идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

События в Нукусе – детонатор для подрыва стабильности в Каспийском регионе

фото: kazmab.kz
4 июля 2022
Юрий БербековЮрий Бербеков

Юрий Бербеков

Эксперт КИСИ

От митингов – к хаосу и погромам

1 июля в автономной республике Каракалпакстан, входящей в состав Узбекистана, прошли многотысячные акции протесты. Их центром стала местная столица Нукус, массовые митинги также затронули Чимбай и Муйнак. Причиной недовольства стали опубликованные поправки к Конституции Республики Узбекистан, которые лишают Каракалпакстан его нынешнего суверенного статуса и отменяют возможность выхода из состава Узбекистана путем проведения соответствующего референдума.

Сообщается, что одним из главных вдохновителей протестов стал местный активист – журналист и блогер Даулетмурат Тажимуратов. Координация и управление действиями толпы осуществлялось посредством социальных сетей и мессенджеров. Одновременно, наряду с политическими, появились также требования экономического характера, среди них – перевод крупных компаний, ведущих в регионе добычу газа и золота, а также объектов химической и нефтехимической отрасли, на регистрацию в Каракалпакстан, с обязательным отчислением части их доходов в местный бюджет для поддержки титульной нации.

Протестующие прошли по Нукусу шествием, после чего собрались на территории центрального рынка и устроили там массовый митинг. Затем произошел ряд нападений активистов на силовиков, перекрывались улицы и поджигались автопокрышки. Демонстранты стали вооружаться холодным оружием и подручными средствами (обрезки труб и арматуры, колья, палки и т.д,), была предпринята попытка захватить здания местного ГУВД и управления Национальной гвардии с целью получить доступ к огнестрельному оружию. Это привело к ожесточенным стычкам. Агрессивность толпы подогревалась сообщениями о том, что на помощь митингующим выдвинулись отряды поддержки из северных районов (Шымбай, Халкабад, Тахтакопир), по пути в Нукус они атакуют силовиков и уничтожают блок-посты на дорогах.

Ташкент отреагировал незамедлительно – в автономную республику были переброшены дополнительные силы Национальной гвардии, воинские подразделения и спецназ, отключены мобильный интернет и сотовая связь, а организаторы беспорядков и наиболее активные его участники, включая Даулетмурата Тажимуратова, задержаны. Однако стычки правоохранителей и протестующих продолжались даже ночью. На следующий день, 2 июля, в центре Нукуса вновь продолжились столкновения.

В мятежный регион лично вылетел президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, что говорит о серьезности, с которой Ташкент отнесся к сложившейся ситуации. На встрече с депутатами Жокаргы Кенеса (местный парламент), аксакалами и активом Каракалпакстана он заявил об отказе вносить поправки в статьи Конституции, касающиеся автономной республики. «С учетом того, что процесс обсуждения изменений и дополнений в Конституцию еще продолжается, а также на основе изучения высказываемых жителями Каракалпакстана мнений, президент обозначил необходимость сохранения без изменений действующие редакции статей 70, 71, 72, 74, 75 Конституции Республики Узбекистан», – сообщила пресс-служба Ш. Мирзиёева.

Напомним, что Каракалпакстан – крупнейший регион Узбекистана, занимающий почти 40 процентов территории страны. Это в основном пустынная местность, которая находится на стыке Узбекистана, Казахстана и Туркменистана (тут же – высохшее Аральское море). Здесь проживают почти два миллиона человек. Республика богата полезными ископаемыми. Что же касается сельского хозяйства – то заниматься им из-за суровых природных условий и неблагоприятной экологии (жара и засоленные почвы) практически невозможно. В силу указанных причин регион является глубоко дотационным, среди местных жителей весьма велика прослойка бедных и безработных, а благополучие Каракалпакстана зависит от финансовых траншей из Ташкента.

В республике признаются два официальных языка – каракалпакский и узбекский. В советские годы существовала Кара-Калпакская автономная область, которая в 1936 году вошла в состав Узбекской ССР. В 1990 году Верховный совет Каракалпакской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Затем в 1993 году был подписан межгосударственный договор о вхождении Каракалпакстана в состав Узбекистана. Там было закреплено право выхода из состава страны, прописанное также в действующей Конституции Узбекистана. Вот эти положения и собирались убрать, судя по предложенным из Ташкента конституционными поправками.

По официальному заявлению Министерства внутренних дел Узбекистана, сделанному 1 июля, митингующие «неправильно истолковали конституционные реформы». Применение силовых методов разгона протестующих мотивировалось следующим образом: «с целью недопущения нарушения общественного порядка и пресечения совершения гражданами различных правонарушений, на территории дехканского рынка были задействованы силы и средства правоохранительных органов». «В настоящее время общественный порядок на месте восстановлен, с гражданами проводится работа по разъяснению о недопустимости нарушений законодательства», – сообщили в пресс-службе узбекского МВД.

