идет загрузка...
ENG
Поиск по сайту
Публикации

Протесты в Армении: кому выгодно?

фото: cdn.hispantv.com
16 мая 2022
Алексей ДзермантАлексей Дзермант

Алексей Дзермант|Минск

Международная мониторинговая группа КИСИ

С 25 апреля в Армении проходят массовые антиправительственные протесты, которые продолжаются до сих пор. Оппозиционные силы: партии Дашнакцутюн, Республиканская партия Армении, альянс «Армения» и ряд других, более мелких политических организаций, протестуют против политики правительства Никола Пашиняна, направленной на «снижение планки требований» в отношении Карабаха, выполнение мирных договоренностей с Азербайджаном и нормализацию отношений с Турцией.

Повторение пройденного

Эти акции протеста по многом повторяют технологии и сценарии «бархатной революции» 2018 года в Армении, в результате которой от власти был отстранен тогдашний премьер-министр Серж Саргсян, возглавлявший Республиканскую партию и чрезвычайно влиятельный «карабахский клан». Технологии действительно во многом схожи: многолюдные марши из провинции в столицу, перекрытие автомобильных дорог, блокирование правительственных зданий, акции гражданского неповиновения, создание палаточного городка в центре Еревана и бессрочный митинг в городе.

Напомним, что именно так 31 марта 2018 г. из Гюмри на Ереван начинался марш, который возглавил будущий премьер-министр Никол Пашинян. По сути, мы видим зеркальное повторение событий четырехлетней давности. Оппоненты Пашиняна и его политического курса на разрешение карабахского конфликта стараются взять реванш и вернуться во власть в Армении.

При этом следует отметить, что теперешняя волна протестов серьезно уступает по численности протестам 2018 года. Если сейчас в Ереване и по всей Армении, по взвешенным оценкам, протестует около 15-20 тыс. человек, то четыре года назад речь шла о 40-60 тыс. человек. И это явно свидетельствует о том, что нынешняя протестная волна гораздо слабее и пока не набирает критическую массу для давления посредством улицы на правительство Армении с целью принудить его уйти в отставку.

В чем причины этого? С технологической точки зрения Никол Пашинян и его команда прекрасно понимают, с чем имеют дело, так как сами использовали аналогичные протестные технологии, а значит, имеют профессиональное представление о том, какими должны быть и контрдействия. Именно поэтому, несмотря на имеющие место задержания сторонников нынешней оппозиции, в целом армянская полиция проявляет сдержанность в применении силы и не допускает использования чрезмерно жестких действий при задержании протестных активистов, чтобы не дискредитировать силовиков и власть.

Оппозиция без критической массы

Кроме того, есть основания полагать, что альянс оппозиционных сил в Армении не пользуется поддержкой большинства населения. Напомним, что на досрочных парламентских выборах в июне 2021 года партия «Гражданский договор», возглавляемая Николом Пашиняном, одержала убедительную победу (53,92%) над основным политическим конкурентом – альянсом «Армения» во главе с Робертом Кочаряном (21,04%).

За прошедшее время рейтинг правящей партии и ее лидера Пашиняна действительно снизиться на фоне того, что нынешнее правительство Армении пытается избегать резко конфронтационной риторики в отношении Азербайджана, в целом намерено следовать мирным договоренностям и даже пытается перезапустить отношения с давним оппонентом – Турцией. По данным опроса, проведенного Международным республиканским институтов (IRI) – организации, которая, нужно отметить, финансируется правительством США, по состоянию на декабрь 2021 года Николу Пашиняну доверяли 49% граждан Армении, а 48% – не доверяли.

Естественно, у националистически настроенной части армянского общества, интересы которого как раз и представляет оппозиционный альянс «Армения» и союзные ему силы, все эти действия правительства Пашинина и его примирительные заявления вызывают резкий антагонизм. И данный антагонизм представители «карабахского клана», настроенные во многом реваншистски, пытаются использовать в качестве мотива протестной активности.

«Карабахский клан», с которым связывают имена бывших руководителей Армении Сержа Саргсяна и Роберта Кочаряна, известен своей непримиримой позицией в отношении принадлежности Карабаха. Всю вину за фактическое поражение Еревана во Второй Карабахской войне осенью 2020 года, по результатам которой Азербайджан восстановил свою территориальную целостность и вернул под своей контроль значительную часть региона, он возлагают именно на Пашиняна и его правительство.

