идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Доклады

Визит Сергея Лаврова в Баку прошел на фоне конкуренции вокруг Каспия стратегических проектов ведущих мировых держав

фото: azertag.az
25 июня 2022

Глава МИД РФ Сергей Лавров 23-24 июня посетил Баку с официальным визитом. Россия изначально придавала ему большое значение ввиду целого ряда причин. Во-первых, это первый контакт на столь высоком уровне между Москвой и Баку после подписания в феврале 2022 года президентом Владимиром Путиным и президентом Ильхамом Алиевым исторической Декларации о союзническом взаимодействии. Во-вторых, на фоне нарастающего противостояния между Россией и Западом именно Каспийский регион становится важнейшим транспортно-энергетическим хабом и приобретает особое значение. В-третьих, сегодня вокруг Каспия идет острая конкуренция стратегических проектов ведущих мировых держав.

Политическое принуждение Армении к выполнению обязательств

Главным пунктом в повестке прошедших в Баку переговоров стали проблемы реализации Трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении от 10 ноября 2020 года и последующих договоренностей на высшем уровне в его развитие. Официальная позиция Министерства иностранных дел РФ сформулирована так: Баку – стратегический партнер Москвы на Южном Кавказе и в Каспийском регионе. Важнейшее направление российских усилий – разблокировка транспортных коммуникаций в регионе. Один из внешнеполитических приоритетов России – содействие нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией. [1] Напомним, что в начале июня Сергей Лавров посетил Ереван, где также обсуждались вопросы нормализации армяно-азербайджанских отношений.

Хотя формально Ереван неоднократно заявлял о своей приверженности достигнутым соглашениям по урегулированию и нормализации отношений с Баку, реально же, кроме деклараций и откровенной политической демагогии, со стороны Армении за прошедшие полтора года так ничего не было сделано. Армянская сторона или откровенно «тормозит», или действует по принципу «шаг вперед – два шага назад». Наряду с постоянным педалированием вопроса о «статусе» незаконного сепаратистского режима в Карабахском регионе Азербайджана, Ереван «вставляет палки в колеса» процессу открытия Зангезурского транспортного коридора и лишь недавно согласился начать практическую работу по делимитации и демаркации государственной границы между Арменией и Азербайджаном. Фактически еженедельно со стороны армянских военных ведутся обстрелы азербайджанских позиций и постов, устраиваются всевозможные провокации и диверсии.

На этом фоне Баку, в отличие от Еревана, действует ответственно и последовательно. Как заявил президент Ильхам Алиев, в Азербайджане настроены перевернуть страницу многолетнего противостояния с Арменией, начать этап нормального взаимодействия.

Азербайджан предложил Армении подписать мирный договор между двумя странами. Базовые принципы для нормализации отношений включают пять пунктов:

1. Взаимное признание государствами суверенитета, территориальной целостности, неприкосновенности своих международных границ и политической независимости друг друга;

2. Взаимное подтверждение отсутствия территориальных претензий государств друг к другу и принятие юридического обязательства о том, что такой иск не будет предъявлен в будущем;

3. Воздерживаться от угрозы безопасности друг друга в межгосударственных отношениях, использования угроз и силы против политической независимости и территориальной целостности, а также других обстоятельств, не соответствующих целям Устава ООН;

4. Делимитация и демаркация государственной границы, установление дипломатических отношений;

5. Открытие транспорта и коммуникаций, строительство других соответствующих коммуникаций и налаживание сотрудничества в других областях, представляющих взаимный интерес.

Ответную реакцию Армении можно охарактеризовать как очередную порцию политической демагогии и ревизионизма.

В Кремле и на Старой площади такое поведение Еревана вызывает плохо скрываемое раздражение. По сути, речь уже должна идти о политическом принуждении Армении к фактическому исполнению ранее подписанных премьер-министром Николом Пашиняном договоренностей. Сегодня Москва крайне заинтересована в мирном урегулировании между Баку и Ереваном. Это сразу открывает всем сторонам конфликта путь для разблокирования региональных коммуникаций и запуска различных форматов транспортных коридоров. Почему это важно именно сейчас? В условиях обострения конфликта с коллективным Западом, Россия оказалась в условиях беспрецедентной транспортной блокады, сравнимой только с ситуацией в годы Великой Отечественной войны. Как и тогда, все западные транспортные потоки были полностью отрезаны, а грузооборот по Транссибу сильно ограничен. От окончательной блокады нас спас только коридор «Север – Юг», гарантировавший поставки вооружений и стратегических материалов по ленд-лизу через Каспий и Иран. Похоже, что история вновь повторяется, но на новом и более опасном витке.

