а также о действиях, направленных на насильственный захват власти.

Три версии следствия

Есть три основных версии следствия – халатность, бездействие и преступный умысел. И все три имеют веские основания.

Во-первых, КНБ, как минимум, виноват в том, что «проспал» подготовку вооруженного мятежа. И также «не заметил» создание разветвленной сети боевых ячеек во всему Казахстану. Силовики оказались не готовы к внезапному и одновременному выходу людей на протесты в большинстве регионов страны. Личный состав отдельных департаментов КНБ просто растворился в воздухе, оставив без охраны оружие, спецтехнику и секретные документы.

Во-вторых, органы госбезопасности (точнее, их руководители) могли знать о готовящемся перевороте и затеять двойную игру. Они сознательно скрывали информацию с тем, чтобы по мере обострения ситуации предложить себя на роль «спасителя». Характерно, что массовых беспорядков не отмечалось лишь в северной столице страны – Нур-Султане (Астане). Причина, очевидно, в том, что это единственный город, являющийся полностью зоной ответственности Службы государственной охраны (СГО), преданной президенту. Сейчас именно лояльные выходцы СГО укрепляют новое руководство КНБ.

И в третьих, руководители КНБ в лице тогдашнего председателя Масимова и его доверенных лиц могли стоять за организацией январских беспорядков. Или были тесно связано с организаторами, с тем, чтобы использовать эти события в своих политических целях. Ряд казахстанских источников указывает, что в течение 3-5 января спецслужба или вносила хаос, или срочно покидала место событий. Оставшись без сопровождения КНБ, сотрудники полиции и Нацгвардии оказались один на один с боевиками, причем без оперативной информации и зачастую без оружия. В результате полиция и Национальная гвардия в ряде городов оказались практически разгромлены и были вынуждены держать оборону в своих ведомственных зданиях.

Имеются пока не подтвержденные официально сведения, что из центрального аппарата КНБ в региональные департаменты 4 января поступили приказы просто наблюдать за обстановкой, а 5 января во второй половине дня – распоряжение эвакуироваться из своих административных зданий. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что не все сотрудники Комитета национальной безопасности подчинились преступным приказам центрального аппарата – многие приняли решение остаться на посту и приняли бой с мятежниками. [10]

В пользу третьей версии, как наиболее достоверной, говорят многочисленные аресты в руководстве КНБ, особенно в центральном аппарате. Аналитики также обращают внимание на знаковую отставку главы Службы спецназначения «А» («Арыстан») генерала Садыкулова, который ранее руководил Службой охраны президента (СОП) и Службой госохраны (СГО). Прежний руководитель КНБ Карим Масимов любил повторять: «Сотрудники Службы «А» – это смелые и решительные люди с несгибаемой волей, настоящие патриоты, которые находятся в постоянной боевой готовности для оперативного реагирования на угрозы национальной безопасности». Но где была Служба «А» в разгар событий и почему оказалась не готовой для оперативного реагирования? Это сейчас выясняет следствие.

Возможен ли в Казахстане переворот?

Раньше такая постановка вопроса казалась абсолютно немыслимой для страны, считавшейся «витриной стабильности» в Центральной Азии. Но вот, что интересно, в августе прошлого года казахстанский политолог Данияр Ашимбаев задался неожиданным вопросом: «Стоит ли ждать переворота в Казахстане?». Ашимбаев известен глубоким знанием казахстанской элиты и ее тайных пружин, поскольку является постоянным составителем энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане». Обратимся к его нашумевшей статье: «Возможен ли «бунт» правящей элиты? Как известно, наибольшее влияние имеет союз двух одноклассников – председателя КНБ Масимова и премьера Мамина. Причем, к команде первого примыкает министр обороны Ермекбаев. Другое дело – МВД и Нацгвардия, но их политическую роль просчитать сложно». [11]

Данияр Ашимбаев особо отмечает, что нынешняя команда силовиков «предана, прежде всего, Елбасы и обеспечивает устойчивость всей политической конструкции и ее балансировку. Другое дело – когда нынешний этап транзита так или иначе закончится». И дает такое экспертное заключение: «Возможна ли фронда со стороны прочих представителей истеблишмента? Вокруг власти скопилось немало обиженных и недовольных выбором преемника. Некоторые имеют авторитет среди элиты и даже среди населения».

Тогда эта публикация вызвала большое возмущение среди силовиков, особенно в руководстве КНБ. Но, как показало время, схема потенциального переворота в ходе затяжного транзита была описана точно.

Хорошо известно, что уровень консолидации казахстанской элиты достаточно высок. К тому же традиционное восточное усердие перед высшим начальством там всегда подкреплялось папками компромата в сейфах. Но в случае затянувшего двоевластия, когда одни чиновники делали ставку на Елбасы, а другие на действующего президента Токаева, политическая ситуация может резко измениться. Особенно в момент ЧС, когда элита не получит четких инструкций или прямого приказа сверху как именно действовать. В этот момент силовая машина «зависает» в нерешительности или может быть просто блокирована ложными вводными. Именно в этот зазор власти вклинились организованные отряды боевиков, фактически овладевшие южной столицей Казахстана.

Место КНБ в силовой системе Казахстана

Комитет национальной безопасности является самым влиятельным среди всех силовых ведомств Казахстана, несмотря на относительно небольшую штатную численность. Однако следует принимать во внимание также аппарат прикомандированных сотрудников КНБ к ключевым ведомством страны, а также агентуру, пронизывающую как госаппарат, так и общество.

Косвенно о степени влиятельности КНБ можно судить по размеру официального финансирования и рейтингам ее руководства. Бюджет КНБ в 2020 году составил 433 млрд. тенге, в то время как бюджет Министерства обороны –  всего лишь 344 млрд. тенге, МЧС – 137 млрд. тенге. По государственному протоколу председатель КНБ имеет номер 18, сразу после генерального прокурора (для сравнения, министр обороны – 30, министр внутренних дел – 31). Однако согласно рейтинга влиятельности казахстанской элиты, составленному общественным фондом ЦСПИ «Стратегия», председатель КНБ всегда входил в «пятерку» наиболее влиятельных лиц, в отличие от премьер-министра. Так, в конце 2021 года Карим Масимов  оценивался как второй по влиятельности в Казахстане, сразу после Касым-Жомарта Токаева, а до 2019 года даже превосходил его по рейтингу. [12]