Можно понять, почему оппозиции выгодна именно такая трактовка поражения и определение виновных в нем – это позволяет мобилизовать своих сторонников, родственников погибших и потерпевших в конфликте, привлечь их на свою сторону для возможного возвращения во власть.

Усталость от войны

Но нужно признать, что состояние вооруженных сил армянских сепаратистов в Карабахе да и самой Армении вряд ли могло быть существенным образом улучшено правительством Никола Пашиняна, которое относительно недавно стало руководить страной. Очевидно, что за боеспособность, оснащенность национальной армии в гораздо большей степени ответственны власти, до этого руководившие Арменией.

Значительная часть армянского населения это понимает и возлагает ответственность за военное поражение не столько на Пашиняна, сколько на Республиканскую партию и ее лидеров. Также не добавляет популярности нынешней оппозиции и серьезный уровень коррупции, расцветшей во время нахождения «карабахского клана» у власти. Именно коррупция и кумовство Кочаряна-Саргсяна стали той причиной, которая позволила Николу Пашиняну набрать политический вес и прямо с улицы прийти к власти.

Кроме неприятия коррупционного шлейфа бывших руководителей Армении, значительная часть населения больше не хочет жить в режиме вечной мобилизации и конфликта с соседями – Азербайджаном и Турцией, фактически приведшего страну к изоляции, а мечтает о гораздо более комфортных условиях. Армянское общество устало от войны и воинственной риторики, которая, к слову, никак не помогла на поле боя.

В этом смысле Пашинян и его правительство пытаются проводить политику пусть и непопулярную у реваншистски настроенных представителей армянского общества (именно они сейчас выходят на протесты), но все же отвечающую запросам другой значительной части граждан Армении. И эта часть армян хочет мирного развития и открытия границ.

Внешний контекст

Следует сказать и о внешнем контексте происходящих событий в Армении. Длительные антиправительственные протесты могут привести к затяжному политическому кризису, если наберут необходимую критическую массу. Этого в ближайшее время не произойдет, но обострения ситуации в силу тех или иных причин, возможных провокаций, полностью исключать нельзя.

К чему это может привести с точки зрения внешнеполитических интересов России и обеспечения ее безопасности? Оппозиционные силы в Армении представлены, в том числе, достаточно радикальными силами националистического толка, которые не скрывают своих реваншистских настроений.

В результате их возможного прихода к власти, можно ожидать попытки пересмотреть установившийся в регионе после Второй Карабахской войны статус-кво, выйти из мирных договоренностей с Азербайджаном и спровоцировать возобновление боевых действий.

Это, в свою очередь, будет чревато крупным региональным конфликтом, в который неизбежно окажутся втянуты Турция и России. Данный конфликт для Москвы, особенно, если в нем будет участвовать Турция, в условиях проведения специальной военной операции на Украине являются крайне несвоевременным и обременительным со всех точек зрения.

В настоящее время страны НАТО проводят с помощью войск Альянса и своих союзников «прощупывание» границ России с Северо-Запада, от Калининградской области, границы Белоруссии и Польши, Приднестровья и Молдовы до Центральной Азии с целью выявить «слабые места» для возможного открытия «второго фронта» для того, чтобы постараться не допустить военной победы России на Украине.

В этой связи Южный Кавказ также относится к тем регионам, где потенциально возможен конфликт и обострение, призванное сдерживать Россию. Политическая ситуация в Армении может напрямую повлиять на стабильность в регионе. Поэтому ключевой интерес Кремля на Южном Кавказе – отсутствие внутренних конфликтов в самой Армении, а также недопущение нового витка военной эскалации между Ереваном и Баку.

Соответственно, можно сделать вывод, что геополитическим оппонентам России выгодна совершенна обратная ситуация, когда в результате противостояния правительства и оппозиции в Армении возникнет либо широкомасштабный гражданский конфликт, либо возвращение к конфронтационной политике с соседями. К сожалению, данная ситуация не позволяет рассматривать внутриполитическую борьбу в Армении в отрыве от внешнего контекста и долгосрочных интересов России.