Затем появилась информация, что демонстранты в Нукусе пытались захватить органы государственного управления и административные здания. Как отмечается в совместном заявлении властей автономной республики, некие неназванные внешние силы из-за границы пытаются повлиять на развитие ситуации в Каракалпакстане, в том числе «путем целенаправленных информационных выбросов и искажения происходящих событий».

Накал противостояния, к сожалению, характеризуют жертвы – как со стороны протестующих, так и среди сотрудников правоохранительных органов. Их точное число неизвестно, но то, что об этом заявила пресс-служба главы государства, еще раз свидетельствует о всей серьезности ситуации.

Как сообщил глава Минздрава Каракалпакстана Султанбек Зияев, после имевших место столкновений были госпитализированы «тысячи раненых». По его словам, больницы в столице автономной республике переполнены.

Позднее стало известно, что в Нукусе правоохранительными органами было задержано 516 граждан. В результате массовых беспорядков пострадали 243 человека, в том числе 38 сотрудников силовых структур, 18 человек скончались от полученных тяжких травм.

3 июля Шавкат Мирзиёев вновь прибыл в Нукус. Он призвал народ республики к единству, а также к тому, чтобы не допустить в стране сепаратизма и национализма. Как сообщил президент Узбекистана, характеризуя ситуацию в Каракалпакстане, за последние пять лет в местный бюджет направлено около 11 трлн. сумов. Последовательно реализуются важные программы социальной защиты населения. Прилагаются большие усилия для сокращения бедности. Оказана материальная помощь около 65 тыс. семей, 17 тыс. семей, имеющих инвалидов с детства до 16 лет, а также 17 тыс. семей, потерявшим кормильца. К концу 2020 года валовой доход на душу населения в Каракалпакстане увеличился в 3 раза.

Действовать твердо и решительно

Чтобы предотвратить самые худшие сценарии, потребовались быстрые и решительные действия. 2 июля президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал указ «О введении чрезвычайного положения на территории Республики Каракалпакстан» сроком на 30 дней в ответ на общественные беспорядки.

В документе, в частности, говорится:

1. В целях обеспечения безопасности граждан, защиты их прав и свобод, восстановления законности и правопорядка ввести на территории Республики Каракалпакстан чрезвычайное положение на период с 00 часов 01 минуты 3 июля 2022 года до 00 часов 00 минут 2 августа 2022 года.

2. Ввести на территории Республики Каракалпакстан на период действия чрезвычайного положения комендантский час с 21 часа 00 минут до 7 часов 00 минут.

3. Создать на период чрезвычайного положения комендатуру территории Республики Каракалпакстан и наделить ее всеми полномочиями, предусмотренными Конституционным законом Республики Узбекистан «О чрезвычайном положении».

Назначить комендантом территории Республики Каракалпакстан командующего Национальной гвардией Республики Узбекистан Джураева Рустама Мирзаевича.

4. Установить на период действия чрезвычайного положения следующие меры и временные ограничения:

а) усилить охрану общественного порядка, особо важных и категорированных объектов, а также инфраструктурных объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения;

б) ввести ограничения на свободу передвижения, в том числе транспортных средств в Республике Каракалпакстан;

в) обеспечить проверку документов, удостоверяющих личность физических лиц, личный досмотр, досмотр находящихся при них вещей, транспортных средств;

г) ограничить въезд в Республику Каракалпакстан, а также выезд из нее;

д) запретить организацию и проведение мирных собраний, зрелищных, спортивных и других массовых мероприятий;

е) запретить забастовки и иные действия, направленные на приостановление или прекращение деятельности юридических лиц;

ж) запретить продажу оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальных средств, ядовитых веществ, установить особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции;

з) обеспечить временное изъятие у физических лиц оружия и боеприпасов, ядовитых веществ, а у юридических лиц временное изъятие, наряду с оружием, боеприпасами и ядовитыми веществами, также боевой и учебной военной техники, взрывчатых и радиоактивных веществ.

5. Определить ответственными за осуществление мер, применяемых в условиях режима чрезвычайного положения, комендатуру территории Республики Каракалпакстан, силы и средства Министерства внутренних дел Республики Узбекистан, Национальной гвардии Республики Узбекистан, Службы государственной безопасности Республики Узбекистан, Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Узбекистан, а также других государственных органов и организаций, входящих в государственную систему предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях.

