идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Доклады

Каким будет политический курс Туркменистана с приходом к власти президента Сердара Бердымухамедова

фото: turkmenportal.com
21 марта 2022
Сектор Туркменистана КИСИСектор Туркменистана КИСИ

Сектор Туркменистана КИСИ

Экспертный доклад

Внеочередные президентские выборы президента прошли 12 марта 2022 года в Туркменистане. Большинство избирателей (72,97%) отдало голоса за Сердара Бердымухамедова, сына второго президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова.

Накануне на внеочередном заседании верхней палаты парламента Халк Маслахаты (Народного Совета), действующий президент Г. Бердымухамедов заявил, что «необходимо давать дорогу к управлению государством молодым руководителям». Сам Аркадаг (Покровитель – официальный и самый распространенный титул Гурбангулы Бердымухамедова), по его словам, уже достиг возраста пророка, поэтому может сосредоточиться на вечном, а не суетном. Зато его сын перешагнул возрастной рубеж, который позволяет согласно действующей Конституции занять пост главы государства.

Подготовка к транзиту власти

Активную роль в политике Сердар Бердымухамедов начал играть 5-6 лет назад. Именно тогда президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов выдвинул своего сына в качестве публичного политика и официального преемника. В 2016 году Сердар становится членом парламента. С тех пор его карьера шла вверх: в 2021 году он был назначен на должность вице-премьера Туркменистана, де-факто став заместителем главы государства. 19 марта 2022 года, после проведения досрочных выборов, Сердар Бердымухамедов официально заступил на пост третьего президента Туркменистана на предстоящие семь лет.

Отметим, что сам Гурбангулы Бердымухамедов, как председатель Халк Маслахаты – верхней палаты парламента, сохраняет за собой серьезные рычаги влияния на внутреннюю и внешнюю политику Туркменистана. По сути, произошло перераспределение полномочий в существующей системе власти: Бердымухамедов-старший займется стратегическими вопросами, Бердымухамедов-младший – повседневными делами  и текущим управлением.

Это сделано для того, чтобы обеспечить максимально плавный и прогнозируемый политический транзит, при котором будут минимизированы внешние угрозы и внутренние риски. Гурбангулы Бердымухамедов почувствовал запрос общества на перемены и реализовал его. Опытный политик не стал ждать еще два года до очередных президентских  выборов, это особенно важно при нарастающей турбулентности в мировой военно-политической обстановке.

Во всех странах Центральной Азии стоит проблема обеспечения устойчивого транзита власти. Она полным ходом идет через коллективные неформальные органы и элитную систему сдержек и противовесов. Возможно, что это внешне не очень заметная, но постоянная и системная работа по выстраиванию юридических и иных инструментов по формированию устойчивого механизма передачи власти в элитах.

Это уже было осуществлено в Казахстане и Узбекистане, где преемниками стали ближайшие соратники прежнего главы государства, это сейчас происходит в Туркменистане и Таджикистане – в форме династийного транзита. Где-то это происходит в виде либерализации, распределения баланса сил, разработки стратегических программ планирования, где-то – в виде насыщения элиты родственниками, но, тем не менее, целенаправленная работа в данном направлении ведется и вносит свой вклад в стабильность всего региона. Ниже подробно опишем как осуществлялся туркменский сценарий транзита власти.

Новый руководитель

Имя «Сердар» довольно популярно в Туркмении и переводится как «Вождь» или «Предводитель». Анализ биографии нового президента Туркменистана и его карьерного продвижения дает основание полагать, что он является не только состоявшимся  профессионалом и всесторонне образованным человеком, но и политиком новой формации.

Важно отметить, что Сердар Гурбангулыевич Бердымухамедов последовательно прошел ключевые ступени управления в самых разных областях – в пищевой и нефтегазовой промышленности, был на военной службе, занимался финансами и контрольными процедурами, работал в структурах законодательной и исполнительной власти Туркменистана. Это позволило ему сформировать широкий интеллектуальный кругозор, понимать взаимозависимость различных событий и общественно-политических процессов, приобрести практический управленческий опыт.

Сердар Бердымухамедов родился 22 сентября 1981 года в Ашхабаде, там же окончил среднюю школу и Туркменский сельскохозяйственный университет. Второе высшее образование будущий президент получил в Москве – окончил Дипломатическую академию МИД Российской Федерации по специальности «международные отношения».

