идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Какие форматы регионального сотрудничества предпочтительны для Грузии

фото: holiday.by
30 июля 2022
Ирина Джорбенадзе Ирина Джорбенадзе

Ирина Джорбенадзе |Тбилиси

Эксперт КИСИ

Грузии контрпродуктивно оставаться вне регионального формата сотрудничества, однако участие в платформе «3+3», инициированной президентами Турции и Азербайджана и поддерживаемой Россией, для нее на данном этапе неприемлемо. Напомним, что в «шестерку», по предложению Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева, должны войти три государства Южного Кавказа – Азербайджан, Армения, Грузия плюс Россия, Турция и Иран.

Почему Тбилиси опасается участвовать в формате «3+3»

Напомним, что после окончания Второй Карабахской войны, завершившейся убедительной победой Баку, Анкара выступила с предложением реализовать новый формат поствоенного взаимодействия в регионе Южного Кавказа, выдвинув идею «Платформы шестистороннего регионального сотрудничества», которая должна объединить Азербайджан, Армению, Грузию, Турцию, Россию и Иран. По словам президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, его предложение поддержали президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент РФ Владимир Путин.

Россия с самого начала приветствовала данную инициативу и предприняла активные усилия для ее практической реализации.  Так, в декабре 2021 года в Москве прошло первое заседание платформы шести государств под сопредседательством заместителей министров иностранных дел - Андрея Руденко (Россия), Ваге Геворкяна (Армения), Халафа Халафова (Азербайджан), Седата Онала (Турция), а также гендиректора МИД Ирана Алирезы Хагигиана. Тбилиси не направил своих представителей на данную встречу. При этом все участники выразили заинтересованность в подключении Грузии и сошлись в том, что «дверь» для этой страны остается открытой. [1]

В МИД России отметили, что в ходе заседания были обсуждены перспективы развития многопланового регионального сотрудничества: «Условлено сфокусировать работу платформы на практических вопросах, представляющих интерес для всех ее участников. В числе таковых - меры по повышению доверия, взаимодействие в торгово-экономической, транспортной и культурно-гуманитарной областях, противодействие общим вызовам и угрозам». [2]

Поначалу тогдашний глава грузинского МИДа Давид Залкалиани дипломатично прокомментировал приглашение Тбилиси к участию в платформе, не сказав по сути ни твердого «да», ни твердого «нет». По его словам, он «на данном этапе не видит возможности совместного с Россией участия Грузии в новых региональных форматах». [3] Тем не менее, скандал случился – министр был атакован оппозиционными грузинскими политиками и прозападным экспертным сообществом за «предательство» европейской и евроатлантической интеграции.

МИД Грузии тут же распространил заявление, в соответствии с которым глава внешнеполитического ведомства был «неправильно понят». Эмоции улеглись, однако если эту тему поднимут вновь, и Грузия хоть как-то будет упомянута в контексте желательности ее участия в платформе «3+3», то вновь возникнет скандал, причем масштабнее первого, по причинам, о которых будет сказано далее.

Что же касается мотивов, в силу которых в настоящее время Тбилиси не может присоединиться к платформе «3+3», они очевидны. Во-первых потому, что туда приглашена Россия, с которой у Грузии нет дипломатических отношений – они были разорваны после признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. Кроме того, на этих территориях находятся российские военные базы. Именно поэтому Грузия отказывается участвовать в предлагаемом шестистороннем формате. Хотя он мог бы, в той или иной степени, послужить нормализации грузино-российских отношений.

Отметим, что президент Азербайджана с понимаем отнесся к тому, что Грузия пока не готова поддержать платформу, так как у нее нет дипломатических отношений с Россией, и призвал уважать позицию грузинского правительства. «Однако, несмотря на это, для регионального сотрудничества, обеспечения стабильности, сведения риска войны к нулю, важны отношения между странами региона», – подчеркнул Ильхам Алиев.

Во-вторых, к участию в новой платформе не приглашен Запад, и если нынешние власти Грузии присоединятся к формату «3+3», на них автоматически и в очередной раз навесят ярлык «агентов Кремля», обвинив в отклонении от европейского и евроатлантического курса. А это крайне некстати правящим грузинским политикам, которых и без того, по поводу и без оного, постоянно обвиняют в следовании интересам Москвы.