6. Принимая во внимание реальную угрозу жизни и здоровья граждан, факты нападения на сотрудников правоохранительных органов, овладения их оружием и техникой, а также в соответствии со статьей 23 Конституционного закона Республики Узбекистан «О чрезвычайном положении» дополнительно привлечь силы и средства Министерства обороны Республики Узбекистан для выполнения следующих задач:

  • поддержание особого режима въезда на территорию, где введено чрезвычайное положение, и выезда с нее;
  • охрана объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и функционирование транспорта, и объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;
  • разъединение противоборствующих сторон, участвующих в конфликтах, сопровождающихся насильственными действиями с применением оружия, боевой и специальной техники;
  • участие в пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований;
  • участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, а также спасении жизни людей в составе сил Государственной системы предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях.

Кто виноват?

Среди версий о причинах случившихся в Нукусе беспорядков – версия о якобы имеющихся противоречиях внутри узбекской элиты. Ее выдвинули в некоторых российских и казахстанских Телеграм-каналах. Упоминается о конфликте действующего президента Шавката Мирзёева с недовольными местными кланами и старыми силовиками. Региональные игроки, мол, потеряют свои доли доходов от добычи и транспортировки нефти и газа в результате ликвидации автономии Каракалпакстана.

Узбекские силовики ранее были привилегированной кастой при прежнем президенте Исламе Каримове, но сейчас они переживают трудные времена: продолжаются чистки и ограничивается их влияние.

Еще в 2018 году Шавкат Мирзиёев расформировал Службу национальной безопасности, которая была преобразована в Службу государственной безопасности. В отставку был отправлен всесильный шеф СНБ Рустам Иноятов – второй по влиятельности человек в стране. Как отмечалось в соответствующем указе президента Узбекистана, СНБ «необоснованно вмешивалась во все сферы деятельности государственных органов», поэтому потребовалось «формирование качественно новой системы обеспечения государственной безопасности».

Сейчас утверждается, что «силовая партия» якобы готовит в Нукусе для главы государства «новый Андижан» – для того, чтобы связать руки действующему президенту в проведении либеральных реформ и не допустить отмену смертной казни. А также резко поднять свою значимость в борьбе с боевиками и экстремистами, представив касту силовиков как единственный щит, способный спасти страну от развала.

Как представляется, изложенная версия слишком упрощенно и односторонне отражает сложную и опасную ситуацию в регионе. В действительности речь идет о гибридном сценарии дестабилизации, который соединяет накопившийся социальный протест, элитные разногласия и точечное внешнее воздействие. Такой механизм давления на власть, как правило, рассчитан на длительную стратегическую перспективу и будет периодически использоваться при новых поводах к протесту. Поэтому так важно проанализировать детали событий в Нукусе.

Конституционная реформа как запал для социального взрыва

Проект конституционных изменений, согласно которым Каракалпакстан теряет право на референдум о выходе из Узбекистана, обнародовали 25 июня. Он был вынесен на общественное обсуждение, которое должно завершиться к 5 июля. Поправки, в частности, предполагают, что из описания статуса Каракалпакской республики будет удалено слово «суверенная», а также убрано упоминание о праве Каракалпакстана на отделение от Узбекистана. На следующий день были созданы Телеграм-каналы, в которых резко критиковались изменения в Основной закон. Вечером 26 июня в соцсетях появились призывы к массовым беспорядкам. В пятницу, 1 июля, на улицах Нукуса собрались тысячи людей с флагами Каракалпакской республики, в основном это были молодые мужчины спортивного вида. Примерно так же выглядела мятежная толпа и в «революционном» Бишкеке, и во время событий «кровавого января» в Алматы.

Региональные аналитики утверждают, что основная цель поправок в Конституцию – «обнуление» президентских сроков Шавката Мирзиёева. Срок правления действующего президента заканчивается в 2026 году, причем это будет его второй пятилетний срок. Новые поправки дадут ему возможность, при положительном исходе референдума, избираться еще на два – уже семилетних – срока. По сути, это будет пожизненное президентство Шавката Мирзиёева. Отметим, что в экспертных обсуждениях перед изменением Конституции тема Каракалпакстана вообще не занимала приоритетное место. Как отметили в Олий Мажлисе – парламенте Узбекистана, проектом предусматривается внесение более 200 изменений в 64 статьи Конституции, а также включение шести новых статей, которыми вводятся 16 новых норм.

Подчеркнем, что это не первые изменения в Конституции Узбекистана и не первое «обнуление» сроков президента. Но даже во времена Ислама Каримова конституционные изменения вносились сугубо в технические главы, где присутствовали формулировки о президентских сроках и о балансе властных полномочий. Потенциально взрывоопасная тема Каракалпакстана или тема территориальных изменений никогда не затрагивалась. Узбекский политолог Рафаэль Саттаров полагает, что «идеологи в администрации президента считали, что автономия угрожает Узбекистану сепаратистскими настроениями, однако они не ожидали такой реакции от жителей региона».