16+
Россия, 127015, Москва, ул. Новодмитровская,
дом 2, корпус 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 4.
Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis
Тел. +7 (495) 767-81-36
Тел./Факс: +7 (495) 783-68-27
E-mail: info@caspian.institute
Правовая информация
Все права на материалы, опубликованные на сайте, принадлежат Каспийскому институту стратегических исследований. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможно только при наличии обязательной ссылки на КИСИ.
© 2022, Каспийский институт стратегических исследований
наверх
Каспийский институт стратегический исследований
Публикации

Протесты в Армении: кому выгодно?

фото: cdn.hispantv.com
16 мая 2022
Алексей Дзермант

Алексей Дзермант | Минск

Международная мониторинговая группа КИСИ

С 25 апреля в Армении проходят массовые антиправительственные протесты, которые продолжаются до сих пор. Оппозиционные силы: партии Дашнакцутюн, Республиканская партия Армении, альянс «Армения» и ряд других, более мелких политических организаций, протестуют против политики правительства Никола Пашиняна, направленной на «снижение планки требований» в отношении Карабаха, выполнение мирных договоренностей с Азербайджаном и нормализацию отношений с Турцией.

Повторение пройденного

Эти акции протеста по многом повторяют технологии и сценарии «бархатной революции» 2018 года в Армении, в результате которой от власти был отстранен тогдашний премьер-министр Серж Саргсян, возглавлявший Республиканскую партию и чрезвычайно влиятельный «карабахский клан». Технологии действительно во многом схожи: многолюдные марши из провинции в столицу, перекрытие автомобильных дорог, блокирование правительственных зданий, акции гражданского неповиновения, создание палаточного городка в центре Еревана и бессрочный митинг в городе.

Напомним, что именно так 31 марта 2018 г. из Гюмри на Ереван начинался марш, который возглавил будущий премьер-министр Никол Пашинян. По сути, мы видим зеркальное повторение событий четырехлетней давности. Оппоненты Пашиняна и его политического курса на разрешение карабахского конфликта стараются взять реванш и вернуться во власть в Армении.

При этом следует отметить, что теперешняя волна протестов серьезно уступает по численности протестам 2018 года. Если сейчас в Ереване и по всей Армении, по взвешенным оценкам, протестует около 15-20 тыс. человек, то четыре года назад речь шла о 40-60 тыс. человек. И это явно свидетельствует о том, что нынешняя протестная волна гораздо слабее и пока не набирает критическую массу для давления посредством улицы на правительство Армении с целью принудить его уйти в отставку.

В чем причины этого? С технологической точки зрения Никол Пашинян и его команда прекрасно понимают, с чем имеют дело, так как сами использовали аналогичные протестные технологии, а значит, имеют профессиональное представление о том, какими должны быть и контрдействия. Именно поэтому, несмотря на имеющие место задержания сторонников нынешней оппозиции, в целом армянская полиция проявляет сдержанность в применении силы и не допускает использования чрезмерно жестких действий при задержании протестных активистов, чтобы не дискредитировать силовиков и власть.

Оппозиция без критической массы

Кроме того, есть основания полагать, что альянс оппозиционных сил в Армении не пользуется поддержкой большинства населения. Напомним, что на досрочных парламентских выборах в июне 2021 года партия «Гражданский договор», возглавляемая Николом Пашиняном, одержала убедительную победу (53,92%) над основным политическим конкурентом – альянсом «Армения» во главе с Робертом Кочаряном (21,04%).

За прошедшее время рейтинг правящей партии и ее лидера Пашиняна действительно снизиться на фоне того, что нынешнее правительство Армении пытается избегать резко конфронтационной риторики в отношении Азербайджана, в целом намерено следовать мирным договоренностям и даже пытается перезапустить отношения с давним оппонентом – Турцией. По данным опроса, проведенного Международным республиканским институтов (IRI) – организации, которая, нужно отметить, финансируется правительством США, по состоянию на декабрь 2021 года Николу Пашиняну доверяли 49% граждан Армении, а 48% – не доверяли.

Естественно, у националистически настроенной части армянского общества, интересы которого как раз и представляет оппозиционный альянс «Армения» и союзные ему силы, все эти действия правительства Пашинина и его примирительные заявления вызывают резкий антагонизм. И данный антагонизм представители «карабахского клана», настроенные во многом реваншистски, пытаются использовать в качестве мотива протестной активности.