Пока в заявлениях российской дипломатии по-прежнему употребляется фраза о «превращении Южного Кавказа в регион стабильности и спокойствия», которая регулярно звучит с зимы 2020 года, однако время неумолимо истекает. В условиях фактически существующего сегодня военного положения отсутствие результатов переговорного процесса выглядят не просто недопустимыми, а предельно опасными для национальных интересов прежде всего самой России. К примеру, Армения пытается под разговоры о возобновлении работы Минской группе ОБСЕ протащить в регион интересы западных игроков – Франции и США. Эти недружественные страны прямо заинтересованы в усилении блокады России и затягивании армяно-азербайджанского конфликта, а не в его разрешении и разблокировании транспортных коридоров.

Более 25 лет продолжались переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ, но они не увенчались успехом; ситуация изменилась лишь тогда, когда заговорило оружие. Об этом напомнил Ильхам Алиев на открытии IX Глобального Бакинского форума. Работа Минской группы ОБСЕ не дала никаких результатов, эта структура дисфункциональна и попытки возродить ее контрпродуктивны, заявил президент Азербайджана. «Нужно сказать «прощай!» этой контрпродуктивной группе, не «спасибо и прощай!», а просто «прощай!», так как ей пора на пенсию», – подчеркнул Ильхам Алиев. [2] По-существу трудно что-либо противопоставить такой четкой и объективной оценке ситуации.

Следует отметить, что корпус российских послов в странах Прикаспия и Туркестана, к сожалению, в основном представлен пенсионными кадрами, что особенно очевидно на фоне находящихся в полном расцвете сил, «зубастых», политически и медийно активных руководителей западных дипломатических миссий, особенно послов Великобритании и США. Есть много вопросов и в отношении результативности российских инструментов «мягкой силы», эффективности деятельности представительств «Россотрудничества» и формата проводимых ими мероприятий. Похоже, что римейк «старых песен о главном» отживает свое, а в Каспийском регионе наступает время значительных перемен, как кадровых, так и организационных.

Конкуренция стратегических проектов

Сегодня Прикаспий переживает тектонические сдвиги – усиливается конкуренция мировых игроков, а ранее фактически безальтернативная роль Москвы как политического модератора и силового гаранта безопасности в регионе подвергается проверке на прочность. Образно говоря, Каспийский регион перестал быть «задним двором» России, но еще остался ее «мягким подбрюшьем». Из прежнего политического и экономического захолустья начала девяностых годов, где ничего не происходит, Прикаспийский регион на наших глазах превращается сейчас в приоритетное место приложения внешних сил и потенциальный источник новых угроз. Подтверждением данного тезиса являются недавние визиты в страны региона зарубежных коллег Сергея Лаврова – высоких представителей китайской и американской дипломатии, и не только.

Глава китайского МИДа и влиятельный член Госсовета КНР товарищ Ван И посетил Казахстан 6-9 июня 2022 года. Основной целью визита называлось участие в третьей встрече министров иностранных дел в формате «Центральная Азия – Китай» (C+C5).  [3] Обсуждались крупные проекты в Центральной Азии (ЦА) с участием КНР, включая строительство железной дороги Китай – Киргизия – Узбекистан, а также развитие «Срединного коридора» в обход России. Помимо солидной экономической поддержки, шеф китайской дипломатии пообещал гарантировать стабильность в регионе и посоветовал странам ЦА держаться нейтралитета в украинском конфликте. Отметим, что приезд Ван И стал подготовкой к предстоящему визиту в регион главы КНР Си Цзиньпина, запланированному на осень 2022 года. Такое личное участие китайского лидера прямо указывает на повышенный интерес Пекина к регионам Прикаспия и Туркестана.

В середине июня новый руководитель Центрального командования Вооруженных Сил США (СЕНТКОМ – в зону оперативной ответственности входят Ближний Восток, Южная и Центральная Азия) посетил регион с детальной инспекцией. Генерал Майкл Курилла приехал всего через несколько недель после того, как Дональд Лу, помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, провез внушительную американскую делегацию по всему центрально-азиатскому региону. Особый акцент был сделан на углублении взаимодействия в торгово-экономической, инвестиционной и транспортно-логистической сферах. Как сообщила газета The Washington Post, Соединенные Штаты теперь видят возможность «уравновесить» влияние России в Центральной Азии. Издание подчеркивает, что оба визита проходили на фоне обостряющегося конфликта на Украине и растущей озабоченности элит Центральной Азии по поводу будущих целей Кремля на постсоветском пространстве. [4]

Расширяется и прямое двусторонне сотрудничество стран региона. Так, 21 июня президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил с государственным визитом Узбекистан. [5]  В центре его прошедших переговоров с президентом Шавкатом Мирзиёевым – расширение экономического взаимодействия, вопросы безопасности и военно-политическое сотрудничество. В сфере транспорта акцент сделан на развитие мультимодальных коридоров в Каспийском регионе с выходом через бакинский порт в Турцию и далее в Европу. Так, в рамках Транскаспийского железнодорожного коридора Узбекистан и Азербайджан выступают связующими звеньями между Центральной Азией, Южным Кавказом и другими государствами Европейского и Азиатского континента. Ранее Узбекистан уже напрямую договорился с Туркменистаном и открыл для себя дорогу на Каспий в порт Туркменбаши. Как видим, региональные лидеры не ждут, пока Москва публично обозначит свои стратегические цели в Прикаспии, а сами начинают решать неотложные задачи.