В-третьих, коллективный Запад вообще, а США – в частности, на которых Тбилиси постоянно приходится оглядываться, не одобрят нахождение Грузии в одном интеграционном формате не только с Россией, но и с Ираном. Характерно заявление, с которым выступил прибывший с визитом в Тбилиси шеф Пентагона Ллойд Остин: им было высказано негативное отношение Соединенных Штатов к участию Грузии в платформе «3+3» – на фоне подписанного здесь же американо-грузинского соглашения о военном сотрудничестве. [4]

И все же мнения расходятся

Как заявил дипломат и политолог Валерий Чечелашвили, «формат «3+3» – это не только про плюс, а скорее про минус – США и ЕС. А так как они являются нашими [грузинскими] стратегическими партнерами, то участвовать в такого рода форматах без Вашингтона и Брюсселя Грузии представляется бессмысленным». Кроме того, Россия и Иран находятся под жесткими международными санкциями, соответственно, они «не могут привнести позитивную лепту в формирование пространства стабильности в регионе». [5]

Отметим, что приведенное выше мнение – наиболее распространенное в грузинском политическом истеблишменте и экспертной среде. Правда, существует и иная точка зрения: политолог Арно Хидирбегишвили считает, что участие в «шестерке» для Грузии перспективно, в частности, с точки зрения активизации транспортных коммуникаций, энергетических проектов, получения страной «огромных экономических и политических дивидендов».

Между Западом, Россией и Турцией

Тбилиси сегодня приходится лавировать. Почему? Грузии необходимо учитывать позицию Запада, балансировать в отношениях с Россией, испытывать давление Турции в контексте членства в пока еще конфигурационно размытой структуре, в которой неизвестно, какой из центров силы будет доминировать, если платформа «3+3» все же обретет частичное наполнение. Пока этого не произошло в силу продолжающихся армяно-азербайджанских и периодически – ирано-азербайджанских противоречий.

Но, как уже было сказано, оставаться вне регионального формата сотрудничества для Грузии крайне нежелательно, хотя на двусторонней основе у нее пока нет проблем с взаимодействием в транспортно-логистической, торгово-экономической и иной сферах с потенциальными участниками платформы, включая РФ. Более того,  Грузия не примкнула к экономическим санкциям, введенных против России Евросоюзом, США и рядом других стран, что также вызвало недовольство Запада и грузинской радикальной оппозиции. Но если в обозримом будущем платформа в формате «пятерки» все же сформируется, и транспортные пути в ее ареале будут дополнены (к примеру, Армения, которая экспортирует и импортирует 75% грузов через грузинскую территорию, переориентируется на транзит в Россию, а из нее в другие страны посредством Азербайджана), то финансовые поступления в грузинский бюджет значительно сократятся, и страна утратит часть своих транзитных функций.

В поисках «золотой середины»

Что касается официальных властей, то грузинский премьер-министр Ираклий Гарибашвили выступил с собственной инициативой «Мирное соседство». Ее целью было провозглашено восстановление доверия между соседними странами и укрепление роли Грузии как медиатора. По словам Гарибашвили, Тбилиси предлагает создание региональной платформы неформального диалога, в которой примут участие Армения, Азербайджан и Грузия.

То есть Грузия хочет найти «золотую середину» в контексте региональной интеграции, в которой не присутствовали бы ни западные союзники, ни Россия. Это позволит стране не отгораживаться от региональных форматов и избежать подозрений США и ЕС в том, что она участвует в геополитическом проекте в пользу России, Турции и/или Ирана.

Но, по сути, региональный формат с участием России, хоть и не обозначенный, а, так сказать, косвенный, все же наличествует, если учесть, что по территории Грузии грузы транспортируются из России в Турцию, Армению, а также в обратном направлении. И никто еще не отменял проект по прокладке линии электропередач Россия – Грузия – Армения – Иран. Напомним также, что вне какой-либо официальной платформы Азербайджан экспортирует нефть и газ в Турцию через грузинскую территорию (трубопроводы Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзурум соответственно), по которой также проходит газопровод из России в Армению.