Дипломатический трек занимает особое место в становлении Сердара Бердымухамедова как политика. Так, в 2008-2011 годах он занимал пост советника-посланника в посольстве Туркменистана в России. В 2011-2013 годах был советником в постоянном представительстве Туркменистана при офисе ООН в Женеве. Одновременно стал слушателем престижного Женевского центра политики безопасности, где окончил программу по направлению «европейская и международная безопасность». После возвращения из Швейцарии в 2013 году назначен начальником отдела по европейским странам туркменского МИДа, там он курировал внешнюю политику по европейскому направлению вплоть до 2014 года.

Одновременно с этим в 2013 году Сердар Бердымухамедов был назначен заместителем директора Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов Туркмении – одного из важнейших ведомств страны. В августе 2014 года стал кандидатом технических наук, в июле 2015-го – доктором технических наук. В ноябре 2016 года на дополнительных выборах избран депутатом Меджлиса Туркмении от правящей Демократической партии. Вместе с парламентской деятельностью 2016-2017 годах возглавлял Департамент по международной информации МИД Туркмении. Именно в это время С. Бердымухамедов стал заметной фигурой в медийном поле и начал набирать популярность на международной арене.

В марте 2017 года Сердар Бердымухамедов избран председателем Комитета по законодательству  Меджлиса. 27 октября 2017 года ему присвоено воинское звание «подполковник» и одновременно вручена медаль «Мяликгулы Бердымухамедов» с формулировкой «за заслуги перед Отечеством и народом». В марте 2018 года он был назначен одним из заместителей министра иностранных дел Туркмении Рашида Мередова, политического тяжеловеса страны.

Далее карьера будущего президента была связана работой в госструктурах управления. В 2019 году Сердар Гурбангулыевич становится сначала заместителем хакима Ахалского велаята, а через полгода – руководителем этого важнейшего региона, где находится столица.

Ставка на фаворита

Новый карьерный скачок был отмечен в 2021 году, когда Сердар Бердымухамедов был назначен на ключевой пост вице-премьера. По сути, он стал одним из немногих лиц в туркменском ареопаге, кто непосредственно подчиняется самому президенту. На этом важном посту занимался вопросами цифровизации и стал главой Высшей контрольной палаты, а также членом Совета безопасности, где принимаются важнейшие решения и курируются все силовые ведомства. Стоит особо отметить, что именно в 2021 году у будущего президента стали появляться многочисленные поездки за рубеж. Сердар Бердымухамедов проводил регулярные встречи на высшем уровнях с лидерами соседних стран региона, а также с ключевыми внешнеэкономическими партнерами Туркменистана, в частности в России и Китае.

К примеру, сразу после выдвижения на пост вице-премьера, в феврале 2021 года сын президента запланировал все свои главные визиты в Москву. Так, 2 апреля он принял участие в министерской встрече Содружества Независимых Государств, 30 апреля – в форуме Евразийского экономического союза, и 23 мая в бизнес-форуме. Также Сердар Гурбангулыевич принимал участие в саммите глав государств Центральной Азии в Астане. Хотя формально туркменскую делегацию возглавляла спикер парламента Акджа Нурбердыева, двусторонние переговоры президент Казахстана провел именно с Сердаром Бердымухамедовым.

По мнению политических аналитиков, все это позволило Ашхабаду заручиться политической поддержкой династийного транзита от ключевых партнеров Туркменистана. Такая дальновидная тактика сработала, поскольку все главные партнеры страны – Россия, Китай и соседи по региону – сразу поддержали проведение внеочередных выборов.

Тот факт, что именно Сердар Бердымухамедов стал явным фаворитом на пост третьего президента Туркменистана дает достаточный повод для оптимизма в России. В его лице Москва видит понятного и предсказуемого партнера, имеющего давние связи с РФ. Кремль традиционно рассматривает Ашхабад как важного союзника в энергетическом секторе и ключевого игрока в обеспечение безопасности всего прикаспийского региона, особенно с учетом новой ситуации в Афганистане и важного геополитического расположения Туркменистана.

В целом можно сказать, что результаты президентских выборов в Туркменистане оказались достаточно предсказуемыми и рассчитаны на длительную перспективу с точки зрения сохранения стабильности существующей политической системы.