«Карабахский клан», с которым связывают имена бывших руководителей Армении Сержа Саргсяна и Роберта Кочаряна, известен своей непримиримой позицией в отношении принадлежности Карабаха. Всю вину за фактическое поражение Еревана во Второй Карабахской войне осенью 2020 года, по результатам которой Азербайджан восстановил свою территориальную целостность и вернул под своей контроль значительную часть региона, он возлагают именно на Пашиняна и его правительство.

Можно понять, почему оппозиции выгодна именно такая трактовка поражения и определение виновных в нем – это позволяет мобилизовать своих сторонников, родственников погибших и потерпевших в конфликте, привлечь их на свою сторону для возможного возвращения во власть.

Усталость от войны

Но нужно признать, что состояние вооруженных сил армянских сепаратистов в Карабахе да и самой Армении вряд ли могло быть существенным образом улучшено правительством Никола Пашиняна, которое относительно недавно стало руководить страной. Очевидно, что за боеспособность, оснащенность национальной армии в гораздо большей степени ответственны власти, до этого руководившие Арменией.

Значительная часть армянского населения это понимает и возлагает ответственность за военное поражение не столько на Пашиняна, сколько на Республиканскую партию и ее лидеров. Также не добавляет популярности нынешней оппозиции и серьезный уровень коррупции, расцветшей во время нахождения «карабахского клана» у власти. Именно коррупция и кумовство Кочаряна-Саргсяна стали той причиной, которая позволила Николу Пашиняну набрать политический вес и прямо с улицы прийти к власти.

Кроме неприятия коррупционного шлейфа бывших руководителей Армении, значительная часть населения больше не хочет жить в режиме вечной мобилизации и конфликта с соседями – Азербайджаном и Турцией, фактически приведшего страну к изоляции, а мечтает о гораздо более комфортных условиях. Армянское общество устало от войны и воинственной риторики, которая, к слову, никак не помогла на поле боя.

В этом смысле Пашинян и его правительство пытаются проводить политику пусть и непопулярную у реваншистски настроенных представителей армянского общества (именно они сейчас выходят на протесты), но все же отвечающую запросам другой значительной части граждан Армении. И эта часть армян хочет мирного развития и открытия границ.

Внешний контекст

Следует сказать и о внешнем контексте происходящих событий в Армении. Длительные антиправительственные протесты могут привести к затяжному политическому кризису, если наберут необходимую критическую массу. Этого в ближайшее время не произойдет, но обострения ситуации в силу тех или иных причин, возможных провокаций, полностью исключать нельзя.

К чему это может привести с точки зрения внешнеполитических интересов России и обеспечения ее безопасности? Оппозиционные силы в Армении представлены, в том числе, достаточно радикальными силами националистического толка, которые не скрывают своих реваншистских настроений.

В результате их возможного прихода к власти, можно ожидать попытки пересмотреть установившийся в регионе после Второй Карабахской войны статус-кво, выйти из мирных договоренностей с Азербайджаном и спровоцировать возобновление боевых действий.

Это, в свою очередь, будет чревато крупным региональным конфликтом, в который неизбежно окажутся втянуты Турция и России. Данный конфликт для Москвы, особенно, если в нем будет участвовать Турция, в условиях проведения специальной военной операции на Украине являются крайне несвоевременным и обременительным со всех точек зрения.

В настоящее время страны НАТО проводят с помощью войск Альянса и своих союзников «прощупывание» границ России с Северо-Запада, от Калининградской области, границы Белоруссии и Польши, Приднестровья и Молдовы до Центральной Азии с целью выявить «слабые места» для возможного открытия «второго фронта» для того, чтобы постараться не допустить военной победы России на Украине.

В этой связи Южный Кавказ также относится к тем регионам, где потенциально возможен конфликт и обострение, призванное сдерживать Россию. Политическая ситуация в Армении может напрямую повлиять на стабильность в регионе. Поэтому ключевой интерес Кремля на Южном Кавказе – отсутствие внутренних конфликтов в самой Армении, а также недопущение нового витка военной эскалации между Ереваном и Баку.

Соответственно, можно сделать вывод, что геополитическим оппонентам России выгодна совершенна обратная ситуация, когда в результате противостояния правительства и оппозиции в Армении возникнет либо широкомасштабный гражданский конфликт, либо возвращение к конфронтационной политике с соседями. К сожалению, данная ситуация не позволяет рассматривать внутриполитическую борьбу в Армении в отрыве от внешнего контекста и долгосрочных интересов России.