В то же время эксперты по Центральной Азии считают, что в Ташкенте хотели «конституционным путем» исключить вероятность повторения «донбасского сценария» в Каракалпакстане. Политолог Рафаэль Саттаров так описывает логику власти: «Они опасаются, что рано или поздно Кремль будет использовать пример или кейс Крыма, Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии и в центрально-азиатском направлении». Однако все получилось совсем наоборот. Сегодня узбекские власти столкнулись с вероятностью повторения в том или ином виде казахстанского «кровавого января», но при этом не имеют возможности использовать для экстренной помощи механизм ОДКБ, поскольку Узбекистан – внеблоковое государство.

Каракалпакстан как детонатор к Каспию

С военно-политической точки зрения Каракалпакстан – идеальная точка давления сразу на три государства Центральной Азии (Узбекистан, Казахстан и Туркменистан). По территории автономной республики проходят трассы стратегических газопроводов Бухара – Урал и Средняя Азия – Центр. Дестабилизация Каракалпакстана способна создать «дугу нестабильности» вдоль всего региона Центральной Азии, затем перекинуться на Каспий и далее пройти по Волге или западнее на Кавказ.

Это подтверждает реакция соседей. Так, власти Туркменистана крайне настороженно отнеслись к событиям в Нукусе: перевели силовиков в повышенную степень боеготовности, усилили прикрытие границы с Узбекистаном. Аналогичные меры предприняты Казахстаном.

Региональные аналитики особо отмечают, что события в Нукусе начались практически сразу после завершения VI Каспийского саммита в Ашхабаде. По сути, это стало своеобразным ответом Запада на пророссийскую консолидацию на Каспии, а также наглядной демонстрацией возможностей открыть «второй фронт» в «мягком подбрюшье» России.

Обращает на себя внимание еще ряд интересных фактов. Во-первых, непосредственно перед началом беспорядков в Нукус прибыла большая группа туристов и бизнесменов из Киргизии, где зарегистрировано самое большое в Центральной Азии количество западных НКО. Во-вторых, в последние годы каракалпакский сепаратизм стал набирать обороты в информационном пространстве, хотя ранее это являлось маргинальной темой. Появился целый ряд интернет-ресурсов, продвигающих тему «угнетенного положения каракалпакского народа» и несправедливого распределения ресурсов официальным Ташкентом. В-третьих, в западных СМИ регулярно публикуются сфабрикованные статьи о якобы «секретной программе по стерилизации женщин в Каракалпакстане». Это фирменный почерк англосаксов в работе с этническими меньшинствами, который прежде использовался для организации волнений среди сикхов в Индии и в итоге привел к убийству Индиры Ганди.

Еще одно обстоятельство: сторонники каракалпакского сепаратизма апеллируют в своих призывах и обращениях к западным посольствам в Ташкенте, а также к ОБСЕ и ООН.  Это свидетельствует о том, что начавшаяся игра имеет весьма высокие ставки. В условиях нынешнего противостояния России с Западом, от наших противников следует ожидать дальнейшего разыгрывания карт различных видов национализма и сепаратизма на постсоветском пространстве. Это касается, в первую очередь, стран Центральной Азии и Прикаспия, а также и самой России. Тема «угнетения» этнических и конфессиональных меньшинств или «освобождения» отдельных регионов «от гнета центральной власти» может стать доминирующим трендом уже в самой ближайшей перспективе. Каракалпакстан является удобным полигоном для отработки Западом технологий дестабилизации, которые затем могут быть использованы против законных правительств стран Каспийского региона.

В этих непростых условиях необходимо весьма серьезно отнестись к событиям в Нукусе. Надо иметь оперативную систему по обмену информацией в кризисных ситуациях и координации действий сторон, например, на уровне Совбезов постсоветских стран. Следует задуматься над созданием новой системы коллективной безопасности в большом регионе – Центральной Азии и на Каспии. Надо вести работу по вовлечению в нее новых стран-членов. Россия здесь выглядит наиболее заинтересованной стороной (с точки зрения обеспечения стабильности своих южных рубежей), поэтому должна все активней проявлять себя в регионе.

Оперативные шаги Ташкента по сохранению без изменений статей 70-72 и 74-75 Конституции Узбекистана – это только устранение видимого повода для региональной дестабилизации. С целью нейтрализации глубинных причин протестов в Каракалпакстане, следует принять стратегические, долгосрочные решения коллективного характера. И проявить твердость – не прогибаться перед обстоятельствами.