Политика нейтралитета

Насколько может измениться внешняя политика Туркменистана с приходом нового президента? Такой блиц-опрос был проведен среди известных экспертов региона Центральной Азии. Большинство опрошенных сошлись во мнении, что радикальных перемен не произойдет. Поскольку ключевым принципом внешней политики Ашхабада является принцип позитивного нейтралитета.

12 декабря 1995 г. на 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН единогласно была принята резолюция №50/80 «Постоянный нейтралитет Туркменистана». Ни одно государство современного мира не имеет аналогичного международного статуса, что определяет особенность современного развития страны с точки зрения международного права. В данной связи Туркменистан следует рассматривать как первый и уникальный пример новой модели политико-правового самоопределения государства. 3 июня 2015 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята уже вторая резолюция, отразившая двадцатилетний опыт постоянного нейтралитета Туркменистана, отмечая позитивную и активную роль государства на международной арене.

Дата 12 декабря столь значима для Ашхабада, что получила статус государственного праздника – «Международного дня нейтралитета».

Накануне выборов кандидат от правящей Демократической партии Туркменистана Сердар Бердымухамедов заявил, что в случае его победы на президентских выборах страна сохранит нейтральный статус. Это значит, что Туркменистан твердо придерживается политики внеблокового статуса. Одним из основных элементов этой политики является отказ от размещения иностранных военных баз на своей территории, а также неучастие в различных международных структурах по вопросам безопасности. В современных условиях, когда за внеблоковый статус ряда постсоветских стран идет острая борьба, политика постоянного позитивного нейтралитета имеет очень важное значение.

При этом нужно отметить, как с годами менялась трактовка данной внешнеполитической концепции в Туркменистане. Например, во времена Сапармурата Ниязова статус позитивного нейтралитета использовался для того, чтобы страна проводила курс на строгую изоляцию. К примеру, Туркменистан тогда понизил свой статус в СНГ до ассоциированного члена и не проявлял интереса к участию в форматах ШОС или ОДКБ. Это негативно повлияло на отношения Туркменистана с Россией, Китаем и с другими странами.

С приходом к власти Гурбангулы Бердымухамедова политика нейтралитета заметно изменилась. Туркменистан стал более открыт к международному сотрудничеству, особенно в рамках ШОС, увеличилось количество зарубежных поездок президента. Заметно возросло количество делегаций, которые стали приезжать в Туркменистан, а также участие в различных межгосударственных комиссиях по сотрудничеству.

Сердар Бердымухамедов в ходе предвыборной кампании также подчеркнул, что расширение дружественных, добрососедских отношений является одной из основ внешней политики страны. Сейчас отношения между Россией и Туркменистаном строятся на базе двусторонних отношений, которые насчитывают свыше 170 межгосударственных, межправительственных и межведомственных соглашений, регулирующих вопросы взаимодействия в политической, экономической, военной, гуманитарной и других областях. Важную роль в этом процессе принадлежит межправительственной российско-туркменской комиссии по экономическому сотрудничеству, сопредседателями которой были зампред правительства Алексей Оверчук и вице-премьер Сердар Бердымухамедов.

Новые возможности

Новый импульс наши отношения с Туркменистаном получили совсем недавно – 21-22 февраля 2022 года в ходе рабочего визита в Москву министра иностранных дел Рашида Мередова, который на протяжении десятилетий является одним из самых влиятельных политиков. Цель этих встреч – обмен мнениями по комплексу вопросов дальнейшего развития туркмено-российских отношений, определение их долгосрочных перспектив. По итогам визита была подписана «дорожная карта» взаимодействия между странами по вопросам региональной безопасности, а также план реализации основных направлений туркмено-российского сотрудничества в области обеспечения международной информационной безопасности на 2022-2025 годы.

В ходе подготовки данного визита президент Гурбангулы Бердымухамедов особо отметил, что «одним из приоритетов внешней политики Туркменистана является всестороннее развитие стратегического партнерства с Россией». Есть все основания полагать, что этот позитивный курс будет продолжен Сердаром Бердымухамедовым.

Россия сейчас проявляет большой интерес к обновленному Туркменистану, поэтому нам надлежит внимательно изучать эту перспективную страну и выстраивать надежную систему сотрудничества и взаимодействия. Особое внимание следует уделить двусторонним политическим контактам, организации совместных политических форумов, экспертной и общественной дипломатии, а также укреплению взаимных контактов на государственном, парламентском и правительственном уровнях.