Комитет национальной безопасности РК является наследником КГБ Казахской ССР. В его состав входят еще две структуры – Служба внешней разведки и Пограничные войска. Среди основных функций КНБ – разведка, контрразведка, защита государственных секретов, обеспечение правительственной связи, борьба с терроризмом, охрана государственной границы, защита стратегических объектов. [13]

С 18 апреля 1994 года КНБ напрямую подчиняется президенту страны. Но в 2017 году был принят новый закон о Совете безопасности, председателем которого «пожизненно» назначался первый президент Казахстана. С принятием данного закона КНБ стало де-факто подчиняться пожизненному председателю Совбеза и входить в зону привилегированных полномочий Нурсултана Назарбаева. Казахстанские эксперты отмечают, что все это время Карим Масимов демонстративно игнорировал Касым-Жомарта Токаева. К примеру, он ни разу не был с отчетом у действующего президента, а тот лишь однажды был на расширенной коллегии КНБ, да и то в протокольном формате. [14]

Такая вседозволенность и неприкасаемость позволяла КНБ влиять на власть и других силовиков, в то время как само ведомство и его деятельность находились практически вне контроля. По сути, именно особые полномочия КНБ и контроль над другими силовыми структурами привели к трагическим последствиям во время январской атаки террористов.

Особые полномочия КНБ

После 2019 года КНБ получил специальные полномочия, которых нет у других силовых органов Казахстана. Так, именно Комитет национальной безопасности проводит проверки при назначении госслужащих и получении допуска к гостайне, имеет право выносить обязательные к исполнению представления другим госорганам об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Республики Казахстан, совершению уголовных правонарушений, расследование которых отнесено законодательством к ведению органов национальной безопасности. Спецпроверки вместе с практикой вербовки и прикомандирования стали мощными рычагами влияния КНБ на силовые органы и государственную власть Казахстана.

Кроме того, при Кариме Масимове в КНБ была внедрена практика секретных судов, где весь ход процесса и сам приговор тотально засекречивается. Таким образом КНБ стал замкнутой системой, имеющей собственные следственные органы, СИЗО, подразделения специального назначения. Судьи по секретным делам назначаются с одобрения Комитета, адвокаты по спецделам также набираются из числа бывших сотрудников КНБ. Для выполнения своих карательных функций Комитету практически не требуется взаимодействовать с другим органами государственной власти.

За то время, что Масимов руководил КНБ, этой структурой был арестован ряд известных государственных деятелей Казахстана. В том числе, впервые подвергся аресту руководящий работник Администрации президента Баглан Майлыбаев, экс-председатель КНБ Нартай Дутбаев, видный политолог и специалист-китаевед  Константин Сыроежкин и многие другие. Формально все обвинялись в госизмене, но основная их вина – «негативная характеристика Карима Масимова как опасного политического интригана» в обращениях к органам власти и просто в телефонных разговорах. Новейшая история, к сожалению, подтвердила правоту их оценок. [15]

От каждого подследственного, по сведениям информированных источников, выбивались показания на влиятельных политиков Казахстана из числа их покровителей – на председателя Мажилиса Нурлана Нигматуллина, на бывшего куратора спецслужб Нуртая Абыкаева и даже на самого президента Касым-Жомарта Токаева. Сегодня, как представляется, пришло время пересмотреть ряд резонансных уголовных дел, которые вело в последние годы КНБ – в первую очередь, Баглана Майлыбаева, Нартая Дутбаева и Константина Сыроежкина. Возможно вина осужденных по секретным делам намного меньше вменяемых им преступлений, а  скорее всего вообще отсутствует. В любом случае практика секретных судов в Казахстане должна быть прекращена.

Первоочередные меры по реформе КНБ

Казахстанские эксперты сейчас задаются вопросом  – «как сделать так, чтобы заговоры не повторялись, но при этом система госбезопасности еще могла работать?». [16]

Есть две модели контроля за подобными ведомствами – советская и американская. Так, в СССР существовали ограничения по объектам оперативной разработки, регулярно присылались новые кадры по «комсомольскому» или «партийному» призыву, был контроль со стороны партийных органов и периодические чистки, когда новая волна чекистов отправляла старую гвардию в подвалы Лубянки. Американский принцип контроля состоит в перекрестной работе спецслужб, когда по одному направлению или объекту одновременно работает сразу несколько ведомств. Это позволяет их контролировать и сравнивать поступающую информацию.

Сейчас в Казахстане и других постсоветских странах таких механизмов контроля нет, но их неизбежно придется разрабатывать и вводить. Если сопоставить все предложения экспертов, прозвучавшие после январских событий, то можно выделить пять основных направлений:

1. Пересмотреть функции и компетенции КНБ как супер-ведомства: провести разделение Комитета на отдельные структуры. Например, выделить из состава КНБ Пограничную службу и Службу внешней разведки в качестве самостоятельных ведомств. Военную контрразведку переподчинить Министерству обороны, также выделить особое Агентство по надзору за электронными коммуникациями. По стратегическим объектам безопасности страны ввести постоянный двойной контроль – помимо КНБ, там должны работать представители другого силового ведомства, например Службы государственной охраны или МВД.

2. Пересмотреть законодательство в отношении структур госбезопасности. Вместо пяти противоречивых законов разных лет и старого «Положения о Комитете национальной безопасности Республики Казахстан», утвержденного еще 1 апреля 1996 года, разработать и принять новые законопроекты с четким правовым регулированием, включающим постоянный контроль над силовыми ведомствами и прозрачное разделение их функций.

3. Создать специальную инспекцию для ревизии работы КНБ из числа сотрудников других ведомств. Разработать механизм регулярных докладов руководителя данной инспекции о проблемах ведомства и в целом госбезопасности в адрес верховной власти, например на уровне Администрации президента и Совбеза.

4. Проверить руководящий состав КНБ на причастность к январским событиям, также на факты коррупции и на религиозные предпочтения. Радикально обновить кадры КНБ за счет нового притока из других силовых ведомств. Практиковать регулярную ротацию и дополнительный набор в органы госбезопасности по типу советской практики «комсомольского и партийного призыва».

5. Механизм спецпроверок передать в Агентство по делам государственной службы, а в органы госбезопасности обращаться лишь за дополнительной проверкой в особых случаях. Ввести запрет на оперативные разработки КНБ в среде госслужащих и приравненных к ним должностных лиц без санкции Администрации президента и Совбеза.

Все эти меры помогут реорганизовать работу системы госбезопасности РК и поставить казахстанский «дип-стейт» под контроль высшего политического руководства. Но со времен Древнего Рима остается открытым один вопрос: Quis custodiet ipsos custodes? / А кто устережет самих сторожей?