По нашему мнению, сегодня необходимы консолидированные меры политической и экспертной поддержки действий президента Узбекистана Шавката Мирзиёева по разрешению возникшего кризиса, а при самом негативном сценарии развития ситуации – и возможность оказания Ташкенту всей необходимой практической помощи.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

События в Нукусе – детонатор для подрыва стабильности в Каспийском регионе

фото: kazmab.kz
4 июля 2022
Юрий Бербеков

Юрий Бербеков

Эксперт КИСИ

От митингов – к хаосу и погромам

1 июля в автономной республике Каракалпакстан, входящей в состав Узбекистана, прошли многотысячные акции протесты. Их центром стала местная столица Нукус, массовые митинги также затронули Чимбай и Муйнак. Причиной недовольства стали опубликованные поправки к Конституции Республики Узбекистан, которые лишают Каракалпакстан его нынешнего суверенного статуса и отменяют возможность выхода из состава Узбекистана путем проведения соответствующего референдума.

Сообщается, что одним из главных вдохновителей протестов стал местный активист – журналист и блогер Даулетмурат Тажимуратов. Координация и управление действиями толпы осуществлялось посредством социальных сетей и мессенджеров. Одновременно, наряду с политическими, появились также требования экономического характера, среди них – перевод крупных компаний, ведущих в регионе добычу газа и золота, а также объектов химической и нефтехимической отрасли, на регистрацию в Каракалпакстан, с обязательным отчислением части их доходов в местный бюджет для поддержки титульной нации.

Протестующие прошли по Нукусу шествием, после чего собрались на территории центрального рынка и устроили там массовый митинг. Затем произошел ряд нападений активистов на силовиков, перекрывались улицы и поджигались автопокрышки. Демонстранты стали вооружаться холодным оружием и подручными средствами (обрезки труб и арматуры, колья, палки и т.д,), была предпринята попытка захватить здания местного ГУВД и управления Национальной гвардии с целью получить доступ к огнестрельному оружию. Это привело к ожесточенным стычкам. Агрессивность толпы подогревалась сообщениями о том, что на помощь митингующим выдвинулись отряды поддержки из северных районов (Шымбай, Халкабад, Тахтакопир), по пути в Нукус они атакуют силовиков и уничтожают блок-посты на дорогах.

Ташкент отреагировал незамедлительно – в автономную республику были переброшены дополнительные силы Национальной гвардии, воинские подразделения и спецназ, отключены мобильный интернет и сотовая связь, а организаторы беспорядков и наиболее активные его участники, включая Даулетмурата Тажимуратова, задержаны. Однако стычки правоохранителей и протестующих продолжались даже ночью. На следующий день, 2 июля, в центре Нукуса вновь продолжились столкновения.

В мятежный регион лично вылетел президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, что говорит о серьезности, с которой Ташкент отнесся к сложившейся ситуации. На встрече с депутатами Жокаргы Кенеса (местный парламент), аксакалами и активом Каракалпакстана он заявил об отказе вносить поправки в статьи Конституции, касающиеся автономной республики. «С учетом того, что процесс обсуждения изменений и дополнений в Конституцию еще продолжается, а также на основе изучения высказываемых жителями Каракалпакстана мнений, президент обозначил необходимость сохранения без изменений действующие редакции статей 70, 71, 72, 74, 75 Конституции Республики Узбекистан», – сообщила пресс-служба Ш. Мирзиёева.

Напомним, что Каракалпакстан – крупнейший регион Узбекистана, занимающий почти 40 процентов территории страны. Это в основном пустынная местность, которая находится на стыке Узбекистана, Казахстана и Туркменистана (тут же – высохшее Аральское море). Здесь проживают почти два миллиона человек. Республика богата полезными ископаемыми. Что же касается сельского хозяйства – то заниматься им из-за суровых природных условий и неблагоприятной экологии (жара и засоленные почвы) практически невозможно. В силу указанных причин регион является глубоко дотационным, среди местных жителей весьма велика прослойка бедных и безработных, а благополучие Каракалпакстана зависит от финансовых траншей из Ташкента.

В республике признаются два официальных языка – каракалпакский и узбекский. В советские годы существовала Кара-Калпакская автономная область, которая в 1936 году вошла в состав Узбекской ССР. В 1990 году Верховный совет Каракалпакской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Затем в 1993 году был подписан межгосударственный договор о вхождении Каракалпакстана в состав Узбекистана. Там было закреплено право выхода из состава страны, прописанное также в действующей Конституции Узбекистана. Вот эти положения и собирались убрать, судя по предложенным из Ташкента конституционными поправками.

По официальному заявлению Министерства внутренних дел Узбекистана, сделанному 1 июля, митингующие «неправильно истолковали конституционные реформы». Применение силовых методов разгона протестующих мотивировалось следующим образом: «с целью недопущения нарушения общественного порядка и пресечения совершения гражданами различных правонарушений, на территории дехканского рынка были задействованы силы и средства правоохранительных органов». «В настоящее время общественный порядок на месте восстановлен, с гражданами проводится работа по разъяснению о недопустимости нарушений законодательства», – сообщили в пресс-службе узбекского МВД.