Для этого следует использовать влиятельные площадки VI Каспийского саммита в Туркменистане в текущем году и Парламентского форума «Центральная Азия – Россия» на уровне глав парламентов, который впервые пройдет в Ашхабаде в мае 2022 года. На наш взгляд, сейчас как раз пришло подходящее время запустить проект по системному изучению Туркменистана. Тому есть две важные причины. Во-первых, на политическую сцену и в экономику региона вступает свежая генерация политиков, не имеющая прежнего советского опыта. И во-вторых, это новое знание необходимо для назревшей корректировки концепции внешней политики России по отношению к странам Средней Азии – с целью привнесения в нее большей прагматики, рациональности и понимания реальных потребностей, как своей страны, так и наших соседей и партнеров.

Перспективы сотрудничества

Обновление власти в Туркменистане открывает новые горизонты в двухстороннем сотрудничества. Прежде всего, в таких важных областях как энергетика, продовольствие, транзит и региональная безопасность.

Туркменистан зарекомендовал себя как надежный партнер в энергетической сфере, наши страны обладают крупнейшими запасами газа и могли бы в формате олигополии успешно сотрудничать на газовом рынке. В условиях беспрецедентной войны санкций и возможного газового эмбарго со стороны Европы, новая совместная политика на энергетическом фронте является жизненно необходимой. Речь может идти о замещающих поставках туркменского газа по российским газопроводам, в том числе по взаимозачетам, по договорам уступки или даже о возможном реэкспорте объемов российского газа под туркменским флагом. Такая схема поможет сохранить лицо всем участникам газового конфликта, а также не допустить энергетического коллапса и обрушения газового рынка в Европе.

Другое направление совместной газовой политики – интенсификация новых газотранспортных маршрутов для выхода на перспективные рынки Азии. Это трубопровод ТАПИ, который стратегически крайне важен нашим странам для выхода на рынок Индии. Безусловно, строительство газопровода ТАПИ связано с определенными сложностями в обеспечении безопасности и финансирования. Однако в последнее время движение «Талибан» представил интересные предложения по обеспечению безопасности этого газопровода, поскольку данный маршрут имеет очень серьезное значение для развития Афганистана. И здесь важную роль в стабилизации обстановки в регионе сыграли усилия туркменской дипломатии, особенно в плане налаживания конструктивных отношений с новым афганским правительством в Кабуле.

Помимо развития энергетического взаимодействия с Туркменистаном, России стоит обратить внимание на масштабную реформу туркменского агросектора. Эта сфера деятельности традиционно была зоне интересов Сердара Бердымухамедова, она направлена на повышение конкурентоспособности страны в сельском хозяйстве. Москва может поставлять Ашхабаду сельхозтехнику, комбайны и другое машиностроительное оборудование, а также поделиться своим опытом интенсификации агробизнеса. В ответ Туркменистан способен расширить поставки столь  необходимой для РФ плодоовощной продукции, виноматериалов и других товаров потребления, а в целом наладить тесную кооперацию с российским агросектором. Это особенно важно в условиях постоянного роста мировых цен на продовольствие, также определенной зависимости Ашхабада от ряда позиций продовольственного импорта. А ведь в современных условиях обеспечение продовольственной безопасности выходит на первый план.

Для обеспечения безопасности энергетических и торговых поставок, России необходимо начать серьезно инвестировать в укрепление внешних границ Туркменистана. Речь идет об укреплении системы региональной безопасности, основанной на двух базовых принципах – внеблоковом статусе Туркменистана и недопущении прихода любых третих сил в прикаспийский регион с целью его дестабилизации. Москва намерена и далее способствовать модернизации национальной армии и сил безопасности Туркменистана, заметно укрепившихся в последнее время. В том числе путем поставок современных российских вооружений и военной техники.