1. Токаев назвал беспорядки в Казахстане попыткой государственного переворота. ТАСС, 10.01.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/13383745

2. Комитет нацбезопасности Казахстана начал переформатирование деятельности ведомства. ТАСС, 03.02.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/13601509

3. Президент Казахстана заявил, что беспорядки в стране были тщательно спланированы. Интерфакс, 05.01.2022. https://www.interfax.ru/world/813984

4. Касым-Жомарт Токаев провел заседание Совета Безопасности. Акорда, 06.01.2022. https://akorda.kz/ru/kasym-zhomart-tokaev-provel-zasedanie-soveta-bezopasnosti-605452

5. Ряд кадровых перестановок в спецслужбах произвел президент Токаев. Forbs Kazakhstan, 06.01.2022. https://forbes.kz/process/appointments/glava_knb_karim_masimov_otpravlen_v_otstavku/

6. Марат Шибутов: Они «всего лишь» хотели создать в Казахстане «халифат». Украина.Ру, 05.02.2022. https://ukraina.ru/interview/20220205/1033217692.html

7. Выступление Главы государства К.К. Токаева на заседании Мажилиса Парламента Республики Казахстан. Акорда, 11.01.2022. https://www.akorda.kz/ru/vystuplenie-glavy-gosudarstva-kk-tokaeva-na-zasedanii-mazhilisa-parlamenta-respubliki-kazahstan-1104414

8. Кто стоит за погромами в Южном Казахстане? «Век», 14.02.2022. https://wek.ru/kto-stoit-za-pogromami-v-yuzhnom-kazaxstane

9. Операция «Жусан»: КНБ опубликовал рассказы участников и уникальные фото. TENGRINEWS, 29.11.2021. https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/operatsiya-jusan-knb-opublikoval-rasskazyi-uchastnikov-455221/

10. Марат Шибутов: Они «всего лишь» хотели создать в Казахстане «халифат». Украина.ру, 05.02.2022. https://ukraina.ru/interview/20220205/1033217692.html

11. Стоит ли ждать переворота в Казахстане? Paryz.kz, 26.08.2021. https://paryz.kz/obshchestvo/9485-stoit-li-zhdat-perevorota-v-kazakhstane-rassuzhdeniia-politologa-ashimbaeva

12. Рейтинг управленческой элиты Казахстана во втором квартале 2021 года.  ОФ ЦСПИ «Стратегия». https://ofstrategy.kz/ru/research/project-portrait/item/776-rejting-upravlencheskoj-elity-kazakhstana-vo-2-kvartale-2021-goda

13. Об утверждении Положения о Комитете национальной безопасности Республики Казахстан. Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан. https://adilet.zan.kz/rus/docs/U960002922_

14. Совет Безопасности Республики Казахстан. Официальный сайт первого Президента Республики Казахстан - Елбасы Нурсултана Назарбаева. https://elbasy.kz/ru/sovet-bezopasnosti-respubliki-kazakhstan

15. Кого при Масимове в КНБ посадили за госизмену. inbusiness.kz, 18.01.2022. https://inbusiness.kz/ru/news/kogo-pri-masimove-v-knb-posadili-za-gosizmenu

16. Степные толки. «Известия», 01.02.2022. https://iz.ru/1285029/marat-shibutov/stepnye-tolki

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Доклады

Комитет национальной безопасности Казахстана: текущая ситуация и перспективы трансформации

фото: semeyainasy.media
16 февраля 2022

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал январские события попыткой государственного переворота. По словам главы государства, волна массовых беспорядков в стране возникла «как по единой команде». Как выяснилось позже, волнения произошли с прямого попустительства или даже содействия органов госбезопасности. Их главная цель – «подрыв конституционного строя, разрушение институтов управления, захват власти». [1]

О том, что это реальная угроза, а не просто политическая декларация, говорит та решимость, с которой Касым-Жомарт Токаев предпринял чистку силовых органов. Сразу были смещены с занимаемых постов и арестованы по обвинению в государственной измене председатель Комитета национальной безопасности (КНБ) Карим Масимов и ряд его заместителей. В отставку с формулировкой «за крайне неуверенное и безынициативное руководство» отправлен министр обороны Мурат Бектанов. Во исполнение поручений главы государства в самом Комитете национальной безопасности «начата работа по переформатированию деятельности ведомства». [2]

До этого момента постсоветские страны не сталкивались с открытой попыткой госпереворота, организованного спецслужбами. Надлежит внимательно рассмотреть казахстанский кейс: определить роль органов госбезопасности в январских событиях, наметить пути к реформе силовых ведомств, чтобы не допустить повторения подобной трагедии – как в самом Казахстане, так и в других странах.

Хронология событий

В конце прошлого года (28 декабря 2021 г.) оба казахстанских президента – первый (Нурсултан Назарбаев) и нынешний (Касым-Жомарт Токаев) приняли участие в неформальном саммите СНГ в Санкт-Петербурге. По сведениям ряда источников, на полях саммита  были озвучены решения о финальной части политического транзита в Казахстане. Ранее, 23 ноября 2021 года, Назарбаев объявил о том, что в феврале 2022-го  он передаст Токаеву председательство в правящей партии «Нур Отан». Затем действующий президент Казахстана должен был получить от Елбасы «золотой ключик» от власти – полномочия председателя Совета Безопасности, контролирующего все силовые ведомства. По имеющейся информации, ряд высокопоставленных казахстанских силовиков резко протестовали против этого шага, лишающего их привычной вседозволенности.

Далее события развивались стремительно. 2 января 2022 года в Казахстане начался «газовый кризис» с массовыми, но мирными протестами, «неожиданно» охватившими всю страну. По официальным данным, 3 января митинги и беспорядки начались в 7 регионах, а на следующий день –  уже в 13 областях. Затем вечером 4 января на сцену вышли вооруженные боевики, началось перекрытие дорог и блокада стратегически важных объектов. Ночью и утром 5 января были захвачены акимат и аэропорт Алма-Аты, акиматы Актюбинской, Алматинской, Атырауской, Кызылординской, Мангистауской и Жамбылской областей, здания полиции, магазины оружия и многое другое.