Стоит также обратить внимание еще на одно важное обстоятельство. 25 июня президент США Джо Байден принял в Белом доме посла Азербайджана в Вашингтоне Хазара Ибрагима. Подробности встречи не раскрываются, однако совершенно очевидно, что американское руководство отдает себе отчет в том, что сегодня Азербайджан становится одной из ключевых стран Каспийского региона, геополитический статус Баку растет. Как представляется, было бы абсолютно правильным, чтобы аналогичный знак внимания со стороны Кремля был бы сейчас оказан и в отношении чрезвычайного и полномочного посла Азербайджана в РФ Полада Бюльбюль оглы, которого мог бы принять в своей резиденции президент Владимир Путин. Ведь как известно, «Восток – дело тонкое».  

Требуются новые подходы

В сложившейся международной ситуации к визиту главы МИД РФ Сергея Лаврова в Баку было приковано особое внимание. От него ждали как практических концептуальных инициатив по развитию региона, так и обозначения стратегической позиции России в преддверии запланированного на 29 июня VI Каспийского форума, который пройдет в Ашхабаде. Однако на совместной пресс-конференции с главой МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым было лишь заявлено, что «Россия ценит отношения с Азербайджаном, рассчитывает на развитие союзнического взаимодействия». Азербайджан и Россия также подписали соглашение об информационной безопасности между странами и ряд других документов.

Возможно, новые инициативы и подходы Москвы к решению проблем Каспийского региона планируется озвучить на совещании министров иностранных дел прикаспийских государств, а затем уже конкретизировать на VI Каспийском саммите.  

Зато по вопросам реализации Трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении позиции Москвы и Баку заметно сблизились. Так, глава МИД РФ  заявил, что не обсуждал с азербайджанским коллегой деятельность Минской группы ОБСЕ. «МГ ОБСЕ прекратила свою деятельность по инициативе США и Франции», – напомнил Сергей Лавров. [6] Глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов в свою очередь подчеркнул, что «искусственное затягивание нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией приводит к негативным эффектам и несет с собой большие риски». Азербайджан выступает за то, чтобы карабахский конфликт остался в прошлом, а для нормализации отношений с Арменией необходимо выполнение всех соглашений, подписанных до сих пор.

Было подчеркнуто важное значение начавшегося процесса делимитации и демаркации границ. «Вторая встреча комиссии по делимитации границ между Азербайджаном и Арменией согласована в Москве, и мы сейчас выбираем дату, которая будет удобна обеим сторонам», – заявил Сергей Лавров в ходе совместной пресс-конференции с Джейхуном Байрамовым. Однако откладывать решение этой насущной проблемы до бесконечности невозможно, особенно в нынешних условиях.

На совместной пресс-конференции глав дипломатических ведомств России и Азербайджана было подчеркнуто, что особая значимость придается расширению транзитно-коммуникационных связей в регионе. Поэтому особую важность приобретает проект не только Зангезурского коридора, но и коридора «Север – Юг», который показал свою эффективность и имеет возможность роста. Между тем, есть целый блок нереализованных совместных проектов в данной сфере, которые нужно срочно активизировать. К примеру, создание общего фонда инвестиций в инфраструктуру транспортных региональных коридоров, возможно организовать совместный консорциум страховых компаний и банков для  финансирования экспортно-импортных операций, и многое другое. По сути, в условиях военного времени коридор «Север – Юг» становится нашей «дорогой жизни». По этой веской причине требуется решение двуединой задачи – создание новой стратегии по комплексному развитию Прикаспия как первоочередного приоритета политики России и влиятельного центра по выработке и реализации этих задач.