Затем появилась информация, что демонстранты в Нукусе пытались захватить органы государственного управления и административные здания. Как отмечается в совместном заявлении властей автономной республики, некие неназванные внешние силы из-за границы пытаются повлиять на развитие ситуации в Каракалпакстане, в том числе «путем целенаправленных информационных выбросов и искажения происходящих событий».

Накал противостояния, к сожалению, характеризуют жертвы – как со стороны протестующих, так и среди сотрудников правоохранительных органов. Их точное число неизвестно, но то, что об этом заявила пресс-служба главы государства, еще раз свидетельствует о всей серьезности ситуации.

Как сообщил глава Минздрава Каракалпакстана Султанбек Зияев, после имевших место столкновений были госпитализированы «тысячи раненых». По его словам, больницы в столице автономной республике переполнены.

Позднее стало известно, что в Нукусе правоохранительными органами было задержано 516 граждан. В результате массовых беспорядков пострадали 243 человека, в том числе 38 сотрудников силовых структур, 18 человек скончались от полученных тяжких травм.

3 июля Шавкат Мирзиёев вновь прибыл в Нукус. Он призвал народ республики к единству, а также к тому, чтобы не допустить в стране сепаратизма и национализма. Как сообщил президент Узбекистана, характеризуя ситуацию в Каракалпакстане, за последние пять лет в местный бюджет направлено около 11 трлн. сумов. Последовательно реализуются важные программы социальной защиты населения. Прилагаются большие усилия для сокращения бедности. Оказана материальная помощь около 65 тыс. семей, 17 тыс. семей, имеющих инвалидов с детства до 16 лет, а также 17 тыс. семей, потерявшим кормильца. К концу 2020 года валовой доход на душу населения в Каракалпакстане увеличился в 3 раза.

Действовать твердо и решительно

Чтобы предотвратить самые худшие сценарии, потребовались быстрые и решительные действия. 2 июля президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал указ «О введении чрезвычайного положения на территории Республики Каракалпакстан» сроком на 30 дней в ответ на общественные беспорядки.

В документе, в частности, говорится:

1. В целях обеспечения безопасности граждан, защиты их прав и свобод, восстановления законности и правопорядка ввести на территории Республики Каракалпакстан чрезвычайное положение на период с 00 часов 01 минуты 3 июля 2022 года до 00 часов 00 минут 2 августа 2022 года.

2. Ввести на территории Республики Каракалпакстан на период действия чрезвычайного положения комендантский час с 21 часа 00 минут до 7 часов 00 минут.

3. Создать на период чрезвычайного положения комендатуру территории Республики Каракалпакстан и наделить ее всеми полномочиями, предусмотренными Конституционным законом Республики Узбекистан «О чрезвычайном положении».

Назначить комендантом территории Республики Каракалпакстан командующего Национальной гвардией Республики Узбекистан Джураева Рустама Мирзаевича.

4. Установить на период действия чрезвычайного положения следующие меры и временные ограничения:

а) усилить охрану общественного порядка, особо важных и категорированных объектов, а также инфраструктурных объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения;

б) ввести ограничения на свободу передвижения, в том числе транспортных средств в Республике Каракалпакстан;

в) обеспечить проверку документов, удостоверяющих личность физических лиц, личный досмотр, досмотр находящихся при них вещей, транспортных средств;

г) ограничить въезд в Республику Каракалпакстан, а также выезд из нее;

д) запретить организацию и проведение мирных собраний, зрелищных, спортивных и других массовых мероприятий;

е) запретить забастовки и иные действия, направленные на приостановление или прекращение деятельности юридических лиц;

ж) запретить продажу оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальных средств, ядовитых веществ, установить особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции;

з) обеспечить временное изъятие у физических лиц оружия и боеприпасов, ядовитых веществ, а у юридических лиц временное изъятие, наряду с оружием, боеприпасами и ядовитыми веществами, также боевой и учебной военной техники, взрывчатых и радиоактивных веществ.

5. Определить ответственными за осуществление мер, применяемых в условиях режима чрезвычайного положения, комендатуру территории Республики Каракалпакстан, силы и средства Министерства внутренних дел Республики Узбекистан, Национальной гвардии Республики Узбекистан, Службы государственной безопасности Республики Узбекистан, Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Узбекистан, а также других государственных органов и организаций, входящих в государственную систему предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях.