Ситуацию смог переломить действующий президент Казахстана, сместивший руководство КНБ и отдавший приказ применять оружие на поражение. Кроме того, 5 января Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство Аскара Мамина, а также Крымбека Кушербаева с поста госсекретаря. Одновременно он назначил первым заместителем председателя КНБ своего доверенного человека – Мурата Нуртлеу, ранее занимавшего пост зам. главы Администрации президента по международным делам.

Вечером того же дня президент Казахстана объявил о том, что он принимает на себя обязанности председателя Совбеза, а также вводит режим ЧП на всей территории страны. Тогда же глава государства впервые публично заявляет о том, что «обращает на себя внимание высокая организованность хулиганствующих элементов. Это свидетельствует о тщательно продуманном плане действий заговорщиков, которые мотивированы финансово. Именно заговорщиков». [3]

Ночью Касым-Жомарт Токаев обратился за экстренной помощью к ОДКБ, которая помогла предотвратить надвигающийся коллапс государства. После первого заседания Совбеза под председательством Токаева, участвовавший в его работе Карим Масимов был смещен с поста председателя КНБ и сразу же после этого арестован по обвинению в госизмене. Вместе с ним был смещен и арестован ряд руководящих сотрудников КНБ. Позже появилось сообщение, что в отношении указанных фигурантов ведется расследование по фактам действий, направленных на насильственный захват власти, а также превышения должностных полномочий. [4]

Отставки и назначения силовиков

Перестановки в силовых органах Казахстана оказались столь значительными, что заслуживают отдельного описания. Вот краткая хроника состоявшихся отставок и назначений:

5 января.  Мурат Нуртлеу освобожден от должности заместителя руководителя АП и назначен первым заместителем председателя КНБ. Это особо доверенное лицо Токаева, который возглавил КНБ в момент острого кризиса. Позже (1 февраля) Нуртлеу стал руководителем Администрации президента Казахстана.

6 января. Генерал-лейтенант национальной безопасности Карим Масимов отправлен в отставку с поста председателя КНБ, впоследствии арестован (прежде Мансимов неоднократно занимал пост премьер-министра РК, являлся руководителем Администрации президента и занимал ряд высоких должностей в системе госуправлении и финансов).

Генерал-майор Ермек Сагимбаев назначен председателем КНБ и освобожден от должности начальника Службы государственной охраны (указ №747), ранее он проходил службу на офицерских должностях в органах национальной безопасности и госохраны в течение многих лет (1994-2021 гг.), данное назначение было расценено как знак большого доверия со стороны президента Токаева.

Чингис Аринов назначен заместителем начальника Службы государственной охраны – начальником Службы охраны президента.

Ануар Садыкулов освобожден от должности заместителя председателя Комитета национальной безопасности – директора Службы специального назначения «А», впоследствии арестован. Эта важная структура выполняет функции силового сопровождения операций КНБ. В ее функции входит борьба с терроризмом и защита стратегических объектов. До прихода в КНБ Садыкулов в течение более чем 20 лет (с начала 1990-х по 2013 г.) работал в системе охраны президента Казахстана, дослужившись до начальника Службы безопасности главы государства.

Вместо него руководителем Службы специального назначения «А» был назначен подполковник национальной безопасности Берик Кунанбаев, выходец из спецслужб.

Сакен Исабеков с должности заместителя начальника Службы государственной охраны Республики Казахстан – начальника Службы охраны президента назначен начальником Службы государственного охраны.

Айткурман Омарбеков назначен исполняющим обязанности заместителя начальника Службы государственной охраны – командующего Силами особого назначения вместо Ардака Ашимбекулы.

8 января. Азамат Абдымомунов освобожден от должности заместителя секретаря Совета Безопасности.

9 января. Марат Осипов и Даулет Ергожин освобождены от должности заместителя председателя КНБ, впоследствии оба арестованы. Вместо них Бакытбек Косжанов и Аскар Амерханов назначены заместителями председателя Комитета национальной безопасности РК.

17 января. Самат Абиш освобожден от должности первого заместителя председателя Комитета национальной безопасности, этот молодой (43 года) и влиятельный член семьи Назарбаевых в свое время считался одним из вероятных претендентов на пост президента.

19 января. Мурат Бектанов освобожден от должности министра обороны с уничижительной формулировкой «за крайне неуверенное и безынициативное руководство». Вместо него руководителем военного ведомства стал Руслан Жаксылыков (указ №778). Ранее он являлся заместителем министра внутренних дел – главнокомандующим Национальной гвардией.

Еркин Ботаканов назначен заместителем министра внутренних дел – главнокомандующим Национальной гвардией.

20 января. Дарын Туяков освобожден от должности заместителя министра обороны.

26 января. Арыстангани Заппаров освобожден от должности заместителя министра внутренних дел – он стал начальником департамента полиции Алматинской области. Вместо него замминистра внутренних дел стал Ержан Саденов.

3 февраля. Болат Журабаев назначен командующим Силами специальных операций ВС РК.

Аскар Жоламанов освобожден от должности командующего Ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Вооруженных Сил Казахстана.

Итоги кадровых перестановок

В момент обострения обстановки (5 января 2022 года) структура руководства центрального аппарата КНБ выглядела так. Председатель КНБ Карим Масимов, и сразу два первых заместителя – «старый» Самат Абиш (с 2015 г.) и «новый» Мурат Нуртлеу (с 2022 г.), а также семь заместителей, шестеро из которых возглавляли следующие службы: Нургали Билисбеков (антитеррор), Марат Осипов (контрразведка), Даулет Ергожин (экономическая безопасность), Ануар Кунанбаев (спецподразделение «А»), Габит Байжанов (Служба внешней разведки), Дархан Дильманов (Пограничная служба), а также один «простой» заместитель – Марат Колкобаев.

В настоящее время руководящее ядро КНБ выглядит следующим образом. Председатель Комитета национальной безопасности – генерал-майор Ермек Сагимбаев. На сегодня пост первого зампреда КНБ является вакантным. Заместители председателя КНБ: генерал-лейтенант национальной безопасности Нургали Билисбеков, генерал-майор национальной безопасности Аскар Амерханов, генерал-майор национальной безопасности Бакытбек Косжанов, генерал-майор Марат Колкобаев.

Новый директор Службы специального назначения «А» подполковник национальной безопасности Берик Кунанбаев – в ранге заместитель председателя КНБ. На своих постах остались руководители следующих служб: директор Службы внешней разведки, заместитель председателя КНБ генерал-лейтенант национальной безопасности Габит Байжанов, а также заместитель председателя КНБ – директор Пограничной службы генерал-лейтенант Дархан Дильманов.