Не обострять отношения с союзниками и партнерами

Ряд экспертов справедливо отмечают, что в условиях информационного общества представители определенной узкой прослойки среди элиты российских масс-медиа, связанные с национальными диаспорами, зачастую пытаются самовольно формулировать и навязывать текущие политические приоритеты России. Именно они быстрее любых госчиновников реагируют на меняющуюся внешнюю обстановку, дают крикливые публичные политические оценки и навешивают ярлыки даже на руководителей государств – членов ОДКБ, причем задолго до официальной оценки ситуации в российской властной вертикали. Одновременно этой самой узкой медиа-прослойкой предъявляются надуманные претензии российским госслужащим, выставляются абсурдные требования, выдвигаются территориальные претензии к соседним с Россией прикаспийским государствам и озвучиваются угрозы в их адрес, раздаются даже открытые призывы к войне, например, с Турцией. Как и всякий корпоративный сектор, обладающий влиянием и большими деньгами, указанная прослойка российской медиакратии пытается форматировать политическую повестку в узко эгоистичных диаспоральных интересах. По сути, в стране сформировался МПК – медийно-политический комплекс, который преследует исключительно корыстные, а не национальные интересы РФ.

Эта медиакратия прямо заинтересована в разжигании истерии, тиражировании угроз и постоянном поиске внешних врагов в тюркском мире, в том числе среди союзников и партнеров России. Логика тут простая – чем больше спрос на пропаганду, тем осваиваются все большие и большие бюджеты, включая средства на «черный PR». Зачастую такие пропагандисты не просто стремятся «поймать хайп» на российском ТВ, а выполняют внешний заказ этнических лоббистов или зарубежных центров влияния – под легендой прикрытия о «защите национальных интересов РФ». При всем этом они остаются практически безнаказанными, поскольку выглядят даже более непогрешимыми, чем Папа Римский. Совсем недавний пример – медийная вакханалия вокруг выступления президента Казахстана на ПМЭФ и мощные информационные атаки против К.-Ж. Токаева. Это чуть не привело к разрыву отношений с важнейшим стратегическим союзником РФ. Как представляется, в условиях проведения специальной военной операции (СВО) такой медийной вседозволенности и политическому хамству следует положить решительный конец.

Повысить роль и статус Совета безопасности России

Где находится сегодня центр стратегирования национальных интересов России?

Надо четко понимать, что противостояние России и коллективного Запада – это всерьез и надолго. [7] Данный конфликт не ограничится ни временными сроками СВО, ни одной лишь территорией украинского ТВД. Коалиция враждебных государств во главе с США объявила нам тотальную войну на уничтожение. Чтобы противостоять этому цивилизационному вызову, России необходим единый центр управления, координации и выработки стратегии победы.

Таким центром может быть только Совет безопасности РФ, превращенный в Ставку Верховного главнокомандующего. Для этого следует усилить Совбез кадрово и организационно: увеличить численность его аппарата до 400-500 человек – экспертиза, аналитика, сопровождение принимаемых решений, контроль над их исполнением. Необходимо также создать и развернуть полномасштабный Ситуационный центр Совета безопасности – как Ситуационный центр президента России. При Совбезе должна также быть создана Инспекция президента РФ с правом проверки и контроля деятельности любых российских министерств, ведомств, служб, корпораций и организаций.

Именно Совет безопасности России должен взять на себя разработку новых стратегических концепций, включая подходы к будущему Каспийского региона, и осуществить контроль над их реализацией. 

1. МИД РФ: Азербайджан – важный партнер и союзник на Южном Кавказе и в Каспийском регионе. «Спутник Азербайджан», 23.06.2022. https://az.sputniknews.ru/20220623/mid-rf-azerbaydzhan--vazhnyy-partner-i-soyuznik-na-yuzhnom-kavkaze-i-v-kaspiyskom-regione-443263050.html

2. «Прощай»: Алиев о деятельности Минской группы ОБСЕ. NEWS. ru, 16.06.2022. https://news.ru/world/proshaj-aliev-o-deyatelnosti-minskoj-gruppy-obse/

3. Центральная Азия – Китай: итоги совещания министров иностранных дел. Kapital.kz, 08.06.2022. https://kapital.kz/gosudarstvo/106173/tsentral-naya-aziya-kitay-itogi-soveshchaniya-ministrov-inostrannykh-del.html

4. U.S. works to scale up intelligence networks in Central Asia. The Washington Post, 21.06.2022. https://www.washingtonpost.com/national-security/2022/06/21/us-central-asia-counterterrorism/

5. Визит Президента Азербайджана завершился. Сайт Президент Республики Узбекистан, 22.06.2022. https://president.uz/ru/lists/view/5285

6. Лавров: Минская группа ОБСЕ прекратила работу по инициативе Франции и США. «Ведомости», 24.06.2022. https://www.vedomosti.ru/politics/news/2022/06/24/928294-lavrov-minskaya-gruppa

7. Лавров: НАТО и ЕС собирают коалицию для войны с Россией. «Ведомости», 24.06.2022. https://www.vedomosti.ru/politics/news/2022/06/24/928300-lavrov-nato-i-es-sobirayut-koalitsiyu