6. Принимая во внимание реальную угрозу жизни и здоровья граждан, факты нападения на сотрудников правоохранительных органов, овладения их оружием и техникой, а также в соответствии со статьей 23 Конституционного закона Республики Узбекистан «О чрезвычайном положении» дополнительно привлечь силы и средства Министерства обороны Республики Узбекистан для выполнения следующих задач:

  • поддержание особого режима въезда на территорию, где введено чрезвычайное положение, и выезда с нее;
  • охрана объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и функционирование транспорта, и объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;
  • разъединение противоборствующих сторон, участвующих в конфликтах, сопровождающихся насильственными действиями с применением оружия, боевой и специальной техники;
  • участие в пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований;
  • участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, а также спасении жизни людей в составе сил Государственной системы предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях.

Кто виноват?

Среди версий о причинах случившихся в Нукусе беспорядков – версия о якобы имеющихся противоречиях внутри узбекской элиты. Ее выдвинули в некоторых российских и казахстанских Телеграм-каналах. Упоминается о конфликте действующего президента Шавката Мирзёева с недовольными местными кланами и старыми силовиками. Региональные игроки, мол, потеряют свои доли доходов от добычи и транспортировки нефти и газа в результате ликвидации автономии Каракалпакстана.

Узбекские силовики ранее были привилегированной кастой при прежнем президенте Исламе Каримове, но сейчас они переживают трудные времена: продолжаются чистки и ограничивается их влияние.

Еще в 2018 году Шавкат Мирзиёев расформировал Службу национальной безопасности, которая была преобразована в Службу государственной безопасности. В отставку был отправлен всесильный шеф СНБ Рустам Иноятов – второй по влиятельности человек в стране. Как отмечалось в соответствующем указе президента Узбекистана, СНБ «необоснованно вмешивалась во все сферы деятельности государственных органов», поэтому потребовалось «формирование качественно новой системы обеспечения государственной безопасности».

Сейчас утверждается, что «силовая партия» якобы готовит в Нукусе для главы государства «новый Андижан» – для того, чтобы связать руки действующему президенту в проведении либеральных реформ и не допустить отмену смертной казни. А также резко поднять свою значимость в борьбе с боевиками и экстремистами, представив касту силовиков как единственный щит, способный спасти страну от развала.

Как представляется, изложенная версия слишком упрощенно и односторонне отражает сложную и опасную ситуацию в регионе. В действительности речь идет о гибридном сценарии дестабилизации, который соединяет накопившийся социальный протест, элитные разногласия и точечное внешнее воздействие. Такой механизм давления на власть, как правило, рассчитан на длительную стратегическую перспективу и будет периодически использоваться при новых поводах к протесту. Поэтому так важно проанализировать детали событий в Нукусе.

Конституционная реформа как запал для социального взрыва

Проект конституционных изменений, согласно которым Каракалпакстан теряет право на референдум о выходе из Узбекистана, обнародовали 25 июня. Он был вынесен на общественное обсуждение, которое должно завершиться к 5 июля. Поправки, в частности, предполагают, что из описания статуса Каракалпакской республики будет удалено слово «суверенная», а также убрано упоминание о праве Каракалпакстана на отделение от Узбекистана. На следующий день были созданы Телеграм-каналы, в которых резко критиковались изменения в Основной закон. Вечером 26 июня в соцсетях появились призывы к массовым беспорядкам. В пятницу, 1 июля, на улицах Нукуса собрались тысячи людей с флагами Каракалпакской республики, в основном это были молодые мужчины спортивного вида. Примерно так же выглядела мятежная толпа и в «революционном» Бишкеке, и во время событий «кровавого января» в Алматы.

Региональные аналитики утверждают, что основная цель поправок в Конституцию – «обнуление» президентских сроков Шавката Мирзиёева. Срок правления действующего президента заканчивается в 2026 году, причем это будет его второй пятилетний срок. Новые поправки дадут ему возможность, при положительном исходе референдума, избираться еще на два – уже семилетних – срока. По сути, это будет пожизненное президентство Шавката Мирзиёева. Отметим, что в экспертных обсуждениях перед изменением Конституции тема Каракалпакстана вообще не занимала приоритетное место. Как отметили в Олий Мажлисе – парламенте Узбекистана, проектом предусматривается внесение более 200 изменений в 64 статьи Конституции, а также включение шести новых статей, которыми вводятся 16 новых норм.

Подчеркнем, что это не первые изменения в Конституции Узбекистана и не первое «обнуление» сроков президента. Но даже во времена Ислама Каримова конституционные изменения вносились сугубо в технические главы, где присутствовали формулировки о президентских сроках и о балансе властных полномочий. Потенциально взрывоопасная тема Каракалпакстана или тема территориальных изменений никогда не затрагивалась. Узбекский политолог Рафаэль Саттаров полагает, что «идеологи в администрации президента считали, что автономия угрожает Узбекистану сепаратистскими настроениями, однако они не ожидали такой реакции от жителей региона».