Итак, за последние недели только в КНБ были уволены: председатель Комитета, один первый заместитель председателя, трое из семи заместителей председателя. Это значительная реорганизация в руководстве службы госбезопасности страны. Она показывает, насколько низкое доверие оказалось к КНБ у главы государства после беспорядков в стране.

Кроме того, был проведен ряд перестановок в руководстве территориальных департаментов КНБ. К примеру, 13 января главой департамента КНБ в проблемной Алма-Ате был назначен генерал-майор Марат Ирменов, бывший ранее главой ДКНБ Жамбылской области, до этого возглавлявший ДКНБ по Актюбинской области. Есть информация, что в целом в системе КНБ прошла весьма значительная ротация кадров на уровне глав департаментов и их замов.

Обновление затронуло также и систему МВД, где в 6 из 17 регионов пришли новые начальники областных департаментов полиции, включая столицу. Более того, в Казахстане в целях совершенствования системы национальной безопасности была создана новая структура – командование Сил специальных операций ВС РК. Президент также предложил усилить военную разведку, которая призвана обеспечить руководство страны актуальной и достоверной информацией о внешних и внутренних угрозах.

По сути, Касым-Жомарт Токаев начал переформатировать систему национальной безопасности Казахстана, которая должна стать более дееспособной и полностью лояльной действующему президенту. [5]

Оценка январских событий

Изначальными причинами январских событий стали три фактора – двоевластие, бедность и архаизации. Однако социальное расслоение, коррупция и неэффективность власти – это давние проблемы Казахстана. Они периодически приводили к митингам и протестам, как правило, мирным, немногочисленным и не имеющим общей повестки в регионах. Требования митингующих обычно сводились к решению текущей социальной проблемы или к замене того или иного непопулярного чиновника.

Власть в Казахстане всегда относилась к публичным протестам предельно серьезно. Зная то пристальное внимание, с которым кураторы от КНБ отслеживали даже одиночные пикеты феминисток, трудно поверить, что синхронно начавшиеся протесты в различных регионах возникли сами собой. К тому же после арестов в руководстве КНБ, митинговая волна в Казахстане сразу вошла в «обычное русло» – всего несколько сот участников, в основном пожилого возраста. С «радаров» также исчезли прежде шумные националистические и антироссийские организации, вроде «Oyan, Qazaqstan» и ряд других.

По сути, изначально мирными митингами было прикрыто заранее спланированное нападение бандитов на города, полицию и ТВ. Речь идет не о «народном восстании», как пытаются представить январские события в западных СМИ, а об открытой попытке государственного переворота в Казахстане. Мы имеем дело с организованным и силовым захватом власти, сопровождавшимся жестоким террором и демонстративным массовым мародерством.

Известный казахстанский аналитик Марат Шибутов, сам ставший очевидцем январской трагедии, говорит, что страна вплотную подошла к потере государственности и могла превратиться в исламский «халифат». Он указывает на негативную роль спецслужб: «идут аресты в КНБ, выясняют, как в их недрах был организован мятеж, могут ли они еще отдавать команды подполью». Возникает естественный вопрос о том, что массовые митинги могут иметь связи с высокопоставленными лицами, которые стояли за переворотом. [6]

Президент Казахстана заявил на заседании Мажилиса (нижняя палата Парламента), что критически важно разобраться с теми, кто стоит за террористическими атаками. И задал ряд острых вопросов: «почему государство «проспало» наличие спящих ячеек боевиков и деятельность их командного пункта? Почему на территории нашей страны оказалось так много нелегального оружия и спецсредств? Почему не проводилась агентурная работа по выявлению и нейтрализации адептов терроризма?». Сейчас специальная следственно-оперативная группа должна раскрыть все причины и детали трагедии, но ряд интересных обстоятельств видны уже сейчас. [7]

Исполнители и покровители

Отдельная важная тема – откуда взялся «горючий материал» для беспорядков.  Системы видеонаблюдения зафиксировали ожесточенные штурмы административных зданий акиматов, полиции и КНБ, жестокие убийства правоохранителей, поджоги и террор. Нападавшими был использован резервный мобилизационный план с демонстративным мародерством, который спровоцировал присоединение к боевикам городских маргиналов. Они бросились грабить магазины и банкоматы, а также частично приняли участие в уличных столкновениях с полицией.

Важной частью действий террористов, причем заранее спланированной, был показательный террор против мирного населения; убийства с отрезанием голов, стрельба по окнам жилых домов, репрессии к тем, кто отказывался отдавать машины или оказывать содействие. Все эти практики широко известны – они применялись в Сирии боевиками т.н. «Исламского халифата» (террористическая организация, запрещена на территории РФ).

Казахстанские эксперты уверены, что мобилизационный потенциал для организации «не мирных» массовых протестов имеется только у религиозных экстремистских организаций, Считается, что все они тесно связаны с организованной преступностью и отдельными представителями правящей элиты. Обращает на себя внимание тот факт, что практически одновременно с Каримом Масимовым был арестован криминальный авторитет «Дикий Арман».

Арман Джумагельдиев, бывший спортсмен, и криминальный авторитет «Дикий Арман», был задержан вместе с группой из пяти человек в ходе спецоперации в Алма-Ате. Помимо чисто криминальных историй он занимался «общественной деятельностью» – нападал на оппозиционеров, помогал в неформальном поиске и наказании устроителей финансовых пирамид. Обращает на себя внимание удивительная способность «Дикого Армана» во всех переделках отделываться легким наказанием и таинственно «проникать» через границы. Казахстанские аналитики давно говорили о его прочных связях с прежним руководством КНБ.

Очевидцы из числа тех, кто был в эпицентре событий, оценивают ударные силы боевиков в Алма-Ате в 20 тыс. человек, и порядка 30 тыс. – в других регионах. Такой оценки придерживается и сам Касым-Жомарт Токаев, заявивший про «двадцать тысяч экстремистов, прошедших подготовку в зарубежных лагерях террористов». В своем большинстве «пехота» боевиков состояла из уроженцев южных регионов Казахстана и жителей соседних центрально-азиатских республик. По оперативным данным, в атаках на стратегические объекты принимали участие также иностранцы, а среди «командного состава» были лица, имевшие опыт боевых действий в Афганистане, Ираке и Сирии.

Откуда взялся взрывоопасный коктейль?