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Доклады

Визит Сергея Лаврова в Баку прошел на фоне конкуренции вокруг Каспия стратегических проектов ведущих мировых держав

фото: azertag.az
25 июня 2022

Глава МИД РФ Сергей Лавров 23-24 июня посетил Баку с официальным визитом. Россия изначально придавала ему большое значение ввиду целого ряда причин. Во-первых, это первый контакт на столь высоком уровне между Москвой и Баку после подписания в феврале 2022 года президентом Владимиром Путиным и президентом Ильхамом Алиевым исторической Декларации о союзническом взаимодействии. Во-вторых, на фоне нарастающего противостояния между Россией и Западом именно Каспийский регион становится важнейшим транспортно-энергетическим хабом и приобретает особое значение. В-третьих, сегодня вокруг Каспия идет острая конкуренция стратегических проектов ведущих мировых держав.

Политическое принуждение Армении к выполнению обязательств

Главным пунктом в повестке прошедших в Баку переговоров стали проблемы реализации Трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении от 10 ноября 2020 года и последующих договоренностей на высшем уровне в его развитие. Официальная позиция Министерства иностранных дел РФ сформулирована так: Баку – стратегический партнер Москвы на Южном Кавказе и в Каспийском регионе. Важнейшее направление российских усилий – разблокировка транспортных коммуникаций в регионе. Один из внешнеполитических приоритетов России – содействие нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией. [1] Напомним, что в начале июня Сергей Лавров посетил Ереван, где также обсуждались вопросы нормализации армяно-азербайджанских отношений.

Хотя формально Ереван неоднократно заявлял о своей приверженности достигнутым соглашениям по урегулированию и нормализации отношений с Баку, реально же, кроме деклараций и откровенной политической демагогии, со стороны Армении за прошедшие полтора года так ничего не было сделано. Армянская сторона или откровенно «тормозит», или действует по принципу «шаг вперед – два шага назад». Наряду с постоянным педалированием вопроса о «статусе» незаконного сепаратистского режима в Карабахском регионе Азербайджана, Ереван «вставляет палки в колеса» процессу открытия Зангезурского транспортного коридора и лишь недавно согласился начать практическую работу по делимитации и демаркации государственной границы между Арменией и Азербайджаном. Фактически еженедельно со стороны армянских военных ведутся обстрелы азербайджанских позиций и постов, устраиваются всевозможные провокации и диверсии.

На этом фоне Баку, в отличие от Еревана, действует ответственно и последовательно. Как заявил президент Ильхам Алиев, в Азербайджане настроены перевернуть страницу многолетнего противостояния с Арменией, начать этап нормального взаимодействия.

Азербайджан предложил Армении подписать мирный договор между двумя странами. Базовые принципы для нормализации отношений включают пять пунктов:

1. Взаимное признание государствами суверенитета, территориальной целостности, неприкосновенности своих международных границ и политической независимости друг друга;

2. Взаимное подтверждение отсутствия территориальных претензий государств друг к другу и принятие юридического обязательства о том, что такой иск не будет предъявлен в будущем;

3. Воздерживаться от угрозы безопасности друг друга в межгосударственных отношениях, использования угроз и силы против политической независимости и территориальной целостности, а также других обстоятельств, не соответствующих целям Устава ООН;

4. Делимитация и демаркация государственной границы, установление дипломатических отношений;

5. Открытие транспорта и коммуникаций, строительство других соответствующих коммуникаций и налаживание сотрудничества в других областях, представляющих взаимный интерес.

Ответную реакцию Армении можно охарактеризовать как очередную порцию политической демагогии и ревизионизма.

В Кремле и на Старой площади такое поведение Еревана вызывает плохо скрываемое раздражение. По сути, речь уже должна идти о политическом принуждении Армении к фактическому исполнению ранее подписанных премьер-министром Николом Пашиняном договоренностей. Сегодня Москва крайне заинтересована в мирном урегулировании между Баку и Ереваном. Это сразу открывает всем сторонам конфликта путь для разблокирования региональных коммуникаций и запуска различных форматов транспортных коридоров. Почему это важно именно сейчас? В условиях обострения конфликта с коллективным Западом, Россия оказалась в условиях беспрецедентной транспортной блокады, сравнимой только с ситуацией в годы Великой Отечественной войны. Как и тогда, все западные транспортные потоки были полностью отрезаны, а грузооборот по Транссибу сильно ограничен. От окончательной блокады нас спас только коридор «Север – Юг», гарантировавший поставки вооружений и стратегических материалов по ленд-лизу через Каспий и Иран. Похоже, что история вновь повторяется, но на новом и более опасном витке.