Пожалуй, привлекательность участия Грузии в «шестерке» на данном этапе может быть в обеспечении безопасности региона и создании в нем среды, исключающей действия сторон, противоречащих интересам друг друга. Но опять же – этому мешает, если оставить в стороне фактор Запада, ситуация с Абхазией и Южной Осетией.

Не навредить Грузии: это важно и для «пятерки»

В принципе, неучастие Грузии в платформе «3+3», ее трансформация из «шестерки» в «пятерку» ощутимых проблем для региональной интеграции не создаст, и трудностей для ее жизнеспособности не породит. Впрочем, только в том случае, если к власти в Грузии не придет радикальная оппозиция, полностью управляемая Западом, недовольным ныне действующим в стране режимом.

Кстати, вопросы экономического взаимодействия станут предметом рассмотрения в ходе запланированной на ближайшее время девятой по счету встреча министров иностранных дел Турции, Грузии и Азербайджана, которая пройдет в Баку. Стороны, в частности, намерены уделить особое внимание повышению потенциала железной дороги Баку – Тбилиси – Карс и  развитию транспортного коридора Европа – Азия.

Еще раз отметим, что в настоящее время попытки «пристегнуть» Грузию к платформе «3+3», инициированной Анкарой и Баку, могут вызвать серьезные внутриполитические потрясения в стране. Возобновление обсуждения о присоединении Грузии к «шестерке» даст Западу и радикальной оппозиции повод для еще большего раскручивания антиправительственных настроений. Ведь нынче в Грузии западные «партнеры» уже прямо призывают к смене власти, называя этот процесс «деолигархизацией» и «дебидзинизацией» (имеется в виду миллиардер Бидзина Иванишвили, которого все еще считают теневым правителем страны и «ставленником Кремля»).

Грузинская власть пока выдерживает натиск Запада, раздраженного тем, что Тбилиси старается не провоцировать Москву и отказывается открывать против России «второй санкционный фронт». Грузия даже слегка «огрызается», не выходя, впрочем, за дипломатические рамки. Однако уже одно то, что Тбилиси смеет это делать, все больше настораживает Запад, соответственно, он удваивает усилия для смены нынешней власти в Грузии.

Словом, на данном этапе целесообразным видится некоторое «забвение» Грузии в контексте платформы «3+3», поскольку активность уговаривающих Тбилиси принять в ней участие может только навредить. Скорее, Баку и Еревану стоило бы подумать об участии в сугубо южно-кавказской платформе (тем более, что Армения тоже не определилась с «шестеркой» и также оглядывается на мнение Запада, а Иран колеблется), чтобы ни одной из сторон не пришлось искать баланса в отношениях. Разумеется, «тройка» может сложиться и функционировать только в том случае, если армяно-азербайджанские отношения будут, наконец, урегулированы.

Причем трехсторонний формат регионального сотрудничества может быть как автономным, так и взаимодействующим с пятисторонним в параллельном режиме, то есть они могут дополнить друг друга без ущерба для интересов Грузии.

1. Платформа «3+3» по Южному Кавказу функционирует как прагматичный формат - МИД РФ. «Спутник Армения», 27.12.2021.https://ru.armeniasputnik.am/20211227/platforma-33-po-yuzhnomu-kavkazu-funktsioniruet-kak-pragmatichnyy-format---mid-rf-36899597.html

2. «3+2» за вычетом Грузии: Москва запустила платформу на Южном Кавказе. Eadaily.com, 10.12.2021. https://eadaily.com/ru/news/2021/12/10/3-2-za-vychetom-gruzii-moskva-zapustila-platformu-na-yuzhnom-kavkaze

3. Платформа «3+3» - вопросов больше, чем ответов. «Спутник Азербайджан», 02.11.2021. https://az-sputniknews-ru.turbopages.org/turbo/az.sputniknews.ru/s/20211102/platforma-33--voprosov-bolshe-chem-otvetov-434787525.html

4. Ллойд Остин заявил о позиции США по отношению к формату «3+3» на Южном Кавказе. Общественная служба новостей, 18.10.2021. https://www.osnmedia.ru/politika/llojd-ostin-zayavil-o-pozitsii-ssha-po-otnosheniyu-k-formatu-3-3-na-yuzhnom-kavkaze/

5. Маститые грузинские эксперты и политики о платформе «3+3». Caliber.Az, 02.12.2021. https://caliber.az/ru/post/42250/

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Какие форматы регионального сотрудничества предпочтительны для Грузии

фото: holiday.by
30 июля 2022
Ирина Джорбенадзе

Ирина Джорбенадзе | Тбилиси

Эксперт КИСИ

Грузии контрпродуктивно оставаться вне регионального формата сотрудничества, однако участие в платформе «3+3», инициированной президентами Турции и Азербайджана и поддерживаемой Россией, для нее на данном этапе неприемлемо. Напомним, что в «шестерку», по предложению Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева, должны войти три государства Южного Кавказа – Азербайджан, Армения, Грузия плюс Россия, Турция и Иран.