У Москвы и Ашхабада есть общее понимание, что подлинная безопасность не может быть обеспечена формальными международными обещаниями или внешними игроками, она достигается только реальными усилиями по укреплению национальной обороны. Есть все основания полагать, что совместная политика в сфере укрепления региональной безопасности получит новый импульс с приходом молодого и энергичного президента Туркменистана Сердара Бердымухамедова.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Доклады

Каким будет политический курс Туркменистана с приходом к власти президента Сердара Бердымухамедова

фото: turkmenportal.com
21 марта 2022
Сектор Туркменистана КИСИ

Сектор Туркменистана КИСИ

Экспертный доклад

Внеочередные президентские выборы президента прошли 12 марта 2022 года в Туркменистане. Большинство избирателей (72,97%) отдало голоса за Сердара Бердымухамедова, сына второго президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова.

Накануне на внеочередном заседании верхней палаты парламента Халк Маслахаты (Народного Совета), действующий президент Г. Бердымухамедов заявил, что «необходимо давать дорогу к управлению государством молодым руководителям». Сам Аркадаг (Покровитель – официальный и самый распространенный титул Гурбангулы Бердымухамедова), по его словам, уже достиг возраста пророка, поэтому может сосредоточиться на вечном, а не суетном. Зато его сын перешагнул возрастной рубеж, который позволяет согласно действующей Конституции занять пост главы государства.

Подготовка к транзиту власти

Активную роль в политике Сердар Бердымухамедов начал играть 5-6 лет назад. Именно тогда президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов выдвинул своего сына в качестве публичного политика и официального преемника. В 2016 году Сердар становится членом парламента. С тех пор его карьера шла вверх: в 2021 году он был назначен на должность вице-премьера Туркменистана, де-факто став заместителем главы государства. 19 марта 2022 года, после проведения досрочных выборов, Сердар Бердымухамедов официально заступил на пост третьего президента Туркменистана на предстоящие семь лет.

Отметим, что сам Гурбангулы Бердымухамедов, как председатель Халк Маслахаты – верхней палаты парламента, сохраняет за собой серьезные рычаги влияния на внутреннюю и внешнюю политику Туркменистана. По сути, произошло перераспределение полномочий в существующей системе власти: Бердымухамедов-старший займется стратегическими вопросами, Бердымухамедов-младший – повседневными делами  и текущим управлением.

Это сделано для того, чтобы обеспечить максимально плавный и прогнозируемый политический транзит, при котором будут минимизированы внешние угрозы и внутренние риски. Гурбангулы Бердымухамедов почувствовал запрос общества на перемены и реализовал его. Опытный политик не стал ждать еще два года до очередных президентских  выборов, это особенно важно при нарастающей турбулентности в мировой военно-политической обстановке.

Во всех странах Центральной Азии стоит проблема обеспечения устойчивого транзита власти. Она полным ходом идет через коллективные неформальные органы и элитную систему сдержек и противовесов. Возможно, что это внешне не очень заметная, но постоянная и системная работа по выстраиванию юридических и иных инструментов по формированию устойчивого механизма передачи власти в элитах.

Это уже было осуществлено в Казахстане и Узбекистане, где преемниками стали ближайшие соратники прежнего главы государства, это сейчас происходит в Туркменистане и Таджикистане – в форме династийного транзита. Где-то это происходит в виде либерализации, распределения баланса сил, разработки стратегических программ планирования, где-то – в виде насыщения элиты родственниками, но, тем не менее, целенаправленная работа в данном направлении ведется и вносит свой вклад в стабильность всего региона. Ниже подробно опишем как осуществлялся туркменский сценарий транзита власти.

Новый руководитель

Имя «Сердар» довольно популярно в Туркмении и переводится как «Вождь» или «Предводитель». Анализ биографии нового президента Туркменистана и его карьерного продвижения дает основание полагать, что он является не только состоявшимся  профессионалом и всесторонне образованным человеком, но и политиком новой формации.

Важно отметить, что Сердар Гурбангулыевич Бердымухамедов последовательно прошел ключевые ступени управления в самых разных областях – в пищевой и нефтегазовой промышленности, был на военной службе, занимался финансами и контрольными процедурами, работал в структурах законодательной и исполнительной власти Туркменистана. Это позволило ему сформировать широкий интеллектуальный кругозор, понимать взаимозависимость различных событий и общественно-политических процессов, приобрести практический управленческий опыт.

Сердар Бердымухамедов родился 22 сентября 1981 года в Ашхабаде, там же окончил среднюю школу и Туркменский сельскохозяйственный университет. Второе высшее образование будущий президент получил в Москве – окончил Дипломатическую академию МИД Российской Федерации по специальности «международные отношения».