Пока в заявлениях российской дипломатии по-прежнему употребляется фраза о «превращении Южного Кавказа в регион стабильности и спокойствия», которая регулярно звучит с зимы 2020 года, однако время неумолимо истекает. В условиях фактически существующего сегодня военного положения отсутствие результатов переговорного процесса выглядят не просто недопустимыми, а предельно опасными для национальных интересов прежде всего самой России. К примеру, Армения пытается под разговоры о возобновлении работы Минской группе ОБСЕ протащить в регион интересы западных игроков – Франции и США. Эти недружественные страны прямо заинтересованы в усилении блокады России и затягивании армяно-азербайджанского конфликта, а не в его разрешении и разблокировании транспортных коридоров.

Более 25 лет продолжались переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ, но они не увенчались успехом; ситуация изменилась лишь тогда, когда заговорило оружие. Об этом напомнил Ильхам Алиев на открытии IX Глобального Бакинского форума. Работа Минской группы ОБСЕ не дала никаких результатов, эта структура дисфункциональна и попытки возродить ее контрпродуктивны, заявил президент Азербайджана. «Нужно сказать «прощай!» этой контрпродуктивной группе, не «спасибо и прощай!», а просто «прощай!», так как ей пора на пенсию», – подчеркнул Ильхам Алиев. [2] По-существу трудно что-либо противопоставить такой четкой и объективной оценке ситуации.

Следует отметить, что корпус российских послов в странах Прикаспия и Туркестана, к сожалению, в основном представлен пенсионными кадрами, что особенно очевидно на фоне находящихся в полном расцвете сил, «зубастых», политически и медийно активных руководителей западных дипломатических миссий, особенно послов Великобритании и США. Есть много вопросов и в отношении результативности российских инструментов «мягкой силы», эффективности деятельности представительств «Россотрудничества» и формата проводимых ими мероприятий. Похоже, что римейк «старых песен о главном» отживает свое, а в Каспийском регионе наступает время значительных перемен, как кадровых, так и организационных.

Конкуренция стратегических проектов

Сегодня Прикаспий переживает тектонические сдвиги – усиливается конкуренция мировых игроков, а ранее фактически безальтернативная роль Москвы как политического модератора и силового гаранта безопасности в регионе подвергается проверке на прочность. Образно говоря, Каспийский регион перестал быть «задним двором» России, но еще остался ее «мягким подбрюшьем». Из прежнего политического и экономического захолустья начала девяностых годов, где ничего не происходит, Прикаспийский регион на наших глазах превращается сейчас в приоритетное место приложения внешних сил и потенциальный источник новых угроз. Подтверждением данного тезиса являются недавние визиты в страны региона зарубежных коллег Сергея Лаврова – высоких представителей китайской и американской дипломатии, и не только.

Глава китайского МИДа и влиятельный член Госсовета КНР товарищ Ван И посетил Казахстан 6-9 июня 2022 года. Основной целью визита называлось участие в третьей встрече министров иностранных дел в формате «Центральная Азия – Китай» (C+C5).  [3] Обсуждались крупные проекты в Центральной Азии (ЦА) с участием КНР, включая строительство железной дороги Китай – Киргизия – Узбекистан, а также развитие «Срединного коридора» в обход России. Помимо солидной экономической поддержки, шеф китайской дипломатии пообещал гарантировать стабильность в регионе и посоветовал странам ЦА держаться нейтралитета в украинском конфликте. Отметим, что приезд Ван И стал подготовкой к предстоящему визиту в регион главы КНР Си Цзиньпина, запланированному на осень 2022 года. Такое личное участие китайского лидера прямо указывает на повышенный интерес Пекина к регионам Прикаспия и Туркестана.

В середине июня новый руководитель Центрального командования Вооруженных Сил США (СЕНТКОМ – в зону оперативной ответственности входят Ближний Восток, Южная и Центральная Азия) посетил регион с детальной инспекцией. Генерал Майкл Курилла приехал всего через несколько недель после того, как Дональд Лу, помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, провез внушительную американскую делегацию по всему центрально-азиатскому региону. Особый акцент был сделан на углублении взаимодействия в торгово-экономической, инвестиционной и транспортно-логистической сферах. Как сообщила газета The Washington Post, Соединенные Штаты теперь видят возможность «уравновесить» влияние России в Центральной Азии. Издание подчеркивает, что оба визита проходили на фоне обостряющегося конфликта на Украине и растущей озабоченности элит Центральной Азии по поводу будущих целей Кремля на постсоветском пространстве. [4]

Расширяется и прямое двусторонне сотрудничество стран региона. Так, 21 июня президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил с государственным визитом Узбекистан. [5]  В центре его прошедших переговоров с президентом Шавкатом Мирзиёевым – расширение экономического взаимодействия, вопросы безопасности и военно-политическое сотрудничество. В сфере транспорта акцент сделан на развитие мультимодальных коридоров в Каспийском регионе с выходом через бакинский порт в Турцию и далее в Европу. Так, в рамках Транскаспийского железнодорожного коридора Узбекистан и Азербайджан выступают связующими звеньями между Центральной Азией, Южным Кавказом и другими государствами Европейского и Азиатского континента. Ранее Узбекистан уже напрямую договорился с Туркменистаном и открыл для себя дорогу на Каспий в порт Туркменбаши. Как видим, региональные лидеры не ждут, пока Москва публично обозначит свои стратегические цели в Прикаспии, а сами начинают решать неотложные задачи.