В то же время эксперты по Центральной Азии считают, что в Ташкенте хотели «конституционным путем» исключить вероятность повторения «донбасского сценария» в Каракалпакстане. Политолог Рафаэль Саттаров так описывает логику власти: «Они опасаются, что рано или поздно Кремль будет использовать пример или кейс Крыма, Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии и в центрально-азиатском направлении». Однако все получилось совсем наоборот. Сегодня узбекские власти столкнулись с вероятностью повторения в том или ином виде казахстанского «кровавого января», но при этом не имеют возможности использовать для экстренной помощи механизм ОДКБ, поскольку Узбекистан – внеблоковое государство.

Каракалпакстан как детонатор к Каспию

С военно-политической точки зрения Каракалпакстан – идеальная точка давления сразу на три государства Центральной Азии (Узбекистан, Казахстан и Туркменистан). По территории автономной республики проходят трассы стратегических газопроводов Бухара – Урал и Средняя Азия – Центр. Дестабилизация Каракалпакстана способна создать «дугу нестабильности» вдоль всего региона Центральной Азии, затем перекинуться на Каспий и далее пройти по Волге или западнее на Кавказ.

Это подтверждает реакция соседей. Так, власти Туркменистана крайне настороженно отнеслись к событиям в Нукусе: перевели силовиков в повышенную степень боеготовности, усилили прикрытие границы с Узбекистаном. Аналогичные меры предприняты Казахстаном.

Региональные аналитики особо отмечают, что события в Нукусе начались практически сразу после завершения VI Каспийского саммита в Ашхабаде. По сути, это стало своеобразным ответом Запада на пророссийскую консолидацию на Каспии, а также наглядной демонстрацией возможностей открыть «второй фронт» в «мягком подбрюшье» России.

Обращает на себя внимание еще ряд интересных фактов. Во-первых, непосредственно перед началом беспорядков в Нукус прибыла большая группа туристов и бизнесменов из Киргизии, где зарегистрировано самое большое в Центральной Азии количество западных НКО. Во-вторых, в последние годы каракалпакский сепаратизм стал набирать обороты в информационном пространстве, хотя ранее это являлось маргинальной темой. Появился целый ряд интернет-ресурсов, продвигающих тему «угнетенного положения каракалпакского народа» и несправедливого распределения ресурсов официальным Ташкентом. В-третьих, в западных СМИ регулярно публикуются сфабрикованные статьи о якобы «секретной программе по стерилизации женщин в Каракалпакстане». Это фирменный почерк англосаксов в работе с этническими меньшинствами, который прежде использовался для организации волнений среди сикхов в Индии и в итоге привел к убийству Индиры Ганди.

Еще одно обстоятельство: сторонники каракалпакского сепаратизма апеллируют в своих призывах и обращениях к западным посольствам в Ташкенте, а также к ОБСЕ и ООН.  Это свидетельствует о том, что начавшаяся игра имеет весьма высокие ставки. В условиях нынешнего противостояния России с Западом, от наших противников следует ожидать дальнейшего разыгрывания карт различных видов национализма и сепаратизма на постсоветском пространстве. Это касается, в первую очередь, стран Центральной Азии и Прикаспия, а также и самой России. Тема «угнетения» этнических и конфессиональных меньшинств или «освобождения» отдельных регионов «от гнета центральной власти» может стать доминирующим трендом уже в самой ближайшей перспективе. Каракалпакстан является удобным полигоном для отработки Западом технологий дестабилизации, которые затем могут быть использованы против законных правительств стран Каспийского региона.

В этих непростых условиях необходимо весьма серьезно отнестись к событиям в Нукусе. Надо иметь оперативную систему по обмену информацией в кризисных ситуациях и координации действий сторон, например, на уровне Совбезов постсоветских стран. Следует задуматься над созданием новой системы коллективной безопасности в большом регионе – Центральной Азии и на Каспии. Надо вести работу по вовлечению в нее новых стран-членов. Россия здесь выглядит наиболее заинтересованной стороной (с точки зрения обеспечения стабильности своих южных рубежей), поэтому должна все активней проявлять себя в регионе.

Оперативные шаги Ташкента по сохранению без изменений статей 70-72 и 74-75 Конституции Узбекистана – это только устранение видимого повода для региональной дестабилизации. С целью нейтрализации глубинных причин протестов в Каракалпакстане, следует принять стратегические, долгосрочные решения коллективного характера. И проявить твердость – не прогибаться перед обстоятельствами.

По нашему мнению, сегодня необходимы консолидированные меры политической и экспертной поддержки действий президента Узбекистана Шавката Мирзиёева по разрешению возникшего кризиса, а при самом негативном сценарии развития ситуации – и возможность оказания Ташкенту всей необходимой практической помощи.