Не секрет, что КНБ долгое время вел оперативную разработку салафитов, и в итоге возник эффект «обратной вербовки». Многие сотрудники этой спецслужбы стали апологетами радикального ислама, с их покровительства в исправительной системе Казахстана возникли т.н. «зеленые зоны», ставшие настоящими центрами подготовки будущих боевиков. В декабре 2021 года в Казахстане объявили амнистию в связи с 30-летием независимости республики. По предварительным данным МВД РК под действие амнистии попали свыше 14 тыс. человек.

Второй источник – неформальные силовые отряды из числа спортивных и националистических организаций. Зачастую они использовались для передела криминального бизнеса: вещевых рынков, контрабанды и наркотрафика. Сейчас стоит вернуться к событиям лета 2019 года в южной столице и Курдайским погромам 2020 года. Тогда прямо говорилось, что за конфликтом против дунган стоит «серый кардинал» Казахстана Карим Масимов, но следствие быстро свернули. [8]

Наконец, не будем забывать и о том, что на территории Казахстана находится несколько сот человек, участвовавших в боевых действиях в Афганистане, Ираке и Сирии. Эти боевики тихо вернулись в республику через дружественную Турцию или были привезены на самолетах КНБ в рамках инициированной Масимовым операции «Жусан». Как видим, в Казахстане было более чем достаточно расходного материала для «спящих» боевых ячеек.

Все детали этого явления сейчас выясняет особая президентская комиссия. Но промежуточный итог можно подвести прямо сейчас. Главная причина «кровавого января» лежит не только в социальной сфере или сфере передела влияния в экономике ЗАО «Казахстан», а в контроле над рычагами этого передела, то есть в стремлении к верховной власти любой ценой. По сути, внутри Республики Казахстан сформировался теневой «дип-стейт» внутри органов госбезопасности, который многие годы проводил самостоятельную и не подконтрольную политику в своих интересах. [9]

Роль руководства КНБ в январских событиях

Хроника событий объективно показывает, что только после смены руководства, КНБ приступил к активным действиям против террористов и бандитов. Так, активная фаза террористической атаки началась 4 января, затем менее чем через сутки глава КНБ Масимов был смещен и арестован. Несколько позже были сняты с занимаемых должностей несколько его  замов (Садыкулов – 6 января, Осипов, Ергожин – 9 января). Лишь 13 января КНБ официально сообщил, что вместе с Масимовым по обвинению в госизмене задержаны Садыкулов и Ергожин. Кроме того, 10 января покончил жизнь самоубийством полковник Азамат Ибраев – многолетний и верный соратник Масимова, который в КНБ возглавлял департамент собственной безопасности и государственную техническую службу.

И только 17 января прошла информация об отставке другого первого зама председателя КНБ – племянника Назарбаева Самата Абиша (до этого КНБ официально опровергал новости о его аресте или отставке). Самат Абиш, вместе с другим племянником Елбасы – Кайратом Сапабалды, считался в Казахстане теневым покровителем радикальных религиозных течений и неформальных силовых структур. Сложно на данный момент судить о том, насколько они были непосредственно связаны с организацией беспорядков. Однако те статьи уголовного кодекса, которые инкриминированы бывшему руководству КНБ, дают широкое поле для толкований. Речь идет прежде всего об измене родине, а также о действиях, направленных на насильственный захват власти.

Три версии следствия

Есть три основных версии следствия – халатность, бездействие и преступный умысел. И все три имеют веские основания.

Во-первых, КНБ, как минимум, виноват в том, что «проспал» подготовку вооруженного мятежа. И также «не заметил» создание разветвленной сети боевых ячеек во всему Казахстану. Силовики оказались не готовы к внезапному и одновременному выходу людей на протесты в большинстве регионов страны. Личный состав отдельных департаментов КНБ просто растворился в воздухе, оставив без охраны оружие, спецтехнику и секретные документы.

Во-вторых, органы госбезопасности (точнее, их руководители) могли знать о готовящемся перевороте и затеять двойную игру. Они сознательно скрывали информацию с тем, чтобы по мере обострения ситуации предложить себя на роль «спасителя». Характерно, что массовых беспорядков не отмечалось лишь в северной столице страны – Нур-Султане (Астане). Причина, очевидно, в том, что это единственный город, являющийся полностью зоной ответственности Службы государственной охраны (СГО), преданной президенту. Сейчас именно лояльные выходцы СГО укрепляют новое руководство КНБ.

И в третьих, руководители КНБ в лице тогдашнего председателя Масимова и его доверенных лиц могли стоять за организацией январских беспорядков. Или были тесно связано с организаторами, с тем, чтобы использовать эти события в своих политических целях. Ряд казахстанских источников указывает, что в течение 3-5 января спецслужба или вносила хаос, или срочно покидала место событий. Оставшись без сопровождения КНБ, сотрудники полиции и Нацгвардии оказались один на один с боевиками, причем без оперативной информации и зачастую без оружия. В результате полиция и Национальная гвардия в ряде городов оказались практически разгромлены и были вынуждены держать оборону в своих ведомственных зданиях.

Имеются пока не подтвержденные официально сведения, что из центрального аппарата КНБ в региональные департаменты 4 января поступили приказы просто наблюдать за обстановкой, а 5 января во второй половине дня – распоряжение эвакуироваться из своих административных зданий. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что не все сотрудники Комитета национальной безопасности подчинились преступным приказам центрального аппарата – многие приняли решение остаться на посту и приняли бой с мятежниками. [10]

В пользу третьей версии, как наиболее достоверной, говорят многочисленные аресты в руководстве КНБ, особенно в центральном аппарате. Аналитики также обращают внимание на знаковую отставку главы Службы спецназначения «А» («Арыстан») генерала Садыкулова, который ранее руководил Службой охраны президента (СОП) и Службой госохраны (СГО). Прежний руководитель КНБ Карим Масимов любил повторять: «Сотрудники Службы «А» – это смелые и решительные люди с несгибаемой волей, настоящие патриоты, которые находятся в постоянной боевой готовности для оперативного реагирования на угрозы национальной безопасности». Но где была Служба «А» в разгар событий и почему оказалась не готовой для оперативного реагирования? Это сейчас выясняет следствие.

Возможен ли в Казахстане переворот?