Стоит также обратить внимание еще на одно важное обстоятельство. 25 июня президент США Джо Байден принял в Белом доме посла Азербайджана в Вашингтоне Хазара Ибрагима. Подробности встречи не раскрываются, однако совершенно очевидно, что американское руководство отдает себе отчет в том, что сегодня Азербайджан становится одной из ключевых стран Каспийского региона, геополитический статус Баку растет. Как представляется, было бы абсолютно правильным, чтобы аналогичный знак внимания со стороны Кремля был бы сейчас оказан и в отношении чрезвычайного и полномочного посла Азербайджана в РФ Полада Бюльбюль оглы, которого мог бы принять в своей резиденции президент Владимир Путин. Ведь как известно, «Восток – дело тонкое».  

Требуются новые подходы

В сложившейся международной ситуации к визиту главы МИД РФ Сергея Лаврова в Баку было приковано особое внимание. От него ждали как практических концептуальных инициатив по развитию региона, так и обозначения стратегической позиции России в преддверии запланированного на 29 июня VI Каспийского форума, который пройдет в Ашхабаде. Однако на совместной пресс-конференции с главой МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым было лишь заявлено, что «Россия ценит отношения с Азербайджаном, рассчитывает на развитие союзнического взаимодействия». Азербайджан и Россия также подписали соглашение об информационной безопасности между странами и ряд других документов.

Возможно, новые инициативы и подходы Москвы к решению проблем Каспийского региона планируется озвучить на совещании министров иностранных дел прикаспийских государств, а затем уже конкретизировать на VI Каспийском саммите.  

Зато по вопросам реализации Трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении позиции Москвы и Баку заметно сблизились. Так, глава МИД РФ  заявил, что не обсуждал с азербайджанским коллегой деятельность Минской группы ОБСЕ. «МГ ОБСЕ прекратила свою деятельность по инициативе США и Франции», – напомнил Сергей Лавров. [6] Глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов в свою очередь подчеркнул, что «искусственное затягивание нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией приводит к негативным эффектам и несет с собой большие риски». Азербайджан выступает за то, чтобы карабахский конфликт остался в прошлом, а для нормализации отношений с Арменией необходимо выполнение всех соглашений, подписанных до сих пор.

Было подчеркнуто важное значение начавшегося процесса делимитации и демаркации границ. «Вторая встреча комиссии по делимитации границ между Азербайджаном и Арменией согласована в Москве, и мы сейчас выбираем дату, которая будет удобна обеим сторонам», – заявил Сергей Лавров в ходе совместной пресс-конференции с Джейхуном Байрамовым. Однако откладывать решение этой насущной проблемы до бесконечности невозможно, особенно в нынешних условиях.

На совместной пресс-конференции глав дипломатических ведомств России и Азербайджана было подчеркнуто, что особая значимость придается расширению транзитно-коммуникационных связей в регионе. Поэтому особую важность приобретает проект не только Зангезурского коридора, но и коридора «Север – Юг», который показал свою эффективность и имеет возможность роста. Между тем, есть целый блок нереализованных совместных проектов в данной сфере, которые нужно срочно активизировать. К примеру, создание общего фонда инвестиций в инфраструктуру транспортных региональных коридоров, возможно организовать совместный консорциум страховых компаний и банков для  финансирования экспортно-импортных операций, и многое другое. По сути, в условиях военного времени коридор «Север – Юг» становится нашей «дорогой жизни». По этой веской причине требуется решение двуединой задачи – создание новой стратегии по комплексному развитию Прикаспия как первоочередного приоритета политики России и влиятельного центра по выработке и реализации этих задач.