Дипломатический трек занимает особое место в становлении Сердара Бердымухамедова как политика. Так, в 2008-2011 годах он занимал пост советника-посланника в посольстве Туркменистана в России. В 2011-2013 годах был советником в постоянном представительстве Туркменистана при офисе ООН в Женеве. Одновременно стал слушателем престижного Женевского центра политики безопасности, где окончил программу по направлению «европейская и международная безопасность». После возвращения из Швейцарии в 2013 году назначен начальником отдела по европейским странам туркменского МИДа, там он курировал внешнюю политику по европейскому направлению вплоть до 2014 года.

Одновременно с этим в 2013 году Сердар Бердымухамедов был назначен заместителем директора Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов Туркмении – одного из важнейших ведомств страны. В августе 2014 года стал кандидатом технических наук, в июле 2015-го – доктором технических наук. В ноябре 2016 года на дополнительных выборах избран депутатом Меджлиса Туркмении от правящей Демократической партии. Вместе с парламентской деятельностью 2016-2017 годах возглавлял Департамент по международной информации МИД Туркмении. Именно в это время С. Бердымухамедов стал заметной фигурой в медийном поле и начал набирать популярность на международной арене.

В марте 2017 года Сердар Бердымухамедов избран председателем Комитета по законодательству  Меджлиса. 27 октября 2017 года ему присвоено воинское звание «подполковник» и одновременно вручена медаль «Мяликгулы Бердымухамедов» с формулировкой «за заслуги перед Отечеством и народом». В марте 2018 года он был назначен одним из заместителей министра иностранных дел Туркмении Рашида Мередова, политического тяжеловеса страны.

Далее карьера будущего президента была связана работой в госструктурах управления. В 2019 году Сердар Гурбангулыевич становится сначала заместителем хакима Ахалского велаята, а через полгода – руководителем этого важнейшего региона, где находится столица.

Ставка на фаворита

Новый карьерный скачок был отмечен в 2021 году, когда Сердар Бердымухамедов был назначен на ключевой пост вице-премьера. По сути, он стал одним из немногих лиц в туркменском ареопаге, кто непосредственно подчиняется самому президенту. На этом важном посту занимался вопросами цифровизации и стал главой Высшей контрольной палаты, а также членом Совета безопасности, где принимаются важнейшие решения и курируются все силовые ведомства. Стоит особо отметить, что именно в 2021 году у будущего президента стали появляться многочисленные поездки за рубеж. Сердар Бердымухамедов проводил регулярные встречи на высшем уровнях с лидерами соседних стран региона, а также с ключевыми внешнеэкономическими партнерами Туркменистана, в частности в России и Китае.

К примеру, сразу после выдвижения на пост вице-премьера, в феврале 2021 года сын президента запланировал все свои главные визиты в Москву. Так, 2 апреля он принял участие в министерской встрече Содружества Независимых Государств, 30 апреля – в форуме Евразийского экономического союза, и 23 мая в бизнес-форуме. Также Сердар Гурбангулыевич принимал участие в саммите глав государств Центральной Азии в Астане. Хотя формально туркменскую делегацию возглавляла спикер парламента Акджа Нурбердыева, двусторонние переговоры президент Казахстана провел именно с Сердаром Бердымухамедовым.

По мнению политических аналитиков, все это позволило Ашхабаду заручиться политической поддержкой династийного транзита от ключевых партнеров Туркменистана. Такая дальновидная тактика сработала, поскольку все главные партнеры страны – Россия, Китай и соседи по региону – сразу поддержали проведение внеочередных выборов.

Тот факт, что именно Сердар Бердымухамедов стал явным фаворитом на пост третьего президента Туркменистана дает достаточный повод для оптимизма в России. В его лице Москва видит понятного и предсказуемого партнера, имеющего давние связи с РФ. Кремль традиционно рассматривает Ашхабад как важного союзника в энергетическом секторе и ключевого игрока в обеспечение безопасности всего прикаспийского региона, особенно с учетом новой ситуации в Афганистане и важного геополитического расположения Туркменистана.

В целом можно сказать, что результаты президентских выборов в Туркменистане оказались достаточно предсказуемыми и рассчитаны на длительную перспективу с точки зрения сохранения стабильности существующей политической системы.

Политика нейтралитета

Насколько может измениться внешняя политика Туркменистана с приходом нового президента? Такой блиц-опрос был проведен среди известных экспертов региона Центральной Азии. Большинство опрошенных сошлись во мнении, что радикальных перемен не произойдет. Поскольку ключевым принципом внешней политики Ашхабада является принцип позитивного нейтралитета.

12 декабря 1995 г. на 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН единогласно была принята резолюция №50/80 «Постоянный нейтралитет Туркменистана». Ни одно государство современного мира не имеет аналогичного международного статуса, что определяет особенность современного развития страны с точки зрения международного права. В данной связи Туркменистан следует рассматривать как первый и уникальный пример новой модели политико-правового самоопределения государства. 3 июня 2015 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята уже вторая резолюция, отразившая двадцатилетний опыт постоянного нейтралитета Туркменистана, отмечая позитивную и активную роль государства на международной арене.

Дата 12 декабря столь значима для Ашхабада, что получила статус государственного праздника – «Международного дня нейтралитета».

Накануне выборов кандидат от правящей Демократической партии Туркменистана Сердар Бердымухамедов заявил, что в случае его победы на президентских выборах страна сохранит нейтральный статус. Это значит, что Туркменистан твердо придерживается политики внеблокового статуса. Одним из основных элементов этой политики является отказ от размещения иностранных военных баз на своей территории, а также неучастие в различных международных структурах по вопросам безопасности. В современных условиях, когда за внеблоковый статус ряда постсоветских стран идет острая борьба, политика постоянного позитивного нейтралитета имеет очень важное значение.

При этом нужно отметить, как с годами менялась трактовка данной внешнеполитической концепции в Туркменистане. Например, во времена Сапармурата Ниязова статус позитивного нейтралитета использовался для того, чтобы страна проводила курс на строгую изоляцию. К примеру, Туркменистан тогда понизил свой статус в СНГ до ассоциированного члена и не проявлял интереса к участию в форматах ШОС или ОДКБ. Это негативно повлияло на отношения Туркменистана с Россией, Китаем и с другими странами.

С приходом к власти Гурбангулы Бердымухамедова политика нейтралитета заметно изменилась. Туркменистан стал более открыт к международному сотрудничеству, особенно в рамках ШОС, увеличилось количество зарубежных поездок президента. Заметно возросло количество делегаций, которые стали приезжать в Туркменистан, а также участие в различных межгосударственных комиссиях по сотрудничеству.

Сердар Бердымухамедов в ходе предвыборной кампании также подчеркнул, что расширение дружественных, добрососедских отношений является одной из основ внешней политики страны. Сейчас отношения между Россией и Туркменистаном строятся на базе двусторонних отношений, которые насчитывают свыше 170 межгосударственных, межправительственных и межведомственных соглашений, регулирующих вопросы взаимодействия в политической, экономической, военной, гуманитарной и других областях. Важную роль в этом процессе принадлежит межправительственной российско-туркменской комиссии по экономическому сотрудничеству, сопредседателями которой были зампред правительства Алексей Оверчук и вице-премьер Сердар Бердымухамедов.

Новые возможности

Новый импульс наши отношения с Туркменистаном получили совсем недавно – 21-22 февраля 2022 года в ходе рабочего визита в Москву министра иностранных дел Рашида Мередова, который на протяжении десятилетий является одним из самых влиятельных политиков. Цель этих встреч – обмен мнениями по комплексу вопросов дальнейшего развития туркмено-российских отношений, определение их долгосрочных перспектив. По итогам визита была подписана «дорожная карта» взаимодействия между странами по вопросам региональной безопасности, а также план реализации основных направлений туркмено-российского сотрудничества в области обеспечения международной информационной безопасности на 2022-2025 годы.

В ходе подготовки данного визита президент Гурбангулы Бердымухамедов особо отметил, что «одним из приоритетов внешней политики Туркменистана является всестороннее развитие стратегического партнерства с Россией». Есть все основания полагать, что этот позитивный курс будет продолжен Сердаром Бердымухамедовым.

Россия сейчас проявляет большой интерес к обновленному Туркменистану, поэтому нам надлежит внимательно изучать эту перспективную страну и выстраивать надежную систему сотрудничества и взаимодействия. Особое внимание следует уделить двусторонним политическим контактам, организации совместных политических форумов, экспертной и общественной дипломатии, а также укреплению взаимных контактов на государственном, парламентском и правительственном уровнях.

Для этого следует использовать влиятельные площадки VI Каспийского саммита в Туркменистане в текущем году и Парламентского форума «Центральная Азия – Россия» на уровне глав парламентов, который впервые пройдет в Ашхабаде в мае 2022 года. На наш взгляд, сейчас как раз пришло подходящее время запустить проект по системному изучению Туркменистана. Тому есть две важные причины. Во-первых, на политическую сцену и в экономику региона вступает свежая генерация политиков, не имеющая прежнего советского опыта. И во-вторых, это новое знание необходимо для назревшей корректировки концепции внешней политики России по отношению к странам Средней Азии – с целью привнесения в нее большей прагматики, рациональности и понимания реальных потребностей, как своей страны, так и наших соседей и партнеров.

Перспективы сотрудничества

Обновление власти в Туркменистане открывает новые горизонты в двухстороннем сотрудничества. Прежде всего, в таких важных областях как энергетика, продовольствие, транзит и региональная безопасность.

Туркменистан зарекомендовал себя как надежный партнер в энергетической сфере, наши страны обладают крупнейшими запасами газа и могли бы в формате олигополии успешно сотрудничать на газовом рынке. В условиях беспрецедентной войны санкций и возможного газового эмбарго со стороны Европы, новая совместная политика на энергетическом фронте является жизненно необходимой. Речь может идти о замещающих поставках туркменского газа по российским газопроводам, в том числе по взаимозачетам, по договорам уступки или даже о возможном реэкспорте объемов российского газа под туркменским флагом. Такая схема поможет сохранить лицо всем участникам газового конфликта, а также не допустить энергетического коллапса и обрушения газового рынка в Европе.

Другое направление совместной газовой политики – интенсификация новых газотранспортных маршрутов для выхода на перспективные рынки Азии. Это трубопровод ТАПИ, который стратегически крайне важен нашим странам для выхода на рынок Индии. Безусловно, строительство газопровода ТАПИ связано с определенными сложностями в обеспечении безопасности и финансирования. Однако в последнее время движение «Талибан» представил интересные предложения по обеспечению безопасности этого газопровода, поскольку данный маршрут имеет очень серьезное значение для развития Афганистана. И здесь важную роль в стабилизации обстановки в регионе сыграли усилия туркменской дипломатии, особенно в плане налаживания конструктивных отношений с новым афганским правительством в Кабуле.

Помимо развития энергетического взаимодействия с Туркменистаном, России стоит обратить внимание на масштабную реформу туркменского агросектора. Эта сфера деятельности традиционно была зоне интересов Сердара Бердымухамедова, она направлена на повышение конкурентоспособности страны в сельском хозяйстве. Москва может поставлять Ашхабаду сельхозтехнику, комбайны и другое машиностроительное оборудование, а также поделиться своим опытом интенсификации агробизнеса. В ответ Туркменистан способен расширить поставки столь  необходимой для РФ плодоовощной продукции, виноматериалов и других товаров потребления, а в целом наладить тесную кооперацию с российским агросектором. Это особенно важно в условиях постоянного роста мировых цен на продовольствие, также определенной зависимости Ашхабада от ряда позиций продовольственного импорта. А ведь в современных условиях обеспечение продовольственной безопасности выходит на первый план.

Для обеспечения безопасности энергетических и торговых поставок, России необходимо начать серьезно инвестировать в укрепление внешних границ Туркменистана. Речь идет об укреплении системы региональной безопасности, основанной на двух базовых принципах – внеблоковом статусе Туркменистана и недопущении прихода любых третих сил в прикаспийский регион с целью его дестабилизации. Москва намерена и далее способствовать модернизации национальной армии и сил безопасности Туркменистана, заметно укрепившихся в последнее время. В том числе путем поставок современных российских вооружений и военной техники.

У Москвы и Ашхабада есть общее понимание, что подлинная безопасность не может быть обеспечена формальными международными обещаниями или внешними игроками, она достигается только реальными усилиями по укреплению национальной обороны. Есть все основания полагать, что совместная политика в сфере укрепления региональной безопасности получит новый импульс с приходом молодого и энергичного президента Туркменистана Сердара Бердымухамедова.