Раньше такая постановка вопроса казалась абсолютно немыслимой для страны, считавшейся «витриной стабильности» в Центральной Азии. Но вот, что интересно, в августе прошлого года казахстанский политолог Данияр Ашимбаев задался неожиданным вопросом: «Стоит ли ждать переворота в Казахстане?». Ашимбаев известен глубоким знанием казахстанской элиты и ее тайных пружин, поскольку является постоянным составителем энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане». Обратимся к его нашумевшей статье: «Возможен ли «бунт» правящей элиты? Как известно, наибольшее влияние имеет союз двух одноклассников – председателя КНБ Масимова и премьера Мамина. Причем, к команде первого примыкает министр обороны Ермекбаев. Другое дело – МВД и Нацгвардия, но их политическую роль просчитать сложно». [11]

Данияр Ашимбаев особо отмечает, что нынешняя команда силовиков «предана, прежде всего, Елбасы и обеспечивает устойчивость всей политической конструкции и ее балансировку. Другое дело – когда нынешний этап транзита так или иначе закончится». И дает такое экспертное заключение: «Возможна ли фронда со стороны прочих представителей истеблишмента? Вокруг власти скопилось немало обиженных и недовольных выбором преемника. Некоторые имеют авторитет среди элиты и даже среди населения».

Тогда эта публикация вызвала большое возмущение среди силовиков, особенно в руководстве КНБ. Но, как показало время, схема потенциального переворота в ходе затяжного транзита была описана точно.

Хорошо известно, что уровень консолидации казахстанской элиты достаточно высок. К тому же традиционное восточное усердие перед высшим начальством там всегда подкреплялось папками компромата в сейфах. Но в случае затянувшего двоевластия, когда одни чиновники делали ставку на Елбасы, а другие на действующего президента Токаева, политическая ситуация может резко измениться. Особенно в момент ЧС, когда элита не получит четких инструкций или прямого приказа сверху как именно действовать. В этот момент силовая машина «зависает» в нерешительности или может быть просто блокирована ложными вводными. Именно в этот зазор власти вклинились организованные отряды боевиков, фактически овладевшие южной столицей Казахстана.

Место КНБ в силовой системе Казахстана

Комитет национальной безопасности является самым влиятельным среди всех силовых ведомств Казахстана, несмотря на относительно небольшую штатную численность. Однако следует принимать во внимание также аппарат прикомандированных сотрудников КНБ к ключевым ведомством страны, а также агентуру, пронизывающую как госаппарат, так и общество.

Косвенно о степени влиятельности КНБ можно судить по размеру официального финансирования и рейтингам ее руководства. Бюджет КНБ в 2020 году составил 433 млрд. тенге, в то время как бюджет Министерства обороны –  всего лишь 344 млрд. тенге, МЧС – 137 млрд. тенге. По государственному протоколу председатель КНБ имеет номер 18, сразу после генерального прокурора (для сравнения, министр обороны – 30, министр внутренних дел – 31). Однако согласно рейтинга влиятельности казахстанской элиты, составленному общественным фондом ЦСПИ «Стратегия», председатель КНБ всегда входил в «пятерку» наиболее влиятельных лиц, в отличие от премьер-министра. Так, в конце 2021 года Карим Масимов  оценивался как второй по влиятельности в Казахстане, сразу после Касым-Жомарта Токаева, а до 2019 года даже превосходил его по рейтингу. [12]

Комитет национальной безопасности РК является наследником КГБ Казахской ССР. В его состав входят еще две структуры – Служба внешней разведки и Пограничные войска. Среди основных функций КНБ – разведка, контрразведка, защита государственных секретов, обеспечение правительственной связи, борьба с терроризмом, охрана государственной границы, защита стратегических объектов. [13]

С 18 апреля 1994 года КНБ напрямую подчиняется президенту страны. Но в 2017 году был принят новый закон о Совете безопасности, председателем которого «пожизненно» назначался первый президент Казахстана. С принятием данного закона КНБ стало де-факто подчиняться пожизненному председателю Совбеза и входить в зону привилегированных полномочий Нурсултана Назарбаева. Казахстанские эксперты отмечают, что все это время Карим Масимов демонстративно игнорировал Касым-Жомарта Токаева. К примеру, он ни разу не был с отчетом у действующего президента, а тот лишь однажды был на расширенной коллегии КНБ, да и то в протокольном формате. [14]

Такая вседозволенность и неприкасаемость позволяла КНБ влиять на власть и других силовиков, в то время как само ведомство и его деятельность находились практически вне контроля. По сути, именно особые полномочия КНБ и контроль над другими силовыми структурами привели к трагическим последствиям во время январской атаки террористов.

Особые полномочия КНБ

После 2019 года КНБ получил специальные полномочия, которых нет у других силовых органов Казахстана. Так, именно Комитет национальной безопасности проводит проверки при назначении госслужащих и получении допуска к гостайне, имеет право выносить обязательные к исполнению представления другим госорганам об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Республики Казахстан, совершению уголовных правонарушений, расследование которых отнесено законодательством к ведению органов национальной безопасности. Спецпроверки вместе с практикой вербовки и прикомандирования стали мощными рычагами влияния КНБ на силовые органы и государственную власть Казахстана.

Кроме того, при Кариме Масимове в КНБ была внедрена практика секретных судов, где весь ход процесса и сам приговор тотально засекречивается. Таким образом КНБ стал замкнутой системой, имеющей собственные следственные органы, СИЗО, подразделения специального назначения. Судьи по секретным делам назначаются с одобрения Комитета, адвокаты по спецделам также набираются из числа бывших сотрудников КНБ. Для выполнения своих карательных функций Комитету практически не требуется взаимодействовать с другим органами государственной власти.

За то время, что Масимов руководил КНБ, этой структурой был арестован ряд известных государственных деятелей Казахстана. В том числе, впервые подвергся аресту руководящий работник Администрации президента Баглан Майлыбаев, экс-председатель КНБ Нартай Дутбаев, видный политолог и специалист-китаевед  Константин Сыроежкин и многие другие. Формально все обвинялись в госизмене, но основная их вина – «негативная характеристика Карима Масимова как опасного политического интригана» в обращениях к органам власти и просто в телефонных разговорах. Новейшая история, к сожалению, подтвердила правоту их оценок. [15]

От каждого подследственного, по сведениям информированных источников, выбивались показания на влиятельных политиков Казахстана из числа их покровителей – на председателя Мажилиса Нурлана Нигматуллина, на бывшего куратора спецслужб Нуртая Абыкаева и даже на самого президента Касым-Жомарта Токаева. Сегодня, как представляется, пришло время пересмотреть ряд резонансных уголовных дел, которые вело в последние годы КНБ – в первую очередь, Баглана Майлыбаева, Нартая Дутбаева и Константина Сыроежкина. Возможно вина осужденных по секретным делам намного меньше вменяемых им преступлений, а  скорее всего вообще отсутствует. В любом случае практика секретных судов в Казахстане должна быть прекращена.