Почему Тбилиси опасается участвовать в формате «3+3»

Напомним, что после окончания Второй Карабахской войны, завершившейся убедительной победой Баку, Анкара выступила с предложением реализовать новый формат поствоенного взаимодействия в регионе Южного Кавказа, выдвинув идею «Платформы шестистороннего регионального сотрудничества», которая должна объединить Азербайджан, Армению, Грузию, Турцию, Россию и Иран. По словам президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, его предложение поддержали президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент РФ Владимир Путин.

Россия с самого начала приветствовала данную инициативу и предприняла активные усилия для ее практической реализации.  Так, в декабре 2021 года в Москве прошло первое заседание платформы шести государств под сопредседательством заместителей министров иностранных дел - Андрея Руденко (Россия), Ваге Геворкяна (Армения), Халафа Халафова (Азербайджан), Седата Онала (Турция), а также гендиректора МИД Ирана Алирезы Хагигиана. Тбилиси не направил своих представителей на данную встречу. При этом все участники выразили заинтересованность в подключении Грузии и сошлись в том, что «дверь» для этой страны остается открытой. [1]

В МИД России отметили, что в ходе заседания были обсуждены перспективы развития многопланового регионального сотрудничества: «Условлено сфокусировать работу платформы на практических вопросах, представляющих интерес для всех ее участников. В числе таковых - меры по повышению доверия, взаимодействие в торгово-экономической, транспортной и культурно-гуманитарной областях, противодействие общим вызовам и угрозам». [2]

Поначалу тогдашний глава грузинского МИДа Давид Залкалиани дипломатично прокомментировал приглашение Тбилиси к участию в платформе, не сказав по сути ни твердого «да», ни твердого «нет». По его словам, он «на данном этапе не видит возможности совместного с Россией участия Грузии в новых региональных форматах». [3] Тем не менее, скандал случился – министр был атакован оппозиционными грузинскими политиками и прозападным экспертным сообществом за «предательство» европейской и евроатлантической интеграции.

МИД Грузии тут же распространил заявление, в соответствии с которым глава внешнеполитического ведомства был «неправильно понят». Эмоции улеглись, однако если эту тему поднимут вновь, и Грузия хоть как-то будет упомянута в контексте желательности ее участия в платформе «3+3», то вновь возникнет скандал, причем масштабнее первого, по причинам, о которых будет сказано далее.

Что же касается мотивов, в силу которых в настоящее время Тбилиси не может присоединиться к платформе «3+3», они очевидны. Во-первых потому, что туда приглашена Россия, с которой у Грузии нет дипломатических отношений – они были разорваны после признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. Кроме того, на этих территориях находятся российские военные базы. Именно поэтому Грузия отказывается участвовать в предлагаемом шестистороннем формате. Хотя он мог бы, в той или иной степени, послужить нормализации грузино-российских отношений.

Отметим, что президент Азербайджана с понимаем отнесся к тому, что Грузия пока не готова поддержать платформу, так как у нее нет дипломатических отношений с Россией, и призвал уважать позицию грузинского правительства. «Однако, несмотря на это, для регионального сотрудничества, обеспечения стабильности, сведения риска войны к нулю, важны отношения между странами региона», – подчеркнул Ильхам Алиев.

Во-вторых, к участию в новой платформе не приглашен Запад, и если нынешние власти Грузии присоединятся к формату «3+3», на них автоматически и в очередной раз навесят ярлык «агентов Кремля», обвинив в отклонении от европейского и евроатлантического курса. А это крайне некстати правящим грузинским политикам, которых и без того, по поводу и без оного, постоянно обвиняют в следовании интересам Москвы.