Не обострять отношения с союзниками и партнерами

Ряд экспертов справедливо отмечают, что в условиях информационного общества представители определенной узкой прослойки среди элиты российских масс-медиа, связанные с национальными диаспорами, зачастую пытаются самовольно формулировать и навязывать текущие политические приоритеты России. Именно они быстрее любых госчиновников реагируют на меняющуюся внешнюю обстановку, дают крикливые публичные политические оценки и навешивают ярлыки даже на руководителей государств – членов ОДКБ, причем задолго до официальной оценки ситуации в российской властной вертикали. Одновременно этой самой узкой медиа-прослойкой предъявляются надуманные претензии российским госслужащим, выставляются абсурдные требования, выдвигаются территориальные претензии к соседним с Россией прикаспийским государствам и озвучиваются угрозы в их адрес, раздаются даже открытые призывы к войне, например, с Турцией. Как и всякий корпоративный сектор, обладающий влиянием и большими деньгами, указанная прослойка российской медиакратии пытается форматировать политическую повестку в узко эгоистичных диаспоральных интересах. По сути, в стране сформировался МПК – медийно-политический комплекс, который преследует исключительно корыстные, а не национальные интересы РФ.

Эта медиакратия прямо заинтересована в разжигании истерии, тиражировании угроз и постоянном поиске внешних врагов в тюркском мире, в том числе среди союзников и партнеров России. Логика тут простая – чем больше спрос на пропаганду, тем осваиваются все большие и большие бюджеты, включая средства на «черный PR». Зачастую такие пропагандисты не просто стремятся «поймать хайп» на российском ТВ, а выполняют внешний заказ этнических лоббистов или зарубежных центров влияния – под легендой прикрытия о «защите национальных интересов РФ». При всем этом они остаются практически безнаказанными, поскольку выглядят даже более непогрешимыми, чем Папа Римский. Совсем недавний пример – медийная вакханалия вокруг выступления президента Казахстана на ПМЭФ и мощные информационные атаки против К.-Ж. Токаева. Это чуть не привело к разрыву отношений с важнейшим стратегическим союзником РФ. Как представляется, в условиях проведения специальной военной операции (СВО) такой медийной вседозволенности и политическому хамству следует положить решительный конец.

Повысить роль и статус Совета безопасности России

Где находится сегодня центр стратегирования национальных интересов России?

Надо четко понимать, что противостояние России и коллективного Запада – это всерьез и надолго. [7] Данный конфликт не ограничится ни временными сроками СВО, ни одной лишь территорией украинского ТВД. Коалиция враждебных государств во главе с США объявила нам тотальную войну на уничтожение. Чтобы противостоять этому цивилизационному вызову, России необходим единый центр управления, координации и выработки стратегии победы.

Таким центром может быть только Совет безопасности РФ, превращенный в Ставку Верховного главнокомандующего. Для этого следует усилить Совбез кадрово и организационно: увеличить численность его аппарата до 400-500 человек – экспертиза, аналитика, сопровождение принимаемых решений, контроль над их исполнением. Необходимо также создать и развернуть полномасштабный Ситуационный центр Совета безопасности – как Ситуационный центр президента России. При Совбезе должна также быть создана Инспекция президента РФ с правом проверки и контроля деятельности любых российских министерств, ведомств, служб, корпораций и организаций.

Именно Совет безопасности России должен взять на себя разработку новых стратегических концепций, включая подходы к будущему Каспийского региона, и осуществить контроль над их реализацией. 

1. МИД РФ: Азербайджан – важный партнер и союзник на Южном Кавказе и в Каспийском регионе. «Спутник Азербайджан», 23.06.2022. https://az.sputniknews.ru/20220623/mid-rf-azerbaydzhan--vazhnyy-partner-i-soyuznik-na-yuzhnom-kavkaze-i-v-kaspiyskom-regione-443263050.html

2. «Прощай»: Алиев о деятельности Минской группы ОБСЕ. NEWS. ru, 16.06.2022. https://news.ru/world/proshaj-aliev-o-deyatelnosti-minskoj-gruppy-obse/

3. Центральная Азия – Китай: итоги совещания министров иностранных дел. Kapital.kz, 08.06.2022. https://kapital.kz/gosudarstvo/106173/tsentral-naya-aziya-kitay-itogi-soveshchaniya-ministrov-inostrannykh-del.html

4. U.S. works to scale up intelligence networks in Central Asia. The Washington Post, 21.06.2022. https://www.washingtonpost.com/national-security/2022/06/21/us-central-asia-counterterrorism/

5. Визит Президента Азербайджана завершился. Сайт Президент Республики Узбекистан, 22.06.2022. https://president.uz/ru/lists/view/5285

6. Лавров: Минская группа ОБСЕ прекратила работу по инициативе Франции и США. «Ведомости», 24.06.2022. https://www.vedomosti.ru/politics/news/2022/06/24/928294-lavrov-minskaya-gruppa

7. Лавров: НАТО и ЕС собирают коалицию для войны с Россией. «Ведомости», 24.06.2022. https://www.vedomosti.ru/politics/news/2022/06/24/928300-lavrov-nato-i-es-sobirayut-koalitsiyu