Первоочередные меры по реформе КНБ

Казахстанские эксперты сейчас задаются вопросом  – «как сделать так, чтобы заговоры не повторялись, но при этом система госбезопасности еще могла работать?». [16]

Есть две модели контроля за подобными ведомствами – советская и американская. Так, в СССР существовали ограничения по объектам оперативной разработки, регулярно присылались новые кадры по «комсомольскому» или «партийному» призыву, был контроль со стороны партийных органов и периодические чистки, когда новая волна чекистов отправляла старую гвардию в подвалы Лубянки. Американский принцип контроля состоит в перекрестной работе спецслужб, когда по одному направлению или объекту одновременно работает сразу несколько ведомств. Это позволяет их контролировать и сравнивать поступающую информацию.

Сейчас в Казахстане и других постсоветских странах таких механизмов контроля нет, но их неизбежно придется разрабатывать и вводить. Если сопоставить все предложения экспертов, прозвучавшие после январских событий, то можно выделить пять основных направлений:

1. Пересмотреть функции и компетенции КНБ как супер-ведомства: провести разделение Комитета на отдельные структуры. Например, выделить из состава КНБ Пограничную службу и Службу внешней разведки в качестве самостоятельных ведомств. Военную контрразведку переподчинить Министерству обороны, также выделить особое Агентство по надзору за электронными коммуникациями. По стратегическим объектам безопасности страны ввести постоянный двойной контроль – помимо КНБ, там должны работать представители другого силового ведомства, например Службы государственной охраны или МВД.

2. Пересмотреть законодательство в отношении структур госбезопасности. Вместо пяти противоречивых законов разных лет и старого «Положения о Комитете национальной безопасности Республики Казахстан», утвержденного еще 1 апреля 1996 года, разработать и принять новые законопроекты с четким правовым регулированием, включающим постоянный контроль над силовыми ведомствами и прозрачное разделение их функций.

3. Создать специальную инспекцию для ревизии работы КНБ из числа сотрудников других ведомств. Разработать механизм регулярных докладов руководителя данной инспекции о проблемах ведомства и в целом госбезопасности в адрес верховной власти, например на уровне Администрации президента и Совбеза.

4. Проверить руководящий состав КНБ на причастность к январским событиям, также на факты коррупции и на религиозные предпочтения. Радикально обновить кадры КНБ за счет нового притока из других силовых ведомств. Практиковать регулярную ротацию и дополнительный набор в органы госбезопасности по типу советской практики «комсомольского и партийного призыва».

5. Механизм спецпроверок передать в Агентство по делам государственной службы, а в органы госбезопасности обращаться лишь за дополнительной проверкой в особых случаях. Ввести запрет на оперативные разработки КНБ в среде госслужащих и приравненных к ним должностных лиц без санкции Администрации президента и Совбеза.

Все эти меры помогут реорганизовать работу системы госбезопасности РК и поставить казахстанский «дип-стейт» под контроль высшего политического руководства. Но со времен Древнего Рима остается открытым один вопрос: Quis custodiet ipsos custodes? / А кто устережет самих сторожей?

1. Токаев назвал беспорядки в Казахстане попыткой государственного переворота. ТАСС, 10.01.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/13383745

2. Комитет нацбезопасности Казахстана начал переформатирование деятельности ведомства. ТАСС, 03.02.2022. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/13601509

3. Президент Казахстана заявил, что беспорядки в стране были тщательно спланированы. Интерфакс, 05.01.2022. https://www.interfax.ru/world/813984

4. Касым-Жомарт Токаев провел заседание Совета Безопасности. Акорда, 06.01.2022. https://akorda.kz/ru/kasym-zhomart-tokaev-provel-zasedanie-soveta-bezopasnosti-605452

5. Ряд кадровых перестановок в спецслужбах произвел президент Токаев. Forbs Kazakhstan, 06.01.2022. https://forbes.kz/process/appointments/glava_knb_karim_masimov_otpravlen_v_otstavku/

6. Марат Шибутов: Они «всего лишь» хотели создать в Казахстане «халифат». Украина.Ру, 05.02.2022. https://ukraina.ru/interview/20220205/1033217692.html

7. Выступление Главы государства К.К. Токаева на заседании Мажилиса Парламента Республики Казахстан. Акорда, 11.01.2022. https://www.akorda.kz/ru/vystuplenie-glavy-gosudarstva-kk-tokaeva-na-zasedanii-mazhilisa-parlamenta-respubliki-kazahstan-1104414

8. Кто стоит за погромами в Южном Казахстане? «Век», 14.02.2022. https://wek.ru/kto-stoit-za-pogromami-v-yuzhnom-kazaxstane

9. Операция «Жусан»: КНБ опубликовал рассказы участников и уникальные фото. TENGRINEWS, 29.11.2021. https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/operatsiya-jusan-knb-opublikoval-rasskazyi-uchastnikov-455221/

10. Марат Шибутов: Они «всего лишь» хотели создать в Казахстане «халифат». Украина.ру, 05.02.2022. https://ukraina.ru/interview/20220205/1033217692.html

11. Стоит ли ждать переворота в Казахстане? Paryz.kz, 26.08.2021. https://paryz.kz/obshchestvo/9485-stoit-li-zhdat-perevorota-v-kazakhstane-rassuzhdeniia-politologa-ashimbaeva

12. Рейтинг управленческой элиты Казахстана во втором квартале 2021 года.  ОФ ЦСПИ «Стратегия». https://ofstrategy.kz/ru/research/project-portrait/item/776-rejting-upravlencheskoj-elity-kazakhstana-vo-2-kvartale-2021-goda

13. Об утверждении Положения о Комитете национальной безопасности Республики Казахстан. Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан. https://adilet.zan.kz/rus/docs/U960002922_

14. Совет Безопасности Республики Казахстан. Официальный сайт первого Президента Республики Казахстан - Елбасы Нурсултана Назарбаева. https://elbasy.kz/ru/sovet-bezopasnosti-respubliki-kazakhstan

15. Кого при Масимове в КНБ посадили за госизмену. inbusiness.kz, 18.01.2022. https://inbusiness.kz/ru/news/kogo-pri-masimove-v-knb-posadili-za-gosizmenu

16. Степные толки. «Известия», 01.02.2022. https://iz.ru/1285029/marat-shibutov/stepnye-tolki