В-третьих, коллективный Запад вообще, а США – в частности, на которых Тбилиси постоянно приходится оглядываться, не одобрят нахождение Грузии в одном интеграционном формате не только с Россией, но и с Ираном. Характерно заявление, с которым выступил прибывший с визитом в Тбилиси шеф Пентагона Ллойд Остин: им было высказано негативное отношение Соединенных Штатов к участию Грузии в платформе «3+3» – на фоне подписанного здесь же американо-грузинского соглашения о военном сотрудничестве. [4]

И все же мнения расходятся

Как заявил дипломат и политолог Валерий Чечелашвили, «формат «3+3» – это не только про плюс, а скорее про минус – США и ЕС. А так как они являются нашими [грузинскими] стратегическими партнерами, то участвовать в такого рода форматах без Вашингтона и Брюсселя Грузии представляется бессмысленным». Кроме того, Россия и Иран находятся под жесткими международными санкциями, соответственно, они «не могут привнести позитивную лепту в формирование пространства стабильности в регионе». [5]

Отметим, что приведенное выше мнение – наиболее распространенное в грузинском политическом истеблишменте и экспертной среде. Правда, существует и иная точка зрения: политолог Арно Хидирбегишвили считает, что участие в «шестерке» для Грузии перспективно, в частности, с точки зрения активизации транспортных коммуникаций, энергетических проектов, получения страной «огромных экономических и политических дивидендов».

Между Западом, Россией и Турцией

Тбилиси сегодня приходится лавировать. Почему? Грузии необходимо учитывать позицию Запада, балансировать в отношениях с Россией, испытывать давление Турции в контексте членства в пока еще конфигурационно размытой структуре, в которой неизвестно, какой из центров силы будет доминировать, если платформа «3+3» все же обретет частичное наполнение. Пока этого не произошло в силу продолжающихся армяно-азербайджанских и периодически – ирано-азербайджанских противоречий.

Но, как уже было сказано, оставаться вне регионального формата сотрудничества для Грузии крайне нежелательно, хотя на двусторонней основе у нее пока нет проблем с взаимодействием в транспортно-логистической, торгово-экономической и иной сферах с потенциальными участниками платформы, включая РФ. Более того,  Грузия не примкнула к экономическим санкциям, введенных против России Евросоюзом, США и рядом других стран, что также вызвало недовольство Запада и грузинской радикальной оппозиции. Но если в обозримом будущем платформа в формате «пятерки» все же сформируется, и транспортные пути в ее ареале будут дополнены (к примеру, Армения, которая экспортирует и импортирует 75% грузов через грузинскую территорию, переориентируется на транзит в Россию, а из нее в другие страны посредством Азербайджана), то финансовые поступления в грузинский бюджет значительно сократятся, и страна утратит часть своих транзитных функций.

В поисках «золотой середины»

Что касается официальных властей, то грузинский премьер-министр Ираклий Гарибашвили выступил с собственной инициативой «Мирное соседство». Ее целью было провозглашено восстановление доверия между соседними странами и укрепление роли Грузии как медиатора. По словам Гарибашвили, Тбилиси предлагает создание региональной платформы неформального диалога, в которой примут участие Армения, Азербайджан и Грузия.

То есть Грузия хочет найти «золотую середину» в контексте региональной интеграции, в которой не присутствовали бы ни западные союзники, ни Россия. Это позволит стране не отгораживаться от региональных форматов и избежать подозрений США и ЕС в том, что она участвует в геополитическом проекте в пользу России, Турции и/или Ирана.

Но, по сути, региональный формат с участием России, хоть и не обозначенный, а, так сказать, косвенный, все же наличествует, если учесть, что по территории Грузии грузы транспортируются из России в Турцию, Армению, а также в обратном направлении. И никто еще не отменял проект по прокладке линии электропередач Россия – Грузия – Армения – Иран. Напомним также, что вне какой-либо официальной платформы Азербайджан экспортирует нефть и газ в Турцию через грузинскую территорию (трубопроводы Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзурум соответственно), по которой также проходит газопровод из России в Армению.

Пожалуй, привлекательность участия Грузии в «шестерке» на данном этапе может быть в обеспечении безопасности региона и создании в нем среды, исключающей действия сторон, противоречащих интересам друг друга. Но опять же – этому мешает, если оставить в стороне фактор Запада, ситуация с Абхазией и Южной Осетией.

Не навредить Грузии: это важно и для «пятерки»

В принципе, неучастие Грузии в платформе «3+3», ее трансформация из «шестерки» в «пятерку» ощутимых проблем для региональной интеграции не создаст, и трудностей для ее жизнеспособности не породит. Впрочем, только в том случае, если к власти в Грузии не придет радикальная оппозиция, полностью управляемая Западом, недовольным ныне действующим в стране режимом.

Кстати, вопросы экономического взаимодействия станут предметом рассмотрения в ходе запланированной на ближайшее время девятой по счету встреча министров иностранных дел Турции, Грузии и Азербайджана, которая пройдет в Баку. Стороны, в частности, намерены уделить особое внимание повышению потенциала железной дороги Баку – Тбилиси – Карс и  развитию транспортного коридора Европа – Азия.

Еще раз отметим, что в настоящее время попытки «пристегнуть» Грузию к платформе «3+3», инициированной Анкарой и Баку, могут вызвать серьезные внутриполитические потрясения в стране. Возобновление обсуждения о присоединении Грузии к «шестерке» даст Западу и радикальной оппозиции повод для еще большего раскручивания антиправительственных настроений. Ведь нынче в Грузии западные «партнеры» уже прямо призывают к смене власти, называя этот процесс «деолигархизацией» и «дебидзинизацией» (имеется в виду миллиардер Бидзина Иванишвили, которого все еще считают теневым правителем страны и «ставленником Кремля»).

Грузинская власть пока выдерживает натиск Запада, раздраженного тем, что Тбилиси старается не провоцировать Москву и отказывается открывать против России «второй санкционный фронт». Грузия даже слегка «огрызается», не выходя, впрочем, за дипломатические рамки. Однако уже одно то, что Тбилиси смеет это делать, все больше настораживает Запад, соответственно, он удваивает усилия для смены нынешней власти в Грузии.

Словом, на данном этапе целесообразным видится некоторое «забвение» Грузии в контексте платформы «3+3», поскольку активность уговаривающих Тбилиси принять в ней участие может только навредить. Скорее, Баку и Еревану стоило бы подумать об участии в сугубо южно-кавказской платформе (тем более, что Армения тоже не определилась с «шестеркой» и также оглядывается на мнение Запада, а Иран колеблется), чтобы ни одной из сторон не пришлось искать баланса в отношениях. Разумеется, «тройка» может сложиться и функционировать только в том случае, если армяно-азербайджанские отношения будут, наконец, урегулированы.

Причем трехсторонний формат регионального сотрудничества может быть как автономным, так и взаимодействующим с пятисторонним в параллельном режиме, то есть они могут дополнить друг друга без ущерба для интересов Грузии.

1. Платформа «3+3» по Южному Кавказу функционирует как прагматичный формат - МИД РФ. «Спутник Армения», 27.12.2021.https://ru.armeniasputnik.am/20211227/platforma-33-po-yuzhnomu-kavkazu-funktsioniruet-kak-pragmatichnyy-format---mid-rf-36899597.html

2. «3+2» за вычетом Грузии: Москва запустила платформу на Южном Кавказе. Eadaily.com, 10.12.2021. https://eadaily.com/ru/news/2021/12/10/3-2-za-vychetom-gruzii-moskva-zapustila-platformu-na-yuzhnom-kavkaze

3. Платформа «3+3» - вопросов больше, чем ответов. «Спутник Азербайджан», 02.11.2021. https://az-sputniknews-ru.turbopages.org/turbo/az.sputniknews.ru/s/20211102/platforma-33--voprosov-bolshe-chem-otvetov-434787525.html

4. Ллойд Остин заявил о позиции США по отношению к формату «3+3» на Южном Кавказе. Общественная служба новостей, 18.10.2021. https://www.osnmedia.ru/politika/llojd-ostin-zayavil-o-pozitsii-ssha-po-otnosheniyu-k-formatu-3-3-na-yuzhnom-kavkaze/

5. Маститые грузинские эксперты и политики о платформе «3+3». Caliber.Az, 02.12.2021. https://caliber.az/ru/